Перейти к контенту

koteyka

Члены СВРТ
  • Число публикаций

    1 592
  • Регистрация

  • Последнее посещение

Весь контент пользователя koteyka

  1. Встречи в Москве

    Видео-запись лекции Е. Е. Наумовой "Русская эмиграция в Нидерландах" от 31.01.2019 г.
  2. Встречи в Москве

    Видео готово - закачивается на ю-тьюб - это часов 10 займёт. Сразу выложу ссылку.
  3. - Ошкуков Иван Козьмин. 1854г.р., пос. Устьзаостровский ф.67, ОП.1, Д.1223 Возрастные списки на казаков, поступивших на службу с 1 января 1874 года. Период 1904-1910 гг. , лист 104 об. -105 ф.1707, оп.1,д.30 Со сведениями о расформировании казачьих полков, о формировании местной самоохраны,1919 г. : - Ошкуков Николай, станицаЧерёмуховская, л.18 об. - Ошкуков Николай, 2 отдельный Сиб.каз.дивизион, л.115 ;
  4. Встречи в Москве

    Лапоточки синенькие на нас хороши
  5. Материала других авторов в своей книге

    Спасибо! Это важно знать!
  6. Друзья, коллеги, нужен совет. Возможно у кого-то был подобный опыт. Практически закончила писать книгу о судьбе Покровского К. Д. (2-юр. дедушка) учёный-астроном, репрессирован. Столкнулась с неожиданной проблемой. Завершающая глава о его трагической судьбе: аресте и гибели. Есть изумительно написанный материал других авторов напечатанный в "Вестнике пермского университета" к 145-летию Покровского. Много фактов, проверенных архивными документами, прекрасный язык, компоновка материала, полнота информации. Статья довольно большая. Никакой по сути воды - всё нужно. Я застряла, не понимаю что делать, т.к. осознаю, что невозможно выдрать из этого материала просто цитаты - получиться обкусанный, скудный текст. Попытаться пересказать своими словами - бред графоманский, и по языку не потяну. Выбросить часть материала - тоже бред - всё важно. Если бы можно было вставить в книгу целиком эту статью с указанием авторов - было бы идеально. Допустимо ли подобное на практике? Может быть кто-то сталкивался с таким вариантом? И нужно ли разрешение на такой шаг со стороны тех авторов, если он будут указаны? Не могу переступить психологически через это препятствие - я не напишу даже приближённо так, как написали они. Как бы вы поступили, может что посоветуете?
  7. "Белые офицеры - красная власть" фонды ИА Омской Области Межфондовый именной указатель по документам Ист. Арх. Омской обл. и его филиала в с. Тару содержит краткие сведения биографического хар-ра с поисковыми данным в архивных документах о бывших офицерах и военных чиновниках белых армий.
  8. Включить в культурную программу после выставки для всех участников)))
  9. «Путевой дневник» - Мы летим на Юго-Запад – Испания – М’алага. Начало декабря 2018 г. *** *** Где ты, где ты звонкая, морозная, солнечная московская зима?! Скачешь козой в стеклянном капрончике, а коленки промёрзли до хрупкости хрусталя и сверкают красными округлостями, как ёлочные шары. В подъезде из сумки — шерстяные рейтузы (ну, не идти же в них по улице с наморщенными коленками!) — и с невинным видом домой — "Не, мамуль, не замёрзла, правда-правда!" -- И не дай, Бог, мамино чуткое ухо поймает фальшивую нотку излишней бодрости в моём голосе, а рука неожиданно дотронется до окоченевших коленок! Мало не покажется! Где ты, где ты, звенящая морозцем московская зима?! Тоскливый, тёмный, депрессивный московский декабрь со слякотью, давящим колпаком серых облаков и невнятностью — что сегодня на себя напялить? Все нормальные люди рвут к морю, под солнце жарким летом. А мы ненормальные – не пляжные. Летом, как перелётные птицы стараемся перебраться на Север, подальше от пекла и духоты. А зимнюю хандру взрываем недельным фонтаном новых впечатлений. Место выбирается по погоде и туда, где мы ещё не были. На этот раз прогноз погоды указал точные даты райского счастья +19, +20 — М’алага — Испания! Одёжка подбирается по принципу «капусты» — получается небольшой чемодан, сумка с фотиками и планшетом. *** Две трети жизни мы путешествовали исключительно с Синкевичем, уткнувшись носом в «ящик»! Замечательные передачи, но живьём посмотреть — разве можно сравнить?! Вы, мои дорогие, уже поняли, что ДОРОГИ — мой ХРАМ! Исчезают границы моего тела и моих мыслей…. Не просто люблю дороги — дышу, наполняюсь, впитывая всё, что вижу и слышу. А Душа затаивается в ТИШИНЕ — лучшее место творения новых фантазий и красок. Дороги — место моего умиротворения, согласия с собой и миром. Место, где я бываю счастлива… *** Опыт и память этнографических экспедиций приучил сначала чуять пространство каким-то особым необъяснимым способом, и уж потом приходит осмысление, почему пришли те или иные чувства и переживания. Не люблю толпы измождённых экскурсионных групп, мечущихся с "топотом копыт", когда на пятой минуте уже ничего не слышишь и не видишь, а экскурсовода просто хочется убить, потому что уши не выдерживают трескотни слов. Поэтому последние годы отказались от турагенств и официальных групповых экскурсий. Маршрут намечается и тщательно прорабатывается «на берегу», с учётом сегодняшних физических возможностей и интересов. Опыт показал, что недели достаточно для одного места, чтобы наполниться и даже слегка утомиться. Увы, я не очень люблю музеи и разного рода галереи. В современных условиях это всё уже смотрено-пересмотрено в прекрасном качестве. А вот проникнуться жизнью людей, понаблюдать их национальные характеры, особенности жизни, поговорить, понять, чем они живут — вот это МОЁ! Нарисованные образы народа из кино, книжек, чаще всего не совпадают с живыми впечатлениями. И обязательно сравниваешь "как у них, и как у нас". Чем отличаемся, и что общего. А ещё, как к нам относятся. Последнее время это стало особенно актуально. Поверьте, чаще всего то, что «наверху» совсем не то, что «внизу». Уж, не пойму почему, но прошла какая-то ассоциация с анекдотом про Льва Толстого, когда он решил податься в народ, в пахари. «Нет уже Толстого, а любопытствующие нашли крестьян, что видели великого человека. Вот и спрашивают: — А видели ли вы, мужики, Великого Писателя? — Неа, не видали таковских… — Да как же не видели, Льва Николаевича-то Толстого!? Он же в вашей деревне поле вспахивал собственноручно! — Аааа… Ну, да, ну да…. Бывало, помним…. — Нууу? — Чё нууу? — Ну, КАК вам Лев Николаевич-то? Какие впечатления оставил? — Ну, чё? Барин пашуть…. Пылишшааа….» *** Так что «наверху» у них свои разборки, а у нас «внизу» свои разговоры за жизнь, за погоду… Россия — задумываются надолго — «Неа, не знаем, не слыхали…. А где это?» — Русские? АААА… руси сеньориты hermosas, buenas esposas (красивые, хорошие жёны) Но начну-ка я, пожалуй, сначала, по порядку. А к жёнам мы ещё вернёмся. А пока – пока-пока, бессонница моя прошла приятно, надо бы и подремать немного – уж пятый час – пропели петухи!
  10. Материала других авторов в своей книге

    Друзья, большущее спасибо!!! ))) Что-то подобное у меня вертелось в голове, но по неопытности не решалась
  11. Здорово! Сообщила Володе. Поищу, какие там ещё есть музеи.
  12. Глава 15. «Путевой дневник» – Испания – М’алага. Музыкальная Испания. Фламенко – символ Испании! Начало декабря 2018 г. И вот! И ВОООТ! ФЛАМЕНКО! Коли вам посчастливиться увидеть и услышать хоть разочек живьём Фламенко, то никогда в жизни не забудете это чудо – ДУШУ ИСПАНИИ! Фламенко зародился в середине восемнадцатого века в Андалусии и распространилось по всей Испании. Но его корни уходят в глубину тысячелетий. В Испании появился в 500-250 годах до н.э., когда индийские танцоры, прибывшие в Испанию через порт Кадис (Cádiz) чтобы развлекать королевскую знать. Почти через 1000 лет на испанскую землю пришли мавры и цыгане, которые привезли свои стили танцев. Слияние нескольких культур Иберийского полуострова (арабской, цыганской, иудейской, христианской) усовершенствовало уже существующий танец фламенко. Будучи народным видом творчества, мастерство фламенко передавалось от учителя к ученику и на бумаге не записывалось. Фламенко почти всегда ассоциируется с цыганами. Может быть, потому что это группа, которая наиболее способствовала его зарождению и развитию. Цыгане перемешали все эти мультикультурные элементы в гармоничный танец. И тогда они стали распространять фламенко за пределами своей группы. Мультикультурные корни фламенко отражаются во всех его аспектах: в танцах, пение и музыке гитары. В пении и музыке, например, они находятся под влиянием: пений синагоги; Григорианского пения; Андалузских народных песен; традиционной андалузской музыки; арабских звуков; африканских ритмов. По словам историка Хосе Луис Наварро Гарсия, автора книги «История танца фламенко», основные характеристики танца фламенко происходят из трех талантливых культур музыки и танца: Андалузской культуры, которая внесла в танец грацию, элегантность, игривость, свежесть. Цыганской культуры, которая внесла темперамент и интерпретацию танца. Культуры Черной Африки, которая принесла во фламенко чувственность изгибов и ритмов. Пение и гитара сливаются в единое художественное выражение. Танцор или танцовщица интерпретирует чувства, которые выражают певец или певица в своем пении. Фламенко отличается грациозными движениями рук и запястий, покачиванием бедер, поворотами, ожесточенным топотом, глубокими стонами, «поддакиваниями» участников и сумасшедшей виртуозной гитарой. Если фламенко исполняется без гитариста, компас задаётся хлопаньем ладоней или постукиванием костяшками пальцев по столу. Кастаньеты редко используют во фламенко. Танцор или танцовщица превращаются в музыку. Интерпретация в танце зависит от типа песни. Каждая песня или часть песни фламенко имеет свою собственную вселенную, текстуру, ощущение и ритм. Танцор или танцовщица создает свой танец в соответствии с характеристиками песни. Тем не менее, не существует определенного шаблона шагов и движений. Вместо этого, танцор или танцовщица использует базовую основу фламенко в традиционной манере или по-своему. Эта основа предусматривает три элемента искусства фламенко — боль, страсть и радость. Фламенко родилось, как выражение чувств маргинальных групп. Эти группы использовали это искусство, чтобы выражать свои эмоциональные переживания. Боль, одиночество, тоска, отчаяние, любовь, горе, страсть и радость являются центральными темами во фламенко. Даже некоторые стили фламенко названы на честь таких чувств, как одиночество и радость (La Soleá y La Alegría). Но независимо от того, что выражает каждый танец или каждый стиль фламенко, всегда есть общий эмоциональный элемент во всем. Во фламенко, либо в танце, либо песни, всегда существует катарсис, который завершается в преобразовании болевых или глубоких чувств в более светлые или радостные. Сегодня фламенко ценится и практикуется во всем мире. В 2010 году ЮНЕСКО объявила танец фламенко нематериальным культурным наследием человечества. *** И вот мы в небольшом затемнённом зале. Довольно маленькая площадка для выступления, окружённая рядами для зрителей. Зал полон - ни одного свободного места, даже стоят. Устроились на первом ряду. Напротив нас разместилась группа пожилых японских туристов, что было особенно приятно во время выступления. Японцы удивительно чувствуют и ценят прекрасное. Когда начался концерт, видела их глаза, руки, движения. Мы слились в одном потоке впечатлений и чувств, что придавало им особую силу и глубину. Нет, вероятно, слов, чтобы передать «ЧТО такое фламенко»! Словами не описать – надо почувствовать происходящее всем своим существом! Вот это, без подделок и прикрас красота, темперамент испанок, невероятное пение и сумасшедший гитарист! Час наслаждения! Вот он испанский характер: страсть, прорывающаяся через сдержанность и запрет, даже пуританство! Испанцы близки к цыганам, но, на мой взгляд, цыгане «нараспашку», а здесь всё внутри – накал страсти, боли, радости, силы и гордости! О! И это страсть всеобъемлющая, не только любовная! Не случайно я упомянула «пуританство». Всегда поражали весьма фривольные сюжеты испанских пьес, и это в сурово пуританской стране. Всё это ощущается и во фламенко! Это танец внутреннего освобождения, танец для женщин с судьбой! Именно здесь я увидела тех испанок и испанца, образ которых жил в моём воображении. Всё отвечало этому образу: высокий рос всех троих, лица, талант! Ни один иностранный исполнитель не может сравниться с испанцами, исполняя фламенко. Танец длиться довольно долго и это поражало, так как я могла представить цену и подготовки и самому выступлению. *** Не могу отнести себя к «просто зрителю». И пение, и «силовые» хар’актерные танцы (почти на профессиональном уровне) имели место быть в моей жизни. Никогда не забыть разбитых пальцев, вечно заклеенных пластырями, сведённых судорогой ног и не человеческой усталости. «Почти профессиональный уровень» - это загадка для меня. Зачем-то Богу было нужно окунуть меня во множество таких областей деятельности, а потом резко перекрывать «кислород» и никогда больше не возвращать к этому занятию. Вся моя жизнь и судьба соткана из поиска и не очень долгих остановок в той или иной сфере: прикладное искусство, музыка, танец, поэзия, проза, сказительство, шитьё и вышивка, медицина и психология, история и этногафия…. Мои родные говорили, что, когда Бог раздавал способности и таланты, я, по своему обыкновению где-то болталась. Когда прибежала – мешок был пуст. Но Господь сжалился надо мной и высыпал на голову кучу крошек разных способностей. Самый большой остаток оторвался от танца. С тех пор я и мечусь всю жизнь, разрываемая на части этими крохами. Повзрослев, плюнула на метания - просто постаралась всё собрать за пазуху и перемешать. *** Каждая моя клеточка вибрировала, сливаясь с ритмом, музыкой и движениями. Танец жил в каждой моей мышце, будто не танцовщица выбивала дроби, а мои ноги выстукивали ритм. И это были минуты счастья! Глядя и сопереживая фламенко, вдруг поняла, что вместе с испанкой я танцую себя, танцую свою жизнь… *** Остаток дня хотелось молчать, побыть внутри себя – не расплескать открывшееся и поразившее. Фламенко навсегда, вместе с Испанией покорило моё сердце…. Прощай Испания! Благодарю за урок и ощущение жизни! *** P.S. К сожалению, нам не разрешили снимать выступление. Для съёмок показали только крохотный кусочек, который мы вставили в наш ролик о музыкальной жизни Малаги. Приехав домой, пересмотрела много записей фламенко разных стилей. Конечно, это совсем не то впечатление, чем находиться рядом «вживую», но хотелось бы хотя бы отдалённо показать друзьям полные варианты близкие к тому, что видели мы. Подобрала два ролика разных стилей фламенко Нашими глазами музыкальная Малага: Фламенко , подобранное для знакомства в ю-тьюбе, близкое к тому что видели мы: Вот всё, пока-пока! Спасибо, что читали)))
  13. Глава 14. «Путевой дневник» – Испания – М’алага. Музыкальная Испания. Интерактивный музей музыки. Начало декабря 2018 г. Итак, последний день – салют и фанфары в честь нашего отъезда! Потрясённые исторической реконструкцией 1831 года, мы бродили по городу, так как предстояло посещение интерактивного музея музыки и концерта «Фламенко». А пока мы бродим, я расскажу вам о музыкальных впечатлениях во время отпуска. *** Образ испанца – обязательно красавчик с гитарой и мягким тенором под балконом красотки. И лучше под твоим балконом! Это усвоили и сами испанцы. А потому на каждом углу и у каждого кафе эдакий «испанец», как его хотели бы видеть туристы и как они сами представляют себя по картинкам в книжках, кинофильмам и спектаклям о старой Испании. Красота в большинстве случаев в наличии имеется, голоса, в принципе, тоже (в основном тенористые), с нарядами прошлых столетий, как-то посложнее, а вот гитара – обязательно! Бедные музыкальные уши моего мужа, да и мои тоже. За редчайшим исключением, гитары были плохонькие, расстроенные вдрызг, и всё умение играть – два аккорда, и те «невпопад». Кто-то из старшего поколения ещё помнит, как бренчали подростки в наших подворотнях – вот они были на голову выше испанских. Правда видели ещё самоиграйку, и маленькую арфу. Самоиграйка играла сама – а потому не фальшивила. Арфист тоже ублажал благозвучием – чувствовалось наличие музыкального образования. Но пели все исключительно тенорами (да и откуда взяться басу в весьма изящном теле испанца?). Песни делятся на две категории – грустные-прегрустные (плакать хочется) и заводные с бубенчиками. Грустные-прегрустные очень длинные и жалостливые. Видимо, местный фольклор. Куда ж испанцу без страданий? Первая песня (в переводе) о том, как Хосе-Мария (не ошибёшься) влюбился в красавицу – женился – народил деток дюжину – были счастливы, но недолго – жена заболела – умерла – детки-сироты заболели и умерли – Хосе один несчастный – тосковал, заболел, умер…. Я посочувствовала, прониклась и смахнула украдкой одинокую слезу, а муж тайком шмыгнул носом. Тут же появилась торбочка для монеток. Наш еврик исчез в чреве мешочка. У второго кафе другой певец встал прямо над моей тарелкой и…. опять затянул грустную-прегрустную. Красивая жалостливая о том, как уже Мария-Хосе (не ошибёшься) полюбил юную девушку красавицу – сыграли свадьбу - и родили деток дюжину – пришёл неурожай – жена отдавала последний кусок хлеба детям, а сама заболела и умерла с голоду – детки-сироты заболели и умерли – Мария-Хосе с горя бросился с обрыва…. И опять над моей тарелкой появилась какая-то шапочка с монетками – кинули…. Деваться-то уже некуда и жалко Марию-Хосе, что с обрыва… Мы затаились, когда подошёл третий певун…. Как-то быстро засобирались и исчезли в толпе… А в уме почему-то звучало: «Разлу-уу-ка, ты-ы, раз-лука – чужааая сто-рона…» Наверно фольклор у всех народом схож чем-то необъяснимым. Совсем другое дело, с колокольчиками! На площади в драных, старых джинсах пожилой, тщедушный испанец, обвешанный всякой музыкальной всячиной, задорно приглашал своей песней и звоном потанцевать. Как только заметил - его снимают – оживился ещё больше и оторвался «по полной»! И ему, и нам в удовольствие! Пригоршня евриков дождём зазвенела в гитарный раскрытый чехол! Ну, и совсем классика с погружением в историю. Трио сеньоров в живописных костюмах с обязательным бубном для монеток! Известная всем музыка ласкает слух! А уж КАК они переходили к другому столику, надо было это видеть! Эдакие котики-котики, милашки…. Как не отсыпать монеток, когда бубен появляется прямо над твоей тарелкой, а бархатные глаза, не смотря на то, что ты уже в прабабушки годишься ему, просто сиропят обожанием, обволакивают негой: «Я буду любить тебя вечно – целую минуту, пока ты кидаешь монетки…» Ах, шалун, ах, хитрец! Врёт, но КАК врёт! Ах!.... *** Конечно же, билеты в интерактиный музей музыкальных инструментов куплены заранее. Вот музей, так музей! Всё можно потрогать, поиграть, постучать… Чего там только нет! Я о таких музыкальных инструментах даже и не слышала не то, чтобы видела! Всякие разные древние, национальные инструменты, и не только испанские. Что только человек ни придумывал, из чего только не сооружал себе музыкальную игрушку для услады слуха и души. Гремелки, сопелки, дудочки, брякалки, трубы, свистульки и много-много чего-то ещё не совсем понятного. А завершает это «богачество» демонстрация граммофонов всех мастей патефонов, пластинок и радиоприёмник с проигрывателями, которые ещё даже у меня были в молодости Конечно же, мы всё потрогали, побрякали, постучали, побренькали и подудели! Где ж ещё так оторваться солидному дяде и тёте с музыкальным уклоном? *** Но именно в этом музее случилось событие, которое напомнило мне неприятную реальность. С верхних этажей спускались на лифте. Дверь распахнулась и…. Я отшатнулась назад, в глазах потемнело… Перед лифтом огромная яма с остатками древнего строения, а пол стеклянный. Кажется, с рождения боюсь края и высоты до потери сознания. Какой-то животный неуправляемый страх, не поддающийся никакой логике. Самые страшные сны – лестница, оборванная без перил. Мама сказала что это, вероятно, я от неё переняла на каком-то глубинном уровне. Во время блокады мама оказалась на такой лестнице, когда упала бомба в дом и не разорвалась. Вот и так может работать связь поколений, увы. Немного отдышавшись, стала уговаривать себя, что стекло не рухнет – всё рассчитано и можно выходить из лифта. Не уговорила. Но голова настолько отключила разум, что сообразить вернуться верхние этажи не додумалась. Хотя потом поняла, что лестница привела бы к той же яме. Пришлось, превозмогая страх, держась за стены на носочках пройти по кромке вдоль стены. Хорошо, что никто не видел этой картины. Странное явление – фобия. Единственный раз в жизни удалось её преодолеть, даже не усилием воли, а каким-то другим страхом, более сильным, чем страх высоты. Победил страх за жизнь ребёнка, упавшего со скалы в горах. Группа туристов перепилась вместе с инструктором. Трезвыми были только двое – я и подруга. Подруга помчалась на коне по верху, вызвать скорую и помощь, а мне предстояло спуститься по верёвке к малышу вниз. Я имела хоть какое-то отношение у медицине в тот момент. Больше надеяться было не на кого. Страх не успеть перечеркнул все остальные страхи. Интересно психика всё-таки работает. Но даже этот единственный случай не избавил от ужаса, который охватывает при виде края или высоты. В общем, получила адреналина от музейных «шуточек» по полной. Привели в чувство только, подаренные мужем кастаньеты – мечта всей жизни. Настоящие, деревянные. Когда-то владела ими. Но годы стёрли даже двигательную память. Зато мечта сбылась! P.S. Апогей Испании – Фламенко достоин, чтобы вынести его в отдельную и последнюю главу. Видео ролик увидите в следующей главе.
  14. Глава 13. «Путевой дневник» – Испания – М’алага. Последий романтик Малаги Начало декабря 2018 г. Последний день отпуска обещал быть уже без новых впечатлений, и тем более, без удивления и восторга. Оставалось посмотреть совсем немного – музей стекла и хрусталя. И то, как-то это название особо не привлекало. Решили продвигаться в ту сторону, а там поглядим…. Место нашего первого большого отдыха всегда происходило на площади Мерседес, рядом с музеем Пикассо, который был закрыт на ремонт. На площади стоял какой-то явно патриотический памятник, который тоже оброс лесами ради реставрации. Сидим, набираемся сил на следующие 46 шагов (наш алгоритм, чтобы сильно не утомляться). Вдруг на площади началось какое-то странное шевеление. Как принято у испанцев, неспешно, праздно-гуляющим шагом стали подтягиваться из соседних улочек, в основном, пожилые сеньоры в чёрных одеждах. Одежда явно не сегодняшнего дня, у всех медальоны-камеи (как мне показалось сослепу – позже выяснилось, что там портрет мужчины), на головах небольшие чёрные мантильи или шляпы с вуалью, кружевные перчатки. Сеньоры не казались ряженными, как, например, наши а’ля казаки. Наряд и поведение сеньор не создавал ощущение «игры» или маскарада. И окружение, гуляющее по площади, никак особенно не реагировало на эту картину. В какое-то мгновение мы решили, что сбор людей в явном трауре связан с чьими-то похоронами. Может быть в Испании принято траур носить не современный, а старинный? А вот и сеньоры появились - явно в исторических костюмах, примерно, начала XIX века. Одежда мужчин была более разнообразна – камзолы, цилиндры, пиратские (или крестьянские) головные платки, жилеты… Естественно, что наш музей хрусталя накрылся «медным тазом», вернее, взыгравшим в нас любопытством. Мы буквально вросли в скамейку, с ожиданием – а что дальше? Неспешное блуждание испанцев по площади длилось не менее часа. Наконец, вырисовался некий распорядитель этой компании и стал давать какие-то указания – видимо, строиться. Построение носило тот же характер, как и гулянье – то начинала появляться какая-то упорядоченность, то она опять растекалась, как кисель по всей площади. В конце концов, порядок, более - менее, был установлен. Колонна парами представляла собой процессию, во главе которой стоял распорядитель, затем сеньоры со знамёнами, сеньора с портретом какого-то мужчины, сеньоры с весьма скромным венком, барабанщик, группа мужчин, солдаты и все остальные. Наконец-то, процессия тронулась. Мы, забыв о возможной усталости, рванули за строем и засеменили рядом, как те босоногие мальчишки, которые бегут за отрядом солдат по деревенской улице. Грохот барабана возвещал всем горожанам: «Слушайте, и не говорите, что не слышали и не видели!». Горожане же реагировали вполне спокойно, как будто ничего вон выходящего не происходило. Просто обычная жизнь города. Так оно и было – это действо проходит каждый год в одно и то же время. Жит ели Малаги знают, что это такое и не удивляются. Забыв про 46 шагов, мы прошли по всем улочкам и улицам Малаги до самого центра. Процессия остановилась и действо сменилось следующей картиной. В центр вышел герой (как выяснилось позже) и произнёс пламенную, не утомительную речь. После чего шествие продолжилось. Здесь собралось определённое количество народу. Никаких нарядов полиции мы не заметили нигде. Далеко в сторонке стоял один одинокий полисмен. Видимо, просто на всякий случай, который в принципе здесь никогда не происходил. Процессию встретил духовой оркестр. Надо сказать, что оркестр шикарный! Великолепное исполнение, профессионализм ласкали ухо и поднимали настроение, создавая особую атмосферу. Но, не смотря на это, блуждание по площади продолжалось опять довольно долго. Причина этой растянутости, нам была не совсем понятна. Ну не принято у них суетиться! Дух «Маниньи и сиесты» и тут витал над площадью. У памятника появились часовые в парадных мундирах и ещё какая-то группа людей. Позднее нам подсказали, что это мэр Малаги и ещё какие-то руководящие чиновники. Мы не очень удивились, что вокруг не было даже намёка на крепких мальчиков с пистолетами под пиджаками. В Черногории в прошлом году наблюдали, как по президентской даче по парку разгуливает «простой» народ, а сам президент в шортиках делает зарядку – и никого вокруг из охраны. Ну, нечего бояться президенту Черногории своего народа. Что тут удивительного-то? К мэру подходили люди из гуляющих, что-то говорили, пожимали руку, фотографировались запросто так. Перед началось церемонии, мэр обошёл по периметру всех зрителей и участников, каждому пожимал руки, обнимался, как со старыми друзьями. Наконец началось следующее действо. Что-то сказал мэр, затем вдохновенную речь произнёс персонаж из прошлого. Честно скажу – это не было похоже на актёрскую роль. Как и речь проповедника в церкви, голос звучал страстно, искренне. Внутри откликалось: «ВЕРЮ!» А дальше случилось то, что ворвалось в сердце настоящей болью и разделённым горем с испанцами. Солдаты стояли напротив группы мужчин в старинных одеждах. Вдруг военные нацелились - грянул выстрел Звук шёл через усилители, поэтому действие оказалось особенно мощным. Скульптурная группа расстрелянных произвела невероятное впечатление своей правдой. Сеньоры в трауре подошли к погибшим, накинули на их головы мантильи и увели с собой. Равнодушных зрителей не осталось. Кто-то украдкой смахивал слезу, кто-то сдвинул брови – равнодушных не было. К памятнику возложили несколько венков от разных поколений. С не меньшей страстностью, сеньора зачитала по старинному свитку нечто, касающееся события. Она читала так, как не смог бы прочесть просто актёр. Голос срывался от боли. Хоть мы и не поняли ни одного слова, но поняли всё…. Наши губы дрожали, глаза и сердце плакали…. Церемония закончилась, и началось неформальное общение – фотографирование на память, знакомство, объятия и поцелуи. И нам перепало. Вот такой сюрприз, что мы даже не вспомнили о 46 шагах, преподнесла Малага на последок. Но это было не всё! Впереди ещё поджидал невероятный подарок, который, вместе с реконструкцией из истории города и страны, преподнесла Испания, чтобы навсегда завоевать наши сердца. Но об этом позже. А сейчас маленький экскурс в историю Малаги – трагический декабрьский день 1831 года: José María de Torrijos – Генерал Хоче-Мария Торрихос - последний романтик Малаги За организацию восстания против короля-тирана Фердинанда 7-го, генерала Торрихоса вместе с пятьюдесятью сообщниками расстреляли 11 декабря 1831 года на пляжах Сан Андрес, в западной части современной портовой зоны. (Предполагаю, что 5 участников реконструкции, каждый олицетворял 10 участников расстрела разного сословия или профессии). Памятник построили в 1842 году. Останки генерала и его приближенных перенесли сюда 11 декабря 1842 года, и каждый год утром 10-11 декабря члены общества Торрихос выходят на церемонию памяти. Они поют, танцуют, читают стихи и делают все с такой страстью, как будто по-настоящему проживают события тех лет. Расстрел Торрихос и его соратников на пляже в Малаге, Антонио Перес Гисберт (1888). Национальный музей Прадо, Мадрид. Во время правления королевы Марии Кристины либеральное правительство Прахедеса Матео Сагасты заказало Антион Гисберту Пересу, испанскому художнику написание этой картины, задумывая её как обличение абсолютизма. Хосé Мари́я де Торри́хос-и-Уриарте (исп. José María de Torrijos y Uriarte; 20 марта 1791, Мадрид — 11 декабря 1831, Малага) — испанский военный деятель, генерал, участник войны за независимость Испании, выступавший за свержение абсолютизма и либеральные реформы в Испании. Во время борьбы за независимость отличался храбростью. В 1817 г Хосе-Мария Торрихос управлял военным министерством во время трёхлетнего периода либерализма. Понимая, что все исторические параллели хромают - это были их «декабристы». Против абсолютизма, гнёта инквизиции, за конституцию и права сословий. Как раз борьба с такими людьми задержала развитие Испании. *** Хосе Мария Торрихос родился в семье андалусского чиновника. Благодаря знатному происхождению детство провёл при королевском дворе, став в десять лет королевским пажом Карлоса IV. В тринадцать лет Хосе Мария выбрал военную карьеру и поступил в Военную академию Алькала-де-Энарес по специальности «военный инженер». Во время войны за независимость Испании участвовал в нескольких сражениях в чине капитана. В 1810 году девятнадцатилетний Торрихос в звании полковника раненным попал в плен к французам, однако ему удалось бежать и вернуться в строй. Участвовал в битве при Витории, положившей конец войне, под командованием генерала Веллингтона. Войну Хосе Мария закончил в чине бригадного генерала. После реставрации абсолютистской монархии в Испании участвовал в заговоре против короля Фердинанда VII и восстановлении Конституции 1812 года. За участие в заговоре Хосе Марию Торрихоса арестовали и поместили в тюрьму в 1817 году. Благодаря Испанской революции 1820 года получил освобождение. В 1823 году правительство назначило его военным министром, однако к этому времени произошла интервенция французских войск и свержение либерального режима. Фердинанд VII вновь стал правителем Испании, и Торрихосу вместе с группой единомышленников пришлось искать убежища сначала во Франции, а с 1824 года — в Англии. Находясь в иммиграции, Торрихос возглавил новый заговор среди испанских либералов Англии. Он возглавил Руководящий совет восстания Испании, более радикального крыла либеральной оппозиции. В 1830 году Торрихос с группой единомышленников тайно высаживается в Гибралтаре, надеясь поднять восстание в периферийных районах Испании. Каждая из таких попыток жестоко подавлялась правительственными войсками. Самого Торрихоса было решено выманить хитростью. Для этого губернатор Малаги Висенте Гонсалес Морено под псевдонимом Viriato начал переписку с Хосе Мария Торрихосом, смог завоевать его доверие и убедить его, что в Малаге найдётся достаточно либерально настроенных людей, готовых поднять восстание. Торрихос самонадеянно поверил этим обещаниям и попал в расставленную ловушку. 30 ноября 1831 года два корабля с шестьюдесятью людьми на борту во главе с Торрихосом покинули Гибралтар. 2 декабря у берегов Малаги их обстрелял испанский корабль. Не видя иного выхода, Торрихос приказал высадиться на берег и направился в горы Михаса. 4 декабря у Валье-дель-Гуадалорсе группу Торрихоса окружили правительственные войска. После непродолжительного боя Торрихас решил прекратить сопротивление. Группу арестовали и заключили в монастырь ордена босых кармелитов, где соратники Торрихоса провели последние часы своей жизни. В воскресенье, 11 декабря 1831 года, Хосе Марию Торрихоса и его 48 единомышленников без суда были расстреляны на берегу пляжа Сан-Андре в Малаге. *** Так мы соприкоснулись с трагической историей Испании и непосредственно Малаги, которую помнят и чтут испанцы! P.S. А теперь небольшой видеоролик об этом событии с прекрасной игрой оркестра:
  15. Ага, в рот набирают из крантика, и в ванну , и в ванну...
  16. Российское зарубежье во Франции 1919-2000

    Я просила через людей, и даже текст написала на 3 языках. Но не уверена, что люди там были и положили.
  17. Разглядела умывальник - это не столько умывальник, сколько поильник - такие по городу стоят и даже в крепости
  18. Таких нет. Есть только Каеритан Никифорович
  19. Это в соседней Вилле у центрального входа на террасе стоит ванна. Сказать точно для чего - не могу. Но, мой малый опыт общения с испанцами и их бытом, даёт право предположить, что они, как в наших деревнях, по-крестьянски, всё сохраняют и для чего-нибудь приспосабливают. Старая ванна, страна дико жаркая. Если они голяком сидят на балконе на центральной улице, то почему бы не посидеть в прохладной водичке у себя на террасе и не охладиться жарким днём (море-то далековато). Умывальника я там не видела. И вообще, это терраса того странненького таинственного дома, где замурованные окна на верхних террасах и какие-то склады ненужных вещей, а дом без окон без дверей. Может они ночами ритуальное жервоприношение в этой ванне делают или омовение перед тем, как юную деву заточить в этом каземате? Вот не случайно Валерий кинул вопросик "А тебя что напрягает, ванна или умывальник?" Бибиковы они такие, они везде по миру разбрелись. Бибиковы точно знают, что там за застенками происходит и какой "орден" там властвует
  20. Глава 12. «Путевой дневник» – Испания – М’алага. Ох, уж этот Пикассо! Начало декабря 2018 г. Предпоследний и последний день пребывания в Малаге казалось, уже не сулил каких-то необычностей и открытий. Музеи практически все просмотрены и основные достопримечательности тоже. В предпоследний день мы отправились в Галерею Кармен Тиссен взглянуть на Матисса и Пикассо. Музей Пикассо основной был закрыт, а в Галерее была небольшая экспозиция. Картины постоянной экспозиции галереи в основном отражали три сюжета: море-лодки-корабли, страсти инквизиции и народные танцы-фламенко. А что ещё отображать, если это и была историческая основа жизни в Испании? Правда, в одном из залов муж куда-то потерялся. Но вскоре он был настигнут и уличён мною в зале, посвящённом основе жизни мужчин во всём мире и во все времена – обнажённые женщины. У меня сие созерцание почему-то не вызвало никаких особых эмоций. Другое дело - разноцветные кубики, глаз на пятке, нос на груди. В конце концов, я решила, что художник Пабло Пикассо на самом деле разоблачитель и "выворачиватель" человеческой изнанки (сути) людей наружу. Сначала даже не верила, что он художник, но вот этот дуэт заставил меня пересмотреть свой взгляд: Села – задумалась – попыталась вникнуть в общепризнанную гениальность и оригинальность видения мира глазами художника…. Увы, поняла, что я безнадёжно отсталый консервативный элемент, покрывшийся мхом. Как сказал племянник «Полный отстой». Чувство неполноценности заставило нас быстро удалиться из зала, где экскурсовод, с особым чувством собственной причастности к тайне высокого искусства, пытался донести нечто до детей, сосредоточенно сосавших леденцы. И вдруг я онемела от натуральности и красоты картины, одиноко висевшей на стене и резко отличавшейся сюжетом. Боже, как выписан цвет неба, филигрань каждой детали башни, натуральность черепицы…. Почувствовала недоумённый взгляд мужа: - Ты чего застряла тут? - Смотри, какая дивная картина! - Это не картина – это так окно сделано, ты на улицу смотришь. Видишь антена современная… Ну, вот весь кайф обломал! (Очень жаль, что по какой-то причине не вставляются сюда фотографии картин и окна с башней) *** После музея оставалось много времени, и мы отправились бродить по городу. Прогулка по улице снова столкнула нас с внутренней жизнью испанцев. На одной из площадей играл оркестрик – что-то грохочущее и сильно современное. Вдоль дороги стояли столы с шеренгами бутылочек с водой. Вскоре, появились первые бегуны. Им совали в руки бутылочки. Кто-то на бегу пил, кто-то выливал себе на голову, а кто-то прямо в трусы. Главное, надо было успеть увернуться, когда пустая бутылка или с остатками воды летела прямо на нас. Массовый забег горожан (разного возрастного и физического калибра), сопровождаемого азартными воплями, грохотом погремушек у зрителей. Некоторые из них выскакивали на дорожку к определённому бегуну и мчались рядом, подбадривая и подгоняя. Затем, болельщик забегал далеко вперёд, и встречал своего кумира с распростёртыми объятьями, будто минуту назад не доставал его своими подбадриваниями и, мешая бежать. Азарт бегунов и зрителей оказался так заразителен, что я , не понятно как, перемахнула через заграждения на дорожку чтобы слиться в общем экстазе с испанцами в погоне за здоровьем, а может быть просто за удовольствием. Вдруг , откуда ни возьмись, материализовался и нежно приобнял, тормознув мой порыв: - Señora, no, señora, no puedes ir allí (Сеньора нет, сеньора, тебе туда нельзя) – зашептал нежно в ухо испанский полицейский. - Por qué? Por qué? – взмолилась сеньора (то бишь – я), не заметив как перехожу на испанский. - No tienes número! (У тебя нет номерочка!) И меня под белы рученьки тихо выдворили за пределы беговой дорожки… А дело-то всего-то было в номерочке. Правда, я ещё надеялась исправить положения, кидаясь с просьбой – нет ли у кого ручки или фломастера, чтобы написать 5478 на лбу. Но инструмента для письма не оказалось ни у кого. Пришлось смириться и остаться в роли наблюдателя. Угол дома на центральной улице сиял распахнутым балконом 3-го этажа. На шезлонге вальяжно расположился хозяин дома – почти голый с бутылкой пива - и радостно взирал на забег и массовое гулянье горожан. Интересно, а у нас на Тверской возможна была бы такая картина? А горожане всё бежали и бежали, час – два – три…. Мы же наслаждались на прощание городом, ведь оставался всего один день. И даже хозяин Римского театра – рыжий бесхвостый кот разрешил сделать его портрет на память: По дороге домой я вновь застряла рядом со своей мечтой – крохотным автомобильчиком, больше похожим на закрытый четырёхколёсный «лисапед»: Вечер скоротали на своей веранде. Похихикали над местным телевизором. Башня стояла как раз на горе, под которой расположилась наша Вилла. Но все антенны на домах почему-то повёрнуты в противоположную сторону. Это заинтриговало, и мы решили хоть разок посмотреть местные передачи. Телепередачи у них почти, как у нас, только по настроению с точностью «до наоборот». Новостей практически нет – только чуток «…и о погоде…». Никакой политики – ни-ни! Разве можно разрушать удовольствие от жизни?! Ни-ни! Ну, и по целым двум каналам (может и ещё нет, но у нас, наверно, антенна была повёрнута-таки к башне) киношка, типа сериала. Про любовь-морковь, танцы, разлуки, народные песни и страдания…. Потом все умерли… А как же? Испанцы без эмоций никак не могут! Но они должны быть традиционны и никакой политики! Казалось, что завтра уже и осматривать будет нечего. Но человек предполагает, а Бог располагает…. Мы даже представить не могли, какой сюрприз преподнесёт нам Испания в последний день… А пока мы сидели на веранде, подглядывали в соседние дворики и любовались необычным месяцем… А что было завтра, будет завтра
  21. Глазам своим не верю: такого ещё не бывало чтобы не было Бибиковых! ))) Наверно, были в другой армии, где-нибудь ближе к Европе)))
×

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования