Перейти к публикации

гардемарин

Пользователи
  • Публикаций

    98
  • Зарегистрирован

  • Посещение

2 подписчика

О гардемарин

  • День рождения 04.04.1936

Информация

  • Страна
    Греция
  • Область
    Аттика
  • Город
    Афины , Греция
  • Немного о себе
    До того как начинал заниматься поиском предков никогда не думал что так много людей будут помогать.
  • Ваши генеалогические интересы
    Нелавицкие, Айваз-Оглу, Михайловы, Юрковские, Скаловские, Домашевич

Контакты

  • Сайт
    http://

Посетители профиля

1 273 просмотра профиля
  1. гардемарин

    С Днём рождения!!!

    MrAnich, koteyka, дорогие! Спасибо!
  2. гардемарин

    С Днём рождения!!!

    Ирина Рустамовна, с днем рождения! Крепкого здоровья и успехов Вам!
  3. гардемарин

    С Днём рождения!!!

    Дорогие друзья! От души благодарю всех за поздравления и пожелания! Прошло уже почти 16 лет как мы все вместе начинали наши поиски и я Вам очень благодарен за поддержку и помощь. Дай Вам Бог крепкого здоровья, счастья и успехов.
  4. Всех милых Дам поздравляю с замечательным праздником!
  5. гардемарин

    С Днём рождения!!!

    Дорогие Валерий Владимирович и Александр Николаевич! Всех Вам благ! И держитесь всегда за среднюю из пяти бутылок которые в жизни каждого человека!
  6. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Иван Андреевич Варваци alias Иоаннис Варвакис (1745 – 1825). Астраханский меценат. Почти все жители столицы Греции, Афин, знают, что в самом центре города, на улице Афинас, находится продовольственный рынок Варвакион. Мало кто знает, что рынок получил своё название, потому что на этом месте находилось, до конца 1944 года, здание лицея Варвакион, самого лучшего государственного учебного заведения, где получили образование многие выдающиеся греки. Ещё меньше людей знают о связи Иоанниса Варвакиса с лицеем, а тем более с Российской Империей. Иоаннис Варвакис родился в 1745 году на острове Псара, на северо-восточной стороне Эгейского моря, совсем недалеко от Турецкого материка. Он был сыном Андреаса Леондиса или Леонтидиса, моряка, владельца парусного судна на котором он перевозил товары. Когда Иоаннису исполнилось семь лет, отец начал обучать его морскому делу и брал его как юнгу во время своих путешествий, но и тайных нападений на торговые суда Османской империи в Средиземном море. Именно тогда Иоаннис получил от своих товарищей прозвище ''варваки''. Варваки, это редкая порода ястреба falca eleanorae, которая встречается на островах Эгейского моря и которая отличается силой и пронзительными глазами. С тех пор, Иоаннис уже не употреблял фамилию Леонтис или Леонтидис, а называл себя Варвакис. Когда ему исполнилось семнадцать лет, Варвакис построил на острове своё собственное 40-метровое судно, оснащённое пушками, и начал самостоятельно заниматься торговлей и нападениями. Он стал угрозой турецких судов и не один раз его преследовали турецкие военные корабли. В 1770 году, по совету отца, Варвакис, узнав, что три Российских эскадры, под общим командованием графа Алексея Григорьевича Орлова, прошли Гибралтар и направляются к берегам Греции, решил присоединиться к ним. Он встретил флотилию у берегов Пелопоннеса и предоставил свои услуги вместе с другими греческими моряками. Заданием графа Орлова было найти Турецкий флот, и Варвакис, прекрасно знающий возможные убежища побережья Эгейского моря обнаружил, что Турецкий флот стоит в бухте Чесме, на северо-западной части турецкого материка, напротив острова Хиос. Российская флотилия разгромила главные силы турецкого флота в Чесменском сражении, что далее привело к концу второй Русско-Турецкой войны и к подписанию Кючук-Канарджийского мира с Османской империей в 1774 году. Свободный доступ России в Чёрное море был обеспечен также как и освобождение многих территории. Варвакис, в этом сражении, потерял свой корабль, когда употребил своё судно как брандер, пришвартовался к турецкому линейному кораблю и взорвал эго. За свои услуги и подвиги он получил денежное вознаграждение, и звание поручика. Начал строить новый корабль, но, когда он спустил его на воду война закончилась, и он решил заниматься торговлей. Он отправился в Константинополь, с намерением попросить у посланника Российской Империй право ходить под Российским флагом, что обеспечило бы ему неприкосновенность со стороны турок. Однако, в Константинополе, турки эго опознали, захватили судно, а сам он укрылся в Российском посольстве. Посланник тайно посадил эго на Российское судно, которое направлялось в Россию, в Крым, в порт Хаджи Бей, который позже был назван Одесса. Из Хаджи Бей, Варвакис решил направиться в Санкт Петербург, где, после многих неуспешных попыток и только с помощью Потемкина, и рекомендации графа Орлова, был, наконец, принят Императрицей Екатериной. Императрица выслушала его, распорядилась вознаградить крупной суммой и дала ему десятилетнее право льготной ловли рыбы и торговли. Варвакис, по рекомендации Потемкина, отправился в Астрахань. Как раз в те времена Российская Империя развивалась в этих местах, и Потемкин рассчитывал на энергичных и верных сотрудников. Кроме того, там были очень хорошие условия для производства и торговли. В Астрахани Варвакис начал производить напитки. Вскоре начал заниматься рыбным промыслом, построил свои суда, торговал. Потом обнаружил как можно было сохранят и перевозить икру. Это стало основой для большого развития. В начале девятнадцатого века Варвакис, уже Иван Андреевич Варваци, надворный советник и потомственный дворянин с правом на собственный герб по указу императора Александра I. Дочь Варваци, Мария, вышла замуж за Николая Комнино, и они получили право на фамилию Комнино-Варваци. Их потомки служили в Военно Морском флоте России и Советского Союза. Очень большую часть своих огромных приобретённых средств, Иван Андреевич выделил на постройку храмов, монастырей, каналов, мостов, не только в Астрахани, но и в Таганроге, куда он переехал в 1815 году. По некоторым данным, Варваци пожертвовал на общественную пользу в России до 3,5 миллиона рублей и до 1,5 миллиона рублей представил в пользу Греции. В 1824 году, Варваци, несмотря на плохое состояние здоровья, решил ехать в Грецию. В январе 1825 года, находясь на острове Занте, Варваци скончался. Перед смертью он завещал Греции большую сумму, часть которой ''на создание и содержание учебного заведения, в котором могли бы учиться молодые Эллины''. В 1859 году закончилась постройка здания лицея на улице Афинас, в центре столицы, на средства, которые пожертвовал Иоаннис Варвакис, или Иван Андреевич Варваци. Было решено назвать заведение ''Варвакион Ликион'' – Лицей Варвакиса - в честь его создателя. Также было решено, что этот лицей будет ''примерным'' и что в нем будут учиться ученики из всей Греции, поступая после предварительных экзаменов, так как места были ограниченны. Образование обеспечивали самые лучшие преподаватели Греции, которые считали этот пост очень престижным. Этот лицей окончили очень многие известные политики – один президент республики, премьеры, министры, депутаты -, учёные, врачи, художники, писатели, инженеры и многие другие. По традиции, до 1949 года, выпускники, по окончанию лицея, проезжали на каретах по всем центральным улицам столицы, одетые во фраки и цилиндры. А фамилий выпускников каждый год публиковались в официальной государственной газете. Здание лицея было разрушено во время гражданской войны, в конце 1944 года. Окончательно здание снесли в 1950 году и на его месте обосновался продовольственный рынок. После 1944 года лицей действовал в разных зданиях города и сегодня уже имеет собственное здание в районе Психико. Автор учился и окончил этот лицей в середине двадцатого века. В семидесятых годах и на протяжении десятилетия был заместителем председателя клуба выпускников. По всей вероятности, был единственным русским учеником этого лицея за все его существование. Владислав Янович Нелавицкий Эта статья была впервые опубликована на русскоязычном сайте ''Русские Афины'' , в Апреле 2018 г.
  7. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Первая ссылка это вообще о всех профессорах математики. Второй параграф о Менделееве, о котором он также пишет: ''Ну-с двое из них люди достойные. Читают отлично: это Менделеев (химия) и …? (аналитич. геом.). ''
  8. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Это последнее письмо С.Нелавицкого , которое у меня есть. Пожалуй, и самое интересное! СПб 6.11.1877 Извини во первых что пишу на такой трапеческой бумаге – другой не приключилось сегодня вечером. К делу. Во первых ты меня обижаешь сомнением, займусь ли я судьбой этого беднаго мальчика. Если я тебе выразил свое мнение об этом крестьянине и то глубокое уважение которое я к нему питаю за его деятельность на поприще общественной жизни, и если ты веришь что я говорю и пишу, то не думай, что я забуду о своей обязанности, обязанности всякого человека, благородного, современного человека. А я, по моему крайне …? таким стараюсь быть (если не сделался еще до сих пор). Да, брат мой, если поднять занавес неизвестности, скрывающую деятельность этого человека от глаз образованного общества, то откроется драма, но драма совершенная, не такая, как это обыкновенно понимается обычно под этой рубрикой, т.е.убийства, проклятия, таинственные злодеяния и тп, нет здесь видна борьба человека с горячей, пламенной душой, с благороднейшим стремлением к образованию, правда, истины …? и великим ловушкам нашего века, борьба с рутиной, предразсудками общества, с его пороками… И борьба эта кончается не победою отрицательной стороны, как в новейших драмах, а победой света, что доставляет большое удовлетворение нравственному чувству, возбуждает надежду на лучшее, при виде что новые, благородные силы наши не пропадают даром в неизвестности, но приносят наконец обильные плоды. О если бы побольше таких людей! Да наш век велик. Ему предстоит совершить громадный переворот к нравственности народов – от этого переворота зависит много, много… Может быть нам случится дожить до этой минуты, когда общественная жизнь пойдет другим порядком. Смотри только, сколько новых открытий подписано? на наше столетие, сколько развилось науки, сколько новых, небывалых мыслей вышло из голов наших мыслителей. Образование сделалось всеобщим достоянием, наука тоже. Огромная масса народов Восточной Европы и народов со свежими силами входит в состав Европейской жизни. На этой сумме составляется небывалый прогресс. Этот прогресс не пройдет без переворота, который наступит скоро: но реакция, которая будет побеждена и все пойдет вперед. Впрочем это все мечтанья, хоть и мило подумать, что и ты тоже участвуешь как единица хоть в этом громадном деянии нашего века и способствуешь проявлению лучших его сторон. Однако я расписался – может быть тебе покажется это неясным – может быть – пустой болтовней – но подумай над этим если охота и время, и убедиться в истине сказанного: посмотри на законы истории (которые существуют). Опять оторвался от нитки письма, …? Ну-с - еще замечу кой-что. Слушай, если хочешь вести переписку как следует, дружескую, но если ничего не можешь высказать, то промолчи а не завирай. Я ненавижу лицемерие; мы давно друг друга не видели, во многом изменились. Трудно требовать друг от друга полной доверенности но врать – не допускается. А теперь перейдем к ответам на твои вопросы 1 Когда я поехал в Питер то думал поступить прежде в Инст. Пут. Сообщ. – но приехавши передумал и поступил на физико-математический факультет. Я уже сдал три экзамена в институт и вдруг бросил их продолжить. Это зависит не от того, как ты, конечно подумал, что у меня ветер в голове и я потому то так быстро переменил настроение, но очень просто, потому что наш брат гимназист отправляясь в высшее учебное заведение, судит о его качествам по разсказам людей, очень часто малосведущих, еще чаще по одному только названию заведения – приехавши и проучившист несколько лет, год, два он наконец узнает все, что ему нужно о высшем учебн. заведении. Оттого то так много студентов переходит с одного факультета на другой. Я к счастью сделал лучше – Что касается профессоров: что же сказать о профессорах математического факультета? Ну-с двое из них люди достойные. Читают отлично: это Менделеев (химия) и …? (аналитич. геом.). Несколько других негодяи – Петрушевский (физика) читает хорошо, но как то невыносимо убаюкивает своим плавным, замечательно монотонным голосом без всяких повышений и понижений он до такой степени магнетизирует, что студенты на его лекции спят. Вот внешняя сторона дела. Я сделал столь безцеремонные отзывы о профессорах на том основании что: честный математик – хороший математик и наоборот. Действительно: профессор читает не о своих открытиях, а о том, что давно уже пережевано прежними гениальными математиками. След. стоит ему взявши сочинения Legendre’ a Lagrange’ a и тому подобных, хорошенько прочитать в своей лекции и лекция выйдет отличная. Математич. истины установлены раз навсегда не изменяются и развиты достаточно – след. ничего нового не прибавишь и так вывести сам умозаключения чтобы улучшить свою лекцию . Предмет замечательно сухой, я так скажу, и скучный: не удивляюсь Аликсиевскому (если он пытался …? ), что он бросил этот факультет. Еще заметка. Мне кажется впрочем, что Менделеев худо делает, что на каждом шагу сует свои открытия, которые составляют еще весьма спорный вопрос и не признаны наукой за истину. Кстати, прости за неясность выражения. Я этим попрежнему страдаю. Может быть кой что покажется тебе непонятным. Но у меня столько теснится мыслей, что перо не успевает записывать. На второй вопрос отвечу, что застрять не помышляю, а цели у меня есть, но их излагать не буду. На третий (т.е. посоветую ли я тебе поступить на Е.о. ф-м ф-та?) тоже не могу удовлетворительно ответить. На четвертый – почему у меня …? . Я разсказал одному из ваших об этом, при этом передал внешнюю сторону дела. По сути же промолчал. Да брат, пришлось выдержать малую борьбу. Насилу вылез; благо директор у нас был очень образованный и хороший человек. Вообще, брат, много пришлось кой-чего испытать за эти два года. И когда вспомнишь прежние глупости и, в особенности, многошумящие послания к некоему Розанову, то замечается немалая разница между Нелавицким 75 года и Нелавицким 77. Продолжение в след. N. Пиши скорее Нелавицкий Крестьянина нашего в Питере нет: он в Ростове (Яросл. губ.)
  9. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Еще одно письмо В.В.Розанову. Станислав Карлович Нелавицкий уже студент физико-математического факультета университета СПб. С-Петербург 22 Окт. 1877 Друг Вася! Я очень был удивлен, когда приехал в Питер, не нашел тебя и Алексиевского, хотя почти все наши Нижегородцы здесь. Первый мой вопрос был о тебе и Алекс. Мне передано было, что Алексиевский пренебрег Менделеевым и его учением, поехал в Харьков искать какого-то знаменитого химика - и что ты – к великому моему удивлению, - застрял на второй год в седьмом классе и претерпевал и теперь претерпеваешь преподавание некоторых неумолимых педагогов: Скиф, будто бы, аки свинья дикая свирепствует больше всех… Secondo, в сатирическом вкусе передали мне, что ты, паче чаяния, из атеиста сделался теистом и пребываешь в сей должности по сие время. Вообще меня очень удивило, что мои прежние товарищи ничуть не изменились. Судя по их рассказам, я заключаю, что кабачное геройство Вас сильно развито, как в клане, так и in publico. Такое мальчишество, такая мелочность меня крайне поразила. Ничего высшего не замечаю. Иль можно еще принять за гимназистов 4-5 класса, но никак не студентов. Надеюсь, что ты никому этого не передашь Кстати, где Маринин? Я ничего об нем не мог узнать. Если знаешь о нем что нибудь, напиши – не знаешь, постарайся узнать – пожалуйста. Но приступим к делу за которым я к тебе. Полгода тому назад я познакомился с одною замечательною личностью, редкою, феноменальною. Всю ночь напрокат мы с ним проговорили. Впоследствии от людей я узнал хорошенько, кто это такой. Скажу тебе одно, что это крестьянин, благодаря которому в Яр. г. открылось 11 народных школ. Заметь, человек он очень бедный. Так вот между прочим разговор зашел об образовании и он жаловался, что не может дать сыну образования какого бы хотел. Мальчик способный – и если судить по отцу, то с редкими способностями, - и обнаруживающий большой интерес к учению. Я вспомнил тогда о Нижегородском братстве Кир. и Меф. и обещал разузнать об этом. Вот с этим то и обращаюсь к тебе. Надеюсь, ты не откажешь мне в этом. Таких людей надобно ценить, и, разскажи я тебе его биографию, ты бы рад был всячески помочь. Итак прошу тебя, милый Вася, узнай об этом деле и ответь хоть на эти пункты: 1˚) Существует ли братство? 2˚) Принимают ли на счет братства только детей жителей Нижегородской губернии – или и других губерний? 3˚) Есть ли вакансия для одного еще ученика? 4˚) Могут с первого же года и с первого класса принять ученика на братскую квартиру? Конечно, если можешь, постарайся узнать как можно больше и написать как можно подробнее. Ты меня очень этим обяжешь. Когда нужно будет, я тебе окажу услугу, по силам. Еще крошечное дело: как ты думаешь, не мешало бы нам возобновить переписку, прежнюю, дружескую? Ты почему-то бросил мне писать. Объясни по крайней мере, почему ты перестал. Может быть – впрочем догадок прилагать незачем. – Итак пиши, дружок, до по больше. Извини, брат, кончаю письмо. Отрывают за делом. Т. и. др. С.Нелавицкий
  10. Мне очень жаль что не имею возможность присоединяться к Вам! Всех Вам благ, дорогие друзья!
  11. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Да, конечно. это дело Розанова в литер. архиве.
  12. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Продолжаю с другим письмом. Речь идет о Керченской Александровской гимназии. ''Керчь 19 сентября 75 г. Сначала, дорогой Вася, я попрошу у тебя повинения за долгое молчание: я уже давно написал тебе письмо, но по некоторым обстоятельствам не мог тебе его отправить. Раньше я описал тебе гимназию так как она мне впервые показалась; теперь мои взгляды на нее изменились. Итак главное отличие ея от нижегородской состоит в том, что в ней нельзя ничего не делать – работы пропасть. Своими учителями я восхищен: нет ни одного такого о котором, как о большой части моих бывших учителей, можно было бы сказать, что он никуда не годится. Я себе не воображал даже, чтобы в одной гимназии был такой хороший без исключения комплект учителей. Особенно нравится мне учитель словесности. Он великолепно преподает, наставляет самих учеников полюбить занятие словесного и учит приучая пользоваться данными материалами, анализировать сочинение. Вообще со всеми его взглядами на преподавание словесности я вполне согласен. Он достиг своей цели: Последний ученик его напишет разсуждение так, что напр. Алексиевский не в состоянии не только написать но даже понять совершенно, слушая чтение. Кстати прибавлю что ученики вообще отличаются прекрасными способностями. Даже, у нас великолепный учитель математики (каждый ученик знает деление дробей!). В этом году лишилась гимназия преподавателя истории, который сразу назначен попечителем в Оренбург кажется. Ученики почти плакали при его выезде. Теперь прислан новый Касаткин, Ярославский знакомый, очень способный на все руки. Право не рубит дров при чтении Гомера, как изобравший новый способ читать метры, знаменитый классик, г-н Заболотский. Им тоже я доволен. Латынь учит сам директор, знающий великолепно свой предмет, именно хорошему методу; Француз тоже ничего себе; нельзя жаловаться и на Испанца. Гимназия наша – республика. Свобода учеников большая; Таких многочисленных, ненужных и безполезных отношений, каких придумал в своей мудрой и опытной старой голове гн Садоков - нет: можно ездить в лодке, стрелять, ходить в театр и выходить из дому в 6½ часов вечера. Недостатки вашей гимназии происходят, мне кажется от директора, не умеющего выбирать учителей. Однако ж Qualis rex, tabis grex справедливая пословица У вас я мог уважать только Омельянского, твоего брата и, отчасти, Кольбе. Товарищи мои все люди очень способные, как я сказал. Есть и несколько действительно замечательных. Это евреи. Один, с которым я как то разговорился, воспитан только на Талмудах и библиях, и посредством этого постоянного размышления достиг действительно высокого развития и самостоятельного суждения; я еще ни с одним не сошелся, ни с одним еще даже хорошо не знаком. – Мне удалось себя поставить в классе (между учениками) на хорошую ногу. Дома тоже сносно. Только что кончился один мой урок и имею другие два (один в перспективе, другой уже дал). Как сказал, нет у меня еще ни знакомых, ни хороших товарищей, сижу обыкновенно дома, иногда хожу стрелять, вот способы моего проведения времени: мысль моя постоянно обращается к тебе Вася, к которому я привык и которого люблю. Ты удивишься и будешь негодовать, узнав что я за вакацию ничего почти не сделал. Это объясняется только тем, что у меня, кроме своих, не было ни одной книги. Денег записаться на библиотеку не было. Только теперь я почти сам и взял Гершеля «Введение во изучение естествознания» (классификац. ест. наук) и прочел уже более трети. Мне очень нравится эта книга; нашел наконец то, что мне нужно и много узнаю. Мало удалось сделать (ничего! однако надеюсь, что в последующих письмах буду в состоянии сообщить тебе о большем количестве хорошо прочитанных книг. Теперь, я люблю ходить по двору, разсуждая : и мне пришли кой какие мысли о безконечности, о индуктивности и дедукт. и т.п. и способы изследования, о происхождении существующего и тп – Я нахожу теперь, что развитие заключается в 1) разнообразности как можно большего количества разносторонних знаний 2) в развитии себя мыслию и 3) приучению ко труду. Последнего качества, как ты и сам знаешь и я сам это сознаю во мне вовсе ничто. Также вследствие легкомысленного взгляда на вещи, я увлекался и немного самостоятельности. Да, брат, недостаток вот главнейший мой недостаток; Ты говорил в письме про Алексиевского, и твою холодность с ним – это хорошо, теперь я на твоем месте считалбы также. Недавно, читал биографию James Watt ! мне пришел на мысль Алексиевский и я нашел ) что он не имеет вовсе непременного качества не только великого, но даже всякого мало мальски умного человека – скромности. Кроме того, он вовсе не развит – я различаю двоякое развитие: высшее как удачи и другое, глубжее , когда мысли перечувствованы, все испытано, когда убеждения слились с существом человека и от него он (…?) Первое легко приобретается, второе с трудом и не скоро – но управляет человеком, руководит его в жизни, оно – суть человека. Кто приобрел его, может считать себя счастливым человеком. Ты Вася, отчасти владеешь таким развитием: есть у тебя более глубокие убеждения, есть самостоятельность, я напротив, не владею этим почти совсем. Теперь то постараюсь выработать его в себе и будем друзьями. Теперь передам тебе пожалуй нашу гимназическую новость. Сегодня имел счастье видеть Его Святейшество графа Толстого, министра просвещения – Аристократ, Классик, впечатление во мне оставил нехорошее: будучи например на классе словесности, когда наш ученик прочитал хорошо написанное разсуждение он очень расхваливал ученика «это делает вам честь» и тп; потом обратился к попечителю и пропректору с поучением «Дамы, господа, вот очевидная польза классических языков». Так что, вместо того, чтобы приметить хорошее писание сочинений развитого ученика вследствие разумного чтения книг и хорошего разбирания литературных сочинений и преподавания словесности, он отнес это какому то переводу классиков – классиков, ничего не зная по латынски, переводя по 15 глав в год, из которых нельзя себе даже составить полного понятия о классике, не то, чтобы понять и перенять оттуда что нибудь. Этому конечно виновато плохое преподавание классических языков в России. Знать их, может быть, должны не гимназии – и то едва ли. Не могу понять как это министр, кажущийся человеком умным, этого не заметил и до сих пор находится, как видно, в приличном неведении о состоянии этого преподавания. Так (…? ) еще долго, может быть, будут так бесполезно учить языки, полезные только при хорошем преподавании, долго будут убивать время! Особенно мы( …?) – Вообще сам Министр очень доволен нашей гимназией. Вот в какую гимназию попал я, слава Богу, времени сдесь не потеряю и выйду знающим и развитым. В следующем письме я опишу тебе некоторых моих товарищей, с которыми намереваюсь познакомиться. Ты же сам, получив мое письмо не бери примера с меня и ответный тотчас же. Напиши про Маринина и Алексиевского. А если первый в Нижнем, то попроси его написать мне письмо. Письмо мое (если хочешь) покажи Алексиевскому. В заключение желаю тебе всего хорошего и прошу кланяться от меня всем моим хорошим товарищам другу Алексиевскому, Карпову, Маринину, Басову, Ор…кину? И всем другим. Прощай и пиши скорей. Vale et me amа Любящий и уважающий тебя Нелавицкий 22 сент.P.S. Познакомился с некоторыми моими товарищами - нашел в них обладающих именно тем глубоким развитием, о котором говорил выше – и хорошо развитых; постараюсь с ними побольше сблизиться.''
  13. Дорогие друзья! Это пять бутылок в жизни каждого, почти, человека. По старым традициям сегодня Старый Новый Год! Желаю оставаться со средней бутылкой, и, как говорят в Греции, Новый Год пусть будет без новых лекарств!
  14. гардемарин

    Хочется поделиться...

    Письма конца 19-ого века Мой прадед, полковник инженер путей сообщения, Карл Осипович Нелавицкий (9/2/1818 – 25/10/1875), выпускник 1839 г. Института Корпуса инженеров Императора Александра I, служил во второй половине 19-ого века в Симбирске и Нижнем Новгороде. В 1875 г. он был переведён в Крым и переехал с семьёй в г. Керчь. Его старший сын Станислав Карлович Нелавицкий (1856 - 1913 ), брат моего дедушки, учился до этого в гимназии г. Нижний Новгород и дружил со своим соучеником Василием Васильевичем Розановым (2/5/1856 – 5/2/1919) позже философом и писателем, брат которого, Николай, преподавал в этой же гимназии. Их дружба продолжилась, и они обменивались письмами. Некоторые письма Станислава Нелавицкого сохранились в Архивах и в них описываются некоторые моменты из жизни и быта тех времён. Может быть Вам будет интересно. ''19 июня 1875 г. Вот уже вторая неделя, друг Вася, как я в Керчи. Все время езды от Нижнего до Царицына я провел довольно весело: во-первых потому, что обыкновенно попадались прекрасные и интересные виды на берега, во вторых, потому, что можно было выходить на берег и осматривать города, в третьих что было на пароходе довольно хорошее общество. – Из Царицына отправился по железной дороге в Калач. Железная дорога проходила по степи: около станций попадались очень миленькие хуторки и беленькие деревеньки и крыши этих немногих домиков, ничто не оживляло строй? сожженной солнцем степи. В степи я видел множество сусликов, которые скакали на своих длинных задних ногах от поезда и еще необычную птицу - прекрасного голубого цвета, это – сивоворонок В Калаче пришлось стоять 3 дня. Это несколько казацких домов, разбросанных безо всякого порядка; нет ни гостинницы, ни постоялого двора. Благодаря одному покровителю, которого нам приготовил отец, мы нашли плохенькую квартиру у казачки. Но первый день мы остались совсем без обеда, а второй который готовили сами козлика. Здесь совершенно иные растения и животные, как у нас: лошадей употребляют только для верховой езды, а клади перевозят на паре волов. Из насекомых огромные осы в 1½ дюйма и оводы – копры каких я никогда не видал, больше наших, формой тела похожие на карапузиков. О деревьях как рябина, черемуха, клен никто не имеет и понятия. Впрочем деревьев мало: понять всюду каменные участки? - Наконец мы сели на пароход по Дону. Дон вовсе не таков, как я воображал, это очень узкая речка – не больше 100-200 саж. и такая мелкая что пароход постоянно становился на мель и были толчки, падали столы, билась посуда ночью; берега достаточно высоки только у Калача дальше низки. С берегов постоянно поднимались журавли, пеликаны, кулики. – Пароход попался очень неудобный и так переполненный клопами, что никто не мог ночью спать и забавно было слушать как человек 30 пассажиров усердно царапались и производили этим ужасный шум. К счастью на пароходе нашлось хорошее довольно общество, которое хоть немного услаждало мне все эти испытания. Здесь было несколько молодых людей, довольно веселых, лет от 30. Я познакомился с одним адвокатом, который мне отлично рассказал об общественном и политическом устройстве казаков, также какие меры принимает правительство теперь к подчинению этой почти незнакомой области. Знаешь-ли, устройство это почти не изменилось со времени Хмельницкого. … в станицах на берегу – самая лучшая Цымлянская – здесь на берегу продают отличное Цымлянское красное вино – очень дешево, коп. 30 бут. Так доехали до Ростова, города значительного – здесь множество морских судов – 2 железные дороги. Отсюда по железной дороге доехал в Таганрог – здесь встречались самые лучшие виды во все время моего путешествия. Наконец доехал до Таганрога - это очень большой портовый город у моря. Здесь просидел дня 2 в гостинице – осматривал - отсюда отправился в Керчь на великолепном пароходе Русского Общества «Митридат». Была и легкая качка. Здесь тоже весело было – познакомился с некоторыми субъектами, которые тоже ехали в Керчь. – Наконец окончен путь дальний и я в Керчи. Вот вторая неделя не выхожу никуда – разбираюсь и перевожу «Memorabilia». Только вчера вышел на Митридатову гору. Но я уже слишком расписался. Когда нибудь после опишу тебе свое теперешнее положение в Керчи. Писал мне Алексиевский, что он на даче – передай, пожалуйста,ему мой долг, затем отдай 20 коп. Маринину. Остальное, если что нибудь останется, употреби на марки и письма ко мне – ты говорил, что у тебя теперь нет. Да напиши, брат что поделывает Маринин и каковы его теперешние намерения. Славный парень! Мне очень жалко, что он остался. Что делаешь теперь ты сам, Вася, и что делает наш друг Алексиевский? Кланяйся ему и Маринину. Книгу Алексиевскому вскоре вышлю. Прощай, Вася, мне скучно без вас, пиши ко мне поскорей Искренний друг твой С.Нелавицкий''
  15. Сведения о судьбе Виктора Николаевича Айваз-Оглу (07/07/1879). Фельдфебель Айваз-Оглу Виктор остался на поле сражения 1-2 июня 1904 г. при Вафангоу (Русско Японская война).
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования