Перейти к публикации

1 Maja

Пользователи
  • Публикаций

    636
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Все публикации пользователя 1 Maja

  1. В ответе на Ваше личное письмо я написала то же, что сообщила бы и в открытом доступе. )
  2. Ну да. Просто мало знаю "продвинутых". )))
  3. Крестьянские фамилии, если это список г-на Оленева, при ближайшем рассмотрении могут таковыми не оказаться. Крепостные крестьяне получили свои фамилии после реформы 1861 года. И они сильно отличаются от тех, которые указаны в списке.
  4. Да что! Непонятен и год - м.б., 1838, потому что после 1917-го - какие уж там имения и какие уж там ими управляющие!
  5. Имение ЛескоВО Что имеется ввиду? Имение Лесковых? Имение Лясковского? Имение Валерия Николаевича Лясковского было неподалеку от д. Болотово Орловского района. Владение Лесковых находилось в современном Кромском районе, его дяди Страхова, где Николай Лесков родился - в Свердловском районе. Вблизи д. Горохово (Свердловского района) и хутора Панина нет д. Болотово. Или Вы имеете ввиду еще одну деревню Болотово, бывшего Володарского района? Но там нет имений Лесковых. Уточните, пожалуйста, свой вопрос.
  6. 1 Maja

    Орловская губерния

    Добрый день! По Мценскому уезду по 18 веку не нашла Резанцева. Вероятнее всего, в документах Генерального межевания его владение идет как приписка "с прочими". Скажу, однако, что Ре((я) занцев Петр Иванович, возможный сын указанного Вами человека указан также как канцелярский служитель в "Формулярных списках о службе чиновников губернии" за 1829 год (ГАОО. Ф 4. Оп. 1. Д. 2293. Л. 47). К сожалению, я не выписала ни уезд, где он служил, ни подробную служебную роль П.И. Ре(я) занцева. Выписала его фамилию по факту по происхождения ее от детей боярских 17 века (Новосильская отказная книга. 1626-1652 гг. С. 185). В формулярном списке должно быть указано его владение. До Нового года плюс праздники архив не работает, позже могу посмотреть Вам П.И. Рязанцева, указан с буквой "я", но это в пределах погрешности записи. Маленькая речка Рязанцева у мценской деревни Фарафоновой как раз и была названа по фамилии заселившихся на ее берегу Ре(я)занцевых в условиях слабой заселенности местности как таковой. Отсюда же происхождение названия деревни Рязанка в совр. Шаблыкинском районе Орловской области. Государственные крестьяне Ре(я) занцевы в конце 19 века имели земли в д. Радомль Рябинской волости тогдашнего Болховского уезда и по свидетельству их потомков они некогда были выходцами из Рязанской губернии.
  7. Всем спасибки. Не знаю, что такое энтот файндинг. В интернет войдешь, так половины не понимаешь. )) Мы - люди деревенские. ) Выделение средств надо бы дома делать - из областного хотя бы бюджета. Думаю, попечительский совет сначала сходит к губернатору. Он - человек новый, и у него через полгода выборы. Выборы - оптимистичное дело, если подойти к ним правильно. А это важно. Иначе опять появятся прожекты. Примеры: был один мэр - хотел срубить парк на стрелке Оки и Орлика и поставить крепость из осины. А когда крепость через пару лет побывшится, наверное, башню уже можно было бы торговую строить. Ну отнесло, слава Богу. Был, прости меня Господи, еще один человек - под кафедральный собор собирался часть парка от деревьев освободить. Тоже теперь не у нас он служит. Был прошлый губернатор - на месте к-тра "Родина" собирался "Макдональдс" организовать, а кинотеатр наш в России первым был построен по такому проекту, памятник конструктивизма. Еле отбились!! Но и этот уже на другом месте работает. А новый - человек молодой, разумный и энергичный. Так что сначала местными средствами попробуем. Но если что - придется опять к СВРТ обращаться. А центральные СМИ к нам и в лучшие-то времена не ездили. Ну не ездят - и всё. А скучно с нами. Даже на юбилеи Фета и Лескова появиться не изволили. А ведь вроде нерядовые были литераторы.
  8. Орел снова бьется за Лизу Калитину. Крохотный клочок территории над Орликом рядом с музеем Лескова - арена полувековых боев, последний плацдарм. Сначала "боевые действия", притом наступательные, вел обком. Снесли дом генерала Ермолова, в который приезжал Пушкин, дом Марко Вовчок, дом фольклориста Павла Якушкина - там собиралась толпа никому не нужного народу - Грановский, Лесков, П.В. Киреевский. Потом налетело ельцинское воронье. Снесли дом Зинаиды Райх, актрисы и известной супруги Есенина, снесли дом философа Бахтина. В последнем месте замечателен стоит отель "Очарованный странник", - бывший мэр Орла Касьянов даже не знал, кто это такой. М.б., Есенин какой-нибудь. Потом добрые жители отодрали и выкинули резные рамы у дома сестры Бунина Марьи, к которой Бунин приезжал в гости. Памятную доску о Бунине содрали со стены. Дом Лобановых, который Тургенев за многолетнюю службу подарил своим бывшим крепостным, рассыпается сам. Осталась только Лиза Калитина. Не записанная ни в одну домовую книгу, кстати, обратите внимания. Еще один орловский мэр просил показать ему домовую книгу с ее именем. За Лизу просил еще академик Лихачев, но кто теперь знает про этого культурного академика? Ну и вот кое-как, - с мощной помощью СВРТ, вроде как отбились и определили Дом Лизы Калитиной под музейно-культурно-досуговый центр, приобрели себе экспертизу на дом и его смету. Которая включала и затраты на интерьер. Получилось 90 млн. руб. Потом сморщили тотальную сумму до 37 млн. Как сказала профессор ОГУ Марья Владимировна Антонова: "На эти деньги можно сделать только новодел!" Но и эта сумма совершенно огорошила мэрию. Депутат Андрей Рослов, в прошлом директор школы, сразу сказал, что даже если бы Лиза Калитина была коммунисткой, он бы ей ни копейки не дал. Депутат Верижников заявил, что хотелось бы поставить уже нормальный дом, чтобы красиво, чтобы типа с петухами наверху; на мэрии был крик, и последние 6 миллионов, которые вроде бы и собирались бы дать, решили пустить на кораблики, чтобы плавали по Оке. Тут же местные СМИ рассказали, что ужасный попечительский совет по Дворянке просил на реставрацию целых 90 миллионов, теперь просит немыслимые совершенно 37 миллионов, а на сайте Орел-стори рассказали, что будущий музейный квартал хотят обнести двухметровым забором. То есть что - весь квартал в двухметровый забор взять под расчет!? Только подумать! Всего лишь хотели, чтобы внутри этого квартала никто не поставил бы " случайно" двухсотметровых башен для торговли. На эти возражения сразу написали, что в попечительском совете не видели проекта. В общем, когда собрались на общий круглый стол мэрии и попечительского совета по Дворянке, депутат Верижников заявил, что никто из депутатов никогда не видел ни фотографии дома, ни сметы, ни экспертизы, вообще ничего. Так как почти ежегодно архитектор Седойкина носила найденные в архиве планы и чертежи этого дома в мэрию и на следующий год ее снова приглашали для того же, было предложено сразу распечатать и раздать уже наконец каждому депутату и чертежи, и экспертизу и прочее. А преподаватель художки Панков показал видеоряд с домами Чехова, Блока, Цветаевой и Ахматовой и оправдался тем, что не виноват, что дворяне в те годы жили в домах худших, чем нынешние. За Лизу вновь заступались очень приличные люди: Балыкова Л.А., европейски известный тургеневед, Исаева Т.В, зав. гор. отделом, Вдовин М.В. - первый заместитель Председателя областного Совета, наживший из-за Лизы массу недоброжелателей в своей среде, и другие достойные граждане. За что бьемся? За то, чтобы сохранить и сделать народным достоянием дом, где реально был Тургенев, дом, описанный в Нобелевском романе Бунина, воспетый Бальмонтом и массой других поэтов и писателей. Два человека, один из них по фамилии Калитин, сказали, что за свои деньги хоть закроют текущую крышу! Потому что по проекту реставрации почему-то нельзя было трогать целокупность объекта. Тоже ерунда какая-то. Нам говорят: с ума вы сошли! Это много - 37 миллионов! Хочется ответить: это мало - 37 миллионов. Но пусть хоть так. Построить еще один - бесполезный пешеходный мост с правого берега Оки в гору горсада - 150 миллионов. Но это - нужные, правильные расходы. Их просто необходимо произвести накануне 200-летия Тургенева. Чтобы можно было бы оттуда смотреть праздничный салют в честь писателя.
  9. irinaas Здравствуйте! Деревня Агеевка не описана в Писцовой книге Орловского уезда 16 века; населенных пунктов и их владельцев на реке Ицке в ней за редким исключением нет. Потому что река Ицка с селениями находилась в административных пределах тогда нового Кромского уезда. Однако в этом году в Орловском архиве мне удалось найти документ, из которого следует, что в 1650 году Агеева на р. Ицке, она же Агеевка, уже значилась как пустошь; то есть, как это зачастую бывало, деревня погибла в Смуту или в результате одного из почти ежегодных набегов крымских татар. В середине 17 века деревня была восстановлена под прежним названием, так как после Смуты земли в ней получили другие люди, про которых указано, что наделы они получили в этой пустоши. Это была обыкновенная практика того времени. Сама же фамилия происходит от имени Аггей. Имена владельцев наделов - местных детей боярских - нередко становились фамилиями их потомков. Почитать про раннюю историю Агеевки, боюсь, можно только здесь и сейчас, ибо это - самые свежие данные из архива. ))
  10. Кому-то раньше был нужен Неплюев. Обладаю несколькими Неплюевыми, все оч. приличные люди, один - служит в 80 лет, как и многие Неплюевы холост. Отдам формулярные списки Неплюевых в хорошие и непременно родственные руки.
  11. TatianaLGNN! Ну ничего же особенного! Просто Татьяна оч. благодарный и хороший человек. Хотя концерт был и неплох! Но - первый раз в жизни слышу, чтобы орловские водители уступили дорогу!! Наверное, Татьяна лично на кого-то из них произвела особенное впечатление. Раздавить тебя как козявку, облить грязью, проехать на красный свет - их самое первое удовольствие. Билеты в Орле дают только в троллейбусе и трамвае. И ни на что больше. А вот охарактеризовать тебя могут в любом виде транспорта и любым образом. А цитата про наших детей - не моя. Коллеги.
  12. В Орле иссушающая жара. Наверное, до сентября буду писать о погоде то же самое. Торгуют ландышами по 30 рублей за пучок. Наверное, бабки не знают, что ландыши занесены в Красную книгу. Никогда они не читали и - больше того! - никогда даже не видели такую особенную книгу. И потому я купила себе ландышей, раз уж их всё равно сорвали. Несмотря на пекло, орловские люди вынесли для добрых рук своих котят, хомяков и собачек. Один совершенно разморенный мужик с отчаянием показывал мне трехцветного котенка: - Это моего кота дочь!! - заявлял он, поднося котенка к моему носу. - Мой кот - ее отец!! Хозяйка матери кошачьей дочери отыскала хозяев ее отца, справедливо считая, что и они должны нести свою долю ответственности за потомство. - Это кошка! - посочувствовал прохожий. - А по морде - кот, - сказал мой спутник. - Ничего похожего, - возразила я. - Агроном и химик Энгельгардт, у которого была трехцветная кошка и черно-белый кот говорил, что хотел бы добиться от этой пары трехцветного кота, и если бы это случилось, проверил бы древнее поверье: если родится трехцветный кот, наступит конец света. Хозяин кошки, весь мокрый, отираясь платком, в ужасе посмотрел на меня. Ну и еще про животный мир: ранним утром по Орлику и Оке плавают бобры. Доплывают до прибрежных окских ракит и начинают точить их зубами. Грохот трамваев на Красном мосту им не нравится, и бобры, заслышав его, куда-то исчезают. В этом году у нас и так срубили отличные деревья на набережной Дубровинского, украшенье города - конечно же под подливкой того, что деревья стары. Ну и что, что стары. Пни не говорили об их нездоровье! Теперь бобры грызут, что могут. Но бобров как-то прощаешь. Еще было какое-то нашествие майских жуков. Прелестные, толстые, увесистые жуки стучали лбами в окна и ссыпались вниз на землю дождем. Воробьев у нас почти нет. А голуби наглядно демонстрируют торжество эволюции: сидят на проводах!!! Сидят на деревьях! Раньше не умели такого. А если вспомнить, что в нашем зоосадике на берегу Оки козел оказывает знаки внимания овце, то, как Тургенев в "Дворянском гнезде", захочешь молча указать на явление и пройти мимо.
  13. В Орле - жара!! Давным-давно распустились деревья, вовсю цветут сливы и вишни. На улицы выползли покалеченные, поломанные по зимнему гололеду - гуляют на костыликах - примета хорошей погоды. Вид имеют задумчивый и смиренный. А вчера в Орле давал концерт Симфонический оркестр Мариинки во главе с Валерием Гергиевым (в рамках Пасхального фестиваля). Был также пианист Денис Мацуев. Послушать их пришли 2, 5 тыс. человек. Билеты давали понемногу в учреждения культуры, институт культуры, колледжи, муз. школы. Начали играть в 22.00 (никак не могли добраться то ли из Брянска, то ли из Курска). Какой же это был праздник! Гергиев - легкий и бодрый, в длинном сюртуке, без нот, наизусть управлялся со своим оркестром. Одним мановением прекращал звук или вызывал его к жизни. Иногда делал движения кота, стоящего на лапках. Выходило у него это оч. органично. Влюбил в себя всех. Играли великолепно; профессионалы высочайшего класса! Мацуев всех очаровал. Был блистателен. Вне программы для народа импровизировал на рояле. Энергически вспрыгивал и отбрасывал руку после самых чрезвычайных пассажей. Однажды в порыве взлетел над стулом! Орел аплодировал стоя. Моя коллега прибыла в концертный зал с дачи, с черенком лопаты в сумке. Вот уж никогда не скажешь о такой женщине, что у нее лопата в сумке. - Попробуй. Правда, была. - Со мной ехал один старичок, следил за мной. - ?! - Их участок рядом с моим. Сидит и говорит: Вы проехали свою остановку. - И что? - Ваша остановка уже позади. Куда Вы едете? - Я уже большая девочка, - смиренно отвечала моя коллега, - куда хочу, туда и еду. А почему Вам интересно? - Ваша мама просила присматривать за Вами. Мама коллеги - фронтовая медсестра Мария Ивановна. Ужасно боевая до сих пор! И осуществляет контроль над дочерью, кстати, наиболее доброкачественным персонажем из всех, кого я знаю. - На Пасху прихожу под утро из церкви, - рассказывает коллега. - Бабушка наша сидит в коридоре в зимнем пальто, с палкой в руке. "Мама! Христос воскресе"! - Да какой там Христос! Где ты была?? Вот собралась тебя искать! - В церкви, на службе, ты же знаешь! - Я и сама бывала в церкви, и знаю, что так поздно - под утро - из церкви никто не приходит! Священники давно уже спят! Даже Кирилл уж давным-давно окончил службу, а наши что же, лучше него? Тут надо пояснить, что в орловских церквях под Пасху после службы сначала читали послание патриарха, потом орловского епископа Антония; потом уже священник Троицкой церкви обращаясь к прихожанам, трафился по времени за Антонием, и каждое послание было длиннее предыдущего. Ну и вот. - Мама! Ты же слышала колокола. - Это были не колокола, а часы Института культуры! Вот и теперь коллега звонила маме с концерта: - Ма-ма! Не волнуйся! Я приду поздно, очень поздно, м.б., в первом часу. Я на концерте симфонической музыки! - Странно, - отвечала Мария Ивановна, - какие такие концерты бывают в 11 часов ночи. Ну, мы дома поговорим. -
  14. Бибиков Валерий Было бы чудесно! Мейл Ваш не поменялся? Пришлю Вам образец! Статья, подпись, источники и библиография. Побудете в издании, если оно состоится. Не состоится - не будет хорошо. У меня уже 21 статья написана под это дело.
  15. Всех с 1 Мая!!! Валерий Бибиков А если Глав. ред. согласится, пришлете пару-тройку статьюшек в нашу Энциклопедию за Вашей подписью? Когда соберемся, скажу ей.
  16. Все должны по идее войти! Боишься только, - столько сил тратишь, статьи же определенного совершенно рода должны быть, а денег на публикацию не дадут. Редколлегия 11 чел., оч. приличные люди; но привлекаем и другие силы написать какие-то персоналии. Там будет, если повезет, и география, и история, и искусство, и церковь, вообще, что положено. Под это дело мне повезло найти полную роспись формуляра генерал-майора Пушкарева, золотое оружие за Бородино, Георгий, море орденов; ранения - боевой и бодрый. Ну и другие бабочки оч. крупные попались. А я и мелких беру. Боюсь только, скажут - кууууда столько!! А листаж, а метраж, а деньги!!! Но принесу всех своих любимцев. )))
  17. Я его пишу как персоналию в Орловскую энциклопедию. Нашла его в архиве, ну и делаю про него отдельную статью. )) Предводитель дворянства Брянского уезда; артиллерии поручик Констанантин Павлов сын Небольсин, в 1838 году 46 лет, холост, в Брянском и Рославльском уездах 204 души. Есть у Вас такой или прислать?
  18. Не знаю, куда написать, поэтому пишу сюда. Попался формуляр еще одного Небольсина, как обычно, без женской части, но кажется кто-то собирал Небольсиных. Есть еще Яннуарий Неплюев - тоже, кажется, кто-то Неплюевых искал. Могу подарить. ))
  19. Сегодня, 25 апреля, Орловское Тургеневское общество провело новое выездное заседание. На этот раз не в Баден-Баден, а под Орел - в Киреевку (или в Киреевскую слободку) - имение известного славянофила и собирателя народных песен Петра Васильевича Киреевского. Был круглый стол в сельской Киреевской школе имени, простите, всё того же замечательного Киреевского. Школьному музею исполнилось 10 лет. Его создала (при помощи нашего музея Грановского) учительница школы Маргарита Николаевна Деева. Маленький, но оч. милый музейчик. Среди экспонатов есть и архивные документы. Всё подобрано с великим старанием. Были старшеклассники, читавшие песни, записанные Киреевским, - видно было, что для них это не пустой звук. Не знаю, что будет с музеем дальше: Деева ушла на пенсию, преемника пока нет. Деева не покидает его, потому что привыкла. Мы ездили смотреть место, где стоял дом Киреевского, куда к нему приезжали Тургенев, Грановский, А.В. Маркович, М.А. Стахович, Якушкин Павел Иваныч, а Гоголь по преданию даже дерево перед домом посадил. Дома, разумеется, нет, и нет с 1943 года. Река Сухая Орлица, названная так бог знает когда, теперь соответствует названию. Но хотя бы река еще есть, хотя с горы очень хорошо видно ее бывшее русло. Что же есть еще: хорошо видные с горы дальние дали, а в них - поля да луга, да русого цвета рощи, да единичные деревья старинной аллеи, да сирень - потомок той, прежней, коей была обсажена усадьба. И понимаешь Киреевского: дом на высокой горе, напротив - такая же гора с рощею, и - ощущение полета над рекой. После Киреевских усадьбу купил лесовод Лясковский Валерий Николаевич, и тоже уникальная личность - расстрелян в свои 80 лет за то, что 1) у него нашли билет на коронационные торжества Александра 3: "ездил к царю в гости". Вторая версия: царь ездил к нему - "К нему царь приезжал". 2) его дом снимал Великий князь Михаил Александрович Романов, когда был выслан в Орел Николаем 2. Кстати, довольно малоизвестный факт. Если интересно, можно он нем рассказать. Так вот: если перенестись в 19 век, останется румяной и ясной старинная наша красота на берегу, ныне сильно обезображенная обычными включениями: мусором, обломками невесть чего, какой-то пластиковой хренью под горой. Местами кажется, что здесь недавно прошли бои Только скорее не бои, а какие-то ужасные драки. Как, наверное, был бы потрясен собиратель народных песен Петр Васильевич, если бы увидел, что сталось с его домом и местом вокруг него! Так же, как,в ероятно, изумились бы Толстой и ТУргенев при виде казаков из Мценского уезда - в синих шароварах, с орденами и медалями, неизвестно, кем врученными. Никогда они в середине 19 века не видела во Мценском краю никаких казаков. А лишь крестьян, купцов, однодворцев и священнослужителей разного уровня. Даже военные редко шастали в тех местах. А чему бы порадовался Киреевский - тоже могу сказать. Членам Тургеневского общества показали маленький концерт, данный силами учеников школы имени Киреевского, и зрителями, кроме членов общества, также были школьники. Школа у них - настоящая, тихая, огромное количество выигранных кубков, дети здороваются. Все чинно сели на стулья. Были показаны нам народные танцы; 2 класс полным составом спел превосходную народную песню "Как у матери одной Да было много детей". И нас со старшим научным сотрудником музея Тургенева Павловой поразил один удивительный факт. После пляски совсем маленьких девочек выбежал ансамбль постарше. Под песню "Ах, ты мА-Я канарей-Ка!!" они танцевали танец, -естественно, "Канарейка". Канарейки плясали краснощекие, сами крепкие, - одна к одной! Костюмы же на них были соответственно - ярко-желтые, платья - скорее длинные кофты, чем платья, и пышные (ну, раз они канарейки); из-под платьев виднелись шелковые панталоны. На птиц, в общем, были похожи. Но. Но. Но, но, но. Мальчишки, сидящие у стены, просто свалились друг на друга. Один от хохота чуть не упал, схватился за приятеля. Приятель рыдал почти до слез. Ну и ряды около них равнодушными не оставались. Пока канарейки прыгали - притом, отличная постановка была - Алиева ставит им танцы, прросто первое место, моя Павлова, озабоченно глядя на кампанию, говорила: - Лучше б они этот номер малышам поставили. Тут такие уже здоровые девки - одну теперь точно будут звать канарейкой. Сразу поясню. В Орле слово "девка" не носит ругательного оттенка. Это просто такое название подростка женского пола, общепринятое в нашей области. Ну, потом были другие номера. Но вот вышла крохотная девочка, спела песню "Кнопочка", и тоже была в народном костюме. И вдруг мы увидели перемену в соседях. Мальчишки, только что рыдавшие от хохота, и их подружки, вдруг сделались серьезны, и сразу устроили малютке настоящую овацию. А потом снова появились "канарейки", только теперь в других нарядах и с другим танцем. И мы увидели. Класс, а смеющиеся, оказывается были одноклассниками "канареек", этот класс вдруг встал. Все сидели, вся школа, а этот класс встал. И СТОЯ смотрел на танец своих товарищей. И поддерживал танцующих в некоторых местах дружными аплодисментами. И - все были серьезны. И - с гордостью, сверху посматривали на нас с Павловой - мол, что?? Видели такое?? Танцевали девчонки очень-очень хорошо. О, русский характер, что тонко чувствует и настоящее, и смешное, и любит свой край, и мусорит там, где живет, и гордится своим Киреевским, пусть и не совсем знает, кто он такой. - Вот я знаю, где я живу, - говорил нам водитель, чья теща носит старинную местную фамилию Головина. - И сын мой знает. А вот там было 2 ямы для ледника, еще барские. И зав. столовой, когда у нее при советской власти еще холодильника не было, в них всю провизию хранила. А как мне свои корни искать? Сказала ему про архив. И поехали назад в Орел, самым теплым образом благодаря и подвижницу настоящую Дееву, и мужа ее, Владимира Геннадьевича, верного оруженосца с фотоаппратом и камерой, и Балыкову Людмилу Анатольевну, нашего тургеневского вождя, - поехали мимо полей и деревьев, еще сквозных, с чуть-чуть надутыми почками, с птицами и ветрами над полями по дороге, где когда-то езживали тургеневские персонажи, и пели песни, которые потом аккуратно записывал Петр Васильевич Киреевский.
  20. Ирина ФМ Флуд, конечно, сотрите, когда прочитаете. Но - как не передать утренний разговор в орловской маршрутке. Беседовали две женщины. Сидим же близко все. Одна и говорит: - С раннего утра крутишься, как собака. Пока кашу на завтрак сваришь, пока бутербродов наделаешь, пока соберешься, пока Лешке на работу соберешь, пока Таньке что-то сунешь, пока Николаю Петровичу рыбу разберешь, пока всех разведешь -. - Он же пожилой уже очень, Николай Петрович? - "Пожилой"! Да старый он старик. Зубы высыпались и глухой. - Ну и оставляй ему кашу с утра. - Да не ест он кашу. Старый-старый, а вчера запрыгнул на шкаф и там напИсал, гадюка! Передаю приятельнице этот разговор, а та отвечает: - На работе говорю: чуть не опоздала сегодня, пока всем по шее дала! - Да за что же это - всем по шее? Чем они провинились с утра? - С утра я даю одну куриную шею - коту, одну - кошке.
  21. Ирина ФМ Спасибо, что помните! ) Koka В Вашу коллекцию: 1828 год. Орловской уголовной палаты 1 разряда Канцелярист Василий Семенов сын Трубицын. 18 лет. Из дворян. Имеет за собою обще с братьями Кромского уезда в селе Ивановском мужеска пола 100 душ. В Кром уездный суд канцеляристом – 1825, февраля 26. Из онаго перемещен в Орловскую палату уголовго суда тем же чином - 1827, сентября 28.
  22. Ирина! Ужасно люблю кошек! И потому то, что Вы написали про кота, было как привет мне лично! Кот нашел себе дом, это прекрасно. Когда у моей приятельницы сгорела соседская половина дома, пришли пожарные и к ней. Дома ее не было, и потому пожарные разбили ее окна, чтобы открыть замок изнутри. Из окон и дверей ломанулись 8 ее кошек. За пожарными, облившими из брандспойта все вещи, шли добрые соседи, укравшие всё, что им понравилось. Вечером через прогорелую дыру в этот тотальный разор пролез совершенно посторонний кот и улегся спать на не очень сухой кровати. - А ты кто такой? - спросила моя Ирка. - А пошла-ка ты, - "ответил" ей кот и заснул снова. Он уже решил тут поселиться, и мнение хозяйки на этот счет кот уже просчитал. А раз так - чего уж спрашивать: что да что.
  23. Всем спасибки. ) В.В. Бибикова у нас в архиве тоже все знают! ) Доп. том хорош в архиве, - там перечисление того, сего, пятнадцатого, - и в читальном зале он будет лежать, и можно будет брать для работы. А я еще напомнила собравшимся, что мы все привыкли, что люди в ГАОО ( как и в Брянске, и, как пишут участники форума, в других провинциальных архивах тоже) работают честно, ответственно и профессионально. Оказывается, бывает иначе. Для примера показала превосходно изданный том "Память о прошлом. Страницы истории губернского города Орла" (М., 2011), автор-составитель, всякое такое, под редакцией, проч. Архив российской Академии наук. Автора мне жаль называть. А книжку я выписала себе этой зимой из Москвы. Еще радовалась, что Архив РАН про Орел книжку выпустил. Радовалась рано. В томе нет научного аппарата. Нет НИКАКИХ ССЫЛОК!!! Это что такое?? Мало того, что перед нами чистый винегрет: буквально ото всюду обо всем, притом всё, что уже известно-переизвестно: про церкви в Орле - кто только о них не писал, куски из орловского историка Пясецкого, куски из заметок Тарачкова (известнейших в Орле), цитаты из газет. Море закавыченных фраз, на каждой странице десятки. Но неоткуда узнать: кто это сказал, когда, в каком году? Сзади есть список литературы, но как его состыковать с цитатами? Думается, это сделано намеренно. Есть раздел про знаменитых орловских людей. Не города Орла, конечно, хотя это указывалось в названии, ну пусть. Но тоже странный по выбору, и по количеству текста на каждого: про Тургенева есть во многих местах, про писателя Бунина - 4 листа, про композитора Калинникова - 4 листа, про художника Г.Г. Мясоедова - 1 страница, про литератора Раича - 1 страница, про фольклориста Павла Якушкина - полстраницы, про Лескова - 1 абзац (6 строк). Остальных не стала считать. Хватит и этого. Цитирование очень однобокое. Например, дана нехорошая цитата из воспоминаний об учителе гимназии Вербицком. Цитата от человека советских времен. Между тем есть десятки воспоминаний гимназистов о прекрасном, исключительном литераторе Вербицком-Антиохове -учителе Леонида Андреева, учителе кардиолога Владимира Зеленина, писателе, гуманисте (судя по его реакциям на педсовете, которые я видела в ГАОО), со свежими до сих пор страницами о ружейной охоте, и таких цитат, как для Вербицкого у автора-составителя оч. много. Одного мемуариста выберет и сформирует мнение о человеке. ТАК НЕЛЬЗЯ. Есть и ошибки. Но это - Бог с ними. Ошибки могут быть у всех, никто их не избежит. Но всё равно неприятно, однако, когда автор одобряет в ряду прочих и земского деятеля Гутцейта, а в губернии на Гутцейта с огромной неприязнью взирали, потому что, хотя тот были хороший доктор, и может быть даже земец неплохой, но отвратительный, ужасный педофил и мучитель девочек. И этому гаду продано было имение Грановского, как я выяснила, кстати!! Во многих номерах "Колокола" Герцен спрашивал, как долго еще в Орле будут давать присваивать новые чины преступнику Гутцейту? А вот доктор Каспари, о котором автор пишет как о военнопленном французе, возглавлявшем в Орле врачебную управу, никаким военнопленным не был. Интересно, кто бы дал ему возглавить врачебную управу в таком случае? Каспари был из Вены, австрияк, и до 1812 года он уже служил в Орле, а 1816 году как руководитель управы уже состоял под судом после приезда сенатора Мясоедова. Не за что-то ужасное: по доносу. Ну и так далее. В книге есть и хорошее: публикация писем известных Орлу и России людей: с.с. 230-271. Но к письмам нет никаких комментариев, что тоже странно для Академии наук. Ладно, не будем придираться: ну нет комментариев. И тоже Бог с ними. Вот взяли бы эти 20 листов и опубликовали их одних. И толку было бы больше, и не было бы чувства протеста. А сейчас оно есть.
  24. Отдельно про Ирину Фещенко. Она сегодня доставила минуту радости работникам Орловского архива. Я сказала, кто такая Ирина Фещенко; сказала об опыте ее работы в архивах. И зачитала слова Ирины о ГАОО его сотрудникам. И наблюдала прелестную картину: весь зал зацвел улыбками. )
  25. Сегодня, 28 марта, состоялся Научный совет ГАОО по поводу издания дополнения к Путеводителю по архиву. Отличный получился том! Дельный и профессионально составленный. Новшества и дополнения вопият о новейшей истории: банкротства и ликвидации предприятий, возникновение и стремительно исчезновение отдельных производств. Масса новых данных по сельским населенным пунктам. Четкая разметка по поселениям, по районам. Переработаны прежние фонды. Иные получили значительные новые включения. Тремя звездочками помечены рассекреченые фонды: бойцы ЧОНа, газета "Речь", издаваемая в оккупированном Орле. Появились в путеводителе и новые личные фонды. Наши "орлы" - литературовед Алексина, музейщик Нина Максимовна Кирилловская, - в свое время директор аж трех музеев - краеведческого, Тургеневского и бронетанкового училища, оригинальнейшая личность; археолог Красницкий и др. отдали свои наработки, фотографии, рукописи в архив. Нина Максимовна Кирилловская, назначенная директором Тургеневского музея, чтобы деятельно направлять своей энергией строительство Большого Дома в Спасском-Лутовинове, прочитав "анонс" о себе, выразила легкое недоумение: отчего это у нее в первой строке идет рукопись дипломной работы, пусть и отличной, особенной работы, но сделанной более 60 лет назад, и всё же не самой главной работы в ее жизни? Архивные затрепетали: мол, Ваша дипломная и другие рукописи расположены согласно датировке! И Нина Максимовна приняла их объяснения. Кирилловская - это наша медаль! Всегда достойно одетая, в шляпе, Нина Максимовна являет собой образец несгибаемости отечественной культуры. Над ее шляпами проносились вихри всевозможнейших событий, глобальных, даже системных изменений. Но Культура в образе Нины Максимовны всегда сохраняла свое лицо. И Большой Дом в Спасском она, разумеется, построила. Алексина, Раиса Митрофановна. Одно из главных действующих лиц в организации музея Лескова; лескововед. Открыть музей помогали ей Константин Симонов и Елена Благинина. Даже кошка Елены Благининой приняла участие: очень неровного характера, кошка Благининой не прыгала, к кому попало, на колени. А когда обсуждался вопрос о посвящении Лескову тома "Нашего наследства", и Раиса Митрофановна появилась у Благининой, кошка сразу показала, что благосклонна к орловским людям. Она прямо подошла к Алексиной и забралась к ней на руки. Благинина сама орловская, была поражена, - и том вышел. Предки Алексиной были священниками в толстовских Кочетах, с фамилией Троицкие. - Не видели в документах моего деда? - полюбопытствовала однажды Раиса Митрофановна у Пузина. - Да видел. Метрики Толстым подписывал, - ответил тот. - Документы нужно сдавать в архив, - внушала Р.М. своей подружке - литературоведу Ивановой Лидии Валентиновне. - Ты слушай, что я тебе говорю. Ты для меня - девчонка 66-летняя: должна слушать, что говорят старшие. (Это говорилось Алексиной 10 лет назад. Теперь Ивановой - 76, Алексиной соответственно на 10 лет больше). Но Лидия Валентиновна всё скакала. Имея сумасшеччие архивные наработки, проведя в архиве лучшие часы своей жизни, она, к сожалению, ничего в архив не сдала, а сама, выйдя на пенсию, уехала в другой город. Но хоть оставила свои бумажки в кабинетике в музее Тургенева. Теперь музейные, надо думать, всё скопом соберут и сдадут в ее фонд. А что же делать! Есть и еще у нас одна совершенно изумительная дама - архитектор Ксения Александровна Седойкина - бессменный борец за нормальную архитектуру. Всё более и более одинокий в поле воин. Ее чертежи и изыскания тоже требуют помещения их в архиве в особом фонде. Это две абсолютные энтузиастки - Иванова и Седойкина. У них столько общих всегда было тем! Однажды после заседания Тургеневского общества, тройку лет назад, Седойкина делала сообщение о доме Лизы Калитиной. Она принесла и старинные чертежи дома, тщательно ею перерисованные и переснятые в ГАОО, она также принесла и другие исключительно редкие чертежи других домов и показала свою коллекцию. Народ в священной благости рассматривал это достояние, найденное Ксенией Александровной. Главное место в коллекции занимали шедевры академика архитектуры Тибо-Бриньоля. Посмотреть было на что: ничего этого на улицах Орла уже не увидишь. Ну и вот. Не в силах расстаться, Иванова и Седойкина долго провожали друг друга, и всё говорили и говорили об им интересном: о дворянах Сафоновых и о дворянах Ананьевских, - что в одну из девочек Ананьевских был влюблен Грановский; о Лизе Калитиной, о монахине Соковниной, что была ее возможным прототипом, и почему Иванова так думает, что это не Коротнёва, ну и так далее. Наконец, дамы доехали до остановки Седойкиной, и там присели на скамейку, продолжая разговор. А сумку Седойкина поставила за своей спиной. Была зима, темно и холодно, но им обеим было нормально. Вот подошел к ним человек, стал спрашивать как ему куда-то дойти или доехать. Они дружелюбно объяснили. Но тот всё не понимал, куда-куда садиться? Всё переспрашивал. Наконец, выяснил, что ему было нужно, и уехал. И сумка пропала. Пока один отвлекал наших дам, другой схватился за сумку. Не берусь описать весь кошмар пропажи. Не возьмусь описать и состояние Седойкиной. И Ивановой тоже. Это под силу лишь настоящему писателю. Скажу только что это было - душераздирающе ужасно. Все чертежи! Описания, много лет собираемые и хранимые, вывезенные из дома на ОДИН РАЗ, чтобы порадовать членов Тургеневского общества - всё это пропало. Совершенно понятно, что хулиганы, увидев в сумке какую-то бумажную хрень, выкинули это - только где? Было темно, и малый сразу вскочил в автобус, его дружок, конечно же, тоже. Дочь Седойкиной, дивная скрипачка Лидия, облазила все окрестные помойки, в каждую урну запуская своим музыкальные ручки. Напрасно: сумку увезли с собой, и как знать, где бросили? Первые недели мы даже боялись звонить Седойкиной. Инфаркт и инсульт сразу - вот что мы думали. А если еще нет - напомнишь, и Бог знает, что может случиться от вопроса. Где-то недели через три я увидела, как Седойкина, заказавшая бумаги повторно, сидит в читальном зале архива и заново переписывает утраченное. Передо мной был еще один пример несгибаемости нашей Культуры.
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования