Перейти к публикации
17 сентября в Нижнем Новгороде открылась XV Всероссийская генеалогическая выставка.
Подробнее...


1 Maja

Пользователи
  • Публикаций

    636
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Сообщения, опубликованные пользователем 1 Maja

  1. Бибиков Валерий
    Ну что значит "оказалось". Почти так и было. Кое-как движемся вперед. Носом вниз. Тендер выиграла московская фирма, которая внесла денежный взнос для участия в конкурсе. У своих, у орловских, денег для взноса, разумеется, не было. И за орловских никто не постоял. У московских деньги всегда оказываются, как обычно.
    Сделали проект.
    На последнем заседании Попечительского совета не была, как раз на том, из ссылки - из-за гриппа. Нам бы продержаться до начала работ. Деньги вроде бы - тьфу-тьфу - выделили. Их бы освоить каким-нибудь путным образом.
    Единственное, что внушает надежду, очень въедливые члены совета собрались. Сдаваться пока не собираемся.

  2. Бибиков Валерий

     

    а фамилии, ну просто до боли родные

     

    Как же им там не быть! И до Кубани включительно. Как-то писала о Солженицыных - от центра до юга. И Брежневы, и Шолоховы, и Стахановы. Последовательное смещение. Жилины - тоже интересные. В книжке, которая до Вас дошла, "покрутила" немножко их странные уделы.

     

    "Говорящие" фамилии по Орловскому и Ливенскому уезду добавим. Вдруг кому-то будет интересно: Болховитины, Мецнянкины (Мецнянины), Белевитины (из Белева), Веневитины (из Венева), Москвитины, Брянчениновы, Караченцовы; условные и небезупречные Новосильцовы; поздние Лифенцовы (Ливенцевы).

     

    И по названиям: и в Тульской губернии, и по всему Орловскому краю рассыпаны Ясные Поляны. А у нас еще и было несколько мест с названием Кубань.

  3. Валерий Бибиков
    Справятся легко.

     

    Вчера в читальный зал архива, не в силах порадоваться найденному сообщению одна, пришла сотрудник ГАОО. В руках она держала дело 1900 года. В нем статистический комитет информировал граждан, что самым здоровым местом Орла является Троицкое кладбище! Расположенное на возвышенности, оно, как и весь прилегавший квартал, давало самый низкий процент заболеваемости в городе, утверждалось в рапорте статистиков.

     

    А как же: ведь жители кладбища не давали процентов, потому что уже отболелись, наконец!
    Оказывается, и в прошедшем времени ум у ученого народа, бывало, заходил за разум.

     

    У меня тоже. Вчера в архиве уважаемый литературовед Г. Тюрин спрашивал меня о кафедральном соборе Орла. Я уверенно ему отвечала, хотя видела, что его мои ответы не просто не устраивают, а даже удивляют безмерно.
    - Не может быть! - наконец, пораженный, воскликнул он.
    Оказалось, он спрашивал о 20 веке, а я отвечала ему из 19 -го. ))

  4. Валерий Бибиков
    Это будет настоящий прорыв. До сих пор самый сложный момент - откуда пришли? Пока же приходится более-менее достоверно опираться на "фамильные" пути на Орловщину: Путивльцов, Тверитинов, Кашеринин, Коломнин.
    Но у меня есть подозрение на одну местную фамилию, что уже имелась на момент вербовки в служилые - это Жилины. ! Жилин владел нашими речками, например, частью Оки! И какой частью! Она начиналась от устья реки Ицки и тянулась до самого Окского верховья! То есть до первых родников, с которых начинается Ока. Мало и этого! Ему же принадлежал участок реки Кромы – от устья до устья реки Кремичи (на современной карте Кремиги). Реки Жилину Владимиру рассчитали как поместье в 30 четей. По государевой грамоте Жилин платил за речки оброк «в Государеву казну в Большой Дворец». И это помимо больших земельных кусков. Я проверила: больше никто не владел речками. Только он. Такое впечатление, что уже владел речками до нарезания жеребьев. Пока только предполагаю. Документальных данных нет.

     

    А я окончила писать топонимику для Северного района города Орла по просьбе района и теперь, боюсь, буду постепенно втягиваться в новую авантюру. Тут у нас задумали в течение нескольких лет написать Орловскую энциклопедию. М.б., и я чем-нибудь пригожусь на подтанцовках. )

  5. Сегодня в Орле в областной поликлинике состоялся "День диабета". Плакат об этом мероприятии висел в районной п-ке.
    Если бы диабет соображал, очень бы удивился и пришел в восторг. Не "День борьбы с диабетом", ни что-нибудь типа "Диабету - бой!", а вот так. Но это же Орел! Оч. давно, при Советской власти на лекарстве имелась пометка: "Меновазин. Хранить в прохладном месте Орловского облисполкома". А в п-ке № 2 висел замечательный плакат: "Люди! Выбирайте так: сигареты или рак!" Народ оч. впечатлялся. Даже я, которая не курит, задумалась, а правильно ли я поступаю.

     

    Наш народ непобедим! В коридорах поликлиники, где половина чихает, а половина кашляет, активно обсуждаются не средства лечения, даже не домашние снадобья, а отставка Сердюкова. Назначение Шойгу горячо одобряют. Сожалеют, что Шойгу не может радвоиться или растроиться. Само собой понятно, что в дискуссии основное участие приняли женщины. Наши женщины любому Шойгу могут дать совет. На моих глазах призывнику, который пришел на обследование, через каждые пять минут давала советы об армии его тетя. Еще один парень уважительно спросил:
    - А твоя тетя служила??
    Нет, тетя не служила, но об армии у нее сложилось свое, очень яркое мнение.

  6. TatianaLGNN
    Ей тоже огромный привет! Заговорились с ней летом в открытой кафешке в ожидании окончания бури. Та вовсю шумела вокруг, и листья дождем на скамейку падали, и дождь тоже залетал, и ветер хлипкую пленочную крышу с грохотом ворошил. Поговорили буквально несколько минут. Встали, думали, три часа дня. Оказалось, седьмой час вечера.

     

    Сегодня в Орле отмечали 100-летие нашего большого тургеневеда, профессора Галины Борисовны Курляндской ( 6 ноября 1912- 11 июня 2012). Все тургеневеды мира считали ее своим вождем! лидером! Галина Борисовна не дожила буквально полгода до 100-летия.
    Здравый ум сохранила до конца! Ветхая была телом, не разумом.

     

    Открыли мемориальную доску на здании филологического факультета, провели конференцию о ее научных трудах,а их было оч. много - не только о Тургеневе, но о Достоевском, Толстом, Лескове и др.

     

    В 98 лет Галина Борисовн еще была председателем диссертационного Совета филологического факультета Орловского университета. Да правда!
    В ВАКе ежегодно собирали сведения о своих людях, и наши честно в графе "Год рождения" ставили Курляндской 1912-й.
    - 1942? - посылали электронку из ВАКа. - 1952?
    - 1912, - уверенно отвечали из Орла.

     

    В 2010-м Галина Борисовна при мне председательствовала на защите двух диссертаций. Она сидела, прямая и сосредоточенная. Ни разу, в отличие от нас, не выходила не переменку, не пила минералку, внимательно слушала всех выступавших.

     

    А потом встала, и разобрала по костям и каждую диссертацию, и каждое выступление.

     

    Лекции последние пять лет не читала. А раньше, когда читала, народ лез на первые столы!
    ГБ, как ее иногда называли за глаза за инициалы, в 1957 году специально (!) приехала с берегов Волги в город Тургенева, и больше не покидала его.
    Поскольку она была истинным, настоящим ученым, о ней по городу ходило гораздо больше анекдотов, чем когда-то рассказывали по ТВ с зачином "Знаменитый тургеневед..." По крайней мере происшествия, случавшиеся с ней, передавались друг другу с доброй улыбкой. Кота ее, много лет живущего с ней в 70-80-х годах, она, например, звала именем своего отца - Борис.

  7. Иногда не хочешь смущать никого. Но оно ведь хорошее! Ну, например. Сотрудники Ливенского музея склонны помочь, если могут, братьям и сестрам кошачьего рода. Умеренно, но с душой. В кресле директора музея сама видела большого черного кота, который пользуется его особым расположением и которого вечером вежливо провожают на улицу.
    Вот пару лет назад была большая конференция. Участники довольно поздним вечером дошли до музея. Не в силах расстаться, они продолжали обсуждать самое острое и интересное с директором. Кошки, которые увидели своего любимца в неурочный час, во-первых, бросились к нему в ноги, чтобы засвидетельствовать свое почтение. Во-вторых, они как-то оповестили других кошек, что Главный человек пришел, и откуда-то из дворов мухой подтянулись отсутствующие. Кошки нежно смотрели директору в лицо, терлись о его ноги. Директор был смущен, аккуратно отправлял их обратно, но его никто не слушал. Конференция была военная, и офицеры Генштаба, не смея выразить своего отношения, наблюдали эту картину. А наблюдать ни зами за всеми вместе было просто счастье!

  8. 2 ноября посчастливилось оказаться на Международной конференции в Ливнах. Именно так! Если Ливны позвали, отменишь, что угодно, лишь бы туда попасть, к этим золотым людям, в этот самодостаточный город.

     

    Казалось бы, Орел - рукой подать! Всего три часа езды! Но - почти другой мир. Ливны не оглядываются на других! Сами пекут свой хлеб с боярышником, сами готовят заварные пирожные, размером с ладонь, печенье, тоже нехилого размера; водку также.
    Там на домах висят таблички "Дом купца Алексеева, вторая половина 19 века". Там на пушках около краеведческого музея сидят пестрые кошки, нехуденькие. Вход в музей воистину символический: дети - 5 рублей, взрослые - 10 рублей.

     

    Кстати о тортах. Если раньше я изумлялась толпе зверей, каждый с индивидуальной мордой и одеждой, сидящих на поле для торта посреди мухоморов и цветочков, то нынче получила еще один сладкий удар. В Ливнах блюдут разнообразие. И потому в пятницу, 2-го это были торты-книги. Огромные книги, в бордовом переплете, на книге - сливочная гвоздика или роза. 330 рублей. Выглядели "книги" оч. убедительно. Да что! на пожизненной диете я.

     

    В музее - сумасшедшего возраста древности. Во-первых, в допотопные времена тут было теплое море. И мне как-то от всей души подарили окаменелые кораллы. Золотой человек Олег Якубсон, страстный исследователь буквально всего родного и основатель музея, в 1999 году нашел в в здешних окрестностях некое земноводное, 350 млн лет назад тут жившее. Мааааленькую такую саламандру - с жабрами, и с лёгкими сразу. Это у нас самое-рассамое древнее существо из всех, обитавших на территории России. Названа официально "Якубсония ливенская (Jakubsonia livnensis)". А до якубсонии Олег Леонидыч столько еще всего понаходил и в музей отправил - только ахнешь.

     

    Во-вторых, в музее есть и кольчуги, и щиты, и макеты крепости, и далее везде, включая сталинские стулья из трибунала. Валерий Бибиков и Ирина Фещенко снялись на память на них, и снимок на форуме присутствовал.

     

    В-третьих, в музее отдельно стоит великих размеров свинья, мною лично обожаемая, ибо я примерно такого же размера.

     

    Конференции в Ливнах собирают множество интересного народу. Здесь бывают офицеры Генштаба, люди из военных Академий и центральных научных институтов, ученые с мировыми именами. В этот раз украшением конференции о государственности стал епископ Каменский и Алапаевский Сергий (Иванников), местный уроженец, выпускник Московской духовной Академии.
    Специально эвон откуда! прилетел в Ливны рассказать о духовно-близких ему земляках.

     

    Ну, что говорить! Очень радостно было видеть такого епископа. Дружелюбный, простой, без свиты, без поддержки под руки. Одновременно оч. образованный и воистину мудрый человек. Дома к нему относились как к своему родному: на обед епископ опоздал. Ходил смотрел что-то, голубчик. И - начали без него. Сергий пришел, извинялся, ручки поднял! С радостью пригласили его на место.

     

    Конференции тут оч. хороши. Каждый везет новенькое из истории. В этот раз блистал Александр Михайлович Полынкин, краевед из с. Покровское Малоархангельского района. Он открыл ливенцам Дмитрия Алексеевича Демидова, участника экспедиций к Антарктиде и к северным морям, чье имение теперь называется Покровка, но раньше называлось Демидово. Не состыковывали раньше это Демидово с человеком, чьим именем назвал антарктический мыс, и фамилию собственного барина середины 19 века. Полынкин и снимки сделал бывшей усадьбы, и предложил вернуть Покровке историческое название!

     

    Конференцию готовили два ярых ливенских патриота - Олег Николаевич Булатников, директор музея, и Владимир Александрович Бобков. Ливнам не дали звания города воинской славы, но все отметили как в Москве бился за это звание Бобков! И, кстати, зря не дали! Воюют Ливны с 16 века! Южное русское пограничье! Всю дорогу с оружием! Буквально сквозь века - и во веки веков!

     

    Звание не дали, но Ливны это не портит. Теперь тут вынесли резолюцию о создании общего национального Елецко-Ливенского заповедника! И правильно: Орел к культуре понятно, как относится. А Липецк своим на сохранение старины гранты дает и в центре их добивается. Липецкая область, Елец давно всем пример, как обратить свое прошлое на пользу настоящему. Пусть Ливнам, наконец, так же повезет.

     

    Наконец, сама дорога в Ливны. Маршрутка, где тебя трясет, будто едешь верхом. Вокруг - просторная земля, покрытая инеем, которая кажется живой, потому что иней на траве похож на собачью шерсть. На редких остановках мороз врывается в салон, и слышно как кричат петухи. Они еще не вышли на улицу, но орут так, что слышно на дороге. Потом - потом выползает солнце.

     

    Сначала оно показалось лишь краем. Но - грандиозным, ровно сияющим, облепихового цвета краем из-за горы. В какие-то секунды оно влетело вверх и уже спокойно и уверенно утвердилось на небе. "Собачья шерсть" под солнцем стала выглядеть много веселее. А деревья и ёлки развели в стороны свои ветки. Скоро в придорожных селениях появились куры и гуси. Кур тут любят пестрых, много черных. Черные куры ходят в толстых черных "штанах". Гуси тут оч. увесистые.

     

    Солнце, светлые дали, щеточка дальних рощиц, клочья тумана в оврагах, синие речки, домики с хризантемками в полисадниках, вокруг которых копошится жизнь - всё это такая красота замечательная, такие прелестные пейзажи - никакие заграницы не сравнятся с этим душевным простором, что виден по дорогам к Ливнам, Мценску, Орлу, старинным тургеневским и лесковским местам.

     

    - Может, лучше выключить свет, но всё-таки включить печку? - робко попросили пассажиры водителя.
    Тот не ответил, а народ побоялся настаивать, чтобы не раздражать командира, и потому прибыл в Ливны довольно озябшим.

     

    Зато на обратном пути другой водитель гнал свой транспорт с пылающей печкой, грохочущими песнями и без света, который он включил уже на подъезде к Орлу.

     

    Но претензий к вождению ни у кого не возникло.

  9. Игорь Игоревич!

     

    Это Вы не меня там помянули, как нечто непроизносимое?
    Нет! Это она сама! Но я, едва услышав "Игорь Игоревич", моментально подумала о Вас! )
    А хор полицейских города Карлсруэ, выводящий русские духовные песнопения, это Вам не кот начихал! Говорю же: они душевно так мелодию выводят, а я думаю в это время: да все ли у меня дома???
    Хор составляли самые натуральные арийцы.

     

    А русские немцы или немецкие русские - тоже целая история. Три замечательных гида были из них: русская Татьяна в Веймаре, приехавшая с родителями в 8 мес. и оставшаясь тут навсегда, Эрика в Гейдельберге и Ирина в Карлсруэ. Каждая - жемчужина!

     

    Эрику не забыть. Мы приехали в Гейдельберг из Франкфурта-на-Майне, чтобы осмотреть тургеневские и сопредельные места и быть на на стоянке автобуса в половину четвертого. Эрика встретила нас с новогодней улыбкой и сразу сказала, что первые 45 лет жизни она провела в Ташкенте. Народ страшно удивился: Эрика выглядела моложе нас всех, вместе взятых.

     

    Едва Эрика поняла, что не только Тургенев, но и Менделеев, и композитор Бородин, и Мандельштам, и Саша Черный с его женой - профессором математики, которую он, кстати боялся, для нас не пустые имена, она нам устроила феерическую экскурсию. Немало не утомительно, с юмором, с разящими подробностями она вела экскурсию, и мы шли за ней, как крыски за Нильсом и его дудочкой. Нам было так интересно! И Эрика видела это. Полтора часа заказанной экскурсии прошли, но Эрика была, как потом выяснилось, лишь в начале пути. Она показывала замок на горе! Она рассказывала о подружке Гёте! И о подружке матери Гёте. Она указывала на мудрые изречения, оставленные в средних веках на домах, и стояла на месте Лютера в соборе! И сила ее воздействия была столь велика, что всем нам казалось, что это сам Лютер беседует с нами. Дух захватывало, честное слово! И только мысль о водителях, которые вне всякого сомнения, извергались на стоянке, отравляла всё удовольствие. Эрика, лучезарно улыбаясь, обещала им позвонить. Вроде бы позвонила. Но мы боялись думать, в каких выражениях водители встретили ее звонок.

     

    А Эрика между тем уже вела нас на университетскую площадь, к домам великих и карцеру.
    Стемнело.
    Студенты включили фонарики на велосипедах. Тургеневское общество стало подавать первые открытые признаки беспокойства:
    - Тургенев? Где же Тургенев?
    - Мы как раз туда идем.
    Там мы спрашивали несколько раз, и получив успокоительный ответ, всё дальше неслись по волнам поразительного города (и голоса Эрики).
    В общем, в сухом остатке, мы всё-таки добрались до гостиницы, где жил Тургенев, так же и до дома доктора, который лечил ему подагру. Но гостиницу уже закрыли. А темнота не позволила сделать нормальные снимки. В священном ужасе мы остановились у гостиницы, слушая, как Эрика велела подъехать за нами автобусу к магазину "Рене". А сама с нашим тургеневским вождем Балыковой, отправилась узнать, не пустят ли нас в холл гостиницы в порядке исключения.
    Мы с приятельницей Павловой, будучи правоверными во всем, остались ждать или автобуса, или тургеневской гостиницы. С нами было не больше 5 человек. Остальные же стремительно исчезли в грандиозных недрах "Рене".

     

    И тут подъехал автобус. Водители были вне себя. Двое, как видно, уже раньше сказали об этой экскурсии всё, а третий еще буквально рвал и метал:
    - Где все???
    Выяснилось, что именно в этом месте стоянка сторого запрещена, нет, как у нас любят говорить "воспрещена". Штаф от 500 до 3, 5 тыс. евро. Водитель уверял, что если Бог есть, а он есть, то непременно сейчас смотрит на нас, а если он смотрит, он сразу же пришлет полицейского. И тот! Тот оштрафует нас на 3, 5 тыс. евро!! А он! Соберет с нас эти евро, чтобы мы знали!!!

     

    - Вот так и в классе! Всегда ругают учеников, которые пришли на урок за тех, кто гуляет! - с горечью возразила я.
    Водитель Игорь счел замечание справедливым. Но призывать на наши головы полицейского не перестал.

     

    Всё это время Эрика, не в силах расстаться с нами, посылала в наши окна воздушные поцелуи. Под испепеляющим взором водителя я послала ей ответный. Это вызвало настоящий взрыв!!
    - Дура! - ответил он Эрике. - Что ж ты с нами сделала!! И они (!!) еще шлют тебе привет!!!
    Слава Богу, Эрика не слыхала его! Потому что продолжала нежно прощаться с нами.

     

    В общем, когда все, наконец, собрались, от водителей шел почти осязаемый дым.
    Добрый Господь, если и был призван горячей мольбой Игоря в Гейдельберг, был снисходителен и полицейского не прислал.

     

    - И что было так волноваться из-за штрафа в одно евро? - удивилась одна из наших дам, занимая свое место. - Я на 1 евро только кофе попила.
    Услышав эти слова, водитель только ахнул.

  10. с 6 по 16-е октября Тургеневское общество города Орла выезжало на творческую встречу с Тургеневским обществом города Баден-Баден! Нас пригласила г-жа Рената Эфферн. Личность г-жи Эфферн, которую в России и в Германии знают под именем Рената, смело можно отнести к национальному культурному достоянию мира.

     

    Замечательная получилась встреча, и не одна.

     

    Во-первых, в Германии нам сразу сказали, что Баден-Баден - это идеальный город Тургенева. Ну ты подумай! Не Орел, не Мценск, а Баден-Баден. И ведь получается, что правда это. Господи, как там любят Турегенева. Гордятся им: Тургенев имел в Бадене свой дом, жил там и на основе впечатлений написал свой роман "Дым". О Тургеневе говорят с улыбкой, рассказывают милые подробности:
    - Он шел в темноте и сам (!) нес свой фонарь. Обычно фонарь носили лакеи. Ему говорили:
    - Вы Тургенев! Вы - великий писатель! - И Вы несете фонарь.
    - Я Тургенев, - возражал Иван Сергеич, - и я несу свой фонарь.

     

    Бюст Тургенева в парке на берегу реки Ооз, что не шире Орлика, но полна собственного очарования, члены Тургеневского общества Бадена украсили букетом живых роз. На лентах букета было написано адресованное Орлу приветствие.

     

    Во-вторых, в Германии вообще обожают русских писателей. В Веймаре стоит наш Пушкин, Гейдельберг полон русских имен, Тургенев - один из главных. Тут блюдут гостиницу, где он останавливался, и дом, где жил его доктор, у которого Иван Сергеич лечил подагру.
    Но Баден-Баден в своих предпочтениях обгоняет всех. Помимо Тургенева здесь обожают Достоевского: тот оставил о себе яркую память, раз за разом проигрывая в казино, и написав по итогам рассказ "Игрок". В казино свято чтут фишки, коими проигрывался Достоевский. Покажут Вам флюгер с изображением Св. Петра с ключами в руке. В зависимости от ветра, ключи оказываются то в левой, то в правой руке св. Петра. Глядя на Петра, Достоевский загадывал, на какие цифры он поставит. Но что бы он не загадывал, - всё равно неизменно проигрывал.

     

    Теперь в Бадене есть памятник Достоевскому, а в казино недавно проводилась научно-практическая конференция по творчеству писателя.
    - Мы сняли зал, - рассказывала Рената, - и во время докладов был ясно слышен звук вращающейся рулетки и стук фишек. Мороз шел по коже, - добавляла она.

     

    Еще в Бадене отметился Гоголь. И из стены дома торчит его знаменитый "нос". Нос не настоящий, а бронзовый. Люди проходят по улице и улыбаются, глядя на Нос. Его нельзя не заметить и не улыбнуться. Гоголь к игрокам причислен не был, а Лев Толстой был. И к нему, как к игроку, тут тоже проявлено большое внимание.

     

    В Баден-Бадене жили и умерли наши поэты Василий Андреич Жуковский (1852) и Петр Андреич Вяземский (1878). Жуковского там даже временно похоронили. Потом обоих перевезли в СПб. Но, должно быть, в рулетку они не играли, и особенной роли для Баден-Бадене пока что не получили.

     

    Зато ее приобрела супруга Александра 1 Елизавета.
    Прелестная фигурка Елизаветы, урожденной принцессы Баденской, теперь украшает город. Этот милый памятник под именем "Лизы" подарили русские туристы. Рената рассказывала, что двое наших людей так впечатлились историей города, Лизы и Александра, что пообещали прислать сюда памятник. Рената покивала. И вскоре к огромному ее удивлению, памятник прислали в Баден-Баден.

     

    Да, не умеем мы рассказывать об Орле! Чтоб ты не вытворял, нам никто ничего не дарит. Подавно не дарит памятники. Впрочем, таких мух, как я, никто и не подпускает к таким туристам, как в Баден-Бадене.

     

    Рената - гид восхитительный! В годы холодной войны она одна знала русский в городе. Учила она его тщательно, читала книги, работала над собой, но -
    - Наши учителя же были немцы. Они совсем не знали правильного произношения.
    - Ну да, - подумали мы. - А наши учителя английского - сплошные русские.

     

    Но Рената не сдавалась. Кроме того, огромную роль в ее связи с русскими сыграл ее муж Рольф. О Рольфе можно говорить сколько угодно. На совместных заседаниях общества в октябре он тоже был. И всё время смотрел на свою Ренату. Как подсолнух, с улыбкой он поворачивался за ней. Господи, как это было хорошо!

     

    Ну и вот этот Рольф однажды предложил ей, в случае чего, провести русских по городу. Редкие русские из посольства всё же наведывались иногда при холодной войне. Рената испугалась:
    - Меня никто не поймет! это во-первых. И я от страха упаду в обморок, - это во-вторых.
    - А я тебя поддержу, если ты будешь падать, - обещал ей Рольф.

     

    И однажды настал момент, когда понадобились услуги Ренаты. Умирая от страха, он вышла к русской делегации. Народ послушно ходил за ней по улицам и вроде бы что-то понимал. Но лица у всех были замкнуты и настороженны. Наконец, кто-то как бы шутя, спросил:
    - Скажите, а что это за человек, что постоянно следит за нами?
    - Какой человек? - испугалась Рената.
    - Да вон он, всё время идет за нами или стоит около.
    - Да это мой муж! Он ждет, не упаду ли я в обморок. Вдруг никто не захочет поднять меня.
    Русские расхохотались, лед был сломан, Рольф вышел из подполья и смеялся вместе со всеми.

     

    Теперь можно сказать, что Рената великолепно владеет русским языком, знает почти наизусть русских классиков, пишет книги, возглавляет Тургеневское общество и дружит с орловскими филологами. В Карлсруэ экскурсовод спросила:
    - А кто вас принимает? О, Рената! Ренату тут знают все!

     

    Но сама Рената ежедневно учит новые русские слова и считает, что лишь тогда будет верить, что говорит хорошо, когда без запинки произнесет коварную фразу "Игорь Игоревич".

     

    Тургеневское общество города Орла принимали в пятизвездочном отеле "Европейский двор". Были доклады, были сообщения, делились узнанным, увиденным; была замечательная дружеская обстановка во время наших встреч. Даже безотносительно к устроенному нам немецкой стороной ужину в ресторане "Европейского двора". Нет, нас только принимало общество в отеле, а так мы жили в гостиницах "Линде" и "Кирш".
    Вместе с Тургеневским обществом Бадена, постоянных членов в котором 180 человек (!), и на всех встречах бывали разные его люди, мы не только обсуждали литературные дела и культурные параллели. Вместе пели песни - романсы Тургенева, а еще Окуджаву, Визбора. Люди, уехавшие из России, оставили ее в расцвете этих имен. Интересовались, до каких же высот дошли наши барды, что они сейчас поют на сцене? Мы уклонялись от ответов:
    - Вы этого петь не будете.
    В Тургеневском обществе Германии не только русские, но много немцев. Немцы читают Тургенева!!! Рады обсудить его романы!!!!

     

    И - Боже мой, не только читают ТУргенева. В БАден-Бадене мы познакомились с семьей местного священника, русской церкви, чья супруга окончила Московскую консерваторию. Дивная молодая женщина с сильным классическим голосом. Она поет духовные песни и с мужем руководит хорами. Мы слышали хор - кого бы вы думали? - хор полицейских города Карлсруэ, которые собрались, чтобы петь русскую духовную музыку, включая знаменный распев. Глядя на полицейских, таким образом проводящих своей досуг, я боялась спятить. Пели они очень хорошо.

     

    Сам Баден-Баден великолепен. Море цветов, широкие тротуары. Деревья лечат, наложив лекарство, и укрыв их лечебной сеткой.

     

    Деревья Германии оч. высоки. В Берлине и Веймаре имеют индивидуальный номер, флуоресцентный. Это у нас, если дерево постарше, его немедленно рубят. Везде масса места для велосипедов. Один из двоих орловских мэров (у нас их два!) недавно заявил, что в Орле тротуары чрезмерно широки. Это в Орле-то! И суживают пешеходам дорожки ради машин. Везде в Европе напротив: огромные возможности для пешехода и велосипедиста. В Карлсруэ, в университете ректорат разыгрывает среди первокурсников велики как подарки учебной части. Остальным выдают бесплатные талоны на прокат. Не знаю, как в Москве, а у нас в Орле кататься негде. Подавно никому не придет мысль поехать на велосипеде в магазин. Придавят с огромным удовольствием.

  11. Сентябрь - это самолет, сначала дрожащий перед полетом длиною в учебный год, потом короткий разбег, потом - потом уже ужасы собственно полета - занятия, совещания, метод. и педсоветы, мероприятия и проверки. Вот только теперь и начинаешь поглядывать в окно и вообще оглядываться по сторонам - привыкаешь к повседневности.
    И тогда замечаешь, что на улице в Орле стоит замечательная, просто дивная осень! Рябина красная и листья у нее такие же красные. Небо неестественно синее. Уток на Орлике развелось несусветное множество. Голубей у часовни - даже больше.
    Козел в зоосадике на берегу по-прежнему оказывает противоестественные знаки внимания овце, в то время как родная коза грустно лежит на бережку. Любовь козла к овце имеет чисто моральную сторону, как бы козлу не хотелось подружиться с овцой более коротко. Я пыталась сравнить овцу и козу с точки зрения козла. И - поняла козла! Овца эта - мягкая, уютная, невредная и совершенно не душная. У козы - всё наоборот. А дружить никому не запрещено. Олень тоже дружил с овцой. Но та предпочла козла. К сожалению, выбор в пользу козла делают многие.

     

    У входа на базар продают ведрами толстенные боровики и всех остальных их собратьев - скопом. Хреновые корни, толщиной в хорошую дубинку, укропчик, петрушечка - всё своё. Яблоки, яблоки, яблоки. А на самых подступах к рынку - самое интересное - кошки, собачки, хомячки, крыски и теперь еще хорьки.
    Обычные городские новости - это конкурс на лучшее оформление берегов. Страшно подумать: выберут проект и мигом закатают в бетон самую нашу красоту - дивные зеленые берега от Тургеневского моста до Заречья. Я так думаю, потому что берега с ивами и травками в своем естественном состоянии остались лишь там, остальные более-менее уже упакованы. Мы сами в ту "степь" дружно ходим гулять, и турист с ума бы сошел от береговой красоты - сначала просто душевной, потом уже и таинственной какой-то - ближе к Цареву броду. Но нет, так нельзя. Нужно, чтобы всё было облагорожено.
    Пока необлагорожено и потому душевно. Ну, может опять повезет и денег не хватит?!

     

    Еще у нас теперь делают умилительные надписи на пакетах для семечек. Не просто бездумно грызешь семечки, вытаращивши глаза, а грызешь их вдумчиво, потому что читаешь стихи. Текст на обороте пакета. Это стихи, посвященные матери. С фамилиями сочинителей и их матерей!! С наградой победителю от 10 до 30 тыс. рублей. Я прочитала стих орловской женщины Оксаны Амосовой к ее маме М.Г. Бреевой. !!! Но на семечки качество стиха не повлияло. Нормальные.

     

    Так что - тихо у нас. Крики общественности по поводу сноса дома Паррот, чтобы лишить нас под корень музейного квартала, временно затихли: неудобно - какие тут музейные кварталы, когда расширяется детская больница. Дом пока цел, но улицу уже перекрыли. На ее углу, как старые зубы, еще остались 2 дома - вот-вот вырвут. В одном из тех домов Тургенев поселил музыканта Лемма из "Дворянского гнезда", в другом жил неоднократный персонаж Лескова его учитель французского языка Сен-Венсан. Это о нем он писал в "Смехе и горе": "Локоткову удавалось входить в доверие к учителю французского языка и коварно выводить его на посмешище, уверяя его во время перевода, что сказать: "у рыб нет зуб" невозможно, а надо говорить: или "у рыбей нет зубей", или "у рыбов нет зубов" и т. п.
    Кончалось это обыкновенно тем, что Локоткову доставался нуль за поведение, но это ему, бывало, неймется, и на следующий урок Локотков снова, бывало, смущает учителя, объясняя ему, что он не так перевел, будто "голодный мужик выпил кувшин воды одним духом".
    - Одним духом невозможно пить, monsier Basel (Господин Базель), - внушал с кротостию учителю Локотков.
    - Taisez-vous! (Молчите), - сердито кричал француз и, покусав в задумчивости губы, лепетал:- Мужик, le paysan, выпил кувшин воды одним... шагом. Да, - выговаривал он тверже, вглядываясь во все детские физиономии, - именно выпил кувшин воды одним шагом... нет... одним духом... нет: одним шагом...
    И раздавался снова хохот, и monsier Basel снова выписывал Локоткову Zero".

     

    Экскурсию к домам пока водим, но - Эххх!!!

  12. irolz
    Да ну, вот уж рассказы. Живая жизнь. У нас таких рассказчиков в Орле - как комаров. Или голубей. Более крупных птиц тоже хватает, но их мало, кто ценит. Только совсем уж грандиозных птиц! - Тургенева, Фета, Лескова - такого полета. И тоже - на колени не падают: свои. Юбилеи Фета и Лескова отмечали в крысиной норе филармонии. Потому что здания филармонии у нас нет, есть только зальчик, а театр, интересно, кто же отдаст для какого-то юбилея.
    Центральные каналы для таких событий к нам тоже не заруливают. Нету мочива и крошева - что ж ездить.
    А для более мелких событий - открытых выставок, концертов, конкурсов и авторов нашему ЦТ дела вообще нет.

     

    Вот у нас в Орле долгие годы жил и мало того, преподавал русскую словесность в гимназии, и этого мало - сочинял охотничьи рассказы и публиковал их учитель как бы мы сказали литературы Николай Андреич Вербицкий-Антиохов, классик украинской литературы, один из двух авторов знаменитого гимна "Що не вмерла Украина!"
    Николай Андреич по орловским лесам то и дело ходил, рассказы по их следам писал - вот полное собрание сочинений выходит - не в Орле, понятно. Учеником Антиохова был писатель Леонид Андреев. Оба в одних изданиях печатались. Ну и другие были у него ученики интересные - Владимир Зеленин, например, отличник по словесности, позже академик, автор капель Зеленина, создатель института функциональной диагностики и изобретать отечественного кардиографа. Композитор Глуховцев, например, тоже. Дядья писателя Мих. Булгакова - прототипы "Собачьего сердца" и "Роковых яиц".
    Ну и что для Орла Вербицкий-Антиохов?! Что он такое?? Марко Вовчок, например, дом вообще снесли. А у Вербицкого и дома-то не было, снимал. А если б не снимал, и его бы снесли. А уж другие дома сносят просто по определению. И потом мне расскажут, что в Орле нечего показать и что эта область "вообще не туристическая". Так если всё снести и вправду может так оказаться...

  13. Сейчас дождики у нас. Но обещают бабье лето. Приезжайте! Можно будет съездить в Злынь, посмотреть усадьбу Телегина, пока цела. Юрий Сенкевич нарочно приезжал ее снимать. И еще у нас есть Болхов и Мценск. Каждый - жемчужина, хотя жемчужины разные.
    Везде свое необщее выражение. Но только в Болхове есть гостиница 12 звезд. Ей-богу, не вру. Все двенадцать поштучно нарисованы на двери. И называется гостиница интересно: "ЖЗЛ" - жизнь, как вы поняли, замечательных людей. И я видела этих людей - ползли по старинной купеческой лестнице на второй этаж. А лестница начиналась прямо от порога! Путешественники середины 19 века сетовали на то, что в Орле и в его городах лестницы чрезвычайно круты. А просто потихоньку подниматься нужно и не оглядываться. Или быть абсолютно тверезым.

  14. Cпасибо. Даже не знаю. Подумаю. Не очень-то и хорошо написано. Только что там архив -
    В Орел кажется пришла осень. Дождь! И пошли грибы. Которые нельзя продавать, потому что в прошлом, что ли году, кто-то объелся поганками. И тут же запретили грибы. Вот если бы продавали поганки, их можно было бы запрещать. А белые-то за что? Всегда найдется кто-то, кто чем-нибудь объестся или обопьется. Что ж теперь, еду запрещать?
    Помидоры на рынок еще несут, и прекрасные помидоры - "Микадо", например, или "космонавт Волков"! А "Черным принцем" хозяйки недовольны. Очень нежен.
    - Ехали мы с собакой вместе на одном сиденье, а "принц" на отдельном месте путешествовал, и то еле довезла, - передавая помидоры мне, рассказывала пожилая дачница.
    Огурцов уже мало. Про есть, что рассказать про огурцы.
    Приятельница имеет 80-летнюю свекровь, - щеки красные, глаза маленькие. Сама тоже маленькая, но увесистая. Настоящее наливное яблочко! Которыми она торгует на базаре, - яблоки-то свои. Никаких таблеток не пьет, потому что Слава тебе Господи, уже 80 лет ничем не болеет. Если что-то в организме случится не так, наливает себе чайную ложку корвалола и пьет. Такой могущественный человек вырос в орловской деревне Совьи Лапки.
    Ну и вот. Выходит бабка однажды летним днем в свой огород на юные огурцы полюбоваться, и неожиданно видит ужасающую своей непонятностью и разрушительной силой картину: всю ее огуречную растительность оккупировали кошки.
    То есть - чужие, не свои кошки, притом какие-то толпы кошек, - как писали до революции "разных шерстей" и мастей. Кошки сидели на яблоньках, терлись о забор - таких было меньшинство. Большая часть валялась в огурцах и даже пыталась их грызть!!
    Ошалевшая бабка без прелиминариев стала швырять в кошек камнями, кричать на них и размахивать руками.
    Бесполезно. Кошки прыгали в сторону и возвращались к огурцам. Это жуткое, леденящее душу явление не повергло бабку в оторопь. Но бесполезно она бегала по огороду за котами: только огурцы помяла.
    Прибыл с работы ее сын. Кликнутый в огород, он замер, ибо является высокого роста. А потому что он задел головой яблоньку, и оттуда к его ногам спрыгнули четыре кошки. Тоже был застигнут врасплох. И тоже шуганул кошек - без пользы. И только моя приятельница пришла и объяснила, что явилось причиной небывалому нашествию.
    - Соседи вам валерьянки набрызгали. Не пожалели, заразы, ведь несколько пузырьков!
    Сын бабки придумал противоядие. Он развел в ведре уксус и покропил огурцы веником. И кошки исчезли. Соседям валерьянку бесплезно было ответно выливать: у них около забора посажена картошка, кошки ее повредить не смогут.

     

    Соседи эти находятся в многолетнем конфликте с домом приятельницы. Давным-давно они выстроили свой дом так, что соседний стал идти трещинами и заваливаться. Приходили комиссии, все до одной ангажированные. В пространство между домами, между которыми согласно пожарным правилам должен войти человек, не пролезла дама из суда - была упитанна. И всё равно сказала:
    - Нормам соответствует.
    Однажды противная сторона, пользуясь тем, что хозяева были на работе, вызвала какую-то свою хитрую измерительную комиссию. Соседи только не учли, что бабка в тот день совсем не собиралась на базар. А тихо сидела у себя на верандочке, в окошко смотрела и чай с мятой пила. Углядев в своем палисаднике измерителей, бабка бодрым шагом направилась в угол, где на такие крайние случаи у нее хранится обломок бывшего коромысла - крепкий и здоровенный, произведенный в тех же Совьих Лапках. Зажав в руке свою дубинку, бабка выпала из двери и с азартом стала охаживать ею по бошкам этих нарушителей ее владений.

     

    Нарушители с писком рассыпались кто куда.
    Но из двери напротив вышел главный враг семейства - двухметровая Нинка. Та коршуном налетела на бабку. И закипел бой. Нинка наносила удары сверху, после чего с бабки был сорван платок вместе с частью волос. Бабка же наносила удары дубинкой снизу. Бой прервался с появлением сына нашей героини, который отвез ее в травмопункт. Туда же кинулась и Нинка. В травмопункте дамы и встретились. На обоих остались свежие следы горячей борьбы.
    Ну и что. Всё тот же судья повелел бабке выплатить Нинке ущерб - 20 тыс. рублей. А Нинка эта вполовину моложе бабки.

     

    Так и живем - с кошками, с дубинками, с хитрыми измерителями. Но ведь и с помидорами и огурцами! И это главное.

  15. TatianaLGNN'
    Ну нет. Это состоит не в том расчислении, как говорил Лесков. Ничего военного. Татьяна Павловна увидела не так много, как должна была. А за добрые слова - Вам спасибо. Правда, того не стою.
    Книжки мои никто не знает - при их тираже и при том, что издатель выкладывает их только в областной библиотеке и музеях, и то не во всех. В магазинах их нет. Решила завязывать с этим хобби: оч. дорогое.

     

    Исчезала, так как много где была. Одно из ярких впечатлений - праздник деревни Булатово! Деревня эта древняя, стоит на 4 селищах 1 в. н.э.; начинается как Булатово минимум в 16-м веке. Фамилия Власовых на речке Ракитне - документально известна с 1594 года, и Власовы до сих пор живут в Булатово.
    Божечки мои, до чего же был хороший праздник!
    Раньше всего пришедших на праздник жителей встречал герб деревни - огромный красный петух с мечом в лапе; другой лапой на земле стоит твердо, и его лапу обтекает речка (Ракитня).
    Герб обсуждался со мной, и я решительно выступала против красного петуха как символа пожара, да с мячом. Да чихали на меня, естественно, все подряд! Красный петух будет главный.
    - Да почему же так?!
    - Это символ православия.
    - Откуда вы это взяли?
    - Нам видные историки сказали.
    - Ну, если такие видные. Но вообще он символ воскресения. Ну ладно, пусть. Петухов у вас изобилие. И все равно: если уж никак нельзя вам без петуха - у вас же такие вышивки дивные, пусть это будет полотенчик, где вышитые петухи обратятся носом друг к другу. И потом: у вас там ранним летом целые поля покрыты полевыми анютиными глазками. Где, у кого такое есть, кроме Булатово, Ильинского и Льгова!?? Анютиных глазок поля?!! Ну и колосков добавьте.
    - Да, анютиных глазок много. Ну, подумаем.
    В итоге вместо полотенца с петухами и анютиных глазок - всё равно явился большой красный петух с мечом в лапе, а внизу под речкой колоски и васильки - символ засорения зерна. Как уступка мне - полотенчик сверху. Вышивка еле видна. Это московские на своем настояли, потому что - ну что мы, провинциальные дураки, понимаем в петухах и в жизни вообще. Московские "дизайнеры" понакупили в Булатово дома. И влюбились в свою деревню. Они же герб ей придумали. И не согласились в угоду какой-то мне его менять. Ну, пусть.
    Ну и вот.
    Герб с петухом встречал всех, говорю я, стоя на плакате в полный рост, а рядом был огромный стенд с фотографиями людей деревни - снимки старые и новые, военные и современные, в поле, на гулянье, на свадьбе, с детьми на руках, с детьми, идущими в школу, - да здорово это! А рядом - фамилии тех, кто освобождал деревню. И своих булатовских - кто воевал и кто с войны не вернулся.

     

    Начался праздник с молебна в церкви с. Льгов. Потом, уже в деревне, руководитель сельского поселения Александр Иваныч Козлов сказал ясные и простые слова- с приветом к землякам, с гордостью за землю, на которой живем. И оч. волновался. Затем льговский батюшка о. Валерий приветствовал ВСЕХ жителей, в том числе и новых - разных наций. А его маленькая дочка прочла стихи о ребятишках - очень разных, и что всем надо жить дружно.
    Потом Любовь Никаноровна Нелюдимова, зав. этнографическим музеем и ДК соседнего с. Ильинского, но рожденная в Булатово, со своими "девочками" начала сам праздник. Здесь говорили о людях, что тут живут - о фельдшере Гавриловне, что больше четверти века лечит народ, о супругах, что прожили вместе 53 года, о местном поэте-Почетном жителе Хотынецкого района, - и дедушка встал и почитал свои стихи. И приезжала дочь павшего за Булатово командира. И рассказывала об отце.
    И пели дети деревни; и пели люди из Орла. И пели новые жители под гитару. Пока пели, нарядные местные девочки лет 6-7 выходили и кружились под музыку, - просто так, потому что им нравилось танцевать. Господи, как это было естественно и здорово.
    И сидели на длинных скамейках прежние жители и те, кто недавно купил в деревне дома. Один московский человек, теперь тоже местный, пел под гитару "Эх, дороги!", переодевшись. Переодевался он в спортивный костюм. И на этом его костюме были награды трех видов: военные, мирные и спортивные.

     

    А еще жителям деревни - старым и малым - дарили подарки - разные приятные мелочи - фартучки, платки, скатерти, игрушки, а бабушка тетя Рая даже большого гипсового селезня получила. Как Люба Нелюдимова и ее девочки умеют все сделать по-человечески, и еще больше сблизить людей - старых, молодых, верующих, атеистов, разных городов и наций. В тот день - 11 августа - когда-то давно, так давно, что уже все забыли - в деревне был престольный праздник - Никола Летний. Теперь Булатово прилежит к Троицкой церкви с. Льгов. Назначенный День Деревни случайно совпал с Днем Николы Летнего. Напомнила им об этом. И подумала: случайно? А может и совсем не случайно.

     

    И не могу не думать, что пока в Орловской области отмечали День Булатово, в Мулино под Нижним Новгородом пытали мальчика Диму Бочкарева в военной части. Две недели пыток, и 12 августа умер. Растила мама сына. Отдала в армию - для этого???

  16. Сегодня познакомилась с двумя интересными орловчанками, большими подружками: Марией Максимовной и Линой. Мария Максимовна - ветеран войны и труда. Лина - пятнистая олениха. Они соседи, живут на берегу Орлика. Мария Максимовна - в доме с окнами на зоосадик, олениха - зимой в домике, летом - на прибрежной травке. Их дружбу проверило время - 10 лет как они вместе. Мария Максимовна не состоит на службе у комхоза. Но прямо с утра она кормит олениху хлебом и свежими бубликами; есть у нее также специальная расческа для оленя.
    - Утром встану, посмотрю в окно, а уж она меня ждет, моя дорогая, на окна смотрит!
    В зону непременного утреннего призора Марии Максимовны входят также коза, козел и овца.
    Да, олениха и овца - те самые, что знакомы с Валерием Бибиковым.
    Бабушку и оленя мы застали сегодня, когда снимали передачу о старой Богоявленской церкви. Бабушка как раз расчесывала олениху, но принуждена была оторваться от занятия, чтобы рассказать всему Орлу о своей пятнистой приятельнице.
    Любопытно, что олениху и режиссера передачи звали одинаково. Режиссер удивилась, но выводов из совпадения мы делать не стали. Много выводов - тоже плохо! Первым к нам, допустим, подошел большой глазастый козел - не вспоминать же при этом фамилию губернатора.

  17. Как обычно, раз в год - по результатам архивной конференции (в данном случае имевшей место 21 октября 2011) Орел выпустил ее материалы. В этот раз с названием "История города Орла: события и судьбы". Статьи разные - лучшие - работников архива; есть, правда, и описательные, есть проходные, а есть мемуарные; те - оч. хороши.

     

    Аналогичный вариант получил грамоту в серии "Самая читаемая книга -2010". В Орловской области, понятно, не в России. )
    Областная библиотека им. И.А. Бунина ежегодно подводит итоги в этом плане на книжкином празднике. Самую читаемую считают по количеству людей, ее бравших в работу, для чтения и проч.

     

    Пишу просто в порядке информации. Потому что книжку не продают и не станут продавать. Тираж - 100 экземпляров. Что-то пойдет в местные библиотеки. 16 экземпляров отправятся в Книжную палату. Авторам дали по экземпляру под расписку.

     

    Наверное, и писать бы не надо было об этом. Но - кто знает, может, приехавшему поработать в архив или в Бунинку и захочется посмотреть. Из самых интересных статей - Глотов С.В. (это директор Карачевского музея). "Личное дело Варвары Михайловны-Булгаковой (1890-1892)" - о матери писателя Булгакова; Трохина О.М. "Из истории орловской городской думы"; Тюрин Г.А. "Фольклорно-этнографические поездки И.Ф. Каллиникова (новые материалы)", Кондакова Л.М. "Архитекторы Петонди в Орле". Кто-то вроде бы интересовался врачом Преображенским, офтальмологом. Есть статья зав. читальным залом ГАОО Сосновской И.А. "Личность и медицинская культура врача В.Н. Преображенского".
    Если будете смотреть сборники, то надо брать все. Не так уж их много, и не такие уж они и большие.

  18. Про памятные доски. Изчезла тройку лет назад памятная доска с дома, где жил композитор Василий Калинников в селе Первый Воин.
    Спрашиваем:
    - Где доска?? Что, уже украли?
    Отвечают:
    - Она не пропала! Ее сняли и спрятали в Отрадненскую школу, чтобы доску не украли.

  19. Ну всё. Дом Ляскаржевских на Пушкинской улице, другими словами дом сестры Бунина Марьи, - дом, с резными наличниками и памятной доской, объяснявшей, что здесь у родственников гостил писатель, Нобелевский лауреат, тоже раскурочен.

     

    Приехали люди, купили дом, доску сняли и выкинули - а не про них же доска; наличники сняли и тоже выкинули - несовременный хлам. Ну, а что? Какой-то Бунин. Просто слышишь диалог:
    - Тебе сильно нужен этот - как он там - Бунин?
    - Да на что ж он мне сдался! А табе?
    - А мне по барабану.
    Не Филипп же Киркоров, правда что, не Евгений Петросян гостили тут у сестры на Пушкинской улице в Орле. А раз так, дом ободрали, окно расширили, пластиковое стекло туда кое-как влезло. Нормально!

     

    Моя приятельница, увидев резные наличники на помойке, с помощью домашних (наличники же тяжелые!), отнесла их к себе. Сначала спасти, потом провести консервацию, потом думать, что с ними делать. Позвонила мне: представляешь??
    Я написала на свой форум.
    Хозяевам погрозили пальцем из Управления культуры. Те пришли к моей знакомой, забрали наличники и свалили их в свой сарай, где они лежат пока что в компании с памятной доской.
    Илья Кушелев, орловский пианист и глава районного отделения ВООПИИК, хозяев навестил, умолял их не трогать дом и пригрозил статьей УК. Хозяйка очень напугалась и потому растесала окно еще больше. Вот, написали от ВООПИИК бумагу в прокуратуру. Сегодня подписывала ее - Кушелев прибежал с письмом в архив, где мы пребывали, склоняясь над межеванием в Болховском уезде, проводимым в 18 веке.

     

    Оказывается, у Кушелева была за пазухой еще одна новость. Мы тут замахнулись музейный литературный квартал сделать, охвативший бы в случае удачи музеи Лескова, Тургенева, Бунина, Грановского, писателей-орловцев и призрачный пока что дом Лизы Калитиной. А если бы по большому счету, включили бы еще и музей Леонида Андреева на 2-ой Пушкарной.
    Микрокосм уютнейшего, последнего уголка старого Орла на Дворянке включал в себя и дом дворян Паррот, зеленый основательный дом, в котором Тургенев поселил музыканта Лемма из того же "Дворянского гнезда". Рядом был дом доктора Кортмана, который лечил Фета.

     

    Но сторожа же не приставишь! И сегодня пали под пилой старые липы, придавашие такое очарование месту. Дом Паррот снесут ради расширения Детской больницы. Музейного квартала в Орле нет, не было и не будет никогда.
    Мы не против Детской больницы. Но мы и за культуру, за которую на словах вроде бы все "за".

  20. Уважаемые друзья! Изучая документы частной женской гимназии Аблецовой и Байковской, находившейся в городе Орле в дореволюционное время (1905-1918), обнаружила нескольких польских девочек, которые там учились. Посмотрите, может быть, кто-то ищет эти фамилии?
    "Вследствие отношения от 20 октября 1916 года за № 1473 имею честь приложить при сем список учениц Польской национальности, посещающих гимназию Аблецовой и Бойковской". Внизу таблицы с именем, кол-вом лет и адресом, стоит подпись: " Председатель Педагогического совета, действительный статский советник Константин Шульгинъ".
    Адреса даны по проживанию в городе Орле.
    Русак Павлина Эдуардована. Приготовительный класс, 10 лет Проживает у родителей: Новосильская ул. Д Максимова.
    Бернадская Юзефа Львовна. Приготовительный класс, 11 лет. Проживает у родителей: 1-ая Пушкарная, № 58, д. Тихомирова.
    Игнатан Антонина Антоновна. 1 класс, 10 лет. У родителей. Ул. Московская д. Тюренкова.
    Игнатан Мария Антоновна 3 кл. Там же.
    Кулеша Бранислава Каетановна. 4 класс. 15 лет. Проживает в Польском интернате. Никитская ул. Д. Кагана.
    Вершило Ядвига Иосифовна. 5 класс. 14 лет. У родителей: Черкасская ул. № 4 д. Андреева.
    Данкевич Хина уезжает в Ровенскую женскую гимназию ведомость об успеваемости в Орле от 31 августа 1916 г.
    Еще один список:
    Гимназия Аблецовой и Байковской направляет сведения в «Комитет Орловского отдела Польского общества помощи жертвам войны». В списке девочки:
    Червик Елена Иосифовна. 6 класс. 16 л. Проживает у родителей ул. 1-я Новосильская, д. 74
    Савичъ София Ивановна, 6 класс, 16 лет. У родных -- тетя 1-я Пушкарная, дом №16
    Гуславская Мария Ивановна. 7 класс, 19 лет. Проживает у родителей. Новосильская улица, собственный дом.
    Рейнфельдъ Елена Эрнестовна 7 кл. 20 лет. Проживает на квартире. Новосильская ул. Д. Гуславского.
    На всякий случай: Новосильская ныне носит имя Пушкина, но есть и другая Новосильская, не эта.
    Про родителя девочек Игнатан. Есть заявление, которое писал их отец в 1914 году: Крестьянин Ликоненской волости Двинского уезду Антону Иванович Игнатан, проживавший в д. Сидоркевича по какой-то улице не разобрала, г. Двинск. Заявление на зачисление в гимназию его дочерей Марии, 11 лет, Антонины, 8 лет.

  21. В документах частной женской гимназии Аблецовой и Байковской, существовавшей в городе Орле с 1905 по 1918 год, мне попались фамилии и имена, которые вдруг да пригодятся кому-то.

     

    Приводя ниже заявления лиц о поступлении их детей в гимназию, я заранее приношу извинения, если что-то не так прочла, кого-то не так записала или что-то спутала.
    Государственный архив Орловской области. Ф. 492. оп.1 д. 52 Если возникнет необходимость, укажу и страницу.
    Метрическое свидетельство от орловского общественного раввина 4 августа 1913 года.
    В метрической книге о родившихся евреях по городу Орлу и Орловской губернии за 1905 год в женской графе под № 9 записан следующий акт: 26 февраля в г. Орле у Могилевского мещанина Шкловского общества Зелика Аронова Меркина от жены его Сары Айзиковны родилась дочь, которой наречено имя «Цивея». (Так в документе).

     

    На обороте есть запись: "Цива Меркина" зачислена в частную гимназию Аблецовой и Байковской "22 сентября 1917 года".
    Адрес Меркиной: Орел. Берег р. Оки, дом Дунаевского, кв. Меркина.

     

    Захарьинский мещанин Абрам Юдович Перлин определяет дочь Голду в число учениц 4 класса. Прилагает свидетельство 2 класса Николаевской женской гимназии, свидетельство о звании, метрическое свидельство и 5 рублей за право держать экзамен.
    Г. Орел. Болховская ул. А.Ю. Перлин. 1911 год

     

    Шапиро определяет в число учениц дочь Фрейду- Лея Лейзеровну Шапиро, род. 17 августа 1894 года; обучавшуюся в гимназии Гиттерман. Подано заявление 18 июля 1911 года. «Жить будет у меня. Лазерь Шапиро».
    Дочь мою Шейну-Рахиль Казарновскую, род 15января 1897, выдержавшую испытания за 4 класс.
    М. Хиславича Могилевской губ. Шлема Ельев Казарновский, ее отец.
    Внизу карандашом – Казарновская Штерня-Рахиль.
    Гирша Хаймович Радушкевичъ - дочь Симу-Эстер, род. 14 декабря 1896. Училась в Николаевской гимназии. Заявление от Апреля 20 дня 1912. Орел, Московская улица, дом Ситунова.
    Орловского мещанина Дмитрия Владимирова Штеймана дочь Александра, родившаяся 1897, 23 апреля, училась в городском училище. Заявление от 30 июля 1913 года. Адрес: Орел, 1-я Пушкарная ул. Дом Грибакина.
    Удостоверение. Копия
    4 апреля 1913 года. № 76 местечко Ляды.
    Дано сие мною в том, что по наведенной мною справке по метрическим тетрадям о родившихся евреях м. Ляды Горецкого уезда за 1896 – 1897 и 1898 годы, свидетельство о рождении в м. Лядах 5 августа 1897 года у мещанина Ляднянского общества Черномодика от законной его жены Сары-Эйдли Абраамовой дочери их «Хаси», как незаявленной по рождении не имеются, но лица подтвердившие наоборот сего факт ея рождения в м Лядах 5 августа 1897 года заслуживают полнаго доверия. В чем подписью … моего с приложением печати удостоверяю. Горецкий уездный раввинъ М. А. Иоффе.
    Еще одно удостоверение. Чернила черные выцвели. В общем, присутствовали при совершении над нею обряда наречения имени по еврейскому обряду, а в случаях подобности готов подтвердить и присягой, в чем и подписываемся М.Б. Драбо…
    Моша Азаркевич, Залман Аронов, Хаим-Давид Аспикъ или Аспин и Иосель Лейбович Суратъ. Апреля 1913. Х. Гусинский.
    Л. 56
    17 апреля 1913.
    Что Хася Еселева Черномордик действительно есть мещанка м. Ляды Горецкого уезда Могилевской губернии и записана по общему посемейному списку под № 315. Вероисповедание иудейское. Таковое выдается Черномордику на предмет представления в учебное заведение. Лядинский мещанский староста Х. Гусинский.

     

    Мещанки (или мещанина) города Суража Исера-Лейбы Меерова Еселева Ашавского Дочь Сима поступает в 6 класс.

     

    Заявление. Провизора Абрама Исааковича Майзель. Дочь брата моего Хану-Анну Майзель -- в 7 класс. Училась. в Могилевской гимназии Коссович
    1915 год. Адрес: Орел, Мало-Мещанская квартира провизора А. Майзеля. (У Майзеля была аптека в Орле и в г. Ливны Орловской губернии. Там у него был дом. На нем есть табличка "Аптека Майзеля").

     

    Цельникер Ревека, ученица 7 класса, вследствие болезни печени отпущена 10 мая в г. Киев и на Кавказ для лечения.
    Ф. 492. Оп. 1 д. 89
    Удостоверение
    Дано сие окончившей 8 классов О частной женской гимназии Аблецовой и Байковской по специальностям математики и русского языка Шейне Иосельевне Генькин в том, что она, Генькин, изучила предметы своей специализации в объеме курса мужской гимназии.
    1916
    Председатель педагогического совета действительный статский советник Константин Шульгинъ.
    В родительский комитет 2 класса избраны Гнесин Лейб Ханович
    Кандидат в род. Комитет от 5 класса - Кандидаты Гуревич Берта Гертовна.
    И ище есть: Справка. Одесская Еврейская Больница сим удостоверяте, что дочь Шкловского мещанина Лея Лейбовна Гнесина, 9 лет, находилась на пользовании в больнице дефтеритного отделения с 29 июня 1914 по 19 июля 1914 от болезни брюшного тифу. 25 августа 1914 года.
    В делах 1 мужской гимназии попадаются лица, сдающие экзамен экстерном. Были даже фотографии. Но там я много не смотрела, интересовал лишь 1900 год, - учился золотой медалист Владимир Зеленин.

  22. Спасибо за воспоминания внучки. Если получится, вставлю кусочек в переиздание Путеводителя. Окпзалось, что и у нас о Лясковском немало - и то, где он был после революции, и чем занимался, как его арестовывали, и анкета, где пишет о детях; и дом вроде бы сохранился, откуда его уводили, если нумерация не изменилась. В том доме, что не сохранился, в доме Лясковского на совр. ул. Салтыкова-Щедрина, жил Михаил Романов? Интересно, знает ли внучка об этом?

     

    На экземпляр моего опуса рассчитывать можно! Хотя, как обычно, тираж капельный. Волнуюсь: вдруг Вам не понравится.

     

    Сегодня в Орле была конкурсная рыбная ловля. Расчертили набережную Оки, по правому берегу, и рыболовы ловили рыбу не просто так - на интерес, а со значением. Видела, как телевизионщик несколько раз заставлял самого стильного красавца вытаскивать удочку с рыбкою и застывать, склонившись влево. Остальные конкурсанты были одеты, кто в чем. И потому не сподобились так изгибаться. Рыбаки сидели страшно серьезные. Но рыба про это не знала.

  23. Бибиков Валерий
    Да! Нашла! Обнаружилась скорее, ящерка. Игуанка в несколько км длиной. Но как Вы узрели???

     

    Думаю, этот лес остался от гигантских и планомерных насаждений Валерия Николаевича Лясковского. Он сажал, и сажал, и сажал. К сожалению, потом посадили его самого и расстреляли в 1938 году.
    До космических карт и таких же полетов в городе ходили слухи, что если взлететь на самолете, сверху якобы можно прочитать фамилию "Лесков".
    - Но ведь не Лесков же насадил тут лес! Лясковский, - надрывалась я.
    - Мало ли что.
    Слухи, вероятно, возникли, когда некие летчики увидели с неба некую рукотворную конфигурацию. Убеждена, что лесную конфигурацию не раз кромсали без учета взгляда сверху в течение десятилетий, начиная с революции. А раньше геометрия могла быть более вразумительной. Насаждения Лясковского тянулись по обе стороны дороги.

     

    Оч. дельный был человек Валерий Николаевич, купил Киреевку чуть ли не с архивом славяновила Петра Вас. Киреевского. О Лясковском писала в Путеводителе, книжка у Вас есть.

     

    Долго не появлялась, так как выпустила еще одну книжку; одновременно вокруг меня бушевали страсти с названием "Аккредитация", "Лицензирование", "Задокументирование буквально всего" и наконец "Проверка центра образования". Бумажные волны прежних лет резко контрастировали с современным бумажным штормом. В общем, если писать и сдавать в положенное время ныне положенные бумаги, народишко учить просто некогда.

  24. Бибиков Валерий
    Батюшки! Это что ж такое! Какой-то зеленый Пентагон! Неожиданно расширяешь свой кругозор! Придется осмотреть внимательно.

     

    Тут мало своих новостей, так еще из из космоса получаешь от Вас неожиданный привет.

     

    На лягушку, кстати, правильно зеленую, могу ответить женщиной - казачьим сотником. Наши районы уж давно обязали найти среди жителей казаков и составить отряд. Ну, кто ж будет сопротивляться. В Кромском районе казаков возглавил зав. роно, и принял в свои ряды часть подчиненных. В результате нехватки мужского состава, сотником была назначена руководительница детского культурного центра. А орловский поэт Садовский, родом, правда, не из Орла, тоже надел казачью шинель, и рассказывал народишку по телевизору, что Мценский край всегда был казачьим.
    Как бы удивились этому заявлению Тургенев и Толстой.
    Нет, казаки тут тоже были, как и дети боярские, о которых вовсе никто не знает, но ведь 400 лет назад! Поэтому когда в Кромах детям дали задание записать воспоминания дедушек и бабушек о своей казачьей жизни, бывшие пионеры ничего о том не вспомнили.

×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования