Перейти к контенту

koteyka

Члены СВРТ
  • Число публикаций

    1 335
  • Регистрация

  • Последнее посещение

8 подписчиков

О koteyka

Информация

  • Город
    Москва
  • Немного о себе
    Психолог системные родовые расстановки.
  • Ваши генеалогические интересы
    Субботины, Мокрушины, Неклюдовы, Старковы, Покровские, Стужины, Дроздовы, Добронравовы, Остроумовы, Ефимовы, Грузинцевы, Пашихины, Липатовы, Поповы (Раненбург), Самолётовы, Кархо, Касторские, Резанцевы, Штегман, Вреден, Александрович

Контакты

  • Сайт
    http://

Недавние посетители профиля

523 просмотра профиля
  1. С днем рождения!!!

    Татьяна, с Днём рождения поздравляем я и Володя! И пусть все задумки реализуются, принесут много радости и удовлетворение и гне только на поприще генеалогии!
  2. Правила купли-продажи крепостных и их цена менялись много раз. В 1782 году, например, годовалая девочка оценивалась в 50 коп., что было дороже свиньи, но дешевле старой лошади. Дороже всего стоили повара, парикмахеры и иные мастера своего дела, а также те, кого продавали в рекруты. Так что торговля будущими солдатами превратилась в отдельный и самый доходный сегмент человеческого рынка. «В царствование Екатерины,— писал академик В. Ключевский,— еще больше прежнего развилась торговля крепостными душами с землей и без земли; установились цены на них — указные, или казенные, и вольные, или дворянские. В начале царствования Екатерины при покупке целыми деревнями крестьянская душа с землей обыкновенно ценилась в 30 руб., с учреждением заемного банка в 1786 г. цена души возвысилась до 80 руб., хотя банк принимал дворянские имения в залог только по 40 руб. за душу. В конце царствования Екатерины вообще трудно было купить имение дешевле 100 руб. за душу. При розничной продаже здоровый работник, покупавшийся в рекруты, ценился в 120 руб. в начале царствования и в 400 руб.— в конце его». Эти приблизительные оценки сделаны Ключевским веком позже — по всей видимости, на основе газетных объявлений и мемуаров. Однако сохранились и точные сведения о цене крестьян в екатерининскую эпоху. В 1782 году по требованию капитана второго ранга Петра Андреевича Борноволокова была произведена опись имущества его несостоятельного должника — капитана Ивана Ивановича Зиновьева. Чиновники скрупулезно записали и оценили все — от ветхого помещичьего дома до утвари, живности и крестьян. «Во оном дворе дворовых людей: Леонтий Никитин 40 лет, по оценке 30 р. У него жена Марина Степанова 25 лет, по оценке 10 рублей. Ефим Осипов 23 лет, по оценке 40 р. У него жена Марина Дементьева 30 лет, по оценке 8 рублей. У них дети — сын Гурьян 4 лет, 5 рублей, дочери девки Василиса 9 лет, по оценке 3 р., Матрена одного году, по оценке 50 к. Федор 20 лет по оценке 45 руб. Кузьма, холост, 17 лет, по оценке 36 рублей. Дементьевы дети. У Федора жена Ксенья Фомина 20 лет, по оценке 11 рублей, у них дочь девка Катерина двух лет, по оценке 1 руб. 10 к. Да перевезенный из Вологодского уезда из усадьбы Ерофейкова Иван Фомин, холост, 20 лет, по оценке 48 рублей. Девка Прасковья Афанасьева 17 лет, по оценке 9 рублей. Столь низкие цены, возможно, объяснялись тем, что волость была захолустной, а деревня — захудалой. Но очевидно, что такой порядок цен существовал во всей российской глубинке. В столицах и крупных городах, где оборачивались крупные капиталы, цены на крепостные души стояли гораздо выше. Причем цена крепостного зависела от рыночной ситуации и потребительских качеств товара. Так, очень дорого, в несколько тысяч рублей, ценились искусные повара. За опытного куафера, парикмахера, запрашивали не менее тысячи. Особой статьей были крепостные, склонные к торговле. Владельцы обкладывали их значительным оброком, и некоторые из этих торговых мужиков приносили дохода не меньше, чем большое поместье. Один из таких молодцев вспоминал, что крепостное состояние его не только не тяготило, но и помогало в делах. Знатный барин с большими связями служил неплохим прикрытием от набегов мелкого чиновничества. Но когда оброк стал непомерно отягощать его, отнимая оборотные средства и разрушая торговлю, он решил выкупиться и предложил за свою свободу 5 тыс. руб. На что получил ответ: «И думать забудь». Источник: Freedom and Reason
  3. С днем рождения!!!

    Владимир Феликсовича с Днём рождения поздравляем и желаем все- благ!
  4. Бракоразводные дела в РГИА

    Спасибо.
  5. С днем рождения!!!

    Кирилла Переходенко от души поздравляю с Днём рождения! Покорения новых высот, удачи и благополучия!
  6. Дорога в Ильинский - родину бабушки...

    13. Путевой дневник «Я еду на восток – 2». Райские кущи События 9.06.2018 г. г. Пермь. Ты, дорогой читатель, думаешь, что на визите к Стабровскому А. С. день в университете для нас закончился? Не тут-то было! Мы даже не представляли, что нас ещё ждёт впереди. Надо признаться, что уже от этих двух встреч я была переполнена эмоционально так, что хотелось лечь на ближайшую скамеечку и позволить утихомирится внутренним страстям, и хотя бы в сачок поймать разметавшиеся мысли и впечатления. В закромах музея, оставлена гора книг, надаренных нам, так как она была не реально тяжёлой, и мы налегке отправились в Ботанический учебный сад университета. В первый приезд у меня не возникло особо интереса к саду. В силу своей постыдной безграмотности подумала: – Ну, сад ботанический, ну, какой-то там Генкель и что? ВидАла я кучу садов по всему свету… Аж, так стыдно сейчас за те мысли, честное слово...ой, как стыдно! Этот же приезд накрыл садовым пологом с головой и перевернул вообще все мои представления о том, какие бывают ботанические сады. Может быть, ранее не дозрела до полноты восприятия, может, моё сегодняшнее эмоциональное состояние сработало, но этот сад – НЕЧТО! Пока шли к теплице – одурманила сирень – такая, какой я раньше даже не знала – всех оттенков и форм – мохнатые, кучерявые гроздья просто манили к себе, хотелось окунуть лицо в эту цветочную пену. Попала в Пермь как раз в разгар цветения сирени. Шикарная сирень встретилась и в городе, когда мы с роднёй гуляли по старым улицам. Нет возможности поместить сюда все фотографии этого чуда, но увидеть его и многое другое можно в путеводителе С.А. Шумихина «Ботанические экскурсии по коллекциям и экспозициям Ботанического сада им. А. Г. Генкеля Пермского университета», а лучше прийти и насладиться живьём. Невозможно описать словами то, что надо ощущать, видеть, нюхать, зажмурив от наслаждения глаза. Хотелось бы и на вкус попробовать, но понимала, что таких любителей «понадкусывать» чужие, кропотливо и долго выращиваемые, плоды найдётся не одна тысяча. Сглатывала слюну и отдавалась дурману райской кущи. К своему стыду сразу предупреждаю, что я вообще ничего не смыслю в растениях, кроме понимания их красоты и трудности выращивания. Но всё это исключительно умозрительно живёт во мне. Под впечатлением Пермского ботанического сада, приехав домой, до дрожи захотелось срочно насажать цветов у дома родственников. Желание было настолько велико, что разум заткнулся в самом начале и больше не возникал. Набраны семена (заметьте, не рассада в июне, а семена) и побольше, побольше. Выяснилось, что надо ещё и землю привести в порядок – подготовить под посадку. Вытряхнула все старые цветочные ящики и горшки и засела за землю. На это странное зрелище сбежались опытные соседи и робко (учитывая уважительное отношение к моему возрасту) стали выяснять, чем это я тут занимаюсь в ИЮНЕ? Услышав «ХОЧУ!», отступили и только осторожно стали подсказывать порядок действий. Сомнения высказывать не осмелились и тактично промолчали о странности моего поведения. Хотя теперь понимаю, что даже это не спасло бы моё стремление взрастить цветочный рай хотя бы в одном горшке. Муж сказал: «Зато ты удовлетворила своё желание, и теперь можешь спать спокойно!» Как ни странно, но всё-таки какая-то зелень там вылезла через две недели, а появиться ли хоть один цветочек, сказать пока не могу. Но страстно желаю! Вот так разбудил мою душу ботанический сад. А ещё я вдруг остро ощутила, какой гигантский труд вложен в это чудо: почти 2 га обслуживают всего 6 человек. Конечно, студенты приходят, как сказал директор Ботанического сада, но в основном, чтобы написать учебную работу (теоретически), а вот руками поработать как-то не тянет нынешнее молодое поколение. Я над этим одним ящичком в 50 см возилась целый день, а здесь 2 га! Уму непостижимо! Снимаю шляпу перед этой шестёркой биологов – работников Ботанического сада. *** Итак, зашли в калитку, и город исчез – мы окунулись в райские кущи. Справа обустраивались какие-то павильончики в восточном стиле, для предстоящих мастер-классов по японскому языку каллиграфии и живописи страны восходящего солнца, в рамках благотворительного цикла «Пальмовая ветвь». В оранжерее нас уже ждал директор Ботанического сада – Шумихин Сергей Анатольевич. А дальше начались чудеса. Сергей Анатольевич не мог говорить – лорингит - начал активно шептать. Я сама только-только вышла из активной стадии лорингита и прекрасно понимала, что это такое. Начала причитать, что не стоит напрягать горло, мы просто посмотрим и уйдём. Всё моё увещевание и просьбы молчать, не урезонили Сергея Анатольевича – он заговорил ещё активнее. Тогда я сдалась: - Сергей, Вы не шепчите, лучше говорите, как можете, но в голос, потому что шёпот гораздо нагрузочней и опасней для связок. Нет, это явно не было жестом вежливости со стороны директора. Он реально хотел рассказывать, делиться о своём любимом детище – своём ботаническом рае. И вскоре голос прорезался, и даже окреп. Вот какова сила желания и любви к своему делу! Вы знаете, я, вряд ли, бы усвоила то, что он говорил о растениях, в силу и усталости и полной своей безграмотности в вопросах биологии, но то, КАК говорил Сергей Анатольевич – МАГИЯ ! Люблю слушать, наблюдать за увлечёнными, талантливыми людьми. А Сергей Анатольевич, несомненно, таков. О каждом растении рассказывал, как о любимом ребёнке. Глаза горят, лицо то светлеет в улыбке, то огорчается, когда речь заходит о проблемах ботанического сада. Я боялась задавать лишний раз вопросы по растениям, чтобы не нагружать горло нашего экскурсовода. А он всё говорил и говорил, а сад оживал под его взглядом и голосом. Я таких людей называю «ЧЕЛОВЕКИ». Было видно, что он знает каждую веточку, каждую травинку в этом огромном хозяйстве, гордиться результатами и глубоко переживает за судьбу своего детища. В общем, Сергей Анатольевич меня покорил, очаровал и заворожил! Я включилась в его рассказ об истории и судьбе сада и до сих пор эти переживания не отпускают. *** Немного истории: И снова всплывает имя промышленника и мецената Мешкова Н. В. В далёком 1915 году, благодаря, ему смог родиться Пермский университет. Николай Васильевич задумался, «…а не разбить ли ещё и большой «Народный сад». Из Москвы пригласил известного тогда ландшафтного архитектора Э.А. Майера. Сад должен был занять площадь порядка 3 десятин (3,3 га). В конце проекта Э.А. Майером приводится подробная смета на выполнение работ, которая по курсу 1916 года составила без учета строительных сооружений 14 тысяч рублей. К сожалению, этот грандиозный замысел не воплотился в жизнь, революция и гражданская война внесла свои коррективы.» Рождение именно ботанического сада тесно связано с именем Александра Германовича Генкеля - Российского учёного-биолога, педагога и просветителя. Специалиста в области морфологии, биологии и систематики низших организмов. Профессора, заведующего кафедрой морфологии и систематики растений, декана агрономического факультета Пермского университета.(20.07.1872 - 9.04.1927). За долгие годы ботанический сад развивался и то расширялся, то терял свои территории из-за политических и чиновничьих перипетий. Да, и само рождение требовало огромных сил и финансовых вложений, т.к. территория представляла собой на 2/3 заболоченное место и свалку отходов соседних промышленных предприятий. Пережил сад и пожар в 1927 году. Так что не сладкая судьба была у БотСада. Но, не смотря на тяжёлые события, он богател, расцветал вновь и вновь, удивлял своими экзотическими растениями и разнообразием. Как рассказывают достоверные источники: «На сегодня сад состоит из мемориальной фондовой оранжереи, производственного участка и питомников, Экологической тропы с фрагментами климатических зон, дендрария, плодового сада, оранжереи с учебно-лабораторным корпусом, а также коллекциями травянистых многолетников, лекарственных растений, сирени, редких и охраняемых растений и клумб. В учебном ботаническом саду проходят учебная, научная и производственно-хозяйственная деятельности. Территория сада - особо охраняемая природная территория. Попасть сюда можно с экскурсией. На день открытых дверей и в ночь музеев экскурсии бесплатны. Учёные, работающие здесь на протяжении всей истории сада, внесли большой вклад в развитие биологии на Урале.» Опят вздохнула – и всем этим управляют, поддерживают в живом состоянии, всего 6 человек!!! С радостью и даже завистью узнала, что после моего отъезда в БотСаду появились волонтёры. Хорошо бы, чтобы на постоянной основе, а не набегами. *** Формат моего дневника не позволяет порадовать всеми чудесами, которые мы там увидели. Покажу только самые запомнившиеся. Ничего, будет интрига и вам самим захочется увидеть всё «вживую». Под таким папоротником почувствовала себя лилипуточкой в стране Лилипутии. Как будто здесь где-то в зарослях спрятан мой крохотный домик. А этот цветок - просто бесстыдник. По-научному антуриум, а сам себя он назвал - "мужское счастье"! Каков, а? И, конечно, для такого кавалера найдётся и красотка: Клеродендрум Госпожи Томсон. Названо в честь жены миссионера. В переводе с греческого "клеродендрум" переводится как "дерево судьбы" А вот соперник нашему антуриуму: Оказывается, и эти недотроги колючие обладают своим очарованием: А вот так растёт это странное «водоплавающее» растение. Думаете это в воде корни? Ничего подобного – это листья! ГИНГО! Как звучит, а?! ГИНГО! Дерево с листочками, похожими на утиные лапки - листья почти разделены на две половинки. Оно относится к так называемым живым ископаемым - возникло ещё в пермском периоде. В мезозойский период (252 - 66 млн лет назад) эти деревья были очень распространены. Были обычны, например, в лесах Сибири. Осенью земля была покрыта коврами из листьев гинкго. А теперь это, увы – ископаемое! Даже обидно как-то… Пришло время и вам глотать слюнки, как глотала их я: Да! Вот такущий, шикарный виноград! А я под ним, как та лиса из басни... А коллекция цитрусовых невероятно богатая. Этот лимон в реальности величиной приближается к грейфруту. А вот и мандаринки поспевают А цветов видимо-невидимо, так и хочется засунуть свой нос в самую сердцевину этой красоты и одурманиться запахом. Самые любопытные показываю: Ой, кто это там к пруду? Утка дикая? Надо же! Интересно, она ручная или нет? Подошла поближе и не поняла – почему это утка не боится? Сергей засмеялся: - Я тоже сначала решил что живая, а это резиновая уточка. Эх, жаль, что не живая! Но общую картину украшает и дополняет точно! А вот тут я немножко переведу дух, и чуть позже рассажу историю, которая не не сможет не тронуть ваши души. И начнётся она с птички...
  7. Архивы Финляндии

    Жаль, что ошиблась страной. Не разобралась, чьи же всё-таки это архивы. Надо, наверно, переделать название темы но теперь не знаю как это сделать. Во к чему приводит не знание языков ((
  8. Бракоразводные дела в РГИА

    Там всё дела другого вероисповедания, а де искать бракоразводные дела православных начала 20 века? Занимался разводами Синод , но я пока не представляю, где могу быть эти дела - в одном архиве, или разбросан по региональным архивам?
  9. С днем рождения!!!

    Ольга, с Днём рождения! Удачного поиска, интересных встреч, благополучия дома и здоровья, чтобы всё это принять)))
  10. Архивы Финляндии

    Любопытный ресурс. Кажется, Швеция: http://digihakemisto.appspot.com/
  11. Дорога в Ильинский - родину бабушки...

    Жаль, что в Перми нет нашего человека. Но в принципе, по моему , возможно, наивному мнению (за неимением опыта организации выставок), если закинуть удочку к ректору, то у него огромный арсенал служащих (тот же музей, который делает выставки, та же Ксения Александровна , по общественным связям) и сам университет огромный. Выставка могла бы располагаться непосредственно в больших коридорах (думаю, это было бы как раз разумным, чем запирать её куда-то в комнаты). Сам музей и Ксения, конечно, самостоятельно без приказа вряд ли за это возьмутся, да и полномочий таких , видимо, не имеют. А вот через ректора можно было хотя бы закинуть удочку.Нет, так нет, а вдруг? Можно написать письмо, воспользовавшись его любезностью с пояснением, что из себя представляют наши выставки и что требуется для её организации, типа - возможно университету будет это интересно, особенно историческому факультету ))) С финансами, конечно, сложновато. Кто сейчас возьмётся? Знаю, что в университете сейчас на эту тему совсем худо((
  12. Дорога в Ильинский - родину бабушки...

    12. Путевой дневник «Я еду на восток – 2». Хранители музея. После встречи с ректором университета нас ожидала ещё одна замечательная беседа, которую я предвкушала с надеждой ещё в первый свой приезд в Пермь. Но в прошлый раз, увы, мне не суждено было поговорить с этим интереснейшим человеком. И в этот приезд не было большой надежды, что встреча состоится. Мой интерес не случаен. Уникальные материалы в фотографиях из личного архива Покровского Владимир Константиновича – сына Покровского Константина Доримедонтовича (хранящиеся в музее университета) привёз именно Стабровский Александр Сергеевич из Москвы, где встречался с Владимиром. Сам факт их личной встречи, был для меня весьма ценен. Ведь о Владимире я практически ничего не смогла узнать. И это не случайно – трагическая судьба отразилась на жизни сына. Владимир Константинович называл себя библиографом, литератором и даже был награждён медалью в годы Великой Отечественной Войны за просветительскую деятельность среди красноармейцев на фронтах. Но официально Владимир нигде не числился, как кадровый работник, а потому, и сведений о его жизни не удаётся найти. Но именно Владимир, вероятно, знал больше других детей о жизни отца, трепетно берёг эти воспоминания, и делал всё возможное, чтобы добиться реабилитации и восстановления честного имени большого учёного. *** И вот предстояла встреча с человеком, который лично знал Владимира. Александр Сергеевич Стабровский — занимал должность директора Музея истории Пермского университета с 1978 по 2015 год. Заслуженный работник культуры РФ, Благодаря ему сохранены и систематизированы тысячи документов и фотографий основного фонда истории университета. В 2008 году Александр Сергеевич награжден медалью «За заслуги в культуре и искусстве». *** А пока, в ожидании назначенного времени, для нас сделали персональную экскурсию по Музею истории университета. Уже знакомая вам, хранитель музея Елена Тарарухина рассказала не только о древних экспонатах, но и о преобразованиях, которые произошли за эти два года. Музей реально изменился, стало даже просторнее, и появился интереснейший по своей задумке «зал» для лекций и встреч. Сам-то музей маленький, а служебное помещение вообще крошечное – вытянутая узкая комната с картотечными шкафами по стенам и столами для работы сотрудников. Откровенно музей нуждается в расширении помещения не только для работы, но и для хранения своих материалов. Поэтому оригинальное решение с лекционной «аудиторией», на мой взгляд, просто гениальная придумка. Представьте себе в старом университетском здании довольно широкий коридор. Двери музея прямиком выходят на широкую массивную лестницу. Над дверью музея свёрнут экран, который при необходимости быстро разворачивается, закрывая собой дверь в музей. А лёгкие скамьи по бокам двери, быстро превращаются либо в зрительные ряды с мягкими подушечками, либо в музейные витрины. Ежели публики собралось больше, чем мест на этих скамьях, то целый пролёт лестницы может служить амфитеатром. Когда мне сообщили, что именно здесь состоится моя беседа – я растерялась. Не привычное «скозное» помещение – как удержать пространство? С этой тревогой я и проходила несколько дней, но всё обошлось – сработал личный опыт работы в любых условиях и с большим количеством слушателей. Такое оригинальное решение с аудиторией имело и скрытую психологическую уловку. Волей-неволей, мимо постоянно проходили, пробегали преподаватели, работники и университета и студенты. Кто-то из любопытства притормаживал своё движение – А что это тут происходит? Кто-то, заинтересовывался и оставался слушать. Таким образом, появляется большая открытость и гласность мероприятиям, которые проводит музей и университет. Следовательно, интерес к жизни университета возрастает у его обитателей. *** И чуть-чуть истории музея. Сам музей образован в январе 1973 г. Формирование же коллекции началось гораздо раньше. В 1916 году было открыто Пермское отделение Императорского Петроградского университета, преобразованное в 1917 году в самостоятельный Пермский университет. Вот тогда-то сразу же был создан Музей древностей и искусств. Всего за несколько лет (только представьте себе – во времена гражданской войны) удалось собрать уникальное собрание экспонатов. Коллекции греческих и египетских предметов из бронзы, стекла, кости и керамики от антиквара А.Ф. Эльтермана была частично выкуплена университетом, а артефакты домашнего музея египетских и античных древностей генерал-майора А.А. Пальникова были переданы университету после национализации частных коллекций. Многие экспонаты древнерусского и восточного прикладного искусства подарены меценатами и профессорами университета. В музей древностей и искусств Пермского университета только за первые два года деятельности поступило более 4500 единиц хранения, а за последние 40 лет сформировался внушительный фонд по истории университета. Конечно, мы с братом зависли над экспозицией, посвящённой Покровскому К.Д. Даже полистали первые издания его знаменитых трудов. *** Но вот наступил назначенный час встречи со Стабровским Александром Сергеевичем. Его рабочий кабинет оказался раза в три меньше, с той же загруженностью бумагами, книгами, как и служебная комната музея…. За горой этих сокровищ не сразу разглядела самого хозяина. Эх, широка ты страна моя родная, да только почему-то нет места «поширее», да попросторней для наших историков, учёных и сокровищ, которые они холят, лелеют, собирают и охраняют. *** Как же это мне хорошо знакомо ещё по прошлым этнографическим экспедициям, где уникальные бабушки-мастерицы – хранительницы истории и традиций древних, ютятся в развалюхах, а местные музейчики даже не могут себе позволить приобрести тот же народный костюм для экспоната, который мы просто так, по сути, за копейки собирали по деревням. Сколько же я лично передарила этих костюмов местным музеям. Да и у меня не один чемодан ещё лежит. Вернее, уже переданы потомкам – пусть работает эта народная красота и удивляет даже китайских мастеров, когда мои девчонки одевают эти сокровища на праздники школы Ши-ЯнБина и русские сарафаны побывали даже в монастыре Шаолинь. Эх, широка ты, страна моя родная…. *** Но вот, из-за бумажной горы появился и сам Александр Сергеевич. Стройный с сединой человек, наверно, близкий мне по возрасту. Образовалась зависшая тишиной пауза…. Я, по началу, даже как-то растерялась, но очнувшись, поняла, что начинать диалог надо именно мне. Как уж эта тишина рассыпалась, не знаю. Слово за слово и пошёл разговор: кто мы такие, зачем пришли, чего хотим и, вообще, как нам приятно встретиться и поблагодарить за те уникальные материалы, которые Александр Сергеевич привёз от Владимира Покровского в музей. И это была истинная правда. Как-то разговор перешёл на Субботиных – служителей Строгановых. И тут выяснилось, что Александр Сергеевич занимается историей Строгановых. Так что, думаю, у нас появилась ещё одна точка соприкосновения интересов. Я от изначальной растерянности забыла спросить о загадочной фотографии Покровских, сделанной в Пулково и переснятой Александром Сергеевичем в архиве Владимира. По моим подсчётам возрастов персонажей и известных событий этой семьи, на фото нет Владимира. Ему в то время было уже около более 22 лет. Девушка с косами могла быть только Еленой, приехавшей навестить отца из Уфы. Хотя утверждать не могу – нет её фотографий, да и Елена в 1926 году была взрослее. Две более взрослые женщины – вероятно, это его жена Евгения Григорьевна и её сестра. Третья женщина могла быть домработницей. Были ли дети у Евгении Григорьевны, мне не известно. Нигде этот факт не упоминался. А вот эта фотография, вернее форма военная, в которую одет Константин Доримедонтович, развеяла странный миф, живший в моей семье. Якобы мой прадед был генералом, но номинальным, так как преподавал в военном учебном заведении, что профессорство соответствовало генеральскому чину. Вот такая мешанина и путаница сохранилась в памяти моего папы – племянника Константина Доримедонтовича. «Генерал-то» был реально, только не прадед, а папин дядя и не со стороны Субботиных, а со стороны Покровских. Так фото, сделанное Стабровским А.С. помогло мне распутать эту таинственную историю с генералом. Из рассказа Александра Сергеевича мы узнали, что у Владимира не было семьи, соответственно, и не было потомков. Он прожил всю жизнь в Москве и собрал большой семейный архив. Но после смерти, вероятно, этот архив кто-то выбросил на свалку. Теперь мы уже, увы, никогда не узнаем подробностей жизни семьи Покровских. Ещё узнали, что Владимир якобы не общался с сёстрами. Но откуда же тогда в архиве фотография Людмилы – старшей сестры, в весьма серьёзном уже возрасте? Значит, они как-то всё-таки общались, как минимум, переписывались. Лидия Мельникова/Покровская умерла при родах ещё в 1915 году, а Елена Штегман/Покровская с 1916 года преподавала музыку в Уфе. При жизни с Владимиром Константиновиче общалась первая хранительница университетского музея Зонова Ольга Николаевна. Возможно, она знала многое о семье Покровских. Именно она захоронила прах Владимира Константиновича на национальном кладбище в Тарту к могиле его матери – Юлии Николаевне Мальковской/Покровской. Увы, Ольга Николаевна недавно скончалась. Я уже не первый раз совсем немного не успеваю застать живых свидетелей жизни семьи Покровских. Вот так, в короткой беседе, мы получили очень важные сведения о Покровском Владимире, которые сразу убирают кучу вопросов о его судьбе, и облегчают дальнейшее исследование. А то я было уже «засучила рукава», чтобы броситься на более подробные поиски в архивах. Очень вовремя произошла наша встреча с Александром Сергеевичем. Испытываю огромную благодарность к нему за уделённое время и ответы на наши вопросы. Надеюсь, что наше общение ещё продолжится. В конце беседы мы обменялись печатными презентами. Я преподнесла подборку нашей газеты СВРТ «Память рода», а Александр Сергеевич подарил нам журналы со своими статьями и автографом. Кстати, очень интересные журналы – свидетельство огромной глубокой работы авторов. *** Сегодня хранит и наполняет жизнью музей университета Мария Владимировна Ромашова – лично мой ангел-хранитель во всей истории общения с университетом. О ней я писала в первом своём дневнике. Мария Владимировна Ромашова – кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей истории России, ведущий специалист отдела по научным исследованиям и работе с музейной аудиторией Музея современного искусства PERMM. За два года Машенька (по-другому просто не могу её назвать от избытка нежных чувств) ещё больше расцвела и похорошела. Ей очень идёт новая жутко стильная стрижка. А ещё мы увидели её сокровище – белоснежку-доченьку, нежную и пугливую. Мы казались чужаками, и её доверия не заслужили. А потому на экскурсию в райские кущи этот чудный ребёнок категорически отказался идти в обществе нашей сомнительной компании. Ну, и правильно! С мамой – оно как-то надёжнее…
  13. Дорога в Ильинский - родину бабушки...

    11. Путевой дневник «Я еду на восток – 2» Встреча на высшем уровне На следующее раннее утро предстояла встреча с ректором Пермского университета Макарихиным Игорем Юрьевичем. Несмотря на усталость, заснуть не могла – всё думку думала, о чём говорить мне с человеком столь высокого уровня, как и Покровский К.Д.? Ну, поблагодарю я любезно за память, вежливо поулыбаюсь, как принято в таких случаях, а дальше-то что? И так я разнервничалась, что чуть ли репетировать не начала среди ночи эту самую встречу. Нет, я не комплекснула, и опыт подобных мероприятий за спиной большой, но просто не люблю ничего официального, и не люблю отнимать у людей, особенно сильно занятых, драгоценное время. А утро-то точно предстояло раннее, в Москве бы я ещё пузыри пускала во сне, а там уже рабочий день во всю – широка ты, страна моя родная, ох, широка…. Решила я и братца своего взять. Тем более, уже договорились, что в этот день он будет со мной знакомиться с университетом. Его родные тоже связаны с этими стенами – когда-то работали здесь. Скажу по секрету, что мне самой хотелось очень втянуть поглубже брата в наше совместное теперь уже занятие родословной. Вдвоём-то, как сказал бы кот Матроскин, мы в два раза больше сможем «сена накосить» на этом поприще, потому что обладаем каждый своими качествами, которых нет у другого. Вместе мы – сила! В общем, отстояться за дверью брату не удалось – пошли вместе на приём на высоком уровне. Наш ангел-хранитель и няня-устроительница - Ксения Александровна Пунина – а в свободные от нас минуты - Начальник Управления общественных связей в Пермском государственном университете, сопровождала нашу компанию весь день. Вот и сейчас, она вела по каким-то длинным, непонятным университетским переходам и с гордостью рассказывала, что практически во все корпуса можно пройти, не выходя на улицу. Надо сказать, что университетский городок весьма внушительная, красиво благоустроенная, территория, со множеством старинных и новых зданий. Наконец, мы пришли в резиденцию ректора. Братец продолжал мне нашёптывать наставления, как надо себя вести, как держаться, что говорить – переживал, что не справлюсь. Он тоже на полном серьёзе взял на себя роль моего опекуна и наставника. В конце концов, в моей голове образовалась полная каша, и я, напрочь, забыла, что заготовила для встречи. Между прочим, каша или белый лист - самое хорошее состояние – слетают все маски, шаблоны и из куклы превращаешься в живое существо. Все мои опасения рассыпались мгновенно, как только увидела из-за спины Ксении, распростёртые руки Игоря Юрьевича. Казалось, что он сейчас обнимет скопом всех нас троих. В силу своей натуры и профессии, я доверяю своему самому первому ощущению при встрече с незнакомым человеком. Первое ощущение от ректора как-то «приобняло» теплом, радушием и искренностью. Во всяком случае, я так почувствовала в тот момент. И это окончательно меня успокоило, растянуло рот до ушей и расслабило плечи. О чём говорили? Конечно, благодарность за память о первом ректоре университета, о реальной важности её сохранения. Что-то рассказала о собственных находках в поиске по судьбе Покровского К.Д., что в университете не могли знать. Подарила нашу уникальную марку СВРТ и подборку газеты СВРТ, немного рассказала о нашем сообществе единомышленников и деятельности. Об упоминании генеалогических выставок, Игорь Юрьевич оживился и сказал, что это было бы здорово и у них сделать. Дал визитку со своими контактами. Под конец мы получили целую стопку в 2-х экземплярах книг, выпущенных университетом по биографиям ректоров и профессоров ПГУ. Дубликаты я передала в библиотеку СВРТ. Когда я упомянула строчки из письма Покровского К.Д. о состоянии дел и трудностях становления университета на рубеже 1917-1918 года, Ректор как-то горько улыбнулся. И стало понятно, что сегодня университету тоже не просто существовать. «Хотя в те далёкие годы было, несомненно, труднее», - заметил Игорь Юрьевич. Встреча оставила у нас очень тёплое чувство. Я уже понимала, что пора уходить, реально нам было уделено много времени, а уходить не хотелось. Это тёплое чувство усилилось через два дня и на церемонии закладки памятной плиты Покровскому К.Д. на Аллее Доблести и Славы. Я уверена, что ректор не увидит этих строчек в моём дневнике, но в своей душе я благодарна ему за то настроение и душевность, которое получила при встрече. Говорю это абсолютно искренне.
  14. Дорога в Ильинский - родину бабушки...

    10. Путевой дневник «Я еду на восток – 2» Маина или отпуск на Средиземноморье. Ах, дорогой мой читатель, прости, прости прости…. Покинула тебя почти на две недели, бросив в самом начале своего путевого дневника. Все последующие дни были плотно-плотно запрессованы событиями - времени и сил писать просто не оставалось, ну, ни капелюшечки! Только сейчас немного разгребла эту кучу впечатлений, завалов, образовавшихся дома за время моего отсутствия…. И вот я снова здесь – возвращаюсь памятью в, ещё не остывшие, впечатления своей поездки в Пермь. Где я вас по событийности так бессовестно оставила в ожидании продолжения? Ах, да, я соединила первый и последний день своего пребывания в Перми, а в серединку влепила официальную информацию апофеоза своей поездки. Безобра-а-азие, ах, безобра-а-азие - нарушила всю стройность повествования и хронологию событий. Все важные факты вывалила Ниагарой на ваши головы. Но…. НО-О-О… Были потрясающие детали этих событий, вот к ним я и возвращаюсь… Тогда отматываем плёнку назад к концу моего первого дня в Перми и ПОЕ-Е-Е-Е-ХАЛИ! Итак, вечер первого дня был посвящён визиту к моей любимой, и знакомой вам по первому дневнику, пожилой женщине, с загадочным именем - Маина! За два года маленькая двухкомнатная хрущёвка пережила большой ремонт и погрузила нас в прошлое. Новая деревянная арка высветила огромные вышитые картины в тяжёлых рамах, и старинные дивные портреты предков заполнили всё пространство. Эту атмосферу дополнили два огромных мягких дивана с кучей подушечек (хм, как они поместились в эту комнатку?). И сумасшедшая чистота потрясла и добила мою безхозяйственность окончательно. Ну, как, как в 83 года возможно содержать дом в такой стерильности и порядке? Завершал же, обволакивающий уют роскоши дома девятнадцатого века, вид из окна на Средиземное море…. Да! Средиземное море в Перми! Раз Магомед (российский пенсионер) не идёт к горе, так гора идёт к Магомеду! Раньше у нас был «Клуб кинопутешествий», а сейчас шторы! Маина мечтала увидеть этот благословенный край и… увидела – на рекламе оконных фотоштор. Заботливый сын подарил это желанное путешествие на 80-летие своей дорогой маме. И нам перепало такое счастье. Когда я уже уехала из Перми, в гостях побывали и остальные мои тётушки. Теперь, можно сказать, что потомки Субботиных все вместе побывали на роскошной вилле Средиземноморья. В этот приезд я смогла увидеться только с одной тётушкой. Другие поставили мне ультиматум, чтобы следующий свой приезд, я минимум, 4-5 дней освятила только им. Возможно, если не будет дождей и наши российские дороги не поплывут, как обычно, то сможем добраться ещё до родни в Пожву, где когда-то служил учителем мой прадед Фёдор Петрович Субботин. Как рано, ах, как рано проклятый тиф унёс в один день жизнь отца его новорождённого младенца. Фёдору Петровичу минуло тогда только 25 лет. А через 25 лет этот же клятый тиф оборвёт на 38 году жизнь моей бабушки Субботиной/Покровской Марии Фёдоровны . Вот так слетелись птенцы Субботиных вместе. А ещё три года назад ничегошеньки друг о друге не знали… РОДНЯ, однако…
  15. "Из жизни наших предков", ссылки на видео

    21.06.2018 г. "Семейный архив. Вещи, которые нужно хранить и вещи, с которыми нужно расстаться". Переходенко Кирилл Викторович https://youtu.be/1c53Lg2YepQ
×

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования