Перейти к контенту

ulmas

Пользователи
  • Число публикаций

    122
  • Регистрация

  • Последнее посещение

1 подписчик

О ulmas

  • День рождения 15.12.1969

Информация

  • Город
    Екатеринбург

Недавние посетители профиля

57 просмотров профиля
  1. деревня Савина

    Недавно узнал, что в Савиной оказывается до сих пор аж три дома стоят. Посмотрел спутниковый снимок - однако, правда, стоят. Пара даже под крышей. И одна какая-то разваленная усадьба. https://www.google.ru/maps/@55.6495483,68.7033141,393m/data=!3m1!1e3!4m2!17m1!1e1 Самый поздний из домов будто бы 1950-ых годов, а один из них, как пишет троюродная сестра из Окуневой, которая теперь в Тюмени живет (а ей ее бабка рассказывала - сестра моей бабушки), как будто даже принадлежал кому-то из моих предков. Кому именно - сказать затрудняется. Согласно переписи 1897 г., мои предки по прямой линии имели 2 дома в Савиной - дом прапрапрадеда Егора (Георгия) Емельянова Безсмертных (1824-1907) и дом его сына - прапрадеда Ильи Егорова Безсмертных (род. 1848 г.). Их дома едва ли могли сохраниться. Хорошего леса в округе не было, строили из всякой дряни. Сомнительно, чтобы дом постройки середины 19 века или хотя бы 1880-ых годов, да еще и заброшенный в течении десятилетий, мог сохраниться до наших дней. Так что, если о чем-то может идти речь, то, скорее, о доме постройки начала 20 века сына Ильи Егорова - моего прадеда Николая Ильина, который на момент переписи 1897 г. был еще 19--летним холостяком и жил с родителями. Или, что более вероятно, даже о доме его сына - моего деда Варфаломея Николаевича, постройки конца 1920-ых - начала 1930 гг. Еще до войны прадед Николай Ильич, с женой с дочерьми, переехал из Савиной в Южный Казахстан, в Чимкентскую область. В сентябре 1939 года, вероятно, незадолго до отъезда отца, матери и сестер в Казахстан, был призван в армию из Савиной его младший сын Николай Николаевич, погибший в 1942 г. в немецком плену. Семья старшего сына - моего деда Варфаломея Николаевича, насколько мне известно, из-за каких-то конфликтов с савинскими колхозниками (которых - вероятно, со слов родителей - старший брат моего отца характеризовал как стукачей и лодырей, жадных до чужого добра и считал виновниками захирения родной деревни и, в конце концов, ее исчезновения), выехала из Савиной еще ранее - переехала примерно в 1937-м в соседнее село Окунево, откуда была родом жена Варфаломея. При этом, возможно, семья деда переселилась туда без него самого, ибо (по смутным намекам опять-таки старшего брата отца, в те годы 7-летнего) примерно в это время он был в некотором роде репрессирован (оттого, наверное, и нет его и на семейных фотографиях приблизительно того времени), хотя за год до войны уже жил без каких-либо последствий с семьей в Окуневой и, судя по записи в метрике, даже хлопотал о паспорте. Но и в местный колхоз ни он, ни бабка как-то принципиально не вступали. Перед самой войной дед с семьей собирался продать дом в Окуневой (вернее, половину какой-то развалюхи, в которой собирались жить временно, а она еще жива была в 1970-ых, когда я ее сам видел) и переехать в Казахстан, вслед за отцом, но начавшаяся война нарушила эти планы. Прадед - Николай Ильич в конце войны или сразу после нее возвратился из Казахстана (не знаю с женой ли, но точно без дочерей, которые остались там) и года три жил до самой смерти где-то по соседству с семьей погибшего на фронте старшего сына (младший тоже погиб, но был неженатым) - возможно, в Окуневой, но может быть и в Савиной, если не продал до отъезда в Казахстан своего дома. В любом случае, если не с 1939, то с 1949 года, родственников по прямой линии в Савиной уже не было. В общем, летом сестра собиралась, если получится, заехать в Савину и сделать снимок этого как будто бы нашего дома.
  2. Извиняюсь. Это не я с Томашем Ящолтом лично знаком, а те, кто опубликовали на своем сайте его статью. Сведения об авторе они дают. Конечно, наверняка можно найти в сети какие-то координаты этого исследователя и связаться с ним заочно, но что это даст? Где хранятся метрические книги данного прихода, о том и так известно из статьи на сайте острожанской парафии. Это их книги - кому как не им знать о месте их теперешнего хранения? Адрес архивов найти вообще нет проблемы. А вот какого-то добровольца найти, чтобы произвел в них поиск по книгам, это практически не реально. И сами тамошние архивы (бедные провинциальные городские или вообще церковные, не имеющие ни сотрудников для подобной работы, ни средств на сканирование своих фондов и содержание своего мощного сайта) подобных услуг по удаленным запросам не оказывают. Тут, скорее, следует надеяться на результаты частных поисков кого-то из польских представителей данной фамилии своих предков, происходящих из Острожанского прихода. Пока что на польских сайтах я видел одного интересующегося генеалогией Ящулта. Свой запрос он формулировал по-английски и на момент публикации своего поста сумел самостоятельно найти каких-то своих предков в выложенных в сети в общий доступ отсканированных метрических книгах Перлеевского прихода (Белостокский архив, где хранятся эти книги - архив довольно значительного по польским меркам города и государственный, он нашел средства для публикации части своих фондов, книги же Острожанского прихода хранятся в архивах территориальных церковных ведомств - диэцезии, деканата, а поздние также - в ЗАГСах). Никакой реальной помощи от польского генеалогического форума он не получил - те лишь нашли и так ему известную страницу из книги Перлеевского прихода и дали очень полезный совет дальше самому лично искать в местных архивах. Будучи явно не из Польши и недостаточно знающим польский язык (иначе зачем бы стал писать по-английски полякам на польском сайте?), он едва ли также делал свой запрос из России, поскольку что он, что его польские помощники не сумели достаточно хорошо разобрать написанную каллиграфическим почерком по-русски запись о браке Ивана Ящулта из метрической книги Перлеевского прихода. Фотография Томаша Ящолта была дана ссылкой в начале переводимой статьи. Кроме того, была дана ссылка на польский текст статьи. Польские архивы из Польши отсканированы вообще слабенько. Гораздо лучше обстоит с архивами по полякам в Литве, где была советская власть и все материалы оказались сконцентрированы в госархиве Литовской республики. Метрические книги по бывшему Виленскому уезду , в основном, отсканированы и доступны, с Ковенским, Шавлинским и др. уездами - работа еще не закончена. Кое-какие материалы по полякам наверняка скопировали себе мормоны - если уж они до наших архивов добрались, то до польских и подавно - но, это, разумеется, касается лишь материалов госархивов. Чтобы представителей мормонов пустили в архивы католических учреждений и тем самым позволили использовать захомяченные материалы для посмертного перекрещивания мертвых душ добрых католиков в мормонскую веру - это, пожалуй, немыслимо. Но все же и в этом направлении поискать стоит.
  3. Большая статья одного из польских Ящултов-Ящолтов, происходящего именно из Семятычского воеводства, об истории его родного края и его населения: http://siemiatycze.com.pl/notatnik-historyczny/1492-uwarunkowania-historyczne-osadnictwa-obszaru-powiatu-siemiatyckiego-do-koca-xv-w-tomasz-jaszczot.html UWARUNKOWANIA HISTORYCZNE OSADNICTWA OBSZARU POWIATU SIEMIATYCKIEGO DO KOŃCA XV w. - Tomasz Jaszczołt Мой перевод примерно половины статьи, а дальше мне надоело. Может, потом дальше переведу, про историю образования сохранившихся до настоящего времени населенных пунктов и т.д. Томаш Ящолт - ИСТОРИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ КОЛОНИЗАЦИИ ТЕРРИТОРИИ СЕМЯТЫЧСКОГО ПОВЯТА ДО КОНЦА XV в. Данный текст является слегка измененной версией доклада под названием «Надбужанское Подлясье - на стыке культур», представленного автором 2 ноября 2008 г. на конференции, организованной в Семятычах местным Консорциумом Экономических Инициатив и Семятычской Повятовой Администрацией (Повятовым Староством в Семятычах). http://foto.siemiatycze.com.pl/foto_2009/04_kwi/jaszczolt_tomasz_wilno_d.jpg Введение История заселения пограничных земель неизменно вызывает огромный интерес. Весьма заманчивые перспективы для исследований представляет собой обширная полоса польско-русского порубежья. Под этим порубежьем мы, в первую очередь, понимаем расположенную в Среднем Побужье область нестабильной политической принадлежности и разнообразного по этническому составу населения. Здесь проходила граница между восточным и западным славянством; на западном рубеже этой территории встретились и установились надолго границы Древней Руси Рюриковичей, а позже - и Великого Княжества Литовского Гедиминовичей, со средневековой Польшей династии Пястов, границы восточного и западного христианства; здесь соприкоснулись наиболее отдаленные переферии цивилизаций Рима и Византии. И потому эта территория, которой предназначено было стать западной окраиной раннесредневекового русского государства и восточной окраиной современного польского государства, представляет собой своеобразную переходную пограничную зону. Но не следует понимать данное пограничье как некий барьер на пути заселения, как некую полосу пустошей. В действительности, это - обширный регион, заселенный с незапамятных времен, через который протекали неоднократные волны разного рода миграций. Это - не этническая граница, но зона встречи и скрещиваний различных групп населения. Это также не какая-то культурная периферия, но зона взаимовлияний и синтеза разнообразных течений и традиций. Итак, данная территория не является пограничьем-пустошью, она - пограничье, как поле взаимного проникновения. Эта земля, известная с XV в. под именем Подлясье, уже с конца XIV столетия становится ареной интенсивнейших и весьма эффективных взаимовлияний и воздействий, источником которых являлись Польша, Литва и Древняя Русь. Небольшой участок вышеупомянутого пограничья находится ныне на территории современного Семятычского повята. В средние века и в эпоху нового времени данная территория не представляла собой административной целостности. Большая ее часть входила в состав Подляского воеводства. И, в свою очередь, подразделялась на два повята того же воеводства: Мельницкий и Дрогицкий (Дрогичинский).. Меньшая часть территории теперешнего Семятычского повята, то есть окрестности Милейчиц, Токажев, Вилянова и Адамова, располагалась в Брест-Литовском воеводстве и в повяте того же имени. Собственно Семятычи не являлись в то время центром никакой административной единицы. Более того, они сами первоначально, до 1546 г., входили в состав Мельницкого повята, а после указанного года - выведены в Дрогицкий повят. С 1569 г. через территорию Семятычского повята проходила граница между двумя составными частями Речи Посполитой: Польской Короной и Великим княжеством Литовским. Однако же, эта граница не являлась никаким барьером, затрудняющим перемещения или контакты населения, жившего по обе ее стороны, в отличие от нашей современной восточной границы. Колонизация до начала XIV в. Как следует из материалов археологических раскопок, территория, расположенная между Бугом и Нурцем, была издревле заселена и использовалась в хозяйственных нуждах. Через эти окраины, богатые лесами и средствами пропитания, проходили основные дороги, соединяющие северное славянство, Новгород, Литву и Ятвягию с Киевской Русью, с западом и югом Европы. Удобные условия местности делали ее привлекательной для поселения здесь на постоянной основе. Небольшие изначально поселения постепенно разрастались и превращались в крупные деревни. Первый этап колонизации был прерван взаимными войнами и вторжениями Польши, Руси и Ятвягии. Позже к ним присоединились и крестоносцы. Большинство из существовавших тогда поселений были уничтожены. Но их имена, однако, могли уцелеть. Характерный факт, что княжеские дарственные на землю, датируемые XV в., когда только началась повторная колонизация данной территории, в своем содержании почти непременно упоминают какое-либо название деревни. Такие ойконимы как Чарна, Невярово, Бишево, Косянка, Перлеево, Долубово, Чартаево, Следзянув, Минчево вполне могут происходить еще с XI-XII вв. На эти земли прибывало как мазовецкое население с запада, так и русское с Волыни и Киевщины. Поселения, основанные ими, соседствовали между собой и не были четко отделены друг от друга какими-либо границами. Сохранившиеся доныне в районе Дрогичина относящиеся к тому времени захоронения двух типов - курганы и могилы с каменной обкладкой - свидетельствуют о сосуществовании мазовецкого и русского населения. Нередко было так, что захоронения обоих типов располагались в одной и той же местности. Что мы наблюдаем, к примеру, в Чарной Велькой, Невярове-Сохах, Камянках. Это свидетельствует о мирном совместном проживании поляков и русинов. Преимущественная часть первых поселенцев, таким образом, была славянского происхождения. Все же неоднократные изменения государственной принадлежности этой территории, взаимные набеги, внутренние беспорядки, способствовали значительному обезлюдеванию Подлясья в течение XIII и XIV вв. Возможно, не все поселения были разрушены. Часть из них, особенно те, что были расположены в труднодоступных местах, могли пережить смутные века. Но нет ни малейшего сомнения в том, что в конце XIV в., а именно - перед началом повторной колонизации этих земель, данный район был крайне слабо населен. Еще в XII и XIII вв. данная территория подвегалась нашествиям ятвягов - воинственного народа балтского происхождения. И от того в самых ранних польских и русских источниках эти земли иногда именовались Ятвягией. Дрогичину без оснований даже приписывали роль столицы этого племени. Также в местной традиции довольно часто еще встречаются отголоски, свидетельствующие о пребывании здесь некогда ятвягов. Именно их наследием считались сохранившиеся тут старинные могильники, местным населением ошибочно приписываемые ятвягам. Это крепко укоренившаяся в сознании жителей Подлясья ошибка. Ятвяги никогда тут не жили, а лишь нападали на эти земли. Их собственнаые поселения находились гораздо далее - к северу от реки Нарев, в районе Сувальского Поозерья. От вооруженных набегов ятвягов и литвинов, как и от нападений со стороны Мазовии и Руси, местное население защищалось сетью укрепленных замков и городищ. Ту же функцию выполняла, вероятно, оборонительная застройка в местечке Гродзиско. Существовавшее здесь некогда городище, вероятно, было разрушено во время сражений за эти земли в XIII или XIV вв., что объясняет отсутствие информации о нем в позднейших письменных источниках. Государственная принадлежность территории Среднего Побужья в XI-XIV веках. Подлясье, вследствие своего географического положения, с самого начала зафиксированной в источниках истории, представляло собой предмет бесконечных споров и было свидетелем многократных смен власти польских, мазовецких, русских и литовских князей. Самые ранние письменные упоминания о нем датируются серединой XI века. Эта территория со времен раннего средневековья страдала от грабительских набегов ятвягов и литвинов, против которых польские и русские князья организовали свои ответные походы. Позже на эту землю нападали также и крестоносцы, посылавшие своих рейдеров аж до самого Дрогичина и Мельника. Происхождение названия «Подлясье» в старину этимологизировали как будто бы от нахождения этой территории «под лесом». Иногда это ошибочное мнение находит приверженцев и поныне. Некогда также пытались проиводить это слово от латинского термина Polexiani, которым историк Винцентий Кадлубек именовал одно из ятвяжских племен (полекшан), проживавшее в районе реки Лек (ныне - Элк). Современные историки убедительно доказали, что термин «Подлясье» обозначает земли, расположенные «под ляхами», то есть у границ польских земель. Имя это, первоначально записанное на русском языке, было придумано литвинами, а потому может считаться совместным литовско-русским изобретением. Термин «Подлясье» появляется в источниках сравнительно поздно - лишь в конце XV в., а общеупотребительным становится уже в следующем столетии. В документах канцелярии Великого Княжества Литовского это название записывалось в форме «Подляшье». Та же форма - «Подляшье» - употреблялась и в тогдашних источниках польского происхождения. Первоначально «Подляшьем» называли территории, расположенные в окрестностях Лосиц, Мендзыжеча и Парчева, так как, собственно, лишь они, в понимании литвинов, граничили с «ляхами». Через них - подляшские земли - ездили тогда из Великого княжества Литовского в Польскую Корону (подобно как в гору ездят через подгорье). Венгрув, Цехановец, Высоке и Гонёндз расположены были на границе с Мазовией, которую тогда еще литвины отличали от собственно коронных земель - то есть, от Малой и Великой Польши (а мазуров, соответственно, отличали от ляхов). Лишь после 1513 г., когда из земель, расположенных на границе с Короной Польской и Мазовией, было образовано новое воеводство, называвшееся тогда еще «Подляцким», имя Подлясье быстро распространилось также на остальные участки земли Дрогицкой (Дрогичинской) и Бельской и на Гонёндзский повят. В средневековых мазовецких источниках территория Полясья была известна также под именем «Земли Дрогицкой» или ее называли просто «Русью», в память о былой принадлежности к русским княжествам. Мазовецкий князь Януш Старший после приобретения Подлясья ввел в свою титулатуру термин Dux Masoviae et Russiae, то есть: «князь Мазовии и Руси». Под тем вторым именем подразумевалась, разумеется, не вся Русь, а только Дрогицкая земля. Этой же титулатуры придерживался и внук князя Януша - князь Болеслав IV, в руках которого Подлясье временно находилось в период с 1440 по 1444 годы. Территория, расположенная «под ляхами», включала в себя длинную и, одновременно, узкую полосу земель, находящуюся между Великим Княжеством Литовским и Мазовией, бывшей тогда вассалом Польской Короны. Эта полоса простиралась от Августова до Мендзыжеца Подляского. В границах после 1569 г. ее площадь равнялась приблизительно 12.525 кв. км. Дрогичин в XI-XIV вв. Столицей Дрогицкой земли, а затем и всего Подляского воеводства, вплоть до III-го раздела Польши, был городок Дрогичин. Древнейшие следы поселения на территории Дрогичина датируются X-VIII вв. до рождества Христова. Найденные археологами остатки поселения лужицкой культуры, возрастом свыше трех тысяч лет, свидетельствуют об изначальной принадлежности этой земли к кругу западноевропейских культур. Обнаруженный в Дрогичине богатый клад, содержащий около 300 арабских монет, датируемых 713-894 гг., является свидетельством интенсивно развивающихся в те времена торговых контактов с востоком и доказательством, что уже тогда поселение в Дрогичине располагалось на одном из важных торговых путей, по которым перемещались арабские купцы. Само имя Дрогичин в последнее время принято этимологизировать от слова «дорога» и обозначало оно, вероятно, поселок, расположенный «при дороге». В Х в. Дрогичин, вместе с территорией при реках Буг, Нарев и Припять, оказался в границах государства первых Пястов - Мешка I и Болеслава Храброго. В эти времена массово переселялось сюда мазовецкое население. Лишь слабость Польши в конце царствования Мешка II спровоцировала начало экспансии Киевской Руси, которая была тогда на пике могущества. В 1041 г. киевский князь Ярослав Мудрый совершил речной поход - на лодьях по реке Буг - против самозваного правителя Мазовии Мецлава. В 1047 г. Казимир Обновитель с помощью киевского князя добился окончательной победы над Мецлавом. За оказанную помощь он вынужден был уступить Ярославу Мудрому земли у рек Буг и Нарев, уже ранее колонизированные мазовшанами. Также Казимир Обновитель вынужден был отказаться от мнимой власти над Ятвяжской Землей, о которой объявил в свое время Болеслав Храбрый. Русские князья построили на новоприобретенных землях свои деревянные крепости, в частности - в Дрогичине, Мельнике, Сураже и Бельске. Присутствие русской княжеской власти в Дрогичине подтверждается обнаруженными на территории города многочисленными свинцовыми пломбами XI-XIII вв. На них изображены различные символы: буквы кириллического алфавита, фигуры святых, животных, птиц, гербы русских князей - среди прочих, Олега Святославича, Всеволода Олеговича, Всеволода Ярославича и других. Их находили уже с середины XIX в. Дискуссия по поводу выяснения предназначения свинцовых «шариков» из Дрогичина продолжалась несколько десятилетий. Со временем их находили все больше и больше. Дальнейшие исследования подтвердили их применение в качестве пломб для маркировки товаров, которыми торговали друг с другом Русь, Польша и Западная Европа. В Дрогичине существовала в те времена княжеская Таможенная Палата, в которой перед погрузкой в речном порту пломбировали связки шкур и мехов. Примечательно, что подобные пломбы находили во многих местах на Руси, но нигде в таком большом количестве, как в Дрогичине. Первые упоминания о Дрогичине в письменных источниках появляются относительно поздно. Этим сведениям мы обязаны русским летописям и хронике Винцентия Кадлубка. Согласно им, в 1142 г. великий князь киевский Всеволод Олегович разделил свое княжество между сыновьями и братьями. Дрогичин, вместе с Брестом, Чарторыйском и Клецком достался в удел брату Всеволода - Игорю Олеговичу. С тех пор Дрогичин стал на некоторое время столицей удельного княжества. Феодальное раздробление Руси стало фактором, облегчающим рост польского влияния. В 1177 г. мазовецкий князь Лешек, сын Болеслава Кучерявого, в обмен за помощь, оказанную дрогичинскому князю Васильку Ярополковичу в борьбе против Владимира Володаревича, получил от него в качестве оплаты городок Дрогичин. Лешек умер молодым в 1186 г. и его удел принял его дядя - князь Казимир Справедливый. Дрогичин тогда, вероятнее всего, снова заняли русские. В 1192 г. князь Казимир Справедливый отправился в поход на ятвягов. По пути он напал на Дрогичин, которым правил неизвестный по имени русский князь, союзный ятвягам, и включил этот город в пределы своего княжества. Его сын Лешек Белый владел Дрогичиным приблизительно в 1202-1215 гг. После его трагической смерти в 1227 г. Дрогичин с его округою занял младший брат Лешка - Конрад, позже прозванный Мазовецким. Это он в 1237 г. передал Дрогичин, вместе со всей территорией в междуречье Буга и Нурта, рыцарскому ордену «Добринских братьев». Как считают в настоящее время, те рыцари в момент принятия подаренного князем Конрадом Дрогичина уже были связаны с другим рыцарским орденом - Храмовниками. В обмен за подарок рыцари обязались охранять удел Конрада от посягательств врагов. В скором времени галицко-владимирский князь Даниил Романович изгнал рыцарей-монахов и занял Дрогичин. Неожиданное татарское нашествие, сперва на Русь, а в 1241 г. и на Польшу с Венгрией, имело следствием повторное укрепление отношений между польскими и русскими князьями. Даниил Романович во время нашествия 1241 г. нашел укрытие в Мазовии. Захватчики, по всей видимости, миновали стороной Дрогичин, и пошли далее дорогой, расположенной южнее его. Несмотря на порабощение Руси монголами, княжество Даниила Романовича продолжало играть значительную роль в центральной и восточной Европе. Даниил поддерживал широкие контакты с правителями Венгрии, польскими князьями. Стремился даже посадить одного из своих сыновей на австрийский престол. В 1247 г. Дэниил, при посредничестве через папского посланника, который ездил к монголам, установил отношения с папой Иннокентием IV и выразил желание присоединиться к церковной унии. Папа римский издал буллу, согласно которой он принимал под княжество Даниила и его брата Василька под свою протекцию. В 1253 г. Данииль почувствовал себя настолько сильным, что он принял от папы королевскую корону. Сам обряд коронации проходил в том же году в Дрогичине, исполнил его посланник папы Иннокентия IV, аббат Опидзо из Медзано. Окончательного подчинения княжества Даниила Риму, однако, не произошло. Этот правитель умер в 1266 г. При отсутствии его мощного авторитета и личных качеств, начали усложняться отношения между галицко-волынскими князьями и Литвой. На Пасху 1274 г. литвины под предводительством князя Тройдена захватили на короткое время Дрогичин, принадлежавший в то время русскому князю Льву Данииловичу. Литвины вынуждены были, однако, вскоре уступить под натиском волынских князей. В 1288 г. Дрогичиным владел князь Юрий Львович (умер в 1308 г.), внук Даниила Романовича. Последними галицко-владимирскими князьями из рода Рюриковичей были Андрей и Лев, сыновья Юрия. Оба умерли, не оставив наследника, перед 1323 г. Тогда бояре пригласили на престол мазовецкого князя Болеслава, сына Тройдена и Марии, сестры умерших Рюриковичей. Он принял он второе имя Юрий. В 1340 г. он был отравлен боярами, недовольными его правлением. Смерть Болеслава Юрия II, воспринятая как конец галицко-владимирского княжества, вызвала мгновенную реакцию сопредельных государств. Король Казимир Великий отправился на Русь с целью присоединения земель своего родственника к польскому государству. Подлясье, скорее всего, заняли братья покойного Болеслава, мазовецкие князья Казимир и Семовит. В 1342 г. Дрогичин был в их руках, а старостой в этом городе тогда был мазовшанин Ян, сын Доброгоста. В борьбу за наследство волынских князей включились также литвины. Они отбили у мазовшан Подлясье и, в конце концов, оно оказалось в Трокайском уделе князя Кейстута. Дрогичин, Мельник, Бельск и Сураж упоминаются как литовские города в 1351 и 1366 гг. в договорах Казимира Великого и князя Ольгерда. Согласно одному из пунктов договора 1366 г. Казимир обязался не нападать на территории, принадлежавшие брату Ольгерда - князю Кейстуту. Среди прочего, там же называются и вышеупомянутые подляские города. На литовские земли вторгался, однако, иной враг - крестоносцы. Набеги крестоносцев на Литву стали особенно сильными после смерти великого князя Ольгерда (умер в 1377 г.). Объектом нападений крестоносцев стали также подляские земли, по причине их принадлежности к литовскому государству. Летом 1379 г. крестоносцы устроили мощный поход, в ходе которого была сильно опустошена вся Дрогицкая земля. Командовал экспедицией Дитрих фон Эльнер, комтур замка Бальга. Первой целью похода стали креепости Брест и Каменец-Литовский. Одновременно комтур послал отряд рыцарей в сто человек в окрестности Дрогичина и Мельника. Затем сам с основными силами прибыл к стенам этих городов. Крестоносцы, однако, не сумели их взять. Запасшись трофеями и опустошив округу, они решили вернуться. После короткого перерыва, осенью 1379 г. комтур замка Бальга, прибегнув к помощи западных рыцарей, вновь вторгся в литовское пограничье. На сей раз жертвой нападения стали территории вокруг Бельска. Крестоносцы также пытались захватить замок в Бресте. Поскольку им не этого удалось, они возвратились, минуя по дороге Гродно, в Пруссию. Хроникер крестоносцев Виганд сообщает, что во время этого похода они захватили 400 пленных, многочисленные стада и много других трофеев. Набеги крестоносцев продолжались и далее, но их объектом были уже, преимущественно, исконно литовские земли. На рубеже 70-х и 80-х годов XIV в. в Литве бушевала гражданская война между князем Ягайлой и его дядей Кейстутом и сыном последнего Витовтом. В итоге этих битв Кейстут был пленен Ягайлой и вскоре умер при невыясненных обстоятельствах. Князь Витовт удалился в Мазовию к своему родственнику князю Янушу, а затем – к крестоносцам, у которых пытался искать помощи. Внутренней борьбой в Литве воспользовался мазовецкий князь Януш (зять Кейстута), который летом 1382 г. занял столицу Подляского воеводства Дрогичин и другие крепости: Мельник и Сураж. Спустя год, Ягайло, сумевший укрепить свои позиции в Литве, занялся возвращением утраченных земель. Весной 1383 г. он подступил к стенам Дрогичина. В крепости оставалась только немногочисленная мазовецкая дружина под командованием княжеского маршалка Сасина. Весть о выступлении литвинов быстро донеслась до Мазовии и князь Януш немедленно выслал помощь в составе отряда из трехсот копейщиков. Они сумели проникнуть в крепость и значительно усилили ее оборону. Тем не менее, Ягайло не отказался от намеренья взять Дрогичин. В конце концов, поражение защитников крепости обеспечили какие-то проживавшие там русины, которые подожгли в нескольких местах внутренние постройки, а сами сбежали. Литвины, воспользовавшись вызванной пожаром неразберихой, захватили город. Описание взятия дрогичинской крепости Ягайлой и ее героической обороны мазовшанами оставил потомкам хроникер Янко из Чарнкова. Взятие Дрогичина фактически означало возвращение Литвы на Подлясье. Ягайло передал отвоеванные земли своему двоюродному брату Витовту, с которым он тем временем примирился. Спустя непродолжительное время, конфликт между братьями возобновился. Витовт опять бежал к крестоносцам. Владислав Ягайло, на сей раз уже на правах короля Польши, актом от 2 сентября 1391 г. передал Дрогицкую землю с городами Дрогичиным, Мельником, Суражем и Бельском, а также их округу, князю Янушу I. Именно в правление последненго начинается интенсивный процесс заселения Подлясья мелким польским рыцарством, в ходе которого возникло множество существующих по сей день сельских поселений. Начало повторной колонизации в XV в. Дрогицкая земля представляет собой одну из территорий с наибольшим процентом в составе населения представителей мелкой шляхты. Однако, шляхта не оседала здесь равномерно на всей территории, но концентрировалась более-менее большими группами. Особенно плотно мелкая шляхта населяла окрестности к северу от Дрогичина (Острожанский, Перлеевский, Виннинский, Дзядковичский католические приходы или парафии), треугольник между Дрогичиным, Цехановцем и Семятычами. Кроме того, многочисленные мелкошляхетские роды населяли участки Дрогицкой земли в левобережье р. Буг. Некоторые приходы, к примеру, Перлеевский, Винной Посьвентной, были почти на 90% населены мелкой шляхтой. Для выяснения происхождения этой социальной группы в Дрогицкой земле и на Подлясье в целом, необходимо вспомнить ряд важнейших исторических событий, имеющих отношение к данной территории. Вторая половина XIII в. и XIV в. принесли опустошение населенной издревле территории в районе Ливеца и Буга. Это были годы крупнейших и бесконечных битв за земли мазовецко-ятвяжско-русского пограничья. Сперва их опустошали набеги ятвягов, после - тем же самым занимались русины, литвины и мазовшане. Не миновали эти земли и вторжения крестоносцев. Границы Подлясья постоянно изменялись. Лишь завершение войн с Литвой в XIV столетии сделало возможным начало повторного заселения Дрогицкой земли. Возникшие тогда поселения сохранились до наших дней. В 1390 г. король Владислав Ягайло передал Дрогицкую землю в ленное владение мазовецкому князю Янушу I. По инициативе последнего, десятки, если не сотни рыцарских семей из так называемой старой Мазовии начали переселяться на территории Ливецкой, Нурской, Ломжинской и Дрогицкой земель. Однако, в Дрогицкой земле князю Янушу не удалось внедрить мелкорыцарского землевладения в тех же масштабах, в каких он внедрял его на землях Восточной Мазовии. Причиной этому были слишком короткий отрезок времени, в течение которого он являлся владельцем Подлясья, а также относительно неспокойная ситуация, царящая на этой территории вплоть до грюнвальдской битвы в 1410 г. Еще в 1394 г., то есть четыре года спустя после передачи князю Янушу Дрогицкой земли, крестоносцы предприняли грабительский поход в окрестности Дрогичина, в ходе которого они Дрогицкую землю, как писал хроникер Виганд из Марбурга, «огнем и мечом опустошили и многих людей поубивали, увели с собой 300 пленных, 240 волов и много другой добычи». Тем не менее, можно предположить, что уже во времена князя Януша в Дрогицкой земле поселилось некоторое количество мазовецкой шляхты. Хотя, следует признать, что нам практически неизвестны привелеи на земельное владение, пожалованные дрогицкой шляхте при князе Януше (за исключением единственного - Претору из Бреста на деревню Корчев). Дело в том, что они позднее не признавались литовскими князьями, владеющими Полясьем, и, будучи бесполезными, со временем оказались утеряны. Шляхта, переселяясь на новые территории, приносила с собой названия деревень, из которой она происходила. Отсюда у нас деревни с такими же именами, как в Мазовии, так и в Подлясье - например, Беляны (ранее Белёны), Жебры, Поняты, Лемпице, Зарембы, Пухалы - в землях Дрогицкой и Закромчимской, Ковесе - в землях Дрогицкой и Равской. Селение Сикоры в приходе Розбиты Камень могли основать переселенцы из Сикор в районе Шреньска, шляхтичи герба Слеповрон, основавшие и другие Сикоры - в Бельской земле, в приходе Кобылин. Актом законного владения в те времена был, преимущественно, привилей, пожалованный князем, а впоследствии также, но еще редко - акт купли-продажи, подтвержденный местным господином либо старостой. Колонизация времен правления великого князя литовского Витовта (1405-1430 гг.) Незадолго до 1405 г. Дрогицкую землю у мазовецкого князя Януша отнял брат его жены великий князь литовский Витовт. Однако, вопреки ожиданиям, этот правитель не только не прекратил колонизационной деятельности, начатой своим предшественником, но и успешно ее продолжил. Витовт очень ценил и уважал поляков, и охотно окружал себя ими, о чем свидетельствует хотя бы его характеристика в изложении Яна Длугоша. Витовт при посредстве Польши стремился обеспечить видное место для Литвы в круге тогдашних европейских государств и для себя лично - в числе правителей последних. Поляки охотно отправлялись в Литву в поисках работы и карьеры на государственной и церковной службах. Основными сферами их деятельности были: армия, канцелярия, дипломатия, служба при великокняжеском дворе, а также католический костёл. Все большее значение имело участие в военных походах, которые Витовт часто предпринимал против Руси, татар и крестоносцев. Великий князь охотно нанимал польских рыцарей, имеющих западноевропейское вооружение и богатый военный опыт. Общеизвестно об участии в его экспедициях прославленных польских рыцарей - например, в походе на Великий Новгород в 1428 г. Однако, в этих битвах также принимало участие мелкое польское рыцарство, собственно о котором редко упоминают источники. Военная служба могла завершиться по-разному: смертью, пленом или наградой - в денежной форме, либо в виде привелея на земельное владение. Известно, что Витольд заботился о поляках, попавших в плен. О щедром вознаграждении Витовтом польских рыцарей неоднократно упоминал в своей хронике Ян Длугош. Так, после новгородской экспедиции 1428 г. великий князь «в течение нескольких дней в Новогрудке одаривал солдат, осыпал их похвалами, каждому по его заслугам, и отправил на родину». Тот же хроникер оставил в своей книге замечание общего характера, что Витовт «ведь, как говорят, на протяжении всей жизни не жаловал величайшей честью и уважением представителей никакого иного народа, кроме поляков. Потому, когда он отправлялся в поход, то оставлял им лучших коней для прокорма в своих дворах, а когда им не хватало коней, тотчас предоставлялись им другие, благодаря его щедрым дарам». Витовт, разумеется, нуждался в постоянном притоке рыцарства западноевропейского типа для многочисленных своих войн на Востоке. А Польша была основным и, по сути, единственным источником подобного войска для него. Польское рыцарство становилось крайне полезным для реализации планов Витовта. Ведь Польша была ближайшим и дружественным государством, соединенным с Литвою узами унии, вдобавок, правил ею король-литвин и, к тому же, двоюродный брат Витовта. Это государство имело многочисленное рыцарство западного типа и собственное оружейное производство, продукция которого экспортировалась, в том числе, в Литву. Были в ней и рыцарские слуги, ищущие фортуны и работы. А такие возможности создавал им сам Витовт, нуждавшийся в многочисленных рыцарях и щедро вознаграждавший их заслуги. Таким образом, мы имеем дело с обоюдным интересом как поляков, так и литвинов. .......... Об авторе: Томаш Ящолт, родился в 1978 г., занимается исследованием истории Подлясья, с особым акцентом на истории древних Дрогицкой и Мельницкой земель и проживавшего там населения. С этой целью он исследует архивные и библиотечные фонды как на родине, так и за рубежом - в частности, в Гродно, в Вильнюсе, в Минске и в Москве. Автор книги о гмине Гродзиск (2004 г.), соавтор книги «Соколув Подляский. История города и его окрестностей» (2006 г.). Также является автором ряда статей, опубликованных в «Цехановецком Музейном Ежегоднике», «Ливецком Ежегоднике», в изданиях серии «Малые города» и иных коллективных публикациях. На фото: С Томашем Ящолтом мы встретились весной 2007 г. в Вильнюсе, во время посещения им тамошних архивов. Фото JSW.
  4. Ваши Клепачи находятся здесь: https://pl.wikipedia.org/wiki/Klepacze_(powiat_siemiatycki) Klepacze (powiat siemiatycki) Państwo Polska Województwo podlaskie Powiat siemiatycki Gmina Drohiczyn Strefa numeracyjna (+48) 85 Kod pocztowy 17-312 Tablice rejestracyjne BSI SIMC 0027482 Położenie na mapie gminy Drohiczyn (Przełącz na mapę powiatu siemiatyckiego) 52°30′20″N 22°41′38″E Klepacze – wieś w Polsce położona w województwie podlaskim, w powiecie siemiatyckim, w gminie Drohiczyn. W latach 1975–1998 miejscowość należała administracyjnie do województwa białostockiego. В 5 км от этой деревни находится деревня Ящолты, откуда, возможно, происходят большинство польско-украинско-белорусско-российских Ящолтов, Ящолтовских, Ящулдов, Ящульдов - чьи однофамильцы и, вероятнее всего, предки проживали в этой деревне и на территории Острожанского католического прихода (парафии), в который входила и деревня Клепачи (селение Острожаны находится примерно посередине между Ящолтами и Клепачами, в 2,5 км от обеих деревень), уже по первым местным метрическим книгам 17 века: Małżeństwa - Браки: Rok Akt Imię Nazwisko Rodzice Imię Nazwisko Rodzice Parafia 1661 2 Martin Olszewski Katarzyna Jaszczołt Ostrożany 1661 15 Jan Boguszewski Jadwiga Jaszczołt Ostrożany 1666 3 Paweł Jaszczołt Marianna Krakowka Ostrożany 1667 1 Martin Kłopotowski Ewa Jaszczołt Ostrożany http://geneteka.genealodzy.pl/index.php?op=gt&lang=pol&bdm=S&w=10pl&rid=S&search_lastname=Jaszczołt+&search_name=&search_lastname2=&search_name2=&from_date=&to_date В данной базе индексированных польских фамилий представители данной фамилии (в различных вариантах ее записи) - Osoba (вписать): Jaszczołd, Jaszczołt, Jaszczułt, Jaszczółd, Jaszczółt - в 17-20 вв. зафиксированы в местностях - Teren (территория: выбрать из списка): podlaskie (Подляское воеводство, а также в воеводстве Мазовецком (mazowieckie), в самой Варшаве (Warszawa), единично в Белоруссии и в одном приходе на территории современной Украины. Но вообще фамилия Ящулт, Ящултовский, Ящолт, Ящолтовский упоминается в польских источниках уже с 15-16 веков и носители ее жили где-то там же - в северо-восточных пределах Речипосполитой, в деревнях Ящулты (парафии Ясинец Груецкого повята Мазовецкого воеводства) и Ящултовицы (Брестско-Куявского воеводства) : 1480r. Jaszczułt vel Jaszczułtowski h. Przerowa, pow. Grójecki, woj. Mazowieckie. 1500r. Jaszczułtowski h. Belina, Jaszczułtowice, woj. Brzesko-kujawskie. 1564r. Jaszczułt vel Jaszczułtowski h. Przerowa – Jan i Mikołaj Lubiech, Jan, syn Grzegorza, Bartłomiej z Jaszczułtów, powiat Grójecki, parafia Jasieniec. http://zeszmulowiznyibrodna.blox.pl/2015/05/Paczuski-h-Jastrzebiec-Michal-ziemianin-podlaski.html О деревне Ящолты: https://mapy.eholiday.pl/mapa-jaszczolty-grodzisk-siemiatycze.html http://www.polskawliczbach.pl/wies_Jaszczolty Wieś Jaszczołty to wieś leżąca w gminie Grodzisk. Należy do województwa podlaskiego, powiatu siemiatyckiego. Według Narodowego Spisu Powszechnego Ludności i Mieszkań z 2011 roku liczba ludności we wsi Jaszczołty to 155 z czego 49,7% mieszkańców stanowią kobiety, a 50,3% ludności to mężczyźni. Miejscowość zamieszkuje 3,4% mieszkańców gminy. Identyfikator miejscowości Jaszczołty w systemie SIMC to 0028560, a współrzędne GPS wsi Jaszczołty to (22.666667, 52.540556). Liczba mieszkańców (2011) - 155 Kod pocztowy - 17-315 Numer kierunkowy (+48)85 Tablice rejestracyjne - BSI Zobacz miasta w pobliżu wsi Jaszczołty Drohiczyn (15,6 km) Siemiatycze (18,3 km) Ciechanowiec (19,1 km) Brańsk (25,4 km) Sokołów Podlaski (31,7 km) Kosów Lacki (35,7 km)Łosice (36,7 km) Czyżew (37,2 km) Zobacz inne wsie w pobliżu wsi Jaszczołty Wieś Krakówki-Włodki (0,9 km) Wieś Krakówki-Dąbki (1,3 km) Wieś Krakówki-Zdzichy (1,4 km) Wieś Ostrożany (1,5 km) Wieś Borzymy (2,4 km) Wieś Koski-Falki (2,5 km) Wieś Koski-Wypychy (3,2 km) Wieś Kamianki (3,2 km) Wieś Twarogi-Trąbnica (3,5 km) Wieś Stadniki (3,7 km) Wieś Jaszczołty na mapie Leaflet Zobacz Google Street View Identyfikatory 22.66666752.540556 Współrzędne GPS 0028560 Kod SIMC DEMOGRAFICZNE (LICZBA LUDNOŚCI, PŁEĆ MIESZKAŃCÓW) Wieś Jaszczołty ma 155 mieszkańców, z czego 49,7% stanowią kobiety, a 50,3% mężczyźni. W latach 1998-2011 liczba mieszkańców zmalała o 3,1%. LICZBA I PŁEĆ MIESZKAŃCÓW WSI JASZCZOŁTY 155 Liczba mieszkańców 77 Kobiety 78 Mężczyźni Polska Woj. podlaskie Powiat siemiatycki Gmina Grodzisk Wieś Jaszczołty Сведения из Википедии: Jaszczołty , wieś w Polsce położona w woj. Podlaskim, pow. siemiatycki, gm. Grodzisk, położona w odl. ok. 40 km. od Białegostoku, ok. 50 km. od Łomży, ok. 50 km. od Bielska Podlaskiego, ok. 60 km. od Śniadowa. Ящолты - деревня в Польше, расположенная в воеводстве Подляском, повят Семятычский, гмина Гродзиск, расположенная на расстоянии около 40 км от г. Белостока, около 50 км от Ломжи, около 50 км от Бельска Подляского , около 60 км от Снядова. Из Географического словаря 19 века: Jaszczołty , okolica szlachecka, pow. Bielski, gub. Grodzieńska, gm. Skórzec, par. katol. Ostrożany, w dawnej ziemi Drohickiej, 40 wiorst od Bielska, 204 dz. Ze: Słownik geograficzny Królestwa Polskiego i innych krajów słowiańskich Ящолты - шляхетская округа, повят Бельский, губерния Гродненская, гмина Скужец, католический приход (парафия) Острожанский, в древней Земле Дрогичинской, 40 верст от Бельска, 204 душ Мой перевод с польского, с сайта Острожанской парафии - об истории ее населения: Население В приходе (парафии) Острожаны, в виду его типичного пограничного положения, проживало неоднородное с этнической и сословной точки зрения население. Что было результатом колонизации данной территории польской шляхтой и крестьянством польского происхождения, а также присутствия тех же слоев, ведущих происхождение из Древней Руси. До XVI в., вплоть до Брестской Унии, среди русского населения доминировало православие. Позже большинство из него приняло униатское вероисповедание. Такое состояние продолжалось до 1839 г., когда царь приказал униатам возвратиться в православие. В XVII в. в приходе Острожаны униатское население проживало в Стадниках, Смарклицах, Брыках, Гродзиске, Дрохлине и Макарках; это были крестьяне. Тем не менее, в деревне Може проживала и шляхта униатского вероисповедания, ранее же - православного. Явные свидетельства этому содержатся в метрических книгах XVII в. Даже в соседнем приходе Перлеево, в деревнях Твароги Руске и Тромбница, проживало православное население. В этой первой деревне до начала XVII в. существовала даже православная церковь, находящаяся под опекой местной шляхты. Позже та шляхта полностью полонизировалась, что сгладило различия между нею и католической шляхтой. Вероисповедание, однако же, не было серьезной преградой во взаимных контактах. В метрических книгах Острожанского костела множество упоминаний о крещениях детей «русинских родителей», что свидетельствует, что они пользовались услугами католических ксендзов. Также известны противоположные случаи, когда униатский священник крестил ребенка, рожденного у католиков латинского обряда. Тем не менее, браки между верующими двух ветвей католического вероисповедания были относительно редки. Униатское население в XVII и XVIII вв. составляло примерно 20 % от общего числа жителей прихода. Эти пропорции изменились в XIX в. после отложения от парафии почти полностью униатских селений - таких как Гродзиско, Дрохлин и Макарки, а также в связи с переходом многих жителей в латинскую веру. Среди населения римско-католического вероисповедания в давние времена доминировала мелкая шляхта, населявшая большинство деревень. Основным источником информации о парафии и ее жителях являются метрические книги, инвентарии, парафиальные переписи, которые в составе фонда актов прихода Острожаны находятся ныне в Епархиальном (Диецезиальном) Архиве в Дрогичине. Их собрал и упорядочил ксендз д-р Э. Боровский, благодаря любезности которого я имел возможность с ними ознакомиться. Акты Острожанского прихода сохранились относительно хорошо. Самыми старыми являются книги крещений, которые велись почти непрерывно, начиная с 1634 г. Книги браков начал вести в 1662 г. ксендз Флориан Садовский. Самые поздние - книги умерших, поскольку их начали вести лишь в 1710 г. К сожалению, не уцелела старейшая книга умерших за 1710-1763 гг. Значительное опустошение собранию метрических книги причинила советская власть. В апреле 1940 г. ее служащими были изъяты все книги возрастом до 100 лет. Их свезли в здание ЗАГСа в Семятычах и там они сгорели во время германской агрессии в июне 1941 г. Перед тем, как их забрали, ксендз Аудэр успел переписать часть книг крещений и умерших за 1907-1940 гг. Кроме того, в Архиве Бельского Деканата хранятся дубликаты всех серий книг до 1916 г., поскольку и в прежние времена существовало требование записи метрических данных в двух экземплярах. Оригинал оставался в приходе, а дубликат отправлялся в Архив Деканата или в Епархиальный (Диецезиальный) Архив. Часть книг, составленных после 1940 г., в 1949 г. была изъята для хранения в ЗАГСах. Сведения, содержащиеся в старейших метрических книгах, представляют собой истинный кладезь информации о жителях Острожанского прихода в XVII-XVIII вв. В книгах переписаны как лица благородного происхождения, так и крестьяне. По соседству с католиками латинского обряда присутствуют униаты. Мелкая шляхта составляла в старые времена 3/4 от общего числа жителей прихода. Населяла целиком или преимущественно следующие деревни: Божимы, Ящолты, Клепачи, Коски-Фальки, Коски-Выпихи, Кракувки - Влодки и Дембки, Крынки Соболе, Ляховске, Мочидлы - Старе и Залесье, Може, Невярово-Пшипки, Невярово-Сохи, Рыбалты, Сморчево, Здзихи. От наименования населенного пункта, в котором проживали шляхтичи, происходили и их фамилии - к примеру, в Божимах проживали Божимы, в Ящолтах - Ящолты и т. д. Клепацкие, Коски, Кракувки, Крыньские, Ляховские, Мочульские, Можи, Невяровские, Рыбалтовские, Сморчевские, Здзиховские - все они были шляхтой с собственными гербами. Ляховские, Лопуские, Мочульские, Невяровские и Рыбалтовские - герба Слеповрон, Клепацкие и Ящолты - герба Авдонец, Крыньские, Кракувки и Сморчевские - герба Равич, Коски - герба Кораб, Божимы - герба Белина, Можи - герба Мора, Здзиховские - герба Доленга. С течением времени мало кто помнил, как выглядел семейный герб, унаследованный от предков. Но они знали о своем происхождении, которым зачастую гордятся в душе и поныне. Будучи не слишком богатыми, они, в основном, имели небольшие наделы, собственноручно обрабатывали свои поля. В крайних случаях, как отмечали сборщики налогов, некоторые содержали себя тем, что «огороды роют и копают». Лишь немногие из них имели зависимых работников. Некоторые, в поисках лучшего куска хлеба, не находя себе места в крошечных, унаследованных от родителей хозяйствах, искали себе иное занятие. Многие выбирали службу у более богатых соседей. Кое-кто пополняли ряды епархиального и монастырского духовенства. Часть разошлась по соседним приходам. На их место приходили другие: Тваровские, Мёдушевские, Клопотовские, Милковские. Очень часто случалось, что в одной деревне жили одновременно несколько Янов, Войцехов, Станиславов одной и той же фамилии. Не было возможности их различить, не имей они дополнительных прозвищ. В метрических книгах с 1634 по 1699 гг. сохранилось довольно много разного рода прозвищ представителей мелкой шляхты. Иногда даже священники при составлении метрик записывали себя не фамилией, а прозвищем. Самое интересное, однако, что многие из этих прозвищ сохранились и по сей день, передаваясь по наследству из поколения в поколение. Приведем некоторые из них. Жители Острожанского прихода и соседствующих с ним, наверняка, узнают те из них, что встречаются еще и поныне. Божимы - Вертёхи, Робаки, Щипцы, Синяки; Ящолты - Беньки, Бродали, Блащики, Зломки, Шафяны, Яроши, Двожанинки, Гораи; Клепацкие - Каликстяки, Кулики, Божимчики, Гавлики; Коски - Дупяки, Вятры, Ладзики; Краковские - Камулки, Тесьлики, Дербихи, Гузеи; Крыньские - Лешики, Бурдыны, Кварты, Капусьтяки; Ляховские - Гузки; Любовицкие - Капики, Флёрчики; Лопуские - Лойки, Вашики, Кисели; Можи - Стечки; Мочульские – Дудки, Гили, Кенсики; Невяровские - Бесаги, Домдры, Козлы; Рыбалтовские - Фляки; Здзиховские - Юрчики, Флёрчики, Немеры. Кроме того, зафиксированные прозвища жителей соседних приходов: Богушевские - Кулики, Жолнежики; Ольшевские - Плюты; Клопотовские - Михалики, Пскеты (Кшпеты); Тваровские - Курки, Голомбки, Басики; Залевские - Рафалики, Скерды и т. д. Бок о бок со шляхтичами проживали крестьяне. Встретить их можно было, в основном, в Острожанах, Смарклицах, Стадниках, Залесье. Некоторые семьи проживали в деревнях мелкой шляхты. До XIX века лишь в Острожанах католики латинского обряда составляли большинство. В других деревнях еще преобладали униаты. Население это было, в основном, зависимым. К примеру, жители Острожан и Стадников обязаны были отрабатывать барщину в острожанском поместье. Другое поместье находилось в Смарклицах и принадлежало Косиньским, Суходольским, а затем - Воевудским. Также и острожанские приходские священники прежде имели собственных крепостных в деревнях Мочидлы-Залесье, Ящолты, Острожаны. После 1861 г. крестьяне получили свободу и им были предоставлены права собственности на землю, которую они обрабатывали. Тогда возникла новая деревня Камянки, жители которой выселились из Острожан. Старейшие метрики упоминают, ва том числе, и крестьянские фамилии. После 1634 г. в Острожанах проживали, в частности, Вельгатки, Деревоньки, Михальчуки, Гоголики, Зарембы, позже - Курки; в Смарклицах в то же время появляются фамилии Божики, Яротики (Яроты), Нагурники (Нагурные), Грицюки (Рыцюки), Колодки; в Сморчеве - Шалясты; в Стадниках - Чупринки, Наумяки и др. Стоит упомянуть также о лицах, образующих своего рода приходскую интеллигенцию. Уже в 1634 г. при острожанском костеле существовала приходская школа. В период с 1634 по 1640 гг. преподавателем в ней был Ян Косецкий, в 1640 -1644 гг. - Анджей Токажевский, в 1645-47 гг. – Ян Метельский, в 1645-46 гг. - Ян Злотопольский, весьма длительное время в острожанской школе преподавали члены семьи Глоговских: Станислав - в 1647-88 гг. и его сын Войцех - в 1689-1700 гг., а, кроме того - Шымон Садовский - в 1654-57 гг. и Флориан Косецкий - в 1652-55 гг. В течение следующего века - вероятно, вследствие многочисленных бед, которые обрушились на парафию - наблюдался упадок образования. Ксендзы в инвентариях без обиняков упоминают об отсутствии какой-либо школы в конце XVIII в. Доступные для всех общие школы стали вводить лишь после восстановления независимости, сперва – четырехлетние, затем - семилетние. Согласно приходскому инвентарию 1939 г., на территории прихода существовало пять школ: в Божимах, где обучались 80 детей, в Острожанах - школа на 85 детей, в Рыбалтах - на 70, в Стадниках - на 90 и в Смарклицах - на 75 учеников. Дети католиков во всех школах обязательно обучались основам религии. Когда этот предмет выбросили из школьных программ, имело место домашнее обучение детей катехизису. Лишь при настоятеле ксендзе Филипповиче стали организовываться постоянные пункты изучения катехизиса. С сентября 1990 г. преподавание основ религии удалось вернуть в начальные школы и такого рода обучение ведется в них и поныне. Сразу после Второй мировой войны также началась подготовка к открытию средней школы в селе Острожаны. В 1949 г. в бывшей усадьбе Чечерских разместили Женскую Сельскохозяйственную Гимназию. В 1952 г. она была закрыта, в связи с тем, что учебное здание было передано для размещения в нем новообразованного в селе Острожаны Управления Гмины. В 1965 г. вновь приступили в к организации в Острожанах сельскохозяйственной школы, используя для ее размещения прежнюю усадьбу. В 1971 г. было сдано в эксплуатацию новое школьное здание. В этой школе обучают учеников по разным программам и специализациям и по сей день. Она навсегда и органично вписалась в местную жизнь. И потому трудно сегодня представить себе Острожаны без комплекса местных сельскохозяйственных школ. Кроме католиков и православных, в приходе фиксировались также время от времени иудеи - чаще всего в качестве держателей корчмы, а также протестанты (цвинглианцы) - в то время, когда Острожаны принадлежали семье Кишеков, арианского вероисповедания. Население разных религий и сословий проживало здесь совместно на протяжении веков. В самых общих чертах, и, как нам представляется, метко, охарактеризовал острожанских прихожан миссионер из Семятич, осуществлявший здесь свою миссию в 1724 г., описывая их как «народ бедный, но охочий до песнопений в честь Благославенной девы Марии». Точных данных о количестве прихожан в XVII в. не сохранилось. Тем не менее, из оценочных расчетов можно заключить, что эта цифра в период с 1671 по 1676 гг. колебалась в пределах 1700-1800 человек. В течение следующего столетия эта цифра увеличилась незначительно - в связи с многочисленными войнами и другими бедствиями, обрушившимися на Подляшье, особенно в начале XVIII в. Первые точные данные о количестве домов и жителей в острожанском приходе содержатся в парафиальном инвентарии 1791 г., согласно которому в Острожанах было тогда 33 дома и 206 жителей, в Божимах - соответственно 14/70, в Брыках - 2/10, в Гродзиске - 6/29, в Ящолтах - 36/153, в Клепачах - 49/223, в Косках-Выпихах - 24/93, в Косках-Фальках - 6/35, в Кракувках-Влодках - 18/68, в Кракувках-Дембках - 5/31, в Крынках Соболих - 38/189, в Ляховских - 4/25, в Любовиче - 22/85, в Лопуше - 26/106, в Мочидлах Старых - 13/58, в Мочидлах-Залесье - 5/27, в Можах - 29/137, в Невярове-Сохах - 19/72, в Невярове-Пшипках - 13/65, в Рыбалтах - 22/102, в Смарклицах - 8/44, в Сморчеве - 17/91, в Стадниках - 5/28, в Здзихах - 10/56. В книге записаны только католики латинского обряда, отсюда столь малые цифры населения в деревнях Стадники, Смарклицы и др. Начиная с 1828 г. сохранились парафиальные списки лиц, содержащие перечни имен прихожан и их возраст. Для периода с 1828 по 1932 гг. сохранилось 40 таких списков за разные годы. Из них известно, что в продолжении всего XIX столетия население прихода увеличивалось. Не изменили этой тенденции даже неоднократные восстания, войны и прочие бедствия, а также переход некоторых населенных пунктов в состав других приходов. Данные за 1952 г. фиксируют около 3000 прихожан. Только с этого года начинается регулярная убыль числа жителей острожанского прихода. В 1967 г. было уже 2584 жителей, в 1977 – 2499, в 1981 – 2333, в 1993 – 1917. Основной причиной этого спада является миграция молодежи в города и за границу в поисках «лучшего куска хлеба», но не только. Заметно также уменьшение числа заключаемых браков - а, следовательно, и меньшее количество детей и молодежи, что не обязательно свидетельствует об ухудшении материального положения населения, а, скорее, адаптацией его к «западному образу жизни». Численный состав прихода Острожаны на пороге третьего тысячелетия представляется следующим образом: Божимы - 138 человек, Ящолты - 96, Камянки - 136, Клепачи - 57, Коски-Фальки - 56, Коски-Выпихи - 78, Кракувки-Дембки - 13, Кракувки-Влодки - 23, Любовиче - 58, Лопуше - 102, Може - 110, Невярово-Пшибки - 56, Невярово-Сохи - 41, Острожаны: деревня, выселки и жилая застройка городского типа - 301, Рыбалты - 49, Смарклицы - 144, Сморчево - 49, Стадники - 167, Здзихи - 43. Всего на территории прихода официально проживают 1688 человек. Фактически, еще меньше - неполные полторы тысячи. Здесь проживают также 74 персоны православного вероисповедания. http://ostrozany.pl/index.php/8-historia/historia-parafii/13-ludno Итак, из этой статьи мы видим, что документы о рождении и предках Ящульдов-Ящултов из Бельского уезда (повята) Гродненской губернии следует искать в Диецезиальном Архиве города Дрогичина (Archiwum Diecezjalny w Drohiczynie), ближайшего города и исторического центра данной территории (в 15 км от села Острожаны - центра Парафии Рождества Пресвятой Девы Марии - Parafia Narodzenia Najświętszej Maryi Panny, к которой относятся деревни Ящолты - Jaszczołty и Клепачи - Klepacze) или в Архиве Бельского Деканата (Archiwum Dziekana Bielskiego) в Бельске Подляском (Bielsk Podlaski), бывшем уездном центре, в 50 км от Острожан. Метрические книги Острожанской парафии на сегодняшний день не отсканированы. Вообще, из метрических книг селений с костелами Семятычского повята, в составе которого находятся ныне населенные пункты Острожанского прихода, отсканированы и размещены в интернете только немного метрических книг конца 19 - начала 20 вв. соседнего прихода Перлеево (часть селений которого, впрочем, в старину относились в состав Острожанского прихода): http://metryki.genealodzy.pl/pow-292 http://metryki.genealodzy.pl/ar15-zs0554d Akta stanu cywilnego Parafii Rzymskokatolickiej w Perlejewie Jednostki i katalogi zespołu L.p. Jednostka Opis info aktów 1 2500 U-1894b-1896a 535 2 3500 M-1882b-1901 781 3 4500 Z-1874-1898 2229 U - urodzenia - рождения 1894-1896M - malzenstwa - браки 1882 -1901Z - zgony - смерти 1874-1898 И еще:http://www.szukajwarchiwach.pl/5/554/0#tabJednostki В книгах Перлеевского прихода тоже время от времени встречаются Ящолты из деревни Ящолтов Острожанского прихода, как этот из записи 32:http://metryki.genealodzy.pl/metryka.php?ar=15&zs=0554d&sy=3500&kt=1&plik=029-032.jpg#zoom=2.75&x=574&y=1414 21.11.1882 - брак Ивана Ящолта (Jan Jaszczołt) юноши (холостяка) 32 лет из деревни Ящолтов (Jaszczołty) Острожанского прихода (parafia Ostrożany), сына мещанина из бывших дворян Матеуша Ящолта (Mateusz Jaszczołt) иАнтонины Ящолт - урожденной Баржимовной (Antonina Borzym, z domu Borzym, Borzymówna), с мещанкою Францишкою Невяровскою (Franciszka Niewiarowska) девицею 19 лет, из деревни Жеров Пиляков (Żery Pilaki) прихожанкою Перлеевского прихода, дочерью Стефана Невяровского и Теофили Невяровской, урожденной Кржижановской (córka Stefana i Teofili z Krzyżanowskich małżonków Niewiarowskich) Это их сын (какой-то предок одного из поляков по фамилии Ящолт, который на польском генеалогическом форуме спрашивал где и как найти документы по его фамилии):Stanisław Jaszczołt Date of birth: 27 December 1883 (according to his death record) Father: Jan Jaszczołt. Born ca. 1848/1849 in Jaszczołty, Ostrożany parafia, son of Mateusz & Antonina Jaszczołtow (according to Jan's marriage record below). Mother: Franciszka z domu Niewiarowska. Born ca. 1862/1863 in Żery Pilaki, Perlejewo/Pobikry parafia, daughter of Stefan & Teofila Niewiarowscy (according to Franciszka's marriage record found below). http://genealodzy.pl/PNphpBB2-printview-t-62741-start-0.phtml Из Ящултов - участников восстания 1863-64 гг. в литературе и в опубликованных в сети источниках известен только этот: Naczelna Dyrekcja Archiwów Państwowych. Zesłańcy Powstania Styczniowego z Królestwa Polskiego. Wykaz nazwisk z akt w zasobie Archiwum Głównego Akt Dawnych opracowała Zofia Strzyżewska. Warszawa 2001 Część pierwsza. Osoby zesłane na Syberię na osiedlenie i katorgę (sygn.2,3,4,5) .. .......................................................................................... 21 Część druga. Osoby zesłane w głąb Rosji - na zamieszkanie, osiedlenie, osadnictwo, roboty społeczne i roty aresztanckie (sygn. 6, 7-11 , częściowo 12-13) ............................................................ 61 s.34 90. Jaszczold Apolinary 3: 265 ------------------------------- «Списки политических преступников, лишенных по суду прав состояния, имущество коих подлежит конфискации в казну». 1864. ЯЩОЛЬТЪ Апполинарiй дворянин Гродненской губернии Белостокского уезда
  5. деревня Власово

    Что может понять зритель, наблюдая выдаваемую за факт неправду, пусть даже не сознательную? Уж точно не приобретет достоверных знаний о конкретной исторической эпохе в родном краю. Если я нарисую портрет Пушкина и по рассеянности или шутки ради назову его "Гоголь" и помещу это творение - на полном серьезе - в учебник литературы, составители и издатели которого тоже не обратят внимания на путаницу или сочтут ее неважной (А что? Пушкин и Гоголь ведь современниками были. В одной стране жили. Оба великие русские писатели. Оба давно померли. Какая разница кто именно изображен на картинке?), что может понять и усвоить из этой иллюстрации ученик? Если ученик - по выражению его собственного отца - "полудурок", но все же способен отличить одного известного писателя от другого, он, имея подобное пособие, без труда вычислит предполагаемый возраст художника и главного редактора данного учебника, элементарно умножив собственный возраст на два. Так что такая литературная картинка, объективно нанося вред изучению литературы, в принципе, может помочь развитию математических способностей ученика. "Русь уходящая"... Как бы не так. Неистребима эта мракобесная - безграмотная, суеверная, лубочно-колокольная, тараканья-клоповная, юродиво-кликушечная, толстозадо-поповская Русь, верующая в боушку, но никогда не читавшая самих Евангелий или не пытавшаяся осознать смысла в них написанного, поклоняющаяся аляповато разрисованным доскам, бутылькам "с настоящими слезами богородицы" и тухлым мощам, подобранным бог знает кем и когда на какой помойке, кидающаяся из крайности в крайность - то в припадке религиозного экстаза, то в столь же фанатичном уничтожении своих тысячелетних кумиров, а с ними - самой Руси, чтобы потом, опомнившись и заливаясь крокодильими слезами, их воздвигать вновь. Советское просвещение, высокий уровень светской культуры, науки, производства - вот что мы запросто утратили и что восстановить невероятно сложно и мучительно. А мракобесие, как крысы и тараканы киношную ядерную катастрофу, все невзгоды пережило в своих крысиных норах и тараканьих щелях, моментально распространилось из них в подходящий момент и совершенно прекрасно себя чувствует. Скатиться назад в один исторический миг на целое столетие - что может проще? Куда проще, чем сделать рывок в будущее. Пусть утопическую попытку - но подвиг во имя великой цели, а не возвращение в затхлое болото, в котором поневоле пращуры прозябали, влача все то же почти растительное существование - из века в век, сотню за сотней лет. В мире пост-апокалипсиса православие, ислам, буддизм и прочее, выбор в пользу возвращения к корням, могут быть государство- и народообразующими идеями, а в стремительно развивающемся мире - где, чтобы просто оставаться на одном месте, нужно бежать вперед со всех ног - это добровольный уход в талибан и ичкерии.
  6. деревня Власово

    Rusticus Zorin, sed magis amīca veritas. Помню, был такой стишок в журнале "Пионер" примерно за 1978 год - под иллюстрацией, демонстрирующей самые нелепые анахронизмы: Я нарисовал картину Про Троянскую войну, А противный Буратино Стал смеяться: "Ну и ну! Переделать нужно срочно! Здесь ошибки режут глаз! Исторически неточно Поступил ты восемь раз! Где ошибки непонятно. Может быть, ошибок нет? Посмотрите вы, ребята. До свиданья. Всем привет. Посмотрел. Плакалъ. Это первые русские на Амуре? В смысле, экспедиция Пояркова 1643-46 гг., в которой, разумеется, ни одной бабы не было, как и ни одного земледельца, и. по-видимому, ни одной лошади, ни одной телеги и ни одной пушки, которую не могли бы нести на плечах пара казаков? Что касается крестьянской колонизации Приамурья в 17 веке, ничего подобного там и тогда, увы, не имело места быть. Казаки хлебопашеством не занимались, а зерно насильно отбирали у у аборигенов Приамурья - дауров и прочих племен, чем побуждали последних к бесчисленным восстаниям и бегству за Амур к маньчжурам. Следствием чего, а также наглых грабительских набегов и по китайскую сторону Амура, вплоть до родных земель самих воинственных маньчжуров, была война казаков с Цинской империей (хозяева которой считали приамурские племена своими подданными, которых грабят и режут почем зря невесть откуда взявшиеся разбойники), закончившаяся в 1689 г. Нерчинским договором, по которому Россия на века отказывалась от любых попыток колонизации Приамурья. Вывод: данная картина, каковы бы ни были задачи и патриотические мотивы и чувства художника - редкостный антиисторический вздор, фэнтези, ненаучная фантастика, развесистая клюква - нечто вроде этого: В городе Русского Рода. Художник Всеволод Борисович Иванов. В веке Индры. Он же. И тому подобного: http://divannievoiska.ru/history/316-hudoz...pisaniyami.html Оный "исконный ведический русич" Иванов тоже в каком-то роде патриот России. Выдуманной извращенным, малограмотным, измученным употреблением опиума, мозгом одного белогвардейца многотысячелетней "Ведической Руси". Но лучше бы подобные художники-неоязычники (вероятно, как и взаправдашние язычники, черпающие вдохновение и сокровенные знания в самогоне и мухоморной диете), вовсе не умели рисовать, чем своими бреднями зомбировали, лишая остатков и без того слабого ума, еще больших придурков и неучей, чем они сами. Задачу по превращению самой грамотной в совсем недавние годы страны в подлинную Страну Дураков эти сектанты или оригинальничающие от скуки псевдоинтеллигенты, выполняют на все пятьсот процентов. Фальсификация реальной истории - это ненависть к настоящей истории, ненависть к собственной настоящей стране. Вот что не понимают эти псевдопатриоты, заменяющие действительно великую (но по их тупому мнению - некрасивую) историю нашего великого народа на шизоидный мухоморный бред. Может ли подобное творчество пониматься как некая безобидная волшебная сказка? Но... Во-первых. Не имеющие ни малейшего понятия о научных методах исследования дилетанты крайне назойливо, если не сказать - воинственно, выдают свои вымыслы, испражненное разными способами дерьмо, за подлинную историю, якобы искаженную и скрытую от народа профессиональными историками и политиками. Исследований настоящих историков, археологов, лингвистов, антропологов народ знать не знает. А слышит, видит и читает только вездесущий примитивный вздор бесчисленных мошенников, буйных сумасшедших, придурков и мракобесов. Во-вторых, настоящая русская сказка всегда содержит некоторую мораль. А что за мораль несут фальсификаторы истории, переделывающие ее в поганое фэнтези, бессмысленное и глубоко чуждое настоящему русскому духу? В-третьих... Только у самых примитивных народов, да в религиозно-сектантской среде, сказка служит заменой и подменой настоящей истории. Для безмозглых масс. Отнюдь не для лиц, причастных к власти и управлению, предпочитающих получать реальные знания об окружающем мире. Пусть даже в данном случае имеют место просто ошибки художника от незнания. Но для писания исторических картин мало одного желания, надобно и матчасть изучать. Ни Суриков, ни Васнецов, к примеру, вольностей с историческим материалом себе не позволяли. Не гнушались работать в музеях, читать все, что только могли найти по эпохе, на тему которой они писали картины. Васнецов, писавший и сказочные и считающиеся по сей день чуть ли не за источник исторические картины, свои исторические и сказочные сюжеты отнюдь не смешивал. Потому картины настоящих мастеров вторую сотню лет служат прекрасным иллюстративным материалом для изучения эпохи, а такие вот вещи... Если не сознательная провокация, имеющая целью искажение реальной истории, то, в лучшем случае - дешевая заказная халтура. Если в будущем народ совсем не сойдет с ума, годная лишь для потехи и удивления потомков по поводу невежества и извращенных вкусов предков, живших в эпоху деградации государства и дегенерации науки и культуры. Кстати, бытовая сцена данной картины для 17 века вполне потянула бы на правдоподобность. За исключением места действия. Для пущей вздорности ее можно было бы назвать лишь "Первые русские (народ с пропавших кочей Семена Дежнева) на Аляске". А если назвать "Первые русские крестьяне на Туре" - то тогда все вопросы снимаются. А может художник рисовал картину вообще на тему 17 века, да тут случилась какая-то годовщина открытия Амура российскими первопроходцами и готовую картину за уши притянули к этой теме и левой территории?
  7. деревня Савина

    Может, и редкий случай, но отнюдь не исключительный. Пример из той же деревни Савиной: по данным этой же переписи 1897 г. (Тоб. Арх. ф. И-417, оп.2, д.1241, файл 131), у моего прапрадеда Ильи Егорова Безсмертных во время его солдатской службы в городе Омске Акмолинской области примерно в 1878 г. родился сын - мой прадед Николай Ильин. Жена Ильи Егорова - Лебедева Анна Ананьева, тоже была местная савинская. Ее предки (прадед Влас Евдокимов Лебедев, *1742-*1802, со старшими сыновьями - двоюродными дедами Анны - Спиридоном, *1768-*1790, и Никитой, *1778-*1835, Власовыми), вместе с предками Ильи Егорова (прапрапрадедом Дмитрием Васильевым Бессмертных, *1710-1796, и прапрадедом Дмитрием Дмитриевым Бессмертных, *1759-1826) и другими земляками-переселенцами, основали в 1789 г. деревню Савину, а 30 годами ранее - деревню Кустову Красноярской слободы Ишимского дистрикта (Евдоким Титов Лебедев, *1698-*1776, с сыном Власом Евдокимовым; Бессмертных Дмитрий Васильев со старшими сыновьями Степаном, *1735-*1768, и Афанасием, *1736-*1817), куда переселились из одного села Усениново (Ильинского) Туринского уезда в 1759 году. ---------------------------------- Информация об этой семье в публикации: Одиннадцатые Тюменские родословные чтения ПОКОЛЕННАЯ РОСПИСЬ РОДА БЕЗСМЕРТНЫХ (БЕССМЕРТНЫХ) 13 поколений, 294 персоны: Поколение 7 54-21. Безсмертных Илья Егоров, *вычислено 1848 в д. Савина. Отставной солдат. Жена: Безсмертных (Лебедева) Анна Ананьева, *вычислено 1846 Дети: Федор, Михаил, Анастасия, Николай, Лука, Дмитрий, Агафья (Агапия), Никита ------------ Уточненные даты рождения Ильи Егорова и Анны Ананьевой по Метрическим книгам Уктузской церкви: МК Уктуз. ц. 1848 г. - Метрическая книга Данная изъ Верховнаго Правленія Ишимскаго уѣзда Уктускаго Села въ Богородскую церковь для записки Родившихся, Бракомъ сочетавшихся и Умершихъ На 1848 годъ (Тоб. Арх., ф. И-156, оп.15, д.155. Лист 486 об. и 487, файл 494, запись N 33): Мѣсяцъ и день рожденія: Їюль, 16. Мѣсяцъ и день крещенія: Їюль, 17. Имена родившихся: Илїа. Званїе, имя, отечество и фамилїя родителей и какого вѣроисповѣданїя: Сави[на] крестьянинъ Егоръ Емелїановъ Безсмертныхъ и законная жена его Стефанида Емелїанова, оба православнаго вѣроисповѣданія. Званїе, имя, отечество и фамилїя воспріемниковъ: Савина Крестьянин Лука Никоновъ Ферапонтовъ, сестра Егора дѣвка Марина. Кто совершилъ Таинство Крещенїя: Молитствовалъ, имя нарекъ и Крещенїе совершилъ Бож. Церкви Священник Аѳанасій Евфиміевъ Пономаревъ. ------------------- МК Уктуз ц. 1846 г. (Тоб. Арх., ф. И-156, оп.20, д. 644, кадр 754 на пленке с американского сайта, кадры за 1846 г. - 752-800, зап. 8) - 28 янв. род. Анна у "Ананія Ѳедорова Лебедева и закон. жены Его Федоры Мироновой", крестьян из д. Савиной. Восприемники: села (Уктузского) крестьянин Никита Иванов Абрамов, крестьянская дочь девка Настасья Егорова Обрамова. Молитствовал, нарек и крещение совершил - тот же. ------------------ В Ревизской сказке 1850 г. эта Анна Ананьева Лебедева (у которой было еще 2 родные сестры Анны) записана как: Анна ж - 5 лет; в сказке 1858 г. ошибочно как Харитинья - 12 лет; в переписи 1897 г. - Безсмертныхъ Анна Ананьева 51 году. ------------------- Фото Николая Ильича Бессмертных в возрасте около 60 лет (примерно 1937-1938 гг.): Николай Ильич Бессмертных и его жена Агафья Яковлева Бессмертных (Кожевникова). На коленях у прадеда - вероятно, старшая сестра отца Федора, 1933 г.р. Мальчик рядом - его старший брат Аркадий, 1930 г.р. Сыновья Николая Ильича:
  8. Земля сибирская великолепно хранит куда меньшие по объему земляных работ городища и даже котлованы и насыпи отдельных жилищ с эпохи неолита-энеолита, то есть и 5-тысячелетней давности. Если эти остатки целенаправленно или по невежеству не срывать подчистую и не распахивать. Остатки русских фортов и редутов на границе со степью, увы, слишком поздно отнесли к культурно-историческим памятникам, да и последнее не слишком помогло их сохранности. Не больно то местные колхозно-совхозные власти боялись очередной ревизии состояния этих ям и валов, которая могла состояться лет через 20 и 30. А уж частные фермеры и подавно. К тому же, как это не удивительно, но не все редуты и крепости данной линии до сегодняшнего дня вообще обнаружены и обследовались. Никто на такие масштабные работы, как обследование всей пограничной линии, денег не выделял, а то что все-таки было обнаружено и идентифицировано - то сделано чуть ли не по личной инициативе немногих археологов, историков, архитекторов из ближайших городов и, большей частью, те остатки, которые и не терялись - всегда были известны местному населению.
  9. Спасибо за выложенные сканы карточек. Добавлю кое-что об этих персонах: БЕЗСМЕРТНЫХ КУЗЬМА ДЕНИСОВИЧ (праправнук моего прапрапрапрадеда Филимона Дмитриева Безсмертных, четвероюродный брат моего прадеда Николая Ильина Безсмертных - праправнука Филимона Дмитриева Безсмертных, троюродный брат Якова Моисеевича Безсмертных). Расшифровка карточек: Безсмертнихъ Московское Городское Общественное Управленіе ОРГАНИЗАЦІЯ ПОМОЩИ РАНЕНЫМЪ И БОЛЬНЫМЪ ВОИНАМЪ УВѢДОМЛЕНІЕ О ПРІЕМѢ Госпиталь Импер. Московск. Техн. Учил. 1. № ист. бол. 1774 2. Поступилъ 24 числа VII мѣс. 1915 г. 3. Откуда поступилъ Покр. казармы 4. Фамилія Безсмертнихъ Имя и отчество Кузьма Денисовичъ 5. Возрастъ 20 лѣтъ. - 6. Хол., жен., вдовъ. 7. Званіе или сословіе кр. 8. Мѣсто родины: губ. Тобольской уѣздъ (городъ) Ишинск. вол. Уктуск. сел. Савино 9. Мѣсто жительства передъ войной: губ. уѣздъ (городъ) 10. Чинъ ряд. 11. Часть войска 12 Кавказска- го полка 4 роты 12. Раненіе, контузія; тяжелое, легкое, огнестрѣльн. (руж. пулей, шрапн., осколк. снаряда); хол. оруж. (штыкъ, шашка, проч.); проникающее (черепъ, грудь, животъ, суставъ); съ повр. костей,, безъ повр. костей; черепа, лица, шеи, груди, живота, спины, конеч. верхн,, нижн. головы 13. Названіе болѣзни Врачъ Источник: РГВИА www.gwar.mil.ru ------ 995 (Синія для ниж. чиновъ). 5 (На прибывшихъ). Фамилія: Бесмертный Имя: Кузьма Отчество: Денисовичъ Воинское званіе и часть: р. 51 Литовск. Губернія: Тобольской Уѣздъ: Ишимского Волость: Селеніе (деревня, станица): Савино Боленъ: Раненъ: 22/IV/1916 Время и мѣсто сражения: р. Серет Названіе и подробный адресъ лазарета, сообщающаго свѣденія (штемпель): 56 Тыловаго Эвакуаціонаго Пункта Г. Черкассы Когда поступил в лазаретъ: 28/IV/1916 Источник: РГВИА www.gwar.mil.ru --- Прочие сведения: Одиннадцатые Тюменские родословные чтения ПОКОЛЕННАЯ РОСПИСЬ РОДА БЕЗСМЕРТНЫХ (БЕССМЕРТНЫХ) 13 поколений, 294 персоны: Поколение 7: 44-15. Безсмертных Дионисий Евсевеев, *30.06.1873 в д. Савина. Жена: Безсмертных (Кошелева) Парасковья Григорьева, *вычислено 1874 (из с. Уктузское) Дети: Косма, Сусанна, Макрина, Николай, Евгения ---- Его отец (правнук моего прапрапрапрадеда Филимона Дмитриева Безсмертных, троюродный брат моего прапрадеда Ильи Егорова Безсмертных - правнука Филимона Дмитриева Безсмертных, троюродный дядя моего прадеда Николая Ильина Безсмертных - праправнука Филимона Дмитриева Безсмертных) упоминается в следующем документе: ТОБОЛЬСКАЯ ГУБЕРНИЯ № 118 1911 г. июля 21. — Представление прокурора Тобольского окружного суда С. Ф. Петрова прокурору Омской судебной палаты В. В. Едличко о пропаганде крестьянина дер. Са- виной Ишимского у. С. Г. Бухарева среди местных кре- стьян против царизма. Доношу в. пр., что при Тобольском губернском жандармском управлении возникло формальное дознание о крестьянине Степане Герасимове Бухареве, обвиняемом по 130 и 1 ч. 103 ст. Угол. улож., обстоятельство коего, как видно из произведенного приставом 5-го стана Ишимского у. дознания, заключается в следующем. Означенный Бухарев, происходящий из крестьян дер. Савиной Уктусской вол. Ишимского у., служил до 1905 г. на Сибирской железной дороге. В этом году, будучи уволен со службы за участие в забастовке, он вернулся на родину в дер. Савину и занялся здесь мелочной торговлей. В течение первых 5 лет Бухарев, живя в дер. Савиной, ничем себя особенно не проявлял, слывя лишь вообще за человека свободомыслящего, но с прошлого 1910 г. он начал вести среди местных крестьян пропаганду и оказывать на них вредное влияние, внушая им противоправительственные идеи. Так, по свидетельству крестьян Василия Бессмертных, Семена и Степана Чекуновых, Дениса Бессмертных, Ильи Емельянова, Павла Кривогузова и многих других, Бухарев в частных беседах с ними доказывал им, что существующий в России государственный строй необходимо изменить, что государя такого, как существует в России, не надо, что государя надо иметь выбранного всем народом, что жить тогда всем будет лучше, так как все будут равны и податей тогда придется платить гораздо меньше и что теперешний государь кровопийца, пьющий кровь из народа и путающий мир. Такие беседы он вел при каждом удобном случае со многими очень крестьянами, которые будучи допрошены на дознании, вполне это подтвердили. Донося об изложенном, имею честь вместе с сим на основании 1036 ст. Уст. угол. суд. ходатайствовать пред в. пр. разрешить мне передать настоящее дознание для производства следствия мировому судье 2-го участка Ишимского у. Прокурор суда Петров. С подлинным верно: прокурор Петров ЦГАОР, ф. 124-И, МЮ, оп. 49, 1911 г., д. 391, л. 1 — 1 об. Заверенная копия. Опубликовано: 1. Крестьянское движение в России. Июнь 1907 г. — июль 1914 г. Сборник документов / Под ред. А. В. Шапкарина. М.-Л.: Наука, 1966. - 677 с. (С. 295-296, док-т № 118). 2. Революционное движение на территории Омской области (1907-1917 гг.): Документы. Материалы. Хроника / Л. В. Рачек, Ю. П. Родионов, В. М. Самосудов и др. - Омск : Омское кн. изд-во, 1988. - 220 с. (С. 106-107). -------- БЕССМЕРТНЫХ ЯКОВ МОИСЕЕВ (праправнук моего прапрапрапрадеда Филимона Дмитриева Безсмертных, четвероюродный брат моего прадеда Николая Ильина Безсмертных - праправнука Филимона Дмитриева Безсмертных, троюродный брат Кузьмы Денисова Безсмертных). Расшифровка карточки: Безсмертный (Синія для ниж. чиновъ). (На прибывшихъ). Фамилія: Безсмертный Имя: Яковъ Отчество: Моисеевичъ Воинское званіе и часть: рядовой 8-го Сибирск. п. Губернія: Тобольская Уѣздъ: Ишимскій Волость: Уктусской Селеніе (деревня, станица): Савино Боленъ: Раненъ: Огнестрел. лѣв. плеч. съ раздробл. кости и таза, и раздробл. лѣвой подвздошной кости. Время и мѣсто сражения: 27/II-1917. Герм. фр. Названіе и подробный адресъ лазарета, сообщающаго свѣденія (штемпель): Лазаретъ № 3 Буз. Отд. Всер. Зем. союза Когда поступил в лазаретъ: 1/III-1917 Источник: РГВИА www.gwar.mil.ru ----- Яков Моисеевич был большим любителем отметиться на всевозможных церемониях - крещениях, свадьбах и т. д. Где его имени только не встретишь. Его жена была Ксения Трофимовна Безсмертных: Метрическая книга Уктузской ц. за 1910 г. Кадр 330 на пленке с американского сайта: № 113. 10 августа. Родилась дочь Наталія у Іакова Моисеева и Ксеніи Трофимовой Безсмертныхъ (д. Савина). Крещена 15-го. МК Уктуз. ц. 1910 г. - кадры 290-408 // МК Уктуз. ц. 1908-12. (Тюм. арх., ф.255, оп.2 , д.249). ------ Яков Моисеевич и его родной брат Николай Моисеевич были арестованы и расстреляны в 1937 году: Бессмертных Яков Моисеевич: 1883 года рождения Место рождения: Бердюжский р-н, д. Савино; Колхозник. Арест: 18.09.1937 Осужд. 10.10.1937 тройка Омского УНКВД. Расстрел 13.10.1937. Место расстрела: Ишим Реабилитиация 11.05.1957 Источник: Книга памяти Тюменской обл. Бессмертных Николай Моисеевич: 1898 года рождения Место рождения: Бердюжский р-н, д. Савино; Колхозник. Арест: 12.10.1937 Осужд. 15.11.1937 тройка Омского УНКВД. Расстрел 07.12.1937. Место расстрела: Омск Реабилитиация июнь 1961 Источник: Книга памяти Тюменской обл. --- Из статьи "Расстреляны, но не забыты" окуневского уроженца журналиста Н. Каргаполова, проживающего в г. Ставрополь, опубликованной 10.06.2015 г. в №47 (10405) газеты Бердюжского района "Новая жизнь" (с.3): " ... Я хочу рассказать об одной черной дате в жизни жителей Окунево и жителей деревень, позже вошедших в состав Окуневского сельского совета. Это 13 октября 1937 года. В этот день по приговору «тройки» Омского УНКВД в Ишиме были расстреляны сразу тринадцать наших земляков. Это Степан Осипович Замякин, Яков Степанович Прокопьев, Павел Никитович Омегов, Александр Яковлевич Тюменцев, Семен Ильич Уросов, Евстафий Елисеевич Чекунов, Иван Дмитриевич Чекунов, Андрей Еремеевич Чернов, Яков Моисеевич Бессмертных, Александр Александрович Кукарцев, Павел Андреевич Кривогузов, Василий Андреевич Сильченко, Дмитрий Николаевич Емельянов. ... По данным Ишимского краеведа Г.П.Кузурманова, в Ишимском округе с мая 1937 года по июль 1938 года было арестовано 1729 человек. Из них расстреляно 1727 человек, в т.ч. в Ишиме - 839 человек, в Омске - 888 человек. Кроме тех, кого я перечислил в начале рассказа, были также расстреляны в Омске: 26.10.1937 г. - Михаил Елисеевич Белов, Меркурий Артемьевич Варакин, Михаил Тихонович Журавлев, Сафрон Иванович Яковлев; 26.11.1937 г. - Василий Михайлович Корнилов; 07.12.1937 г. - Николай Моисеевич Бессмертных; 10.12.1937 г. - Иван Семенович Ширшов; 15.12.1937 г. - Иван Михайлович Ширшов; 04.03.1938 г. - Михаил Иванович Ромейко; 17.03.1938 г. - Николай Иванович Попов. Расстреляны в Ишиме: 14.10.1937 г. - Аввакум Федорович Чекмарев; 22.09.1937 г. - Андрей Ананьевич Фадеев, Елизар Андреянович Калугин, Меркурий Федорович Калугин; 25.10.1937 г. - Зиновий Дмитриевич Кукушкин. Если вернуться к 13 октября 1937 года, когда были расстреляны 13 наших земляков, то стоит добавить, что суд над ними состоялся 10 октября. Вместе с ними были осуждены: Константин Васильевич Александров из Кушлука, Никита Панкратович Яковлев из Пеганово, Федосей Артемьевич Макаров из Уктуза и еще более двухсот человек. Никакого суда, конечно, не было. Просто «тройка» подписала предоставленные им списки, и судьба арестованных была решена. Все они были расстреляны. 13 октября расстреляли 118 человек, 14 октября - 123 человека. ... Арестованных содержали в здании милиции и в здании тюрьмы, говорят, там же их и расстреливали. По словам других, расстреливали в подвале бывшего купеческого дома. Хоронили за городом в безымянных общих могилах, в том числе в Мещанской роще. В 1989 году одно из таких захоронений найдено в лесу у деревни Борки Ишимского района. Среди редких берез отчетливо видны очертания четырех ям размером примерно четыре на четыре метра. Раскопки показали, что это и есть братские могилы расстрелянных в 1937 году. Возможно, в этих могилах лежат и наши земляки. В 1993 году там установлен поклонный крест, у которого в День памяти жертв политических репрессий 30 октября ежегодно проходит поминовение." -------- Кроме того, из представителей фамилии Бессмертных, уроженцев д. Савино, в Первой мировой войне принимал участие рядовой 437-й пехотного Сестрорецкого полка Безсмертных Василий Федорович, выбывший из строя 11.01.1917 г. Это четвероюродный брат Якова Моисеевича и Кузьмы Денисовича Безсмертных и четвероюродный же брат моего прадеда Николая Ильича Безсмертных, тоже праправнук Филимона Дмитриева Безсмертных. Его прадед - Михайло Филимонов Безсмертных был родным братом моего прямого предка (прапрапрадеда) Емельяна Филимонова Безсмертных, а также прадеда Якова и Николая Моисеевичей и Кузьмы Денисовича Безсмертных - Никиты Филимонова Безсмертных. Как своего рода вынос мозга - факт, что троюродный дядя участников Первой мировой войны Василия Федоровича, Кузьмы Денисовича и Якова Моисеевича Безсмертных, а также моего прадеда Николая Ильича Безсмертных (у которого в Великой Отечественной войне участвовали и погибли оба его сына) - Яков Родионович Бессмертных, 6-летний к началу Первой мировой войны (при том, родившийся у вдовы своего отца Родиона Андреевича Бессмертных (который был сыном Андрея Филимонова Бессмертных, самого младшего из сыновей многократно упоминавшегося Филимона), умершего за пару лет до рождения этого своего сына, записанного под его фамилией и отчеством), принимал участие во Второй мировой войне, на которой погиб в 1943 году. Будучи на тот момент моложе погибшего на той же войне парой лет раньше своего троюродного внучатого племянника - моего деда. Мой прапрадед - Илья Егоров Безсмертных, одного поколения (троюродный брат) с участником Великой Отечественной войны Яковом Родионовичем Бессмертных, но старше его на 60 лет, служил в царской армии в 1870-ых годах, во время русско-турецкой войны.
  10. волостное село Уктузское

    А разве кто-то спорит? Только в историческом процессе начинают участвовать (не в качестве перегноя, а деятелей) обычно бывшие рабы. Не актуальные. Никто бы ныне не знал и не помнил Спартака (и даром никому не нужно было бы знать его), будь он хоть тыщу пицот раз подряд непобедимейшим гладиатором Рима. Таблицы с именами таковых чемпионов археологи находят регулярно и никому они не интересны. Исключение - когда раб, оставаясь рабом, был буквально за уши втянут в историю - это разве что братья Черепановы с их первым российским паровозом. И то - было чего изобретать - когда в Англии история паровозо- и железнодорожного строения к тому времени насчитывала уже лет 20. Паровоз Черепановых - это лишь горьковатая капля меду к утешению российских сердец. Могём, типа - когда захотим. Сами, с опозданием от передовых стран лет на 20, дубово, коряво. Но таки. Несколько крепостных отличились в Отечественную войну 1812 году? Спасибо Наполеону, против которого они воевали. Благодаря ему они получили иллюзию свободы, уверовали, что свободны. Но им, еще не успел Наполеон убраться за границы России, собственные господа эти бредни моментально из голов выбили. Так что этот пример сопоставимый с войском Спартака. Бывшие рабы были свободные, пока держали оружие в руках. Как раб может реально участвовать в истории, когда он, даже будучи заводчиком и чуть ли не миллионером, сам себе не хозяин, не имеет возможности и права покинуть усадьбы рабовладельца без его позволения, не имеет клочка собственной земли и собственного дома, права голоса, даже права самостоятельно выбирать себе супругу. Его семью, судьбу господин может разбить по любой прихоти. Лишить дома, детей, запретить заниматься профессией, где он преуспевает и заставить заниматься чем угодно. Он вещь, инструмент и рабочий скот. О том, что что предки Цезаря были рабами, истории ничего не известно. В Риме род Юлиев с самых ранних времен был аристократическим. Естественно, что Рим основали какие-то бродяги при давно существовавшей в тех местах Этрурии - и цари последней долгое время были истинными правителями римских пастухов. Во времена этрусков, возможно, первые Юлии коз этрусских пасли - но это можно только ради развлечения себе выдумать. Кем были предки Юлиев неизвестно и не будет известно никогда, а вот о посмертной судьбе тела самого Юлия, одинаковой с судьбой любого раба, когда еще стишок сочинили. Это, если не ошибаюсь, из шекспировского "Гамлета": "Истлевшим Цезарем от стужи заделывают дом снаружи. Пред кем весь мир лежал в пыли, торчит затычкою в щели". Ну, это о теле. Вещи исторически крайне маловажной. Если ты не Тутанхамон. Хотя кому было бы интересно тело ничем не славного 16-летнего Тутанхамона, не будь оно обложено чуть ли не тоннами золота? Кстати, предки Юлия Цезаря, наверное, не напрасно попали в число римских сенаторов, патриотов и патрициев - "отцов отечества". Даже если и были они пастухами этрусских коз, то стать не просто свободными людьми, а новой знатью могли лишь через активное участие в антиэтрусском восстании, в свержении этрусских царей. О ком из рабов еще вспоминает история? Ну, еще раб Сократ мудростью отличался. Которую, естественно, не в рабском состоянии приобрел. И что? Это помешало его владельцам его умертвить? Как умертвили бы собаку? В Риме у знати, включая императоров, было чуть ли не соревнованием кто более отмороженного раба - греческого философа себе в учителя и советники пристроит. Вот на этом суровый Рим и кончился, вся болтологическая гниль, истребившая его, как прежде истребила греческую цивилизацию, и началась.
  11. волостное село Уктузское

    Не жалуюсь. Похоже, что ГОСПОДИН Viktorvam ни разу не доктор. А, значит, свои диагнозы может сам знает куда вложить. Если задел за живое - и ваши предки из рабов - не мне за это мстите. Не я их в таковые обратил. И не мои предки.
  12. волостное село Уктузское

    За других говорить не могу, а про себя скажу: мне интересно откуда приехали мои далекие-далекие предки в Сибирь, в каких местах они жили, по какой земле они ходили, какие речки, поля, травы они видели. Уверена, это многим совершенно не интересно. Допускаю, что для кого то интересно знать и фамилию барина-дворянина-аристократа-владельца. Думаю, что некоторым исследователям через фамилию владельца, можно быстрее и больше узнать из публикаций и интернета о местности и об истории тех мест, где жили предки. Не знаю. По-моему, родословные, генеалогические древа рабов - это что-то совершенно запредельно нелепое и нездоровое. Можно было бы понять (но не простить) мотивацию, когда бы это делал (в сугубо практических целях) какой-нибудь занимающийся селекцией старинный барин (как он это делал бы для прочей своей скотины, желая улучшить ее породу), но когда этим занимаются сами потомки рабов? Что они выяснят при величайшей удаче - что все их предки в любую обозримую для письменных источников глубину древности, где бы они ни жили и чьей бы собственностью не являлись, были рабами? Что источников, когда их предки были свободными, просто не существует? Что - сколько не углубляйся - таковых, скорее всего, не обнаружишь? Негры в США, углубляясь в свою генеалогию, имеют реальный шанс докопаться до того момента, когда их предки были свободными людьми в Африке. Где они были свободными, когда и какая гнида обратила их в рабов. У них есть смысл вести такие изыскания. Потомок российского крепостного ни до чего такого не докопается.
  13. волостное село Уктузское

    Можно родословную барина вашего предка составлять. Этот Василей 7 лет в 1710 году не иначе папаша здешнего барина 1764 года Якова Васильева Нефедьева. Неужто, в самом деле, те, кто имеют предков в Европейской России, строят генеалогические древа крепостных? Чего ради? Чтоб узнать кого из семей предков, когда, где, за сколько и какому барину оптом и в розницу продавали, проигрывали в карты и меняли на щенков? Или приятно фантазировать, что, может быть, твои родственники родня самому барину - российскому дворянину-аристократу "князю Урус-Кучум-Кильдибаеву" через ius primae noctis? А ты, таким образом, не просто потомок холопов и смердов, но и сам немного дворянин и аристократ. БГГ.
  14. волостное село Уктузское

    Спасибо большое за расшифровку. Осторожно выскажу предположение, что эти страницы из сказки написаны именно Обросимом Абрамовым в феврале 1763 года? Это ли не фантастическая награда за поиски? Написано, скорее всего, профессиональным писарем (и эти листы официально оформленный чистовик - по домам же могли ходить с какими попало бумажками и черкаться и кляксить в них сколько влезет), а ответственным за проведение переписи в данном населенном пункте из местных жителей был назначен именно Обросим Абрамов. О чем догадываться не надо, ибо сказано прямо. Для этого ему совершенно не нужно было быть грамотным. Он просто должен был быть в здравом уме и знать всех в своей деревне или селе, должен был следить, чтобы писарь не пропустил ни одной семьи. ни одного человека. Водить его в каждый дом. Сообщать об отсутствующих и выбывших. А писарь или сам чиновник, какой-нибудь отставной военный, назначенный проводить перепись в уезде или волости, вслух зачитывали, что именно они записали. В отдельные ли переписи или всегда записанное зачитывалось вслух троекратно на сходке жителей этого населенного пункта, дабы свериться, что никого не пропустили. Чтобы общине не платить лишнего за кого-то выбывшего. А ответственному не нести жестокого наказания за халтурную работу - за пропущенных особ - и принесенный этим ущерб государству. Сомневаюсь, чтобы местный крестьянин, ответственный за перепись, вообще способен был уплатить такую недоимку в казну, какую она потерпела в результате, что пару десятилетий или того больше, некто пропущенный по его вине или недосмотру не платил государству податей. Так что штрафом в таких случаях едва ли обходилось - скорее, каторга светила. Только после неоднократных проверок местный выборный крестьянин, по причине неграмотности, просил кого-то расписаться вместо него или, если сам исполнял какие-то функции низовой власти на селе и имел печать - ее прикладывал. Видать, нужно орфографию модернизировать и пунктуацию выставить, чтобы вообще понятно было о чем собственно во вступлении к переписи говорится (хоть там, в основном, текст стандартный - для 3, 4 и 5 ревизий): Скаска 1764 году - по силе публикованного в прошлом 1763-м году февраля 13 дня имянного ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЫСОЧАЙШАГО "О ревизии" Указа (сколко по последней 1747 году ревизии в подушном окладе мужеска полу душ состояло и ис того числа доныне разными случаями убыло и после того вновь рожденных с показанием), [а также] по силе публикованного в 1761-м году Указа - по приложенным тогда формам и о женском поле, по семействам Ярославского уезду Закоторожского стану, [в] вотчине отставного титулярного советника Якова Васильева сына Нефедьева - селца Матвейцова, дворовой человек Обросим Абрамов объявляю - по самой истинне, без всякой утайки; а буде впредь кем обличен явлюся в том - повинен буду положенного по указам тяжкого штрафа, без всякого милосердия.
  15. волостное село Уктузское

    Это запросто. Как-то так я вижу: Скаска 1764 Году Посиле Публикованного впрошлом 1763-м году Ѳевраля 13 дня Імянного ЕЯ ІМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА ВЪСОЧАИШАГО Оревиз[ї]и Указа Сколко попоследнеи 1747году ревиз[ї]и вподушном окладе мужеска полу д[у]шъ состояло Іистого числа дон[ы]нѣ разными случаями убыло Іпосле того вновь рожденных споказанием посиле публикованного въ 1761-м Году Указа поприложеннъм тогда Ѳормамъ Іо женском поле посемеиствамъ Ярославского уезду Закоторожского стану вотчине отставного титулярного советника Якова Васил[ь]- ева с[ы]на Неѳедьева селца Матвеицова дворовои ч[е]л[о]в[е]к]ъ Обросим Абрамовъ объявляю посамои Істинне бѣзвсякои Утаики а буде впред[ь] кемъ обличенъ явлюся втомъ повинен буду положенного поуказом тяжкого штраѳа бѣзвсякого Милосердия :/ ---------------------- Попоследнеи реви- з[ї]и вподушнои окладъ положены -- Ізонъхъ после реви- з[ї]и дон[ы]нѣ разными случаями выбыли -- Н[ы]не состоятъ на лицо Ісприбы- лыми Івновь роженными -- Лѣта -- А имянно Ярославского уезду Закоторожского стану вселце Матвеицове дворовые люди Обросимъ Обрамовъ 20, --, 37 Унего жена Марья Григорьева тритцати лет куплена Ростовского уезду Лахоцкого стану у квартермистра Івана Михаилова с[ы]на Тяпкина Ізселца Набѣреж- ского Уних дети рожденные после ревиз[ї]и Сидоръ --, --, 14 Семенъ --, --, 13 Василеи --, --, 11 Матвеи --, --, 4 Петръ --, --, 3 недель Да дочь Дарья Шести лет
×

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования