Перейти к публикации

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'гижига'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Объявления форума
    • Объявления форума
    • Просим помощи
    • Услуги частных исследователей
    • Онлайн встречи
  • ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ ПОИСК
    • Фамилии
    • Общие вопросы генеалогии
    • База данных "Московское купечество"
    • Центральные архивы
    • Родина предков
    • Войны и военное дело
    • Военное дело
    • Фалеристика и униформистика
  • КНИЖНЫЙ МИР
    • Интересные книги
    • Могу посмотреть в книге
    • Пишем книгу сами
  • РЕГИОНАЛЬНАЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ, КРАЕВЕДЕНИЕ, ИСТОРИЯ (фамильные темы открывать запрещено)
    • Общие темы краеведения
    • Москва
    • Дальневосточный федеральный округ
    • Приволжский федеральный округ
    • Северо-Западный федеральный округ
    • Северо-Кавказский федеральный округ
    • Сибирский федеральный округ
    • Уральский федеральный округ
    • Центральный федеральный округ
    • Южный федеральный округ
    • Украина
    • Польша и поляки
    • Другие государства
    • Российские немцы
    • Еврейская генеалогия
  • РАЗНОЕ
    • Гостиная
    • Советуем посетить
    • Генеалогия в СМИ
    • Технические подробности работы на форуме
    • Дискуссионный клуб
  • Проекты СВРТ
    • Всероссийская генеалогическая выставка в Твери или Владимире, 2024 г.
    • 15 Всероссийская генеалогическая выставка в Нижнем Новгороде
    • Из жизни наших предков
    • Первая Мировая война
    • Геральдика
    • Газета "Память рода"
    • Наше родословие - Ташкент
    • Московские проекты
    • Подготовка к выставке
    • Некоторые on-line проекты
    • Популяризация СВРТ
    • Общественный совет при при Федеральном архивном агентстве
    • Марки СВРТ
    • Пишем вместе книгу-справочник "15 лет СВРТ"
    • Пишем вместе книгу «Мы им обязаны жизнью»
    • Проект Нижегородского отделения СВРТ- метрические книги Нижегородской синагоги
    • Андрей Андреевич Файт и его близкое окружение
    • Россия - Дальний Восток: 400 лет вместе. Связь времен и народов.
  • СВРТ
    • Вопрос - ответ
    • Реализованные проекты СВРТ

Искать результаты в...

Искать результаты, содержащие...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Страна


Область


Город


Немного о себе


Ваши генеалогические интересы


Сайт


ICQ


Skype

Найдено 3 результата

  1. Удивительное дело – в один и тот же день я получил запросы о Лазаревых от двух разных людей и из разных мест – Владивостока и Германии. Сергей Иванович, добрый день! Меня зовут Стехова Юлия Владимировна. Исследование родословной семьи привело меня к вашей потрясающей книге "Камчатка - Россия - Мир. Петропавловская оборона 1854 г". В ней упоминается мой пра-пра-пра-дед Коноплев Василий Мартынович из крестьян Вологодской губернии. Совсем недавно, благодаря документам из архива ВМФ мы узнали, что он участвовал в обороне Петропавловска-Камчатского 1854 г, а также в кругосветном плавании Невельского на транспорте "Байкал". Эта информация позволила продвинуться на три поколения. Нашлась также метрическая запись Василия Мартыновича в архиве Вологды и данные о семье до 1744 г. Василий Мартынович был женат на ительменке Анне Ивановне Лазаревой, а их сын (мой пра-пра дед) Иоанн (Иван) Васильевич Коноплев был кафедральным протоиереем в Благовещенске, а затем во Владивостоке преподавал в Восточном институте. Мой отец рассказывал, что Василий Мартынович трагически погиб на службе, но что именно случилось и в каком году нам не известно. Также мало известно о его жене из ительменов. Знаю, что вы давно исследуете камчатские родословные. Возможно вам попадались ительмены с фамилией Лазаревы? Или вы сможете подсказать как лучше исследовать это направление? в каких архивах искать информацию? А также, может у вас есть дополнительные сведения об экипаже транспорта Байкал? Заранее благодарю. И второе письмо. Сергей, добрый день. В историко-географическом проекте "Пути великих свершений", в списках низших чинов команды Сахалинской экспедиции Константиновского поста фигурирует имя Иосифа Лазарева, казак. Я разыскиваю предка, прапрапрадеда. Данные о месте службы и проживании его семьи. История такая: примерные события относятся ко второй половине 19 века, (1850 — 1880/1890 г.г.) Мой прапрадед Алексей Сафонов (уроженец с. Карам Иркутской губернии), служил на Дальнем Востоке, близ мест реки Амур, матросом. Во время крушения корабля матрос Алексей Сафонов спас жизнь на воде некому офицеру, гос. служащему, или командиру экипажа корабля. За спасение своей жизни, этот человек пообещал отдать матросу Сафонову свою дочь в жены. Умысел был корыстный, так как обещанная дочь была глухонемой. Вскоре, узнав о намерении отца, девушка повесилась (28 лет отроду)! Обещание нужно было сдержать, замуж за матроса Алексея Сафонова (40 лет отроду) была отдана младшая дочь Александра Лазарева (в 19 лет). Что бы вы могли подсказать в поиске данной информации.? Не исключаю, что Иосиф Лазарев имеет какое-то отношение к Александре Лазаревой, моей прапрабабке. С уважением, Артем Ветров. Начнем по порядку. Коноплев Василий Мартынов сын (1817) – матрос 2-й статьи, из крестьян Вологодской губернии и уезда, деревни Прокунино. Таких деревень в уезде было несколько -- в Борисовской, Братковской, Ватлановской и Сычевской волостях. Но есть важное уточнение для вологодских краеведов – Василий Мартынов сын Коноплев был из крестьян помещицы Анны Александровны Ефимовой. Прибыл он на Дальний Восток в составе экипажа транспорта «Байкал» под командованием Геннадия Ивановича Невельского и, по всей видимости, был в числе участников великого географического открытия о том, что Сахалин – это остров, отделенный от материка Татарским проливом, а не заливом, как считалось ранее. Напомним, что благодаря этому открытию – была спасена Камчатская флотилия в мае 1855 года, уходя от преследования объединенной Тихоокеанской эскадры англо-французов, полагавших, что они «намертво» заперли суда Камчатской флотилии в Татарском заливе, а они прошли Татарским проливом в устье Амура, которое также, благодаря экипажу «Байкала» было «распечатано» для судоходства, ибо со времен Крузенштерна в России считалось, что это устье настолько мелководно, что путь в Амур для морских судов закрыт – запечатан мощными выносами Амуром песка. Василий Мартынович не только был участником великих географических открытий, но и -- военного сражения, которое потрясло американское и европейское (не говоря уже о русском) обществ, -- ставшее разгромным для английского и французского морского десанта, попытавшегося высадиться на Камчатке, захватить Петропавловский порт и уничтожить находившие там суда – фрегат «Аврору» (имя которого впоследствии унаследовал крейсер – символ Великой Октябрьской социалистической революции) и транспорт «Двину». В 1841 году Василий Мартынович набран в Вологодском уезде в число рекрутов партии поручика Леснина и доставлен в Свеаборг (Великое Княжество Финляндское), где был определен в матросы 2-й статьи 7-го флотского экипажа. В 1842 году служил на фрегате «Александр Невский». Затем на брандвахтенном фрегате «Кастор». В последующие годы на пароходе-фрегате «Отважном». В 1847 году стал матросом 1-й статьи. В 1849 году переведен в 46-й Камчатский флотский экипаж, совершив кругосветное плавание на транспорте «Байкал» (историю этого плавания мы рассказали во втором томе книги «Камчатка-Россия-Мир. Петропавловская оборона 1854 г.». Экипаж транспорта «Байкал» не участвовал в обороне Петропавловского порта, выполняя другие задачи, но Василий Мартынович был участником этого сражения, так как в 1852 году его перевели из матросов в мастеровые, поэтому в его формулярном списке имеется следующая запись: «В 1854 г. был в действительном Сражении противу Англо-Французской Эскадры бомбандировавшей (так в тексте – С.В.) Петропавловский порт с 18 по 23 августа». Но в этот же год с ним случился и неприятный казус – по причине (вероятно) празднования Победы «Сентября 29 дня по приказу Командира Петропавловского порта за №407 за пьянство во время военного действия разжалован в матросы 2-й статьи» [РГА ВМФ, ф. 406, оп. 5, д. 803, л. 356 об.]. И вот, что главное – «женат в крестьянстве на Александре Егоровой, находится на родине», то есть на... Вологодчине. Почему это главное? Потому, что, как сообщает нам Юлия Владимировна ее пра-пра-пра-дед Василий Мартынович Коноплев был женат на ительменке Анне Ивановне Лазаревой. Вполне вероятно, что по этой самой причине он и не вернулся на родину, так как в Приамурье у него родился сын – Иван Васильевич Коноплев -- будущий протоиерей в столице Камчатской епархии того времени – городе Благовещенске. Уточним, что до 1926 года такого этнонима – ительмены – в исторической литературе не существовало. Коренных жителей Камчатки называли камчадалами и в настоящее время этот этноним восстановлен наравне с «ительменами». Ительмены – это небольшая группа камчадалов в Тигильском районе Камчатского края, сохранивших свой язык, и поэтому она была выделена в особую группу КМНС. Лазаревы – фамилия очень распространенная, потому что церковное имя Лазарь в те давние времена встречалось весьма нередко. И, кстати, природные камчадалы (ительмены) и коряки, вступая в православие, также носили эту фамилию, полученную ими при крещении. Первым официальным священником на Камчатке был иеромонах Тобольского Знаменского монастыря Иосиф Лазарев: «В 1716 году для исполнения духовных треб в Якутск и камчатские остроги из Тобольского Знаменского монастыря был послан иеромонах Иосиф Лазарев с сыном. Ему был положен очень значительный по тем временам оклад в 40 руб. [годовой оклад казак – 5-7 рублей – С.В.], 96 пудов хлеба и 5 пудов соли». Из Якутска путь отца и сына Лазаревых лежал через Охотск, морем на Камчатку. «В Охоцком остроге Разночинцы 2444 Еромонах Иосип [Иеромонах Иосиф Лазарев] 2445 у еромонаха Иосифа сын Андрей» [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194. Л.88об.]. На Камчатке к тому времени не один уже год (а точнее -- с 1713 года) ожидала священника Лазарева до тех пор не освященная церковь в Нижнекамчатском остроге, построенная казаками в память Николая угодника – покровителя землепроходцев. Но быть настоятелем Николаевской церкви отцу Иосифу пришлось недолго: Из «доношения» о допросах камчадала Федора Харчина, вождя камчадалов реки Еловки, руководителя Харчинского бунта 1731 года: ...«И прибыв под острог ношным временем июля 20 дня, иермонаха Иосифа двор зажгли таким умыслом: как де побегут служилые на пожар и тут стрелять, и выбежал его ермонахов сын Андрей Лазарев бить в набат в колок[ол], и тут де его подстрелили и почали казаков бить и убили Алексея Чурина [с]сыном, Ивана Обуховского с пасынком, Дмитрея Новогородова с женою и двух сынов и две дочери, Ивана Буторина с тремя сыновьями, Александра Русанова да новокрещена Якова [с]сыном. И в острог мы зашли, а дворы казачьи сожгли, а острог мы хотели переносить на сопочку пониже острогу, а монастыри повыше над рекою, а церковь и двор государев хотели перевесть и сжечь на дрова» [Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке, М.-Л., 1935]. В 1736 году умер и священник Иосиф Лазарев. Но его место впоследствии занял внук – Максим Андреев сын Лазарев, который был в 1758 году рукоположен в сан священника епископом Иркутским Софронием [в 1777 году его сменил, после смерти, священник Григорий Коллегов]. «Особые успехи начала деятельности проповеднической свиты [Камчатской Духовной Миссии архимандрита Иоасафа Хотунцевского, прибывшего на Камчатку в августе 1745 года – С.В.] связаны со священником Ключевской [Троицкой] церкви [построенной на месте сгоревшей Николаевской церкви] Максимом Лазаревым (родился на Камчатке от Андрея, сына покойного иеромонаха Иосифа Лазарева). Он знал все туземные языки и наречия, в 1760 г. начал крестить на р. Караге, прошел в Олюторские острожки, на Карагинский остров. А в 1764 г. «заронил искру от света Христова и на гряду Алеутских островов через окрещение завезенных на Камчатку промышленниками шестерых алеутов. Тойонам ближайших пяти Олюторских острожков – Кичигинского, Вышнеутского, Тиличинского, Ветвейского и Култушного – он оставил фамилию Лазарев, в память, что был восприемным отцом их». Нам удалось проследить примерную родовую цепочку церковно- и священнослужителей Лазаревых: Дети Максима Андреевича: Лазарев Дмитрий [Максимов сын], пономарь Троицкой церкви в 1774 г. Лазарев Георгий Максимович (1775 – 1827), служил в церкви Верхнекамчатского острога Лазарев Максим Максимович, пономарь Петропавловской церкви, умер до 1813 г. Его внуки: Лазарев Иван Дмитриевич (1788), сторож Нижнекамчатской церкви, 1812 г. Лазарев Дмитрий Георгиевич Лазарев Иван Георгиевич, пономарь Богоявленской церкви, в 1831 году определен дьячком Ключевской Троицкой церкви Лазарев Иван Георгиевич (1806), пономарь Мильковской Богоявленской церкви, в 1831 году назначен в Ключевскую Троицкую церковь дьячком. Правнуки: Лазарев Герасим Максимович (1804), 1820 г., Петропавловский порт, Камчатское духовное училище Лазарев Ефим Максимович (1806), 1821 г., Петропавловский порт, Камчатское духовное училище; 1846 г., живет на Горячих (Паратунских) Ключах, коллежский регистратор, первый агроном Камчатки (вместе с Егором Черных) Лазарев Иван Максимович (1812), 1820 г., Петропавловский порт, Камчатское духовное училище; с. Тигиль, 1831 г., «школьник». О Ефиме Максимовиче Лазареве в академическом втором томе «Истории Сибири» очень лестный отзыв: «Делались настойчивые попытки внедрения хлебопашества и на Камчатке. В первом десятилетии XIX в. в различных местах посевы производили солдаты Камчатского полка, переведенные в военных поселян; во втором десятилетии — добровольные поселенцы из военнослужащих расформированного полка; в четвертом десятилетии — акционеры Камчатской земледельческой компании и чиновник из местных уроженцев Ефим Лазарев, окончивший Московскую сельскохозяйственную школу» [М. Наука, Л., 1968]. Пра-правнуки: Лазарев Георгий Иванович (1790), пономарь Нижнекамчатской церкви, 1812 г. Лазарева Марфа Ивановна (1819) Лазарев Василий Иванович (1823), в 1830 г. поступил в Камчатское духовное училище. Лазарев Георгий Иванович (1831) Лазарев Федор Иванович (1832) Лазарев Александр Иванович (1834) Теоретически, в этой семье пра-правнуков Иосифа Лазарева могла быть и Анна Ивановна Лазарева. И это не факт, что ее мы не находим – по какой-то причине она могла быть не записана в Исповедальных росписях и не попасть в нашу базу данных. Но важно другое -- священниками Лазаревыми эта фамилия на Камчатке не исчерпывалась: ительмены и камчадалы Лазаревы своей фамилией как раз обязаны не священнику Лазареву, а казаку Матюшке (Матвею) Лазареву, который участвовал в крестовых миссионерских походах священника Ермолая Иванова в 1738-1740-х годах [РГИА, фонд 796, опись 23, дело 106]. Вполне вероятно, что полное имя Матюшки – Матвей Яковлев сын Лазарев, так как по розыску о причинах Харчинского бунта, жертвою которого стал Андрей Иосифович Лазарев, было «учинено телесное наказание вместо смерти биты кнутом ... толмачи и служилые люди ... Яков Лазарев ...» [РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. № 481. Ч. 7. Л. 358—367]. Судя по итогу его деятельности – холопам (ясырю), которых мы чуть ниже представим, он служил на Камчатке не один год и участвовал в целом ряде военных походов, превращая пленных камчадалов в своих холопов: Камчадальского острогу служилые 2744 Яков Лазарец 2969 Якова Лазареца дворовые некрещеные Кенега 2970 Дынеч 2971 Чарагач 2972 Чагага 2973 Ничика 2974 Чирек» [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Л.98 об., л. 106]. Пусть нас не напрягает разница в написании фамилии: Лазарец – это может быть сын Лазаря, а может и сын – Лазарева старшего. И к этой теме мы еще вернемся. Но пока постараемся разобраться с родословной линией потомков Якова. Его собственная жизнь обрывается в 1746 году в результате бунта коряков: ««Во оной измене от тоена Умьевушки [Дранки – С.В.] и родников ево и олюторов первым тоеном был и ясашных сборщиков Стефана Шапкина с товарищи я с Умьевушкою и протчими кололи, а имянно: я, Лазуков, служилого Семена Минюхина да новокрещена Демьяна; Карагинской тоен Экча служилого Якова Лазарева; Умьевушкин племянник Хале да олюторской мужик Апле Стефана Шапкина; Умьевушкин племянник Таннехлавол Дмитрея Обухова; Умьевушкин родник Лехта новокрещена Варлама Иконникова; олюторской мужик Аталан новокрещена Ивана Черепанова до новокрещена Прокопья Околтышева; Умьевушкин родник Умьеву новокрещена Петра Лазарева; Умьевушкин родник Амгыта новокрещена Алексея Перевалова; олюторской мужик Апле служилого Зосима Гуторова. А кололи де мы их без всякого резона и обиды на дворе по приезде их во острог к Умьевушке, когда стали собак выпрягать» [Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке, М.-Л., 1935]. Из детей Якова на известен только его пасынок Семен [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Л. 96]. Если Матюшка и был сыном Якова, то в 1738 году он уже самостоятельный служилый человек, имя которого уже не указывается в числе детей. А вот далее мы, вероятно, сталкиваемся с определенной казачьей традицией, когда имя отца и деда передавалась по наследству: Лазарев Петр Яковлевич (1760), Нижнекамчатская казачья команда 1815 г., казак; в 1819 г. отставной военный в 1819 г., Петропавловский порт Лазарев Яков Яковлев (1778), унтер-офицер Камчатского гарнизонного батальона, 1812 г. И тогда вполне вероятно, что и отчество нижнекамчатского казака-морехода Максима Лазарева – Яковлевич. И он тоже, как и Матвей, не внук, а сын Якова Лазарева-Лазарца. Имя Максима Лазарева золотыми буквами вписано в историю освоения Русской Америки: «1753. В сем году отличнейшие и предприимчивейшие торговцы того времени московский купец Андрей Михайлов Серебренников, тотемский Федор Холодилов и тульский Семен Красильников, построя по кораблю, решили отправить оные для открытия новых островов и описания большой землицы: сим именем называли в те времена матерый берег Америки. Серебрениково судно с 34 человеками экипажа и посланным для сбора ясака козаком Максимом Лазаревым, находясь под командою архангелогородца Петра Башмакова, вышло в море в июле месяце и, направя путь свой к востоку, прибыло к островам неизвестным». «1760. Теперь следует путешествие селенгинского купца Андреяна Толстых, упомянутое в вышеприведенном указе. Андреян Толстых говорит в рапорте своем: "В силу Указа Ея Императорскаго Величества Императрицы Елисаветы Петровны из Камчатской Большерецкой Канцелярии от 4 Августа 1760 года, и ордера от находящаго в Нижнекамчатске при предосторожности Прапорщика Василия Шмалева, позволено мне выступить в море, с прикомандированными козаками, Петром Васютинским и Максимом Лазаревым". ... Толстых, Лазарев и Васюткин доставили начальству об открытых ими шести островах подробное сведение, а посему и называлися они впоследствии Андреяновскими. Но замечательно, что острова сии были уже прежде известны: Башмаков зимовал на оных с помянутым козаком Лазаревым в 1757 и 1758 годах: подобным образом приписываются нередко деяния одного другому. ... Между бумагами бывшего сибирского губернатора Дениса Ивановича Чичерина найден рескрипт премудрой императрицы Екатерины на счет сего путешествия. Читателям предложу я из онаго краткую выписку: "Денис Иванович! Реляцию вашу о сыскании и приведении Мне в подданство неизвестных доныне шести островов, так как копии с рапорта от козака Васюткина, с товарищи, читала Я с удовольствием, и сие приобретение Мне весьма приятно: жаль только, что обстоятельное всему описание и жителям переписанныя книги пропали (от разбития судна. - Авт.). Что вы купцу Толстых обещали, пожалованную от Меня, преждевышедшим из таковаго ж морскаго вояжа, компании десятую часть, ему возвратить, оное Я апробую, и прикажите то самым делом исполнить. Также козаков Васюткина и Лазарева, для поощрения их, произведите в тамошние дворяне. Дай Бог, чтоб они и предприемлемый ими нынешнею весною вояж окончили благополучно, и с добрым успехом. Промышленникам подтвердите, чтоб они ласково и без малейшего притеснения и обмана обходились с новыми их собратьями, тех островов жителями. 1766 года, Марта 2 числа. Екатерина" [Берх В.Н., "Хронологическая история открытия Алеутских островов, или подвиги российского купечества", Спб, 1823 г.]. Сибирские дворяне – это личный, не передаваемый по наследству, титул, который иерархически представлял высшую ступеньку в казачьем послужном списке, следуя после чина сына боярского. А казак-мореход продолжал бороздить просторы Тихого океана: «В 1780 г. было отправлено на Алеутские острова несколько судов. Купцы сольвычегодский Василий Посельский и тотемский Иван Рыбников, приказчики купцов Пановых, перекупили судно «Евпл» у владельцев его купцов Буренина, Трапезникова и Серебренникова и снарядили его на пушной промысел. Дмитрий Панков исполнял обязанности и морехода и передовщика.. Сборщиком ясака был назначен Максим Лазарев» [Макарова Р.В, Русские на Тихом океане во второй половине XVIIIв., М., 1968]. Из детей Максима Лазаревы мы знаем только одного: В 1815 году, в возрасте 23 лет (1792 г.р.) он – Иван Максимович Лазарев -- записан в гарнизоне Тигильской крепости, как «школник». Судя по времени, месту службы, казачьему сословию и возрасту, Петр и Яков Яковлевичи, являются его двоюродными братьями. И не только они. В той же Тигильской крепости в 1812 году служит в казаках еще один Лазарев -- Дмитрий Иванович (1796 г.р.), а в Нижнекамчатске – рядовой Камчатского гарнизонного батальона Лазарев Василий Иванов (1773 г.р.) [РГИА ДВ, ф. 1009, оп.2, д. 4, л.6 об., 10]. То есть у Максима с Яковом, возможно, был еще брат Иван. Но и это еще не все: В Петропавловском порту в 1813 году служит в казачьей команде казак Лазарев Петр Алексеевич (1760 г.р.). То есть, судя по возрасту и сословию, был еще один брат – Алексей. А вот далее начинается самое интересное в отношении наших поисков родственников Анны Ивановны Лазаревой-Коноплевой. В Тигильской крепости в 1815 году служит, как мы уже указывали выше, в казаках Лазарев Дмитрий Иванович (1796 г.р.), в 1820 году он переведен в Нижнекамчатск, где служит его брат Василий Иванович. Вполне возможно, что Нижнекамчатск -- и есть Малая Родина Лазаревых. Но, вряд ли, является их братом, еще один Иванович, проживавший в окрестностях Петропавловского порта. Возможно, он внук Петра Васильевича, служба которого проходила в Петропавловском порту. Но это пока предположение. Лазарев Александр Иванович, крестьянин, с. Озерновское (на Паратунских ключах) Ж. Агриппина Васильевна (1865), впоследствии вдова, жена петропавловского мещанина Иванова Александра Ивановича (1873). И Анна Ивановна Лазарева-Коноплева, родственников которой мы разыскиваем, могла быть его сестрой. Но вот, что узнаем мы об этом человеке, с которым в середине XIX столетия познакомился чиновник по особым поручениям при губернаторе Камчатской области Карл фон Дитмар «К 8 часам вечера мы достигли горячих Паратункинских ключей и остановились в большом доме, построенном для приезжающих на воды. Купаясь для освежения поздно вечером, я нашел температуру в большом бассейне ключей в 34 1 /2 -- 35 °R, a y самого места истока воды -- в 38 °R. День был пасмурный, и по небу неслись тяжелые тучи, не предвещавшие ничего доброго. Рано утром 17 июля хлынул ужасный дождь, сделавший дальнейший путь совершенно невозможным, и наступил дождливый период, продержавший меня в доме целых 5 дней. К счастью, здесь находился некто Лазарев, сын сосланных когда-то сюда родителей, теперь состоявший сторожем этого, принадлежавшего казне дома. Он много разъезжал по Камчатке и, благодаря своим охотничьим походам, хорошо знал страну. Я сейчас же залучил его себе в проводники и старался, в продолжение дней моего заключения здесь, извлечь для себя пользу из его путевой опытности и знания края, что, впрочем, к сожалению, дало менее результатов, чем я надеялся сначала. Прежде всего Лазарев дал мне довольно полную картину системы Паратунки, -- картину, которую я, насколько простирался мой собственный опыт, нашел совершенно верной. ... Бывал много раз Лазарев и на Курильских островах; при этом доезжал даже до 13-го. По его рассказу, острова эти состоят лишь из высоких вулканических гор и скал, покрываются долго не стаивающей массой снега, а в отношении растительности или совсем голы, или покрыты редким кустарным кедровником. Медведи попадаются только на двух первых островах, как редкость. Айны, населявшие прежде все острова, прогнаны, по словам Лазарева, японцами с северных островов и оставлены на южных» [Дитмар К. Поездки и пребывание в Камчатке в 1851--1855 гг.: Часть первая. Исторический отчет по путевым дневникам. -- СПб., 1901.]. Если у Александра Ивановича была сестра Анна Ивановна – то, конечно же, она могла быть супругой Василия Мартыновича, но у нас нет фактов, подтверждающих или отрицающих эту версию. Но версия рабочая. А вот сообщение о том, что паратунский Лазарев много ездил по Камчатке наводит нас еще на одну мысль – не занимался ли он торговлей. В Петропавловске в 1846 году был отмечен камчатский купец Василий Лазарев (1823 г.р.), который также мог быть из казачьих детей, разбогатевших на пушном промысле в Русской Америке. Что же касается той истории, которую нам поведал Артем Ветров, то с этой семейной легендой пока разобраться не представляется возможным, потому что у нее нет документального первоисточника. Это то, что в семье передается из уст в уста, не имея никакого документального подтверждения. Служил ли Иосиф Лазарев на Амуре. Да, служил. ««4 (16) августа 1853 года в бухте Постовой Императорской гавани Г. И. Невельским был выставлен Константиновский пост из 11 человек во главе с урядником Д. Хороших. 7 октября в залив Великого Князя Константина, находящийся в гавани, вошел транспорт Российско-Американской компании «Николай—I», на котором в качестве начальника Константиновского поста прибыл Н. К. Бошняк, назначенный на эту должность Г. И. Невельским. К тому времени в бухте Постовой поставили небольшой дом для проживания постовой команды и амбар. Бошняка встретили бравый унтер-офицер Дмитрий Хороших и казаки Иркутского полка Перфил Толмачев, Никифор Челпанов, Николай Молдаванов, Осип Лазарев, Николай Дроздов, Григорий Толмачев» [Сеселкина Н., Трагическая зимовка в Императорской гавани]. Но недолго: Тот же 1853 год: «Вышли из Сахалинской команды по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири Казаки Лазарев Иосиф» [РГАВМФ, Ф. 906, оп. 1, Д. 42, Л. 14]. В следующем письме в ответ на мою просьбу поделить хоть какими-либо подробностями, Артем написал: «Информация передается из уст в уста. Семейная легенда. Имеются данные о датах рождения предков последующих поколений. Все указывает на то, что Лазарева Александра была с мест Амура, дочерью какого-то начальника. Была грамотной. Впоследствии, в замужестве "бабничала" - принимала роды. Ее звали "Бабушка матросика". В списках жертв политических репрессий Иркутской области имеются данные на двух людей, предположительно братьев, - так указано на сайте. Не исключаю, что это дети той самой Александры. В ответе на обращения в госархив иркутской области по воду прояснения информации, касательно матери предполагаемых родственников, дедов-братьев, сказано, что ответ возможен при подтверждении родства копиями документов или личном присутствии. В настоящий момент я проживаю в Германии и мне не совсем удобно заниматься поисками предков». Но Осип (Иосиф), которого мы назвали, был Иркутским казаком, а не матросом. Хотя переход из казаков в солдаты или в матросы был обычным для того времени. В Гижигинской крепости в 1766 году служит казак Григорий Васильевич Лазарев [РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело, 13, лист 9]. Он же указан и в ведомости Гижигинской крепости за 1781 год [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88,л. 21 об.] И одновременно с ним в 1781 году служит, возможно, его сын, но он солдат: «Ведомость Гижигинской крепости за 1781 Солдаты Иван Лазарев» [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, л. 20]/ Кстати, сибирские казаки с большой охотой переходили на службу в регулярные войска (в солдаты или в матросы), так как там служба определялась сроком в 25 лет, а казачья сибирская служба была бессрочной – до кончины или увечья. Хотя, история появления солдата Ивана Лазарева может быть и не связана с казаком Григорием Васильевичем Лазаревым. Дело в том, что, начиная с 1748 года, после гибели на Чукотке Дмитрия Ивановича Павлуцкого, в Анадырский острог, Гижигинскую и Тигильскую крепости были направлены солдаты и драгуны из Тобольского драгунского и Енисейского пехотных полков. Мы наши Ивана Лазарева в «Смотровоом списке Сибирскаго Гарнизона Пехотнаго батальона штаб обер ундер афицерам капралам рядовым и другим чинам. Учинен при осмотре брегадира и Таболского обер коменданта Павлуцкаго апреля 1 дня 1754 года» Солдат Иван Лазарев [РГВИА, Фонд 490, Оп.1, Дело 478.Л. 41 об.]. Правда, в этом списке были только его имя и фамилия. Но параллельно мы нашли доказательства того, что из этого батальона направлялись солдаты на Чукотку, так что и наш Иван Лазарев мог попасть в Анадырский острог из Тобольска, где дислоцировался Сибирский гарнизонный батальон: «Леонтей Попов - 27л, с 740г марта 16 дня, из драгунских детей Царева Городища; холост; в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22 числа» [Лист 84об-85]. «Ивана Белскаго служитель Марко Кондратев - в командировании в секретной партии в Анадырску при оном порутчике Белском 748г марта с 28 числа» [Л. 97 об.]. «Осип Ефремов - 31г, в службе с 738г, ис казаков г. Тоска, холост, в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22го дня» [Л. 7 об.] «Андрей Черкашенин - 30 лет, в службе с 740г, из казачих детей г. Тоболска деревни Пановой, холост, в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22го числа» [Л. 13 об.]. «Иван Завьялов - 33г, с 742г, из рекрут ис крестьян Ялуторовскаго дистрикту Погорелской(?) слободы, женат детей мужска полу нет, в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22 числа» [Л. 38]. Не исключено также, что солдат Иван Лазарев мог быть семейным человеком, и появление в Тигильской крепости казаков Василия и Дмитрия Ивановичей Лазаревых, связано с ним. Такие факты, когда солдатские дети записывались в казаки, нами тоже выявлены. Какой же окончательный вывод следует из всего написанного, когда мы фактически не ответили ни на один из поставленных перед нами вопросов? Следует ИСКАТЬ дальше, отрабатывать версии. Только на основе фактического материала можно делать какие-то окончательные выводы, которые помогут установить степень того или иного родства. У нас пока все строится на предположениях. Конечно серьезных, обоснованных, но... но... но... Поэтому предлагаю искать. Помните, как в «Двух капитанах» у Вениамина Каверина: «Бороться и искать, найти и не сдаваться».
  2. Много лет назад, после издания в 2014, приуроченного к моему шестидесятилетию, двухтомника «Тайны камчатских имен», я пошел дальше – и задумал издать уже шесть книг – на этот раз хорошо иллюстрированных альбомов, которые бы охватывали всю территорию Камчатки. Вот их запланированные названия. «Тайны камчатских имен. Больщерецкий острог» «Тайны камчатских имен. Курильцы, тунгусы, камчадалы» «Тайны камчатских имен. Страна Уйкоаль» «Тайны камчатских имен. Русская Америка» «Тайны камчатских имен. Окрестности Петропавловского порта» «Тайны камчатских имен. Тигиль – Гижига – Анадырь». Удалось издать только два первых альбома. На половине -- в связи с финансовой бесперспективностью издания -- остановились на «Русской Америке» (но он, также как и все наши изданные альбомы, размещен на сайте Камчадалы.ру http://www.kamchadaly.ru/files/doc/russian_amerika.pdf ). В текстовом варианте готов и альбом «Страна Уйкоаль» (но работа остановилась по той же причине,о которой сказано выше). К «Окрестностям Петропавловска» мы даже и не приступали, хотя частично историю фамилий жителей Петропавловска и его окрестностей изложили в первом томе книги «Камчатка – Россия-Мир. Петропавловская оборона 1854 г.» http://www.kamchadaly.ru/files/doc/krp_defender.pdf . Что же касается последнего из задуманных нами альбомов, то он резко выпадал из общей темы, так как касался уже не только камчатских фамилий, но фамилий более широкого географического ареала. И не только территорий современных Корякского и Чукотского округов и Магаданской области, а собственно всего Дальнего Востока включая Забайкалье, откуда черпались кадры для наполнения военных гарнизонов Анадырского острога, Гижигинской и Тигильской крепостей. Кто-то из солдат или казаков, обзаведясь семьей, уже навечно оставался на этой земле, кто-то возвращался домой и уже там продолжал свой род. Работая над своей новой книгой – первым томом «Тайн якутских фамилий» -- я, конечно же, касался и каких-то родовых (фамильных) историй старожилов Чукотки, Корякии, Магаданской области, Хабаровского края, чьи фамилии остались в истории – в архивных материалах либо исторических трудах, но центральными были фамилии, которые и по сей день носят многие жители именно Якутии. Завершив первый том, охватывающий историю порядка пятисот родовых фамилий, я, исходя из собранного за эти годы материала, приступил к работе над вторым томом, целью и задачей которого является фиксация и анализ всех фамилий на территории бывшего Якутского воеводства, которые встречаются в документах XVII-XVIII-XIX столетий, чтобы проследить их дальнейшую (или конечную) историю. И в этой книге не будет уже ограничений, заданных в первом томе. Да, и количество зафиксированных фамилий на добрый порядок выше. Правда, поменялась и конструктивная часть исследований – оно теперь носит более справочный характер, фиксируя фамилию в определенной исторической и географической точке, чтобы проследить динамику перемещения этой родовой фамилии на огромном дальневосточном пространстве. Но есть проблема – современные носители старожильческих фамилий не всегда (а точнее – очень редко) связывают историю своего рода с теми историческими персонажами, которые, на самом деле, и являются патриархами их родов. К сожалению, по разным причинам, но разорвана былая историческая родовая связь, которую восстановить очень непросто – для этого нужно приложить немалые силы, поднять огромную массу архивных и других материалов, создать поколенную роспись рода и найти вершину этой родовой дальневосточной (или общероссийской, а то и международной) цепи. Наши альбомы «Тайн имен», как раз и были нацелены на то, чтобы, используя старые фотографии из семейных и музейных запасников, архивный и исторический материал, создать популярные очерки по истории родов, которые подтолкнут наших земляков из коренных камчадалов и русских старожилов к дальнейшим поискам своих родовых истоков. И у нас это частично получилось – издан добрый десяток семейных «Камчатких родословных книг». С ними тоже можно познакомиться на сайте Камчадалы.ру в разделе «Наши проекты» http://www.kamchadaly.ru/index.php/nashi-proekty Но до северо-восточных территорий (в том числе и камчатских) мы так и не добрались, хотя ко мне с многочисленными вопросами и запросами не раз обращались и потомки аборигенов тех мест, носящие русские фамилии, и потомки казаков и солдат Якутских пехотного и казачьего городовых полков, которые, по мнению одних историков, вели «столетнюю» русско-чукотскую войну, а по мнению других – исполняли миротворческую миссию по защите ясачного населения этого огромного региона, терроризируемого грабительскими набегами. Понятно, что по этим вопросам спорным вопросам противоположным сторонам никогда не договориться и каждая из них будет выдвигать свои контаргументы, но согласимся с тем, что идея оставить Анадырский острог (то есть вывести оттуда казаков и солдат) пришла ведь не в голову полковника Плениснера в конце 18-го века, а столетием ранее – это было предложение еще якутского воеводы Барнешлева, который не видел никакого практического (прибыльного для государства и барышного – для него самого) смысла в содержании гарнизона этого острога и попытках собирания крохотного песцового ясака с местного населения, если вокруг острога на сотни верст не было никакой другой пушной живности. Вот цитата из трудов известного новосибирского ученого, доктора исторических наук А.С. Зуева: «В 1676 г. А. Барнешлев поставил перед Сибирским приказом вопрос о ликвидации Анадырского острога, содержать который было невыгодно – затраты на гарнизон превышали доходы от сбора ясака и десятинной пошлины с промышленных людей» [Зуев А.С. Русская политика в отношении аборигенов крайнего Северо-Востока Сибири (XVIII в.) // Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 1. Вып. 3: История / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2002.] Но только через столетие, понеся колоссальные расходы и потери в государевых служилых людях, вернулись к этому вопросу. Вот, что сообщал А.С. Сгибнев об этой ситуации, изучая материалы Иркутского архива, к сожалению, в значительной части или полностью утраченных во время одного из многочисленных иркутских пожаров: «В 1753 г. Пленеснер донес Соймонову о бесполезности Анадырского острога. В рапорте своем по этому предмету он, между прочим, писал, что с 1710 по 1764 год с инородцев, причисленных к этому острогу, взято в казну ясаку на 29 152 руб. 4 коп., а расходов на содержание острога с 1713 г. по 1764 г. произведено 478 148 руб. 2 коп. Кроме того, на провиант израсходовано 539 246 р. 71 к. и на доставку провианта и проезд служащих 841 760 руб. 78 коп., не говоря уже о тех лишениях и нуждах, которые приходилось переносить служащим в остроге! Например, в 1744 и 1759 годах умерло с голоду 95 человек служащих и несколько человек частных лиц. О покорении же чукоч нельзя и думать, потому что они разбросаны на огромном пространстве северо-восточного угла Сибири. Занятие же анадырской команды главнейшим образом заключается только в том, чтобы круглый год искать себе пропитание охотою или рыбным промыслом. Всех людей в остроге в настоящее время 287 человек, я полагал бы вывести их в Ижигинскую крепость, в которую легко доставлять провиант из Охотска. Причем в Ижиге достаточно оставить одну роту солдат и 200 казаков. А если кто из частных лиц пожелает остаться в Анадырске, то разрешить, оставив на их попечение и церковь». Итак, минуло целое СТОЛЕТИЕ прежде чем Правительство России приняло решение о ликвидации Анадырского острога, понеся материальные потери (не говоря уже о людях) в миллионы рублей. Сегодня, когда звучат цифры расходов государства в триллионы рублей, понятие «миллион» становится более чем скромным. Но все познается в сравнении: «Во время правления Екатерины Первой 2 рубля считались целым состоянием. Так, неквалифицированный труд стоил 5–8 копеек в день, а пуд мяса на рынке — 3 копейки. Столько же хлеба можно было купить за 10 копеек. Корову или лошадь можно было приобрести за 1 рубль». Годовое жалование казаков исчислялось в те годы рублями – от 5 до 20 рублей. Повторяю – это не месячное, а годовое жалованье! И что за прихоть такая – пускать по ветру сотни тысяч рублей из государственной казны? И губить десятки, если не сотни, жизней своих подданных, обрекая их жизнь на далеком севере просто на невероятно тяжелые условия выживания и смерть от цинги и голода? Какая в этом логика. И есть ли она? А.С. Зуев предполагал, что начальная концентрация войск на Чукотке в Анадырском остроге была связана в конце 18-го века в связи с тем, что в Якутии узнали о Камчатке. Но первым из якутских воевод узнал о существовании Камчатки именно воевода Андрей Барнешлев, получив сведения о морском походе на Камчатку анадырского приказчика, казачьего десятника Ивана Меркурьевича Рубца. Хотя, Камчатка, безусловно, сыграла свою роль в этом процессе, когда в первое десятилетие ее освоения по пути из Анадыря на Камчатку погибло более двухсот казаков. А это -- при численности всего Якутского казачьего полка в неполную тысячу служилых людей --- было потерями не просто огромными, а катастрофическими и пополнение якутских казаков шло в спешном порядке, чтобы заткнуть «кадровые дыры» за счет всякого гулящего и промышленного сброда, а также ссыльных людей. Камчатка же в период ее начального освоения оказалась пушным Клондайком для Якутии, так как на территории воеводства запасы соболей были уже довольно основательно подорваны, а «план», спускаемый сверху Сибирском приказом, по наполнению ясачной казны, год от года только возрастал и возрастал. И, безусловно, камчатская ясачная пушнина, которую коряки и чукчи, захватывали, уничтожая казачьи отряды, сопровождавшие в Якутию, эти пушные караваны, была одной из важнейших причин для усиления военных гарнизонов Северо-Востока. К 1714 году трагические события разворачивались для русских просто в геометрической прогрессии. И в 1714 году достигли кульминации: «Татаринов [командир Анадырского острога, назначенный лично генерал-губернатором Сибири князем Гагариным], узнав чрез крещеных коряк все подробности камчатского [точнее корякского – на реке Вывенке-Олюторе] бунта (убитых с Афанисием Петровым: он сам, попы Василий и Иван, казачьи сотники: Евдоким Сургутский, Степан Колесов, пятидесятник Мартьянов, таможенный целовальник Василий Зыков, казаков 35, анадырских жителей 6 человек. В Акланске от акланских коряк с дворянами Колесовым и Енисейским казаков 6 челов.; анадырский житель 1, да в плену 2. На Пахаче с Афанасием Сургутским казаков 13, анадырских жителей 6, у апукских коряк в плену 3. Под Олюторским острогом казаков 2, анадырских жителей 6, да померло казаков 3. В живых в Олюторске два прикащика: Полуэктов и Фролов, казаков 27, прибежавших после юкагирского побоища 4 чел., посланные из Анадырска на Камчатку пятидесятник Алексей Петриловский да драгун И. Варганов. —Авт.), снова послал донесение в Якутск о присылке к нему 200 человек казаков, 200 пуд. пороху и проч. Якутская канцелярия отправила рапорт Татаринова в Тобольск к губернатору князю Гагарину с нарочным дворянином Афанасием Шестаковым, который, как человек бывалый, мог дать нужные объяснения о стране, о положении там дел и об инородцах северо-восточной Сибири» [А.С. Сгибнев] И в 1720 году в Якутске отмечен большой список служивых людей «набору Афанасия Шестакова», которые, в связи с отстранением от власти князя Гагарина и его ставленников (в том числе и капитана Татаринова, разжалованного в казаки), на Чукотку так и не попали, пополнив ряды Якутского казачьего полка или вернувшись домой. Но главная причина все же не в Гагарине с Татариновым -- в 1716 году был открыт из Охотска морской путь на Камчатку и надобность в тех опасных северных пушных караванах отпала сама собой. Подчеркнем – в 1716 году надобность в северных походах на Камчатку отпала. Но. Читаем, что пишет А.С. Зуев: «В 1727 г. российским правительством была организована военная экспедиция, имевшая своей целью установление и укрепление русской власти на дальневосточном побережье и островах Тихого океана и приведение на этой территории в российское подданство «изменников иноземцев» и новых народов, которые «живут не под чьею властию». В состав экспедиции зачислялись 400 казаков и солдат, набранных в Тобольске, Енисейске, Иркутске, Якутске, а также несколько морских чинов для осуществления морских плаваний (реально численность партии к 1728 г. достигла 591 чел.). Начальником партии назначался капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Иванович Павлуцкий, а его помощником (??? – С.В.) якутский казачий голова Афанасий Иванович Шестаков» [Поход Д. И. Павлуцкого на Чукотку в 1731 г. [Актуальные проблемы социально-политической истории Сибири (XVII-XX вв.): Бахрушинские чтения 1998 г.; Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Шишкина; Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2001]. Далее он уточняет: «Главной задачей экспедиции, обозначенной в 1727 г. указами Сената и Верховного тайного совета, являлось подчинение русской власти народов, обитавших на крайнем северо-востоке Сибири: «Изменников иноземцов и вновь сысканных и впредь которые сысканы будут, а живут ни под чьею властию, тех к российскому владению в подданство призывать». При этом в первую очередь рекомендовалось «прежде изменников иноземцев примирить и на Пенжине реке, или в другом месте вместо прежняго разоренаго острогу вновь острог зделать, а потом итти на реку Алютору, где прежде был острог же, и тот острог построить и изменников алюторских и островных иноземцов примирить, а ис того острогу в разные места для покорения иноземцов вновь в подданство». Таким образом, первый удар должен был наноситься по корякам, проживавшим на р. Пенжине и Олюторе». И вот в этих трех предложениях как раз и заложена главная суть всех разногласий по истории русско-чукотских и чукотско-русских взаимоотношений: кто и как понимал тогда и понимает сейчас исходящие правительственные директивы. Или – «изменников иноземцев ПРИМИРИТЬ». Или – «УДАР должен был наноситься». А.С. Зуев почему-то в данном своем докладе на Бахрушинских чтениях главенствующую роль в Анадырской партии отвел капитану Тобольского драгунского полка, а не якутскому казачьему голове (второму лицу Якутского воеводства – казачьему полковнику, главному командиру Северо-восточного края) Афанасию Федотовичу Шестакову, который, собственно, и был АВТОРОМ проекта Анадырской партии, суть которой извратил потомок польского шляхтича, не желавшего быть в подчинении сибирского казака и предавшего его в критический момент, когда Шестаков принял неравный бой с чукчами в районе реки Эгач (теперь река Шестакова) и, не дождавшись помощи от Павлуцкого из Анадырского острога, куда строптивый капитан увел своих драгун, погиб. [25 апреля 1730 г., получив известие о смерти А. Ф. Шестакова, руководство экспедицией взял на себя Д. И. Павлуцкий (Сгибнев А. С. Экспедиция Шестакова. – Морской сборник, 1869, № 2, с. 1-34). 10 августа 1731 г. Д. И. Павлуцкому было присвоено звание майора, по распоряжению Сибирского приказа ему официально передавалось командование партией А. Ф. Шестакова (Сгибнев А. С. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке. – Морской сборник, 1869, № 4. с. 129-130).] Обратим внимание на то, с какими силами вступил в тот свой последний бой Афанасий Федотович Шестаков против двухтысячного чукотского отряда воинов: 20 русских казаков, 30 эвенов, 30 эвенков, 49 коряков, 10 якутов [Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг., Бой на Эгачи. 14 марта 1730 г. https://runivers.ru/conflicts/actions/boy_na_egachi/ ]. То есть, Шестаков выступал в СОЮЗЕ с ясачным населением подведомственной ему территории – и его действия были направлены на консолидацию сил коренного населения и урегулирование военного конфликта с помощью аборигенов и при их непосредственной поддержке. Так в свое время действовали казаки в Сибири, Якутии и на Камчатке, начиная с похода Владимира Атласова – заключая военные союзы. Поэтому я не могу согласиться со следующим утверждением А.С. Зуева: «Осуществление на практике задач экспедиции привело, тем не менее, к возобладанию силовых методов над мирными. Военные походы казачьего головы А. Ф. Шестакова из Охотска на север вдоль Охотского побережья в 1729–1730 гг., капитана Д. И. Павлуцкого из Анадырска на Чукотку в 1731 и 1732 гг. и в район Пенжинской губы в 1732 г. с целью подчинения и объясачивания коряков и чукчей вызвали активное вооруженное противодействие со стороны последних. Это и неудивительно, поскольку оба руководителя не отличались терпением и умением вести переговоры с «немирными иноземцами», предпочитая дипломатии грубую силу» [Зуев А.С. Русская политика в отношении аборигенов крайнего Северо-Востока Сибири (XVIII в.) // Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 1. Вып. 3: История / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2002.] . Что сделал Павлуцкий? Он не просто извратил идею Шестакова, а попер на чукчей с той ошеломляющей якутских казаков «своей польской простотой». Хотя, безусловно, какие-то причины для этого у него и были. Вот, что писал А.С. Сгибнев о событиях тех давних лет: «Чукчи же [до появления Павлуцкого --- С.В.], пользуясь малолюдством русских в Анадырске, бесчинствовали, оставаясь не наказанными за убийство в 1725 г. морехода Нагибина, проведывавшего острова в Беринговом проливе и Большую землю. Они видели в этом бессилие русских и сделали в том же 1725 г. страшное опустошение в земле коряков, после чего многие ясачные коряки, отложившись от русских, снова покорились чукчам, у которых они до появления в их земле русских были в постоянной зависимости. Из Анадырского острога ежегодно писали в Якутск о присылке подкрепления, но просьбы оставались без исполнения, и в течение 10 лет не было прислано ни одного служилого. Весною 1730 г. чукчи снова перешли за реку Анадыр, убили Шестакова и до сотни оленных коряк; взяли множество их в плен и угнали табуны». Как поступил Павлуцкий? Цитируем по «Сибирь в XVII–XX веках Проблемы политической и социальной истории. Бахрушинские чтения 1999–2000 гг. Межвузовский сборник научных трудов, Новосибирск, 2002, Зуев А. С. Начало деятельности Анадырской партии и русско-корякские отношения в 1730-х годах». «Для похода были собраны весьма значительные силы: одних только русских (казаков, промышленников и казачьих детей) насчитывалось 225 чел. (по другим данным, 221 или 226). … К Паренскому острожку отряд подошел 25 (или 26) марта 1732 г. 52. Заметив русских, коряки заперлись в остроге. Павлуцкий ―чрез перевод толмачей тех коряк увещевал бытием в высочайшем подданстве и платеже каждогодно бездоимочно ясаке‖ и потребовал выдать аманатов. По сведениям А. С. Сгибнева, коряки попросили день сроку для раздумья. Через день они вывели пятерых аманатов и дали в ясак 25 одежд из оленьих и волчьих шкур. Однако следующей ночью один из аманатов бежал. После чего Павлуцкий, не вступая более в переговоры, в полдень 29 марта 53 начал штурм корякского острожка. Как он сам позднее (в 1733 г.) вспоминал, ―стоял под тем острогом четыре дни и неясашных и неплатежных коряк ласкою и приветом в платеж ясаку призывал и в склонение призвать их, иноземцов, никоими делы и уговорить в платеж ясаку не могли». … Бой, продолжавшийся с полудня до заката солнца, закончился полным разгромом коряков, понесших значительные потери. Не считая женщин и детей, было убито более 200 чел., в том числе несколько ясачных. Какая-то часть была взята в плен и уведена в Анадырск. На пепелище Павлуцкий оставил только 10 подростков и 5 женщин, проявив тем самым ― «заботу» о том, чтобы местное население не исчезло совсем и имело возможность ―размножаться». У А.С. Сгибнева эта финальная сцена пареньского погрома выглядит еще более жестокой: «Коряки сначала встретили русских стрелами и камнями из пращей, потом сделали вылазку, во время которой ранили пять казаков и Павлуцкого в ногу. Но все-таки острог был взят и бежавшие коряки переколоты, а иные сами потопились в море. Некоторые не оставляли своих юрт и стреляли из луков по входившим в острог казакам. За это Павлуцкий велел у всех юрт завалить входы и зажечь их со всеми находившимися в них мужчинами, женщинами и детьми». А вот и реакция: «Действия Павлуцкого против паренских коряков позднее вызвали недовольство анадырских ясачных комиссаров. Один из них, И. Тарабыкин, сообщил в Якутскую воеводскую канцелярию, что ―капитан Павлуцкой минувшаго 732 году ходил в поход в паренские сидячие коряки, острог их разорил и самих их коряк побил, в том числе и ясашных, от чего ныне в ясашном зборе чинитца недобор» … В октябре 1735 г. другой комиссар, П. Шадрин, выслал в Якутск «следственное дело» о походе Павлуцкого. … Как писал В. И. Иохельсон, «вообще весь поход [Павлуцкого] был не что иное, как карательная экспедиция, столь же жестокая, сколь безрезультатная, так как после ухода Павлуцкого корякская территория вернулась в прежнее положение. Конечно, судьба паренцев произвела сильное впечатление на другие группы коряков, но как только прошла непосредственная опасность, они возобновили свои нападения на казаков и опять отказались платить ясак, хотя именно этот отказ и был первоначальной причиной войны». Сгибнев А.С. уточняет: «В 1737 г. чукчи приходили к Нижнекамчатскому острогу и убили 6 человек служилых и несколько туземцев, а в 1738 г. под Анадырским острогом убили 8 служилых и 20 ясашных коряк. В половине декабря того же года чукчи напали на коряк, убили на р. Олюторке 25 человек и 66 человек взяли в плен. Кочуя по корякской земле в течение всей зимы, они отняли у коряк 11 табунов оленей, в которых было до 21 000 голов». В связи с многочисленными жалобами ясачного населения Северо-Востока, на которое обрушились чукотские набеги и погромы, Сенат запросил якутского воеводу дать свои предложения по решению данного конфликта и защите этого населения. Якутским воеводой был в этот период… Дмитрий Иванович Павлуцкий. И он столь живописно описал в своем отчете чукчей, и так напугал столичных и местных чиновников, что… Читаем А.С. Сгибнева: Павлуцкий сообщал, «что для чукотского похода необходимо послать не менее 400 служилых. Но как такого значительного числа служилых нельзя было набрать в Якутске, то иркутская канцелярия донесла об этом сибирскому приказу, а до получения ответа ограничилась только назначением в Анадырск капитана Лебедева. Сибирский приказ подтвердил о немедленном исполнении указа, и тогда потребное число служилых было назначено из Селенгинска и Иркутска. Но пока шла эта переписка, чукчи 17-го марта 1741 г. сделали новый набег на коряк. Убили у них 12 человек, жен и детей взяли в плен и отогнали до 4 000 оленей. Девиер, получив об этом донесение, вошел в сенат с представлением о посылке в Анадырск самого Павлуцкого, как человека, хорошо знакомого с тамошним краем. Сенат согласился и 1 июня 1742 г. издал указ: «Якутскому воеводе Павлуцкому сдать свою должность капитану Остякову, а самому отправиться в Анадырск для усмирения чукоч». Чем это «УСМИРЕНИЕ» для Павлуцкого закончилось известно – не приняв во внимание (что было в обычной его манере) советов старослужащих казаков он принял ошибочное решение и, не дождавшись подкрепления, которое спешило ему на помощь, не обеспечив тылового прикрытия, принял неравный бой с превосходящим по численности отрядом чукотских воинов и был убит, а потом обезглавлен. А вот и главный итог: «Личность Д. И. Павлуцкого и его гибель получили широкое отражение в чукотском фольклоре. Майор явился одним из главных прототипов Якунина — собирательного образа русских в чукотских сказаниях, представляющим собой нечто вроде «идеального зла». Но собственно, с Павлуцкого, с его появления на Чукотке и начинается резкое увеличение численности Анадырского (и его сателлитов -- Акланского и Олюторского) острогов. В статье А.С. Зуева «Поход Д. И. Павлуцкого на Чукотку в 1731 г. [Актуальные проблемы социально-политической истории Сибири (XVII-XX вв.): Бахрушинские чтения 1998 г.; Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Шишкина; Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2001] и других работах историков приводятся интересующие нас цифры. Но разобраться в них сложно. 1. На период прихода отряда Павлуцкого «В самом Анадырске находилось 18 казаков». 2. «В состав экспедиции зачислялись 400 казаков и солдат, набранных в Тобольске, Енисейске, Иркутске, Якутске, а также несколько морских чинов для осуществления морских плаваний (реально численность партии к 1728 г. достигла 591 чел.)». 3. «По дороге, в Зашиверском, Алазейском, Индигирском и Нижнеколымском острогах, Павлуцкий набирал в свой отряд местных казачьих детей». То есть их нужно приплюсовать к 591 человеку, которые были в составе Анадырской партии на 1728 год. А конкретно: 4. «Согласно доношению Павлуцкого от 26 ноября 1730 г. вместе с ним в Анадырск прибыло: «взятых из Якуцка и собранных по разным острогам и зимовьям… дворянин Семен Зиновьев, служилых 150, казачьих детей и промышленных людей 55, кузнец 1, итого 207 человек». Так сколько же было на самом деле людей первоначально в составе Анадырской партии? 591 в 1728 или 207+ 18 = 225 человек в 1730, что суммарно равно уже 826 человекам? По данным А.С. Сгибнева: «В сентябре 1730 г. прибыл командиром в Анадырский острог помощник головы Шестакова капитан Павлуцкий. В это время всей команды в остроге с вновь приведенными служилыми было 235 человек, и все они были заняты исправлением ветхого, полуразрушенного острога. Чукчи же, пользуясь малолюдством русских в Анадырске, бесчинствовали, оставаясь не наказанными за убийство в 1725 г. морехода Нагибина, проведывавшего острова в Беринговом проливе и Большую землю. Они видели в этом бессилие русских и сделали в том же 1725 г. страшное опустошение в земле коряков, после чего многие ясачные коряки, отложившись от русских, снова покорились чукчам, у которых они до появления в их земле русских были в постоянной зависимости». Трагические события, связанные уже со смертью майора Павлуцкого, имели далеко идущие последствия. Сгибнев А.С.: «Иркутская провинциальная канцелярия, получив уведомление об этом событии, 2 сентября 1747 г. послала в Анадырск вместо Павлуцкого поручика Кекерова с 40 челов. казаков для конвоя. Ему предписывалось искоренить вовсе немирных чукоч и коряк. Он прибыл в острог 8-го декабря 1748 года». И далее: «Вместе с тем иркутская канцелярия, послав 6 августа 1747 г. сибирскому приказу донесение о смерти Павлуцкого, просила прислать в Якутск 500 чел. драгун для усмирения чукоч. Сибирский приказ по получении этого донесения послал в Иркутск сына боярского Алексея Новгородова, которому поручил: …В Тобольске взять 320 челов. драгун и распорядиться, чтобы они были в Иркутске в феврале 1748 года. …В апреле 1748 г. в Иркутске приготовили к походу 300 служилых и 218 челов. отправили со вскрытием Лены в Охотск с сотником Вергуновым, а остальных 82 человека немного позже. Но при этом никто не позаботился о посылке в Камчатку и Охотск продовольствия для этой команды. С прибытием же ее в Охотск, когда были израсходованы все путевые запасы, солдаты принуждены были питаться одною только рыбою, и начальник порта Зыбин послал в Иркутск донесение, что до прибытия провианта он не может отправить эту команду в Камчатку, потому что ей и в Охотске есть нечего. Тогда распорядились послать из Иркутска 56 878 пуд. муки, которую и сплавили по Лене в Якутск осенью того же года. …В 1749 г. по распоряжению сибирского приказа был командирован из Тобольска в Анадырск капитан Шатилов с 2 офицерами, 5 унтер-офицерами и 22 человеками нижних чинов. Партия эта в августе 1749 г. выступила из Охотска, а в декабре 1750 г. прибыла в Анадырский острог. В 1753 году, как сообщает Пленеснер: «Всех людей в остроге в настоящее время 287 человек…». В РГАДА мы находим материалы переписи служилого (казачьего), посадского и разночинного населения Анадырского острога за период с 1718 по 1748 год [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Лл. 78 - 81]. Жирным мы выделяем фамилии, которые стали впоследствии доминирующими на Северо-Востоке. В Анадырском остроге посацких Умерших Синкин Григорей Шипунов Иван Итого две души В службе Шипунов Алексей Итого одна душа Того ж острогу разночинцы Умершие Антипин Андрей Антипин Григорей Антипин Григорей Бакланова Андрея дворовой Иван Беломоина Андрея дворовой Афанасей Берестов Аврам у него дворовой Урвам Вырыпаев Евдоким Галахтионов Мосей Григорьев Егор Григорьев Иван Дмитриев Тарас Долгих Алексей Долгих Тимофей Жиривунов Иван Жиркова Андрея дворовой Иван Заледеев Василей Екимов Дмитрей Елонцов Иван Иванов Федор Игнатьев Иван Кармалина Василья дворовой Урван Кирилов Василей Клементьев Иван Колчин Илья Коркин Афанасей у него дворовые Терентей Степан Котельников Осип Котельников Степан Котельников Осип Котельников Степан Корякин Иван Кривенцов Федор у него дворовые новокрещеные Яков Урванов Кунчалов Василей Львов Михайло Матвеев Иван Никитин Яков Оконешникова Варлама Еромонаха дворовой Филип Васильев Осипов Яков у него пасынок Петр Охлупин Афанасей Охлупин Спиридон Павлов Василей Павлов Иван Петров Алексей Петров Иван Петров Кирило Плахин Алексей Попов Алексей Попов Егор Попов Иван Попов Илья Попов Петр Сосулин Дмитрей Сосулин Осип Федор Сосулин Осипов Федор Сидоров Спиридон у него дворовые Иван Петров Юда коряцкой породы Гришка Смирных Яков Тугулин Василей Унжаков Семен Федоров Григорей Чертовской Никита Чюдинов Ефим Шангин Василей Шипунов Василей Шипунов Семен Щукин Аммос Яковлев Семен Итого семдесят четыре души В службе Жиривиков Петр Никитин Марко Осипов Василей Павлов Иван Павлов Степан Петров Иван Попов Дементей Шипунов Трифон Итого восемь душ В ясаке Федоров Сидор Итого одна душа Взято в рекруты Котельников Федот Попов Ефрем Итого две души Бежало Капустин Сава Колесов Яков дворовой ево новокрещен Иван Леденцов Максим Перевалова Василья дворовые Тихон Купа Сыроегин Семен Итого семь душ А вот именной список Анадырской секретной экспедиции за 1761 год, который добавляет еще некоторое количество лиц, имеющих отношение к будущим историческим событиям на Дальнем Востоке [ГВИА, фондРГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 276] Тобольского полка 1. Кошигин Иван 2. Зубарев Иван 3. Черепанов Яков 4. Дудин Иван 5. Глатков Тимофей 6. Соколов Михало Енисейского полка 7. Завьялов Сергей 8. Будылдин Данило 9. Червяников Михайло 10. Шестаков Михайло 11. Киселев Степан 12. Агадонов Андрей 13. Краснояров Кирило 14. Корнилов Еким 15. Глатов Андрей 16. Колл…Петр 17. Угольцов Семен 18. Саламатов Яков Бедной Иван – 759 г. Мая 4 дня умре 19. Белкин Григорий 20. Бичинин (Бачинин) Максим Шлыков Иван – умре 1760. Писарь Шихарев Дмитрий. В 1768 году начинается эвакуация гарнизона Анадырского острога. А.С. Сгибнев сообщает: «На Пересыпкина была возложена Пленеснером и перевозка команды в Ижигу. В 1768 г. он отправил туда 53 человека, а 15-го ноября 1769 г. с письменными делами, артиллерийскими припасами и другими вещами выступил из острога сам, с 38 человеками команды, на собаках и оленях, нанятых у коряк, оставив в остроге для охранения церкви священника Трифанова с 51 челов. команды. Но когда 30-го марта 1770 г. получено было разрешение на счет упразднения анадырской церкви, остававшийся в остроге прапорщик Перевенский выжег острог и с остальною командою и церковной утварью отправился также в Ижигу на 62 нартах. Таким образом был уничтожен Анадырский острог, не принесший во время своего существования никакой пользы». Список 1768 г. переведенных из Анадыря в Гижигинскую крепость [РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 28, Л. 18] 1. Капрал Александр Парфентьев. Жена Евдокия. Сын Семен 2 месяца – 1768 г.р. Дочери – Офимия, Марфа (6) 2. Солдат Илья Окулов. Жена Орина Никифоровна. Пасынки: Кибирев Гаврило – 17 (1751), Кибирев Афанасий – 11 (1757) Сыновья: Егор – 8 (1760), Тихон – 2 (1766). Дочь Анна – 4 (1764) 3. Солдат Иван Куклин. Жена Евдокия Даниловна. Сын Яков – 3 (1765) Дочь Настасья – 11 (1757) 4. Сотник Андрей Багулин. Жена Анна Андреевна. Сыновья: Прокопий --- 11 (1757), Андрей – 6 (1762). Дочь Наталья – 13 (1755) 5. Сотник Иван Огибалов. Жена Марья Михайловна. Внучка Пелагея. 6. Пятидесятник Федор Корюкин. Жена Марья Васильевна. Сыновья: Иван – 17 (1751), Петр – 6 (1762) Дочери: Анна – 3 (1765), Наталья (1768) 7. Пятидесятник Петр Курилов. Жена Меланья Федоровна. Сын Иван – 7 (1761) Дочери: Анна – 4 (1764), Марья – 2 (1766) КАЗАКИ 8. Пастухов. Жена Ульяния Сергеевна. Сын Степан – 7 (1761). Дочь Марья – 2 (1766) 9. Софонов Никита. Ж. Марья Григорьевна. Сын Иван – 9 (1759). 10. Худеров Алексей. Жена Меланья Никитична Сыновья: Данило – 17 (1751), Дмитрий – 14 (1754), Иван – 10 (1758), Петр – 7 (1761). Дочь Матрена – 2 (1766) 11. Нижегородов Афанасий. Ж. Евдокия Федоровна Брат Иван – 16 (1752) 12. Аржаков Петр. Ж. Марья Федоровна. Сын Федор – 6 (1762) Дочери: Прасковья – 11, Настасья – 2, Наталья – 1 Пасынок Филип Хлестунов 13. Степан …егов. Ж. Прасковья Гавриловна. 14. Иван Баишев. Жена Анна Семеновна. Казачий сын Евдоким Кибирев – 13 (1755) 15. Куркуцкий Трофим. Жена Мария Ивановна. Сын Александр – 3 (1865) Братья Афансий – 11 (1757), Гаврило – 16 (1752) 16. Петр Муромцов. Жена Настасья Никитична. Сын Степан – 5 (1763) Дочери: Евдокия – 7, Мелания – 1 17. Трифон Анкудинов. Жена Варвара Прокопьевна. Сыновья: Семен – 13 (1755), Тимофей – 10 (1758), Афанасий – 6 (1762) Дочери: Настасья – 16 (1752), Анна 18. Елисей Нижегородов. Жена Анна Ивановна. Сын Логин – 10 (1758) 19. Козьма Нагибин. Жена Евдокия Алексеевна. Дочь Анна – 4 20. Герасим Львов 21. Григорий Крснояров. Жена Аграфена Ивановна. Брат Евдоким – 7 (1761) Дочь Мавра – 4 22. Федор Красовский. Жена Федосья Афанасьевна. Сыновья: Андреян – 3 (1865), Аврам – 12 (1756) Дочь Матрена – 16 23. Тимофей Красовский. Жена Анна Ивановна. Сыновья: Сава – 13 (1755), Мартын – 1 (1767) Дочери Федора – 15, Параскева – 4 24. Афанасий Гилев. Жена Анна Васильевна. Сыновья: Иван – 10 (1858), Петр – 7 (1761), Григорий – 4 (1764) Дочь Анна – 13 25. Кирило Долгих. Жена Марфа Михайловна. Дочь Анна – 3 Мать Татьяна Ивановна Брат – казачий сын Яков Курилов – 18 (1750) 26. Петр Котельников. Сын Тимофей – 16 (1852) Дочь Евдокия – 20 (1748), Орина – 18, Агафья – 8. Мать Вера Моисеевна. 27. Иван Долгополов. Сыновья: Матвей – 15 (1753), Василий – 16 (1752), Афанасий – 10 (1758) Дочери: Парасковья – 13, Офимия – 8 28. Иван Чертовский. 29. Петр Алабышев. Жена Пелагея Петровна. 30. Григорий Кармалин. Жена Анна Елисеевна. 31. Иван Попов. Сын Иван – 2 (1766) 32. Тимофей Трухнин. Жена Евдокия Афанасьевна. 33. Матвей Репин. Жена Параскева Васильевна. Сын Афанасий (1767). Дочь Варвара. 34. Отец отставного казака Ивана Русанова. 35. Тимофей Долгих. Жена Евдокия Афанасьевна Сын Максим – 6 (1762) 36. Отставной казак Прокопий Чертовский. Жена Устиния Андреевна. Сын Евсевий – 17 (1751) Дочери Дарья – 12, Орина – 9 Разночинцы: 36. Григорий Краснояров. Жена Мавра Степановна. Мать Елена Васильевна. Дочь Настасья – 2 37. Федор и Осип Баклановы. Какая-то часть гарнизона Анадырского острога была переведена в Тигильскую крепость. Какая – то часть – в Нижнеколымскую крепость. Анадырский острог прекратил свое существование…
  3. Историю Гижигинской крепости первым (на бумаге) изложил князь Александр Егорович Шаховской, временно исполняющий обязанности командира Охотского порта, в ведении которого был весь Охотско-Камчатский край того времени. А причину своих исторических исследований он обозначил в первых строках этого, весьма интересного, очерка: ««За отсутствием Охотского Начальника, Статского Советника М. И. Миницкого, управляв Охотским портом около года, я имел случай извлечь сии известия из подлинных дел, хранящихся в Охотском Архиве». Случилось это в 1817 году. И, конечно же, мы приводим этот небольшой, но уникальный по своей сути, очерк в максимально полном объеме. «Не прежде 1753-го года положил основание крепости Сержант Абрам Игнатьев, пришедший сухим путем из Ямска с отрядом Козаков. Две были причины, по коим признано необходимым построение по морскому берегу, как Гижигинской, так и других небольших крепостей: во первых, дабы обезопасить сухопутное сообщение России с Камчаткою, и во вторых, чтобы постановить преграду возмущениям Коряков, которые случались тогда столь часто, что название Немирных, сделалось для сих инородцев обыкновенным. Первые беспокойства, принадлежащие к описываемому здесь времени, открылись между ними еще в 1744-м году; а чрез два года после того произошло общее возмущение кочующих и оседлых Коряков, которые осенью в 1746-м году соединенными силами напали на Акланский острог, возобновленный только за четыре года пред тем, и умертвили бывшего в Акланске начальником Сержанта Ивана Енисейского с находившимися там Козаками, коих было, как кажется, не менее 20-ти человек; и потом многие другие жестокости и убийства производили. Таким образом убиты были ими несколько Тунгусов, посыланных для склонения бунтовщиков к повиновению, какой то проезжий Архимандрит или священник с одним причетником, и другие, так что сообщение по сухому пути между Охотском, Камчаткою и Анадырском, в продолжение десяти лет, почиталось невозможным, по неминуемой от Коряков опасности. После многократных увещании к послушанию, Правительство принуждено было наконец, для усмирения непокорных, употребить силу; и в следствие сего в 1747-м и в следующих годах Сержанты Игнатьев, Белобородов и Брюхов [на самом деле – Тимофей Ефимович Брехов – С.В.], под начальством которых находилось в последствии более 180-ти Козаков (кроме Тунгусов, также в сем походе участвовавших), имели с Коряками несколько сшибок. Отразив их от Ямской крепостцы, они пошли далее, и на пути к реке Гижиге, по Указу Правительствующего Сената, основали в 1751-м году крепостцу на реке Тумане, в расстоянии 400 верст от реки Гижиги; потом, продолжая военные действия, в 1752-м году на реках Вилиге и Таватаме также сделали укрепления; наконец, пришед на реку Гижигу, и там построили крепость. Но крепостцы Туманская, Вилигинская и Таватамская, по некотором времени были уничтожены, а Гижигинская, по способности водяного с Охотском сообщения, приходила мало по малу в лучшее состояние. Акланский же острог, сею крепостию замененный, после 1746-го года возобновляем более не был; и теперь даже неприметно место, где он был построен. Но только с того времени Тигильская крепость, в Камчатке находящаяся, присвоила себе его имя, так что в делах тогдашних, она чаще Акланском, нежели Тигилем называется (здесь нужно пояснить – с образованием новых уездов был создан и уезд Акланский с уездным центром в несуществующем Акланске, поэтому администрация уезда разместилась в Тигильской крепости – С.В.). Многие из сих происшествий уже изгладились из памяти Коряков, теперь около Гижиги живущих; но воспоминание о Сержанте Абраме Игнатьеве и но сие время между ними сохраняется, может быть потому, что Игнатьев, по своей строгости, был всем им весьма страшен. Они дали Игнатьеву название огня или огненного, рассказывают о делах его много чудесного и выдуманного, приписывают ему волшебство и всеведение; нет сомнения только в том, что ему более других должна принадлежать честь совершенного присоединения Коряков к Российской Державе. — Усмирение сего неспокойного племени последовало за основанием Гижигинской крепости вскоре, не взирая и на то, что не за долго перед тем временем, Чукчи одержали некоторую поверхность над нашими войсками, разбив отряд храброго Маиора Дмитрия Павлуцкого, потерявшего жизнь вместе с сражением. Лет чрез десять после основания Гижиги, посланный в Анадырск Подполковник Плениснер представлял на вид Начальству, что по Анадырскому уезду с 1760-го по 1763-й год было собрано с Ясашных в казну мягкой рухляди, по оценке на 181 рубль 76 копеек, а на то же трехгодичное время, для содержания там войск, употреблено 87.879 рублей и копейка, и сверх того доказывал, что чрез содержание в Анадырске большого числа войск, Якуты, доставлявшие для сих войск провиант, приходили в бедность и истощение, и потому полагал, чтобы во избежание великих и бесполезных на содержание Анадырска расходов, половину войск оттуда вывесть. По сему предположению, подкрепленному представлением Тайного Советника Соймонова последовало в 1764-м году Высочайшее повеление о совершенном уничтожении сего города. Тогда Анадырская команда, состоявшая из 588-ми человек, разделена была в Гижигу в Нижне-Колымск, в Тигиль и прочие крепости, а Присутственные места и чиновники переведены в Гижигинскую крепость. Сие переселение продолжалось до 1770-го года; и с сего-то времени Гижигинская крепость приметно увеличилась и называлась потом несколько времени городом, имея свои уезд и все городовое управление. Цветущее состояние Гижиги было в промежутке времени от 1775-го до 1800-го года. Тогда прибыточный вымень звериных кож у инородцев, привлек туда из России многих торговых людей. Стоявшие около крепости в близком расстоянии Коряки с бесчисленными табунами оленей, доставляли оной изобилие во вкусном оленьем мясе и в мехах. Деятельная торговля щедрою рукой рассыпала богатства на сие новое поселение. Довольство вещей и самого золота везде было приметно. Но с 1800-го года произошел там весьма приметный упадок в торговле, по причине откочевки Коряков от Гижигинской крепости, из которых иные удалились в северные места к реке Анадыру, другие перешли в Камчатку, к Тигильской крепости. Нередко самые благодетельные действия для общего блага, могут иметь некоторые невыгодности для частного. Таким образом, вредное для Гижиги удаление Коряков произошло от заключенного в 1781-м году между Рускими и Чукчами примирения. До того времени Чукчи, сколько по склонности к хищничеству, столькож и по врожденной неприязни к Корякам, часто нападали на них, отбивали у них многочисленные стада оленей, брали жен в плен, а самих их лишали жизни. Для Коряков оставалось одно прибежище: защита Руских; а дабы пользоваться всегда оною, необходимо нужно было кочевать в самом близком расстоянии от крепости. Но с заключением Чукотского мира кончились их опасения. При договоре постановлено было Чукчам в обязанность, не нападать на Коряков, как Российских верноподданных; и Чукчи с 1781-го года доныне свято сохранили сие условие. С того времени Коряки, не страшась по прежнему опасных для них врагов, стали отдаляться от крепости, сначала за реку Пенжину, потом еще далее, а с 1784-го года начались и первые их переселения в Камчатку. Главная же часть находящихся ныне там Коряков откочевала около 1800-го года. О числе войск, бывших в Гижиге до 1812-го года, в делах Охотских обстоятельных сведений не отыскано. Известно только, что во время пребывания в Камчатке так называемого Камчатского баталиона, одна рота оного постоянно находилась в Гижиге. Солдат и Козаков было тогда в сей крепости более 200 человек. Когда же в 1812-м году, для уменьшения казенных издержек, употребляемых на Камчатку, последовало Высочайшее соизволение, вывесть Камчатский баталион из Гижиги, Камчатки и Охотска распределив часть оного по разным тамошним командам, тогда утвержден был штат, доныне существующий, чтоб иметь в Гижиге не свыше 100 Козаков при 5-ти урядниках. Любопытно заметить, что не взирая на уменьшение войск, от 588-ми до 100 человек, издержки на содержание оных и по сие время не покрываются теми доходами, которые из сего края извлекаются. Сколь ни разнообразны счеты сего содержания, однакож, по справке с делами, весьма близко к истине полагать можно, что существование Гижигинской крепости, с войсками, чиновниками и с мореходным судном, ежегодно туда посылаемым, обходится ныне казне до 80.000 рублей; доходов же с Гижигинской округи, причисляя к тому и часть питейного сбора, на Коряков падающую, получается не свыше 15.000 рублей. В 1816-м году находились в Гижигинской крепости следующие деревянные строения: церковь 1, часовня 1, казенных домов и магазинов 8, частных домов, не включая лавок, 68. — В сей крепости ни рва, ни валу не находится, и укрепления оной состоят единственно из обнесенного кругом строений палисада и трех или четырех пушек. Но сии укрепления, при сотне хорошо вооруженных Козаков, достаточны содержать в тишине 10.000 Чукчей (Мужеского и женского пола. К. Ш.) и 3.000 других инородцев, населяющих Гижигинскую округу и Чукотский нос. — Жителей, мужеского и женского пола всех состояний, в 1816-м году находилось в сей крепости 650 человек, и зимовавшей морской команды с женами и детьми 46, всего 696 человек. А в прежнее время состояло в оной домов 98, жителей м. и ж. пола 791 человек. Выше упомянуто, что назад тому лет 20, торговля в Гижиге упала против прежнего; однакож, судя по малому населению того края, ее и теперь можно почитать довольно важною. Ввоз товаров из Охотска в сию крепость, по ценам Охотским, был: В 1817-м году на 42.000 рублей. В 1818-м году на 43.000. Вывоз из Гижиги в Охотск по тем же ценам: В 1817-м году на 51.000 рублей. В 1818-м году на 49.000 Ввозимые товары суть: табак, необходимый для вымена мягкой рухляди, чай, сахар, съестные припасы, котлы и железные вещи, также для торговли с инородцами, свечи, мыло и проч. — Сверх того к ввозу должно причислить кроме означенных товаров и доставляемую на казенный счет ржаную муку, ежегодно от 4-х до 5.000 пудов, соль, порох, свинец и откупное хлебное вино; всего сих казенных припасов почти на 50.000 рублей ежегодно. — Вывозимые товары из Гижиги: соболи, лисицы, белки, моржовая кость, оленьи кожи, песцы, куньи (из куниц) парки и проч. Теперешние торговые прибыли, по согласному свидетельству Гижигинского купечества, уменьшились против прежних по крайней мере на половину; но не взирая на сие, по собранным мною сведениям оказалось, что в Гижиге, единственно от торговли, снискивали себе в 1819-м году пропитание 67 душ м. и ж. пола, и что, судя по цене ржаной муки, которой пуд там стоит в вольной продаже от 10-ти до 12-ти рублей, сим людям для содержания потребно было по крайней мере до 13.400 рублей. Прежде сего в Гижигинской крепости золотая и серебряная монета были весьма обыкновенны. Притом, от изобилия во всем, большая часть жителей носили шелковые фанзовые рубашки; женщины одевались в парчовые епанечки с богатым меховым воротником, на голову повязывали шелковые плашки, золотом и серебром шитые, и не только перчатки, но даже комнатные оленьи сапоги украшали искусным золотым и серебряным шитьем; Козаки имели на куклянках стоячие собольи воротники, а на подоле оных бобровую опушку; наконец все без изъятия привыкли к употреблению чая. Теперь осталась одна тень прежнего изобилия. Удаление Коряков от крепости и постигший Гижигинскую округу четырехлетний (в 1815-1818 годах) голод, от невхода морской рыбы в реки, произвели в сей крепости множество бедных. Хотя торговый перевес, по вышеозначенному вывозу и ввозу товаров, и кажется простирающимся до 7 1/2 тысяч в пользу Гижиги; но поелику за продаваемую от казны муку, порох, соль, и за откупное вино ежегодно переходит из Гижиги в Охотск более 10.000 рублей, то звонкая монета и даже ассигнации уменьшились в Гижиге до крайности». И князь Шаховской прозорливо видел будущее падение значение этого некогда крупнейшего военно-стратегического и торгового центра на Северо-Востоке России: «В Гижигинской крепости жителей м. и ж. пола 700 человек; в Петропавловской гавани не свыше 500. — Из Гижиги вывозится товаров ежегодно на 50.000 рублей; из Петропавловской гавани на 25.000 рублей. Но не смотря на то, Петропавловск всегда будет важнее Гижиги по пребыванию в нем главного Камчатского Начальства, по превосходной гавани и удобности своего положения». Фёдор Григорьевич Сафронов в своей книге «Тихоокеанские окна России: Из истории освоения русскими людьми побережий Охотского и Берингова морей, Сахалина и Курил», изданной в 1988 году в Хабаровском книжном издательстве, дает подробный статистический отчет о постепенном «увядании» этого, некогда процветающего города. Мы же постараемся, по мере возможностей, «оживить» эту статистику конкретными именами людей, которые проживали в этом городе когда-то, несли здесь службу или занимались торговлей пушниной с местным населением: «В 1751 г. казаки основали на р. Туман Туманскую крепость, в 1752 г. — Вилигинскую и Таватомскую на реках Вилиге и Таватоме. Затем, в 1753 г., поставили Гижигинскую крепость на левом берегу р. Гижиги, в 25 верстах от ее устья Со временем первые три укрепления за ненадобностью перестали использоваться. Гижигинская крепость, «по способности водяного с Охотском сообщения», действовала. Тем более что через нее проходил сухопутный тракт, соединявший Охотск с Камчаткой. Охотско-Камчатский тракт вначале был неустроен, ездили по нему только зимой. В 1823 г., после многих ходатайств об улучшении этого пути, Комитет министров принял положение о заселения тракта между Охотском и Гижигинском якутами, назначаемыми но приговору судов на поселение. Положение было утверждено императором, и уже в 1824 г. по тракту жило 20 якутских семей. Во второй половине 1760-х гг. в Гижигинск, ставший опорным пунктом Российского государства на Северо-Востоке, были переведены присутственные места, чиновники и часть военной команды упраздненного Анадырского острога. В результате население Гижигинска заметно увеличилось. В 1773 г. здесь в 83 дворах проживало 672 человека, в том числе духовного звания — 3, регулярных военных — 175, нерегулярных (казаков) — 474, разночинцев — 17 и дворовых — 3 человека». Самый ранний -- наиболее полный список – казаков, дислоцировавшихся в Охотском и Тауйском острогах, откуда совершались походы на коряков и чукчей с южного направления, датируется периодом между Переписями 1718 – 1748 годами, из состава которых и формировалась основная часть гарнизона Гижигинской крепости [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Лл. 86-90 – Охотский острог и 125 об. – 134 об. – Тауйский острог] В Охоцком остроге Посацкие Смерных Федор Чечюлинской Яков Итого две души Разночинцы Алабышев Иван Аргунов Афонасей Адласов Мартын Басов Егор Баранов Иван Баранов Петр Бармин Семен Безносова Алексея у него дети Данил Володимер Беляев Сидор Бишев Логин Бочкарев Козьма Бутин Иван Веснин Григорей Винокуров Сава казак Волков Петр Волков Яков у него сын Павел Вологдин Андрей племянник Сидора Беляева Воробьев Алексей Гиндин Гурей Грашевской Иван Дьяков Федор Епифанов Иван Ермолин Андрей Жеравин Тимофей Зорин Мосей Ипатьев Михайло Кайгородов Иван Калинин Леоньтей Камкин Иван Карпов Исак Киселев Захар Козмин Федор Колесников Никифор Колесников Сава Колесов Петр казак Конахин Данило Коморников Гаврило Кондратьев Яков Коновалов Максим Коренев Алексей Котельников Семен Кочатов Артемей Кривого Андрей Курочкин Иван Кычин Иван Лазарев Иосип Еромонах у еромонаха Иосифа сын Андрей Лосев Иван Лосев Михаило Лывин Терентеи Максимовых Иван Фомин сын Максин Яков Маркелов Василеи Мартин Иван Мев Алексей Михайлов Харитон Мокшин Мока Мосеев Иван Мошницов Василей Мурзин Иван Нагавицын Иван Нефедьев Федор Нехорошев Герасим Нифантьев Борис Нифантьев Матвей Нобиных Дмитрей Новиков Григорей Новоселов Макар Овдеев Борис Осенина Фадея дети Андрей Чюприн Осенина Фадеи сын Андрей Ослиных Иван Островских Иван Ошепкова Лазаря сын Иван Ощепков Лазарь Панфилов Трифон Панфилова Трифона сын Иван Панфилова Трифана сын Козма Паранчин Федор Перфильев Федор Петлин Конон Плеханов Алексеи новокрещен Плоских Кирило у него сын Алексей Подгорбунской Федор Полозов Гарасим Пономарев Андрей Попов Дмитрей Поротов Дмитрей Репин Максим Решетников Козма Родионовых Павел Роспутин Семен Росторгуев Осип Рошков Сидор Рукавишников Григорей Рыбников Алексей Салауров Герасим Салдатов Илья Самоилов Сава Серебреников Андрей Серебреников Семен Скулябин Иван Смирных Федор Смороденников Федор Стыхнои Иван Татаринов Степан Тетерин Василей Тетерина Василья восприемной сын Михайло Томскои Иван Турунтаев Гаврила Усов Сава Устинов Иван Фалелеев Петр казак Федоровых Вахрамей плотник у него сын Степан у него ж пасынок Тимофей Чагин Сава Чемезов Василеи сын боярской Черепанов Семен Черных Афонасей Шахматов Иван Шевелев Григорей Шипунов Давыд Шеин Михайло Шелепанов Дмитрей Шенгин Григорей Шихирдин Григорей Шмаков Петр Штинников Андрей Шумков Петр Щеголов Герасим Ягодин Григорей Итого сто тритцать девять душ Тауиского острогу Разночинцы Амосов Алексеи Иванов сын Ананьин Василей Андреев Илья Антипин Василеи Иванов сын Антонов Афанасей Аргунов Матвеи Давыдов сын Астраханцов Григореи Дмитреев сын Атаманов Алексеи Григорьев сын Атаманов Петр Алексеев сын Афанасьев Андреи Балыков Матвей Баранов Федор Барановской Василей Басиков Алексеи Иванов сын Басиков Егор Иванов сын Белоголовой Иван Беляев Иван Яковлев сын Бережных Василеи Семенов сын Беренскои Кирило Борматов Козьма Брусенкин Осип Михаилов сын Брусенин Яков Михаилов сын Бубенкин Василеи Егоров сын Булатов Тимофей Бурнашов Петр Бутаков Иван Быков Федор Васильев Иван Васильев Максим Данилов сын Васильев Петр Данилов сын Верхотуров Андреи Осипов сын Веселной Сава Иванов сын Веселной Федор Иванов сын Виситимской Семен Володимеров Дмитреи Волынкина Петра казачей сын Петр Волынкин Федор Васильев сын Вострецов Иван Матвеев сын Гагара Семен Галахтионов Василеи Глаткой Тит Михаилов сын Глаткой Никита Михаилов сын Горохов Василеи Гребенщиков Петр Гробов Яков Гурьев Степан Давыдов Михаило Софронов сын Дасаев Яков Иванов сын Даниловых Тимофей Ефимов сын Дехтярев Егор Дьячков Тимофеи Никифоров сын Егоров Сидор Еремеев Сила Ермолин Андреи Ефимов Леонтеи Назаров сын Жданов Андреи Никитин сын Жирков Афанасеи Жирков Матвеи Афанасьев сын Жирков Степан Жирков Степан Михаилов сын Злыгостев Михайло Зырянов Федор Иванов Афанасей Иванов Егор Истомин Федор Кабанов Онисим Казаков Степан Казанцов Михайло Казанцова Степана сын Яков Калашников Алексеи Остафьев сын Калашников Афанасеи Калгин Яков Иванов сын Карпов Дорофей Кондратьев сын Карякин Степан Кизиваковых Василеи Иванов сын Клестов Андрей Костентинов Максим Колмаков Степан Федоров сын Колмогоров Андрей Коморников Иван Алексеев сын Коробеиников Христофор Семенов сын Котельников Иван Федоров сын Котковской Алексеи Михаилов сын Кошелев Степан Дмитреев сын Краснояров Андрей Крестьянинов Леонтеи Кривого Иван Яковлев сын Кривогорницын Семен Осипов сын [Крыжаноский] Криженовской Кирило [Крыжановский] Криженовской Федор Курбатов Федор Лазарев Иван Васильев сын Лазаревых Иван Степанов сын Ланин Алексеи Федоров сын Ларионов Степан Лебедев Иван Луковцов Данило Луковцов Михаило Степанов сын Нестерев Тимофей Макаров Василей Максимов Василей Малышев Алексеи Савельев сын Малышев Никита Мартынов Степан Мелентьев Василеи Григорьев сын Мельников Федор Афанасьев сын Мирсанов Петр Михайлов Андрей Михаилов Семен Прокопьев сын Мокрошубов Алексеи Михаилов сын Моршинцов Иван Мохнаткин Осип Максимов сын Мохначевской Матвеи Мохначевской Яков Иванов сын Мухоплев Еким Петров Петр Мыльникова Тимофея казачей сын Василей Накатин Федор Наумов Николай Яковлев сын [Нижегородов] Нежегородов Елесеи Иванов сын Нижегородов Осип Иванов сын Никитин Тимофеи Новиков Петр Тихонов сын Нялбин Алексеи Федоров сын Олесов Федор Степанов сын Опрелков Захар Орефьев Иван Орефьев Петр Отласов Александр Васильев сын Отласов Иван Иванов сын Охопков Ефим Паламошной Алексеи Никитин сын у него брат Андреи Поляков Лаврентеи Поповых Логин Алексеев сын Парамсин Федор Иванов сын Парасов Иван Устинов сын меншеи Пастухов Федор Терентьев сын Пахомов Петр Андреев сын Пахомов Степан Андреев сын Перевалов Тимофеи Осипов сын Пермяков Егор Иванов сын Перфирьев Федор Петров Иван Пивоваров Ларион Матвеев сын Пинегин Борис Пинегин Гаврило Федоров сын Пинегин Матвеи Пинегин Федор Федоров сын Плеханов Михаило Андреев сын Плишкин Степан Попков Никифор Попов Василеи Попов Василеи Васильев сын Попов Василеи Федоров сын Попов Дмитреи Попов Осип Порошов Василей Посников Лука Потапов Василеи [Прибылов] Прибылной Логин Максимов сын Прыдошных Иван Тимофеев сын Петров Михаило Ракитин Иван Сакулин Михаило Салдатов Никифор Семенов Михайло Серебреников Леонтеи Серебреников Осип Григорьев сын Серебреников Федор Серкучев Афанасеи Силин Василеи Ильин сын Силин Илья Иванов сын Силин Козьма Скорезожской Петр Анкудинов сын [Скребыкин] Скребычин Иван Матвеев сын Скребыкин Яков Матвеев сын Скурихин Юда Соболев Федор Соловаров Петр Сорокоумов Степан Иванов сын Софрыгин Иван Созоновской Степан Софронеев Василеи Иванов сын Софронеев Трофим Старостин Осип Яковлев сын Сторожев Алексеи Борисов сын Сторожев Василеи Борисов сын Сторожев Иван Борисов сын Сургуцкои Семен Васильев сын Сухотин Иван Талалаи Антроп Алексеев сын Тарков Иван Зиновьев сын Татаринов Иван Терентьев Федор Тешнов Семен Трапезников Иван Григорьев сын Томской Иван Тотаринов Василеи Васильев сын Точилов Иван Третьяков Яков Михаилов сын Трифанов Семен Иванов сын Трунин Степан Трухнин Федор Тупицын Тимофей Турбин Костентин Агафонов сын Тюшев Григореи Васильев сын Удилов Иван Петров сын Удорина Алексея дети Яков [Ушницкой] Ушинцкой Семен Алексеев сын Фарафонтов Степан Фадеев Козьма Федоров Кондратей Шадрин Лавренте[й] Филипов Яков Фролов Семен Яковлев сын Фролов Семен Фролов Яков Хвастунов Данило Хлебалов Остафеи Леонтьев сын Хмылев Михайло Хорошев Степан Хороших Исай Хотосов Василей Чапсков Иван Аверкиев сын [Чокуров] Чоскуров Василеи Иванов сын Чюдинов Михайло Чюмаков Василей Осипов сын Чюпров Тихон Чюрускаев Василеи Шарыпов Семен Никитин сын Шарыпов Федор Шипицын Кондратеи Ширшев Семен Шмонин Степан Петров сын Шмонин Федор Петров сын Шубинской Иван Шумилова Ивана сын Никифор Ярков Ульян Итого двести тритцать девять душ В Российском государственном военно-историческом архиве мы обнаружили именной список Гижигинской команды за 1761 год [ГВИА, фонд РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 31 об., а также РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 11], который позволяет судить о формировании гарнизона крепости до пополнения его анадырцами и последующего реформирования. Синицын Федор -- сержант Федоров Дей - капрал Солдаты Безенов Егор Безсонов Илья Белохвостов Иван Г…Федор Гребешков Иван Епанчицов Григорий Замиралов Егор Зырянов Егор Колмогоров Илья Овчинников Николай Попов Осип Прокопьев Сава Русанов Иван Соколов Михайло Силкин Фрол Сухнин Ларион Шелепов Иван Шулгин Анкудин Шумов Никифор …токов Харитон Нерегулярные Боровых Василий -- капрал Казаки Бархатов Прохор Безсонов Яков Боя … н Михайло Брагин Иван Бутаков Иван Веселов Алексей Воронов Матвей Габышев Афанасий Голиков Иван Голятин Филип Глухих Иван Грамолин [Грамотин] Данило Зиновьев Яков Катасонов Алексей Козлов Яков Козочкин ? Колокольников Федор Коновалов Василий Конюхов Родион Красильников Никифор Красовский Семен Лаврентьев Иван Лукинов (Луников) Семен Нестеров Семен Новосельцев Дмитрий Ордин Илья Портнягин Иван – писарь Потапов Козма Потапов Никифор Соколов Григорий Сосновский Никита Тарадаков Сава Темников Матвей Филатов Андрей Хабардин Иван Хабардин Сава Хотосов Василий Чупров Иван Шавырин Сергей Шестаков Сергей Шихирдин (Шахурдин) Василий Щегорин Петр Там же -- в Российском государственном военно-историческом архиве [фонд 14808, опись 1, дело, 13, лл. 8-9] мы нашли именной список гижигинцев за 1766 год не только с именами, но и отчествами. Афанасьев Михайло Афанасьев -- казак Боровых Василий Гаврилов -- капрал Безсонов Яков Иванов Белоусов Петр Терентьев Белых … Васильев Бояркин Михаил Семенов Брагин Иван Андреев Брусенин Петр Григорьев Брусанин [Брусенин] Сава Иванов Бутаков Иван Вавилов Бутаков Евдоким Марков - казак Бутаков Тимофей Митрофанов Варганов Алексей Иванов - казак Веселов Алексей Федоров - казак Гантимуров Кондратий Григорьев Герме… (Черме…)Прокопий Кирилов Горемыкин Осип Прокопьев Дубнин Алексей Максимов Заварзин Поликарп Васильев - казак Зарубин Иван Иванов Зверев Хрисанф Ильин Зеленовский Максим Прохоров Зиновьев Яков Алексеев -казак Змиев Афанасий Александров – казак Изотов Иван Борисов - казак Кабанов Тит Петров Калашников Ефим Максимов Талмаков (Калмаков)Андрей Микитин Каргопольцев Андрей Ильин Кибирев Григорий Васильев Козочкин Клим Семенов Колмогоров Иван Иванов Коновалов Федор Иванов Кононов Тимофей Гаврилов - казак Константинов Данило Изотов Конюхов Родион Петров Котосонов Алексей Мартынов Кощурин Алексей Васильев - казак Красильников Никифор Дмитриев Крымской Иван Федоров Кры…Трифон Алексеев Лазарев Григорий Васильев Лемзяков Семен Дмитриев - казак Лосев Сидор Иванов Лыткин Иван Яковлев Малгин Василий Иванов Манаков Омельян Герасимов Матвеев Иван Иванов Мартусов Кирилко Данилов Милешин Александр Андреев Наквасин Фадей Андреев - казак НеустроевИван Яковлев Нифантьев Иван Григорьев Нифантьев Илья Григорьев Обухов Николай Тимофеев Ознобихин Никита Семенов Окулов Михаил Яковлев Пермяков … Лукин Плотников Иван Иванов --капрал Попов Савва Андреев Потапов Кузьма Савин Потапов Козма Федоров Потапов Никифор Федоров Протодьяконов Иван Иванов Пургин Ефрем Иванов Рахлецов Гаврило Андреев - казак Репин Яков Максимов - казак Рубцов Федор Андреев Рубцов Яков Федоров Саплин Яков Сергеев Св… Михайло Ларионов - казак Сергеев Никита Афанасьев Скорняков Иван Федоров Скорняков Федор Федоров Соловьев Еким Алексеев Старицын Елисей Митрофанов Тарандов Сава Иванов - казак Третьяков Андрей Матвеев - казак Толстоухов Осип Яковлев Туголуков Василий Алексеев Филатов Андрей Тимофеев - казак Филипов Афанасий Данилов – казак Хаховский Иван Осипов Храмцов Илья Осипов – казак Цветков Матвей Яковлев – казак Черкашенин Гаврило Иевов - казак Шелудяков Иван Иванов Шмагин Ларион Дмитриев Шмонин Михайло Прокопьев Щегорин Петр Дмитриев После перехода части гарнизона Анадырского острога в Гижигинскую крепость мы можем сравнить прежний именной ее состав (1761-1766 гг.) с тем, что был отражен в архивных документах за 1772 год [РГВИА, фонд 14808, опись 1, д. 22, лл. 8 – 8 об.] Сержанты Клюсов Михаил Маклаков Анисим Павлов Степан Писанков Петр Тарской Григорий Каптенармусы Алачев Иван Берескин Иван Капралы Дурагин Николай Конной Алексей Солдаты Василий Беляев Федор Белской Тимофей Занин Герасим Брянцев Василий Воробьев Михаил Горбовский Иван Захаров Василий К… Степан Калмаков Леонтий Кокорин Григорий Кокорин Федор Колесов Гаврило Кузнецов Терентий Куимов Иван Куклин Яков Максимов Осип Мальцов Кирил Невзоров Егор Носков Илья Окулов Данило Салтыков Степан Ситников Михайла Скоряков Никифор Сосновский Иван Стандинов? Агей Толоконцов Иван Тяпкин Ерофей Чашин Иван Черкасов Андрей Черкашенин Сидор Шашин Конон Шахирев Семен Шилников Антип Шипицын Михаил Ярославцев Нерегулярные Новопреселенников Алексей - пятидесятник Казаки Алабышев Петр Баженов Василий Беляев Гаврила Бутаков Тимофей Власов Филип Волынкин Егор Гилев Афанасий Говорин Варлам Доншинин Кондратий Долгилев Тимофей Долгих Иван Дьячков Михаил Жирков Трофим Зверев Хрисанф Изотов Иван Каремчин ?Василий Кармалин Григорий Кибирев Гаврила Кожевин Максим Кожевин Петр Колмогоров Иван Колосов Сидор Корнев Максим Краснояров Егор Куделин Петр Леонтьев Петр Лвов Герасим Нагибин Прокопий Нижегородов Елисей Нижегородов Михаил Нижегородов Афанасий Нижегородов Иван Нифантьев Михаил Нифантьев Михаил Никифоров Окуемов Степан Пахаруков Егор Попков Григорий Попов Иван Потапов Козма Пургин Ефрем Салдатов Андрей Скорняков Иван Софонов Никита Старков Андрей Тараданов Сава Трухнин Тимофей Хромцов Илья Цветков Матвей Шмонин Афанасий Щегорин Петр Обращают на себя внимание также две ведомости за 1781 и 1784 годы, в которых перечислены дети школьного и дошкольного возраста. Для нас она интересна еще и тем, что показывает, кто из служилого населения крепости обзаводится семьей. Мы объединяем эти два списка, чтобы получить наиболее достоверную картину [1781год -- РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, лл. 39-39 об.; 1784 год -- РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 7, лл. 75-77 об.] Алабышев Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Антипин Семен – 10 (1774) Баженов Иван [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Баженов Иван – 13 (1771) Баигачев Лука [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Байгачев Лука – 10 (1774) Беляев Иона (примерно 1776/1780 г.р.) Большаков Киприян – 8 (1786) «кость горбом согнуло» (1781 г.) Болшаков Киприян – 8 (1776) – горбун. Болшаков Роман [1772] (9) обучается азбуке (1781 г.) Большаков Роман -- ? Веселый Василий [1771] (10 лет) обучается нотному пению Веселый Василий– 14 (1770) Гилев Дмитрий [1770] (11) обучается псалтыри (1781 г.) Гилев Дмитрий– 8 (1776) Горбовский Андрей– 5 (1779) Горбовский Андрей (примерно 1776/1780 г.р.) Горбовский Василий [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Горбовский Василий -- ? Горбовский Василий Меньший – 8 (1776) Горбовский Тимофей – 16 (1768) Григорьев Григорий (примерно 1776/1780 г.р.) Григорьев Василий – 4 (1780) Григорьев Василий – 7 (1777) Григорьев Григорий– 4 (1780) Долгих Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Долгих Тимофей – 6 (1778) Долгих Тимофей – 6 (1778) Калмаков Андрей (примерно 1776/1780 г.р.) Кармалин Василий Ефимов – 8 (1776) Кармалин Василий Ефимов – 8 (1776) Кармалин Василий Гаврилов – 7 (1777) Кармалин Василий Гаврилов – 8 (1776) Василий Кармалин (11) [1770] обучается часослову (1781 г.) Кармалин Василий – 14 (1770) Кармалин Иван [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781) Кармалин Иван – 11 (1773) Кармалин Игнатий – 4 (1780) Кармалин Игнатий (примерно 1776/1780 г.р.) Кармалин Прокопий [1772] (9) обучается катехизису (1781 г.) Кармалин Прокопий – 9 (1775) Кибирев Павел– 7 (1777) «глазами болен» (1781 г.) Кибирев Павел– 7 (1777) Кибирев Степан (примерно 1776/1780 г.р.) Кожевин Михаил – 7 (1777) Кожевин Михайло – 9 (1775) Кожевин Дмитрий – 17 (1770) Кожевников Дмитрий – 7 (1777) Корюкин Егор [1773]1773 (8) обучается катехизису (1781 г.) Корюкин Егор – 8 (1776) Корюкин Михайло [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Корякин Михайло -- ? Корюкин Тимофей [1770]1770 (11) обучается часослову (1781 г.) Корякин Тимофей -- ? Котельников Василий – 8 (1776) Котельников Дмитрий– 7 (1777) Котелников Сидор [1770] (11) обучается часослову (1781 г.) Котельников Сидор – 16 (1768) Краснояров Андрей – 8 (1776) Краснояров Андрей – 8 (1776) Краснояров Осип (?)обучается часослову (1781 г.) Красовский Григорий – 8 (1776) Красовский Григорий – 8 (1776) Красовский Дмитрий [1768] (13 лет) обучается нотному пению (1781 г.) Красовский Дмитрий – 16 (1768) Красовский Иван [1773] (8) обучается часослову (1781 г.) Красовский Иван – 10 (1774) Красовский Прокопий – 6 (1778) Красовский Прокопий – 6 (1778) Красовский Тимофей [1770] (11) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Леонтьев Никифор [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Ловцов Семен [1767] (14) обучается писанию (1781 г.) Львов Николай – 9 (1775) Матусов Василий [1771](10) обучается писанию (1781 г.) Матусов Василий – 13 (1771) Милешин Федор (примерно 1776/1780 г.р.) Муромцов Василий – 12 (1772) Нагибин Семен – 15 (1769) Нестеров Афанасий – 8 (1776) Нестеров Афанасий– 8 (1776) Нижегородов Василий – 4 (1780) Нижегородов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Нижегородов Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Нижегородов Осип – 7 (1777) Нижегородов Осип – 8 (1776) Носков Степан (примерно 1776/1780 г.р.) Огибалов Леонтий [1770] (11) обучается псалтыри (1781 г.) Огибалов Леонтий – 15 (1769) Окулов Афанасий [1773] (8) обучается катехизису (1781 г.) Павлов Василий Иванов сын – 16 (1768) Павлов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Павлов Григорий [1770] (11) обучается часослову (1781 г.) Павлов Григорий – 15 (1769) Павлов Иван – 10 (1774) Павлов Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Павлов Прокопий (1775) Павлов Прокопий– 11 (1773) Парфентьев Григорий – 12 (1772) Переплеткин Андрей – 15 (1769) Переплеткин Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Переплеткин Григорий – 7 (1777) Переплеткин Григорий – 8 (1776) Петушин Константин [1760]1760 (21) обучается катехизису (1781 г.) Попов Иван – 9 (1775) Пургин Антон [1771] (10) обучается азбуке (1781 г.) Пургин Антон – 15 (1769) Романов Василий [1772] (9) обучается часослову (1781 г.) Романов Василий – 13 (1771) Романов Семен– 9 (1775) Романов Семен – 9 (1775) Ротов (?) Николай [1771] (10) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Русанов Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Русанов Семен – 8 (1776) Русанов Семен – 8 (1776) Сосновский Марк (примерно 1776/1780 г.р.) Сосновский Сидор [1772] (9) обучается часослову (1781 г.) Сосновский Сидор – 12 (1772) Сосновский Степан – 9 (1775) Сосновский Степан – 9 (1775) Софонов Илья– 7 (1777) Софонов Илья – 7 (1777) Софонов Илья (примерно 1776/1780 г.р.) Софонов Остафей [1773] (8) обучается азбуке (1781 г.) Софонов Остафий -- ? Толмачев Сидор [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Толмачев Сидор – 11 (1773) Толстихин Яков (примерно 1776/1780 г.р.) Трифонов Василий – 6 (1778) Трифанов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Трифанов Григорий (примерно 1776/1780 г.р.) Худеяров Ефрем (примерно 1776/1780 г.р.) Худеяров Лев – 6 (1778) Худеяров Лев – 8 (1776) Чашин Афанасий [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Чашин Афанасий -- ? Чашин Иван– 7 (1777) Чашин Иван – 7 (1777) Чашин Петр – 9 (1775) Чашин Прокопий – 9 (1775) Чертовский Андрей – 6 (1778) Чертовский Андрей – 6 (1768) Чертовский Петр – 9 (1775) Чертовский Прокопий (примерно 1776/1780 г.р.) Шашин Алексей [1771]1771 (10) обучается псалтыри (1781 г.) Шашин Алексей – 13 (1771) Шашин Петр [1777 г.р.] Шашин Петр – 8 (1776) Шмалев Василий [1770] (11) обучается катехизису (1781 г.) Шмалев Николай [1766] (15) обучается писанию (1781 г.) Щукин Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Наиболее полный (и вероятно, завершающий уже период увеличения гарнизона) именной список служилых людей Гижигинской крепости относится к 1781 году – к моменту заключения в 1778 г. договора с чукотскими вождями о мире и в результате… постепенной утрате значения Гижигинской крепости, как военно-стратегического, а затем и торгового пункта [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, лл. 18 – 23]. Прапорщик Мордовский Павел – в Охотске Сержанты Корякин Михаил– в Охотске Маклаков Анисим Мордовский Андрей – в Охотске Лалетин Андрей Павлов Степан Посников Петр – в Камчатке Каптенармусы Алачев Иван Анкудинов Иван Корюкин Игнатий – в Охотске Матусов Роман Подпрапорщики Кокшаров Андрей Кокшаров Роман Капралы Дауркин Николай, дворянин Иванов Гаврило Конный Алексей Корюкин Иван Трифонов Тимофей Шорохов Петр Сотники Анкудинов Семен Беляев Степан Багулин Андрей – в Охотске Багулин Прокопей Баишев Иван – в Охотске Кобелев Иван – «в чукотской хемлице». Котелников Тимофей – в Каменном остроге Красовский Василий Нижегородов Логин Новопресельников Алексей Огибалов Иван Пятидесятники Анкудинов Тимофей Долгих Иван – в Охотске Инешин Петр Красовский Денис Матафонов Иван Нурийн Иван – в Охотске Парфентьев Александр Чертовский Евсей Солдаты Николай Алачев Борис Анкудинов Дмитрий Антипин Иван Антипин Платон Антипин Еремей Белоусов Федор Белской Матвей Болшаков Петр Болшаков Феофан Болшаков Василий Брусенин Куприян Бутаков Максим Брянской Василий Воробьев Федор Гаврилов Федор Голубев Михаил Горбовский Тимофей Горбовский Николай Ерзев Гаврило Замиралов Тимофей Занин Иван Захаров Максим Званов Алексей Зяблов Яков Кабанов Козма Канторовцев (?) Василий Клесов Андрей Ковалев – в Ямске Алексей Кокорин Данило Калмаков Степан Калмаков Яков Кармадонов Григорий Кокорин Федос Колесов Иван Княжев Петр Коренин Григорий Корякин Гаврила Кузнецов Никита Куимов Яков Куклин Яков Курилов Михайло Курносов Алексей Кучумов Иван Лазарев Сергей Лебедев Герасим Маклаков – в Охотске Максимов Яков, барабанщик – в Камчатке Матвей Мальцов Иван Михляев Василий Московских Дементий Незамаев Яков Немиров Матвей Нестеров Дмитрий Никифоров Егор Носков Егор Окулов Никифор Окулов Тихон Окулов Иван Павлов Григорий Пашенной Андрей Петров Андрей Переплеткин Афанасий Переплеткин Никита Переплеткин Петр Потанин Иван Потапов Гаврило Русаченков Петр Самохвалов Евдоким Сосновский Никифор Сосновский Федор Сумнин Василий Толстихин Михайло Толстихин – «в чукотской землице» Федор Толстихин Петр Топорков Иван Турбин Яков Тюленев Ефим Тюшев Иван Тяпкин Данило Федотов Семен Федотов Петр Худеяров Ерофей Чашин Назар Чашин Григорий Черных Назар Шадрин Филат Шадрин Конон Шахирев Василий Шашин Петр Шашин Сидор Шашин Семен Шилников Афанасий Шитов Михайло Ярославцов Федор Ярославцов Казаки Петр Алабышев Степан Алабышев Степан Аксенов - в Охотске Алексей Анкудинов Трифон Анкудинов - в Каменном остроге Петр Аржаков Федор Аржаков Дмитрий Афанасьев - в Охотске Андрей Багулин Демид Баженов Андрей Байгачев Иван Байгачев Матвей Беломоин Петр Белоусов - в Охотске Андрей Белоусов Василий Белоусов Мирон Белых Гаврила Беляев Иван Беляев Василий Борисов Федор Бутаков -- у провианта Гаврила Бянкин Козма Бянкин - в Охотске Яков Бянкин - в Охотске Евдоким Веселой Матвей Валынкин Егор Волынкин Степан Валынкин - в Охотске Иван Гилев - в Охотске Петр Гилев Петр Глатков Андрей Говорин Варлам Говорин Иван Григорьев Андрей Долгих Иван Долгих Кирила Долгих Максим Долгих Михайла Долгих Тимофей Долгих - “в чукоцкой землице” Афанасий Долгополов - в Охотске Иван Долгополов Матвей Долгополов Василий Жерепцов Хрисанф Зверев Яков Зиновьев Иван Изотов Гаврила Кармалин Григорий Кармалин Афанасий Кибирев - в Охотске Гаврила Кибирев - в Охотске Евдоким Кибирев Андрей Кобелев Никифор Ковригин - в Охотске Андрей Кожевин Дмитрий Кожевин Егор Колмаков Василий Колмогоров Дмитрий Колмогоров Федор Колмогоров - в Охотске Сидор Колосов Иван Коренев Максим Коренев Иван Котельников Петр Котелников Петр Котелников Александр Котков -- в Камчатке Никифор Красилников - в Охотске Петр Краснояров Евдокий Краснояров Егор Краснояров Аврам Красовский Андреян Красовский Мартын Красовский Савт (?) Красовский Петр Красовский Савастьян Красовский Тимофей Красовский Федор Красовский ? Куделин - в Охотске Иван Курилов Иван Куркуцкий Сидор Куркуцкий Алексей Курочкин Григорий Лазарев Михайла Нифантьев Григорий Микушкин Александр Милеш Иван Милешин Григорий Милешин Иван Митрофанов - в Охотске Федор Мосеев -- в кузнецах Петр Муромцов Степан Муромцов Яков Муромцов Степан Наумов Герасим Нагибин Семен Нагибин Яков Нагибин - в Охотске Прокопий Налебин [Нелюбин] Афанасий Нижегородов - в Охотске Иван Нижегородов - в цирюльниках Иван Нижегородов Михайла Нижегородов Михайло Нижегородов Петр Нижегородов Степан Нижегородов - в Охотске Федор Нижегородов Яков Нижегородов Андрей Нифантьев Иван Нифантьев Михайла Нифантьев Яков Новопреселеннов Николай Огибалов Тимофей Ознобихин Александр Опрокизнев Михайла Опрокизнев - в Охотске Федор Опрокизнев Филип Отласов - в Охотске Николай Очуевской Гаврила Павлов Иван Павлов Иван Павлов Михайла Павлов Степан Павлов Матвей Панов Семен Парфентьев Егор Пахоруков Иван Перевалов Иван Плахин - в Охотске Тимофей Полуектов Борис Попов Иван Попов Лев Попов Роман Попов Козма Потапов Иван Потылицын - в Охотске Аксентий Пшенников - в Охотске Никифор Пшенников Петр Пшенников Ефрем Пургин Харлампий Пургин - в Охотске Василий Репин Михайла Романов Никифор Романов Демид Русанов Матвей Русанов Михайла Русанов - в Охотске Осип Рычков Филип Рычков Андрей Салдатов – умре Дмитрий Ситников - в Охотске Иван Скорняков Иван Скорняков Петр Скорняков - в Охотске Федор Скорняков - в Охотске Фома Скорняков Иван Софонов Никита Софонов Андрей Старков - в канцелярии в сторожах Василий Старцов - в Охотске Гаврила Тайшин Никифор Толмачев - в Охотске Аврам Томской - при казенном доме Леонтий Торгошин Иван Тугаринов - в Охотске Василий Туголуков Тимофей Трухнин (Трухин) Емельян Хромцов Кирило Хромцов Алексей Худеяров Иван Худеяров - в Охотске Тимофей Чагин Семен Черепанов Алексей Чертовский Иван Чертовский Иван Чертовский Михайла Шадрин Иван Шеметов Иван Шипунов Александр Шмонин - в барабанщиках Афанасий Шмонин Василий Щегорин Петр Щегорин - в Охотске Егор Щукин Именной состав гарнизона Гижигинской крепости на 1 мая 1831 года [Национальный архив РС (Я), Фонд 401 п, опись 1, дело 6Б, лист 713-714 об.] Сотник 14 класса [Петр Иванович] Савинский – выехал в Охотск В должности хорунжего пятидесятник Алексей Бошев – 43 [1788 г.р.] Пятидесятники Леонтий Большаков – 37 [1794] Алексей Шестаков – 40 [1791] Сверх комплекта Николай Огибалов – 35 [1796] Младшие урядники Матвей Корюкин – 43 [1788] Онуфрий Краснояров – 38 [1793] Григорий Парфентьев – 62 [1769] Сверх комплекта Константин Красовский – 38 [1793] Иван Тюшев – 25 [1806] Писарь Иван Куркутский – 39 [1792] Мастеровой Андрей Калмаков – 60 [1771] Казаки Кирил Анкудинов – 40 [1791] Михайло Анкудинов – 48 [1783] Николай Анкудинов – 41 [1790] Николай Анкудинов – 34 [1797] Иван Баженов – 64 [1767] Семен Баишев – 20 [1811] Дмитрий Беломоин – 39 [1792] Николай Беломоин – 43 [1788] Иван Белохвостов – 47 [1784] Кирил Белоусов – 44 [1787] Прокопий Большаков – 41 [1790] Григорий Важенин – 42 [1789] Яким Важенин – 18 [1813] Григорий Веселый – 51 [1780] Иван Волков – 44 [1787] Афанасий Гилев – 26 [1805] Андрей Горбовский – 52 [1779] Иван Долгих – 56 [1775] Гаврило Долгополов – 39 [1792] Алексей Зиновьев – 36 [1795] Матвей Зиновьев – 44 [1787] Иван Зыков 1-й – 47 [1784] Иван Зыковы 2-й – 18 [1813] Григорий Калмаков – 20 [1811] Василий Кармалин – 60 [1771] Василий Кибирев – 42 [1789] Евстроп Кобелев – 38 [1793] Захар Кожевин – 33 [1798] Захар Кожевин 2-й – 21 [1810] Петр Кожевин – 23 [1808] Варфоломей Кокшаров – 40 [1791] Захар Кокшаров – 36 [1795] Николай Кокшаров – 18 [1813] Петр Кокшаров – 37 [1794] Андреян Колмогоров – 31 [1800] Кирик Колмогоров – 40 [1791]. Находится в Охотске. Игнатий Корюкин – 39 [1792] Изосим Корюкин – 38 [1793] Лазарь Корюкин – 44 [1787] Влас Красовский – 37 [1794] Кирил Краснояров – 39 [1792] Денис Красовский – 22 [1809] Калистрат Красовский – 39 [1792] Кирил Красовский – 18 [1813] Павел Красовский 22 [1809] Панфил Красовский – 37 [1794] Логин Куилин – 39 [1792] Прокопий Курилов – 54 [1777] Филип Курочкин – 21 [1810] Лука Марченев – 53 [1778] Афанасий Нижегородов – 22 [1809] Григорий Нижегородов – 43 [1788] Евсей Нижегородов – 50 [1781] Михайло Нижегородв – 39 [1792] Николай Нижегородов – 41 [1790] Осип Нижегородов 1-й – 56 [1775] Осип Нижегородов 2-й – 39 [1792] Федор Нижегородов – 43 [1788] Петр Нифантьев – 41 [1790] Василий Овчинников – 51 [1780] Федор Овчинников – 44 [1787] Варфоломей Павлов – 25 [1806] Григорий Павлов – 62 [1769] Дмитрий Павлов – 42 [1789] Феофилат Павлов – 29 [1802] Федот Парфентьев – 38 [1793] Михайло Переплеткин – 35 [1796] Петр Переплеткин – 37 [1794] Григорий Попов – 59 [1772] Иван Попов – 18 [1813] Карп Попов – 30 [1801] Григорий Пшенников – 36 [1795] Иван Пшенников – 51 [1780] Алексей Русанов – 21 [1810] Илья Русанов – 48 [1783] Кирил Русанов – 36 [1795] Иван Толстихин – 42 [1789] Николай Толстихин – 22 [1809] Яков Толстихин – 58 [1773] Ефим Тюшев – 41 [1787] Тимофей Тюшев – 29 [1802] Тюшев – главный смотритель, чиновник 14 класса, сверх комплекта Василий Худеяров 1-й – 37 [1794] Василий Худеяров 2-й – 26 [1805] Дмитрий Худеяров – 31 [1800] Ефрем Худеяров – 51 [1780] Лев Худеяровв – 60 [1771] Захар Чертовский – 39 [1792] Михайло Чертовский – 22 [1809] Петр Чертовский – 61 [1770] Степан Чертовский – 38 [1793] Тимофей Шмонин – 52 [1779] Николай Щукин – 39 [1792] В 1852 году накануне перевода части гижигинских казаков с семьями в специально построенный для переселенцев казачий поселок на берегу бухты Сероглазка был составлен «Посемейный список о казаках Камчатской команды служащих и отставных с их детьми» [РГАВМФ, фонд, 906, опись 1, дело 16]. В Гижиге Служащие Пятидесятники Киренский Михаил Рафаилов – 40 [лет, 1812 г.р.] Котельников Николай Васильев – 36 [1816] Савинский Давыд Федоров – 22 [1832] Урядники Краснояров Ануфрий Осипов – 60 [1792] Сын его служащий казак Константин – 22 [1830] Красовский Денис Иванов – 43 [1809] Сын его неслужащий Феодосий – 11 [1841] Попов Василий Григорьев – 42 [1810] Писарь Русинов [Русанов] Сократ Ильин – 37 [1795] Его сыновья неслужащие: Федор – 17 [1835] Алексей – 8 [1844] Григорий – 5 [1847] Казаки Анкудинов Николай Семенов – 64 [1888] Сын его служащий Евдоким – 24 [1828] Неслужащие: Иван – 10 [1842] Елизар – 8 [1844] Анкудинов Тимофей Михайлов – 32 [1820] Сыновья: Федор – 8 [1844] Николай – 6 [1846] Елизар – 3 [1849] Баженов Николай Александров – 25 [1827] Безсонов Иван Васильев – 47 [1805] Беломоин Николай Дмитриев – 22 [1830] Белоногов Капитон, казачий сын, сирота – 21 [1831] Белоусов Ефим Яковлев – 24 [1828] Белохвостов Иван Иванов – 69 [1883] Дети его: Фотий – 16 [1836] Сава -- 8 [1844] Большаков Алексей Леонтьев – 22 [1830] Большаков Михайло Леонтьев – 30 [1822] Большаков Флегонт Леонтьев – 22 [1830] Волков Николай Иванов – 36 [1816] Дети: Прокопий – 9 [1843] Кирил – 3 [1849] Волынкин Григорий Степанов – 64 [1788] У него дети служащие: Андреян – 22 [1830] Гладков Федор, казачий сын, сирота – 16 [836] Долгих Алексей Иванов – 30 [1822] Долгих Кирило Иванов – 36 [1816] Долгополов Николай Гаврилов – 22 [1830] Зиновьев Алексей Яковлев – 61 [1791] Сын его служащий Григорий – 32 [1820] Сын Григория Николай – 6 [1846] Зиновьев Иван Матвеев – 24 [1828] Зыков Иван Иванов – 42 [1810] Сын его Емельян – 6 [1846] Инешин Тимофей Павлов – 33 [1819] Сын Гавриил – 4 [1848] Кармалин Иван Васильев – 36 [1816] Сыновья: Иннокентий – 7 [1845] Василий – 5 [1847] Кибирев Феодосий Иванов – 27 [1827] Киселев Сафроний, казачий сын, сирота – 11 [1841] Кожевин Николай Андреев – 33 [1819] Сыновья: Андрей – 10 [1842] Гаврило – 1 [1851] Кожевин Николай Захаров 2-й – 28 [1824] Кокоулин Андрей Яковлев – 36 [1816] Сыновья: Захар – 8 [1844] Федор – 2 [1850] Кокшаров Семен Варфоломеев – 31 [1821] Колашев (?) Василий Андреев – 36 [1815] Его сыновья: Степан – 12 [1840] Семен – 10 [1842] Роман – 6 [1846] Александр – 3 [1849] Колмаков Феноген Андреев – 24 [1828] Колмогоров Андриан Васильев –63 [1789] Сын его служащий Александр – 40 [1812] Корюкин Данило Матвеев – 37 [1815] Сын Ефим – 1 [1851] Корюкин Моисей Игнатьев – 22 [1830] Корытин Иван Лазарев – 22 [1830] Корытин Павел Изосимович – 22 [1830] Красовский Иван Власов – 26 [1826] Кудеяров Дмитрий Львов – 57 [1795] Сын его Михаил – 14 [1838] Кудияров Петр Васильев –22 [1830] Курилов Николай Прокопьев – 36 [1816] Куркутский Григорий Иванов – 24 [1828] Мухин Луппо, казачий сын, сирота – 7 [1845 ] Нижегородов Василий Евсевьев – 31 [1821] Нижегородов Иван Осипов – 28 [1824] Нижегородов Иван Осипов – 22 [1830] Нижегородов Евсей Осипов – 36 [1816] Нижегородов Михайло Михайлов – 61 [1791] Нижегородов Федор Степанов – 61 [1791] Овчинников Николай Федоров – 33 [1819] Сын Прокопий – 5 [1847] Огибалов Николай Николаев – 57 [1795] У него сын служащий Яков – 25 [1827] Павлов Филип Иванов – 52 [1800] Дети его: Алексей – 8 [1844] Иван – 6 [1846] Парфентьев Николай Федотьев – 30 [1822] Сын его Иван – 6 [1846] Парфентьев Тимофей Федотьев – 22 [1830] Переплеткин Михайло Михайлов – 30 [1822] Попов Степан Григорьев – 22 [1830] Пшенников Ануарий [Януарий] Григорьев – 30 [1822] Пшенников Григорий Никифоров – 60 [1792] У него дети служащие: Василий – 22 [1830] Неслужащие: Иван – 18 [1834] Зиновий – 13 [1839] Расторгуев Иван, казачий сын, сирота – 5 [1847] Русинов [Русанов] Кирик Демидов – 60 [1792] У него дети служащие: Прокопий – 22 [1830] Михаил – 35 [1817] Сын Михаила Иван – 5 [1847] Савинский Петр Федоров – 37 [1815] У него сын Семен – 13 [1839] Толстихин Василий Яковлев – 37 [1815] Сын Алексей – 7 [1845] Толстихин Кремент Иванов – 24 [1828] Толстихин Николай Яковлевич – 45 [1807] Сын его Григорий – 15 [1837] Толстихин Петр Иванов – 22 [1830] Тюшев Тимофей Кирилов – 60 [1792] У него сыновья служащие: Иван – 24 [1828] Сын Ивана Дмитрий – 1 [1851] Тюшев Иннокентий Кирилов – 36 [1816] Черных Алексей, казачий сын, сирота – 15 [1837] Черных Гаврила, казачий сын, сирота – 1 [1651] Черных Дормидонт, казачий сын, сирота Черных Евграф, казачий сын, сирота Черных Ефим, казачий сын, сирота – 6 [1846] Чертовский Прокопий Прокопьев – 24 [1828] Переведенные в Петропавловский порт казаки в августе 1854 года приняли активное участие в обороне Петропавловского порта. Вот их имена: Большаков Михаил Леонтьевич, казак Колмогоров Василий Кирикович, казак Охотской казачьей команды Корюкин Петр [1837], казак Котельников Николай Васильевич, пятидесятник Кошкарев [Кокшаров] Дмитрий Варфоломеевич [1835], казак Кошкарев [Кокшаров] Петр Варфоломеевич [1835] , казак Краснояров Константин Онуфриевич, казак Красовский Феликс Кириллович [1830] – незаконнорожденный уроженец Гижигинской крепости, матрос Камчатского флотского экипажа. Курилов Петр Дмитриевич [1827], из солдатских детей, матрос Камчатского флотского экипажа. Манаков Полиевкт Ильич [1836], казак Ордин Влас Иванович [1840], казак Пшенников Иван Григорьевич [1815], казак Савинский Давид Федорович [1829], казак Толстихин Василий Яковлевич [1815], казак Томский Александр Никифорович [1826], пятидесятник Окончательный список Гижигинской казачьей команды и членов их семей был сформирован после Крымской кампании 1853-1856 гг. (оборона Петропавловского порта 1854 г.) 18 января 1857 года [РГАВМФ, фонд 909, оп.1, д. 29, лл.75-81]. Этот небольшой остаток гарнизона Гижигинской крепости – его корневая родовая основа. Пятидесятник Падерин Егор – 34 года [1832 г.р.], поступил на службу в 1850. Ж. Елизавета Александрова – 34 [1832] Сыновья: Дей – 12 [1844] Степан – 7 [1849] Андрей – [1855] Урядник Василий Попов – 41 [1815] – 1833 Ж. Татьяна Васильева – 41 [1815] Урядник Николай Курилов – 41 [1815] – 1833 Ж. Агния Захаровна Вахтер Сократ Русанов – 42 [1814] – 1833 Ж. Марья Иванова – 42 [1814] Сыновья: Алексей – 10 [1846] Григорий – 8 [1848] Илья – 3 [1853] Иван – 1,5 [1854] Дочь Ирина – 15 [1841] Казаки: Иннокентий Тюшев – 41 [1815] – 1833 Ж. Елизавета Константинова – 42 [1814] Дочь Матрена – 12 [1844] Григорий Куркутский – 29 [1827] -1845 Ж. Парасковья Захарова – 20 [1836] Сын Иван – 2 мес. 26 дн. [1856] Николай Кожевин 1-й – 37 [1819] – 1836 Ж. Надежда Иванова – 34 [1822] Сыновья: Гаврило – 15 [1841] Андрей – 13 [1843] Михайло – 1 мес. 11 дн. [1856] Воспитанник Уар Анкудинов – 13 [1843] Девица Александра Кожевина – 40 [1816] Григорий Зиновьев – 37 [1819] – 1837 Ж. Авдотия Федотова – 25 [1831] Сыновья: Николай – 8 [1848] Лука – 3 [1853] Сестры Григория: Анна – 39 [1817] Варвара – 24 [1832] Параскева – 19 [1837] Василий Колмаков – 41 [1815] – 1833 Ж. Параскева Ильина – 41 Сыновья: Степан – 15 [1841] Семен – 12 [1844] Роман – 9 [1847] Александр – 6 [1850] Яков – 1 [1855] Януарий Пшенников – 36 [1820] -- 1839 Ж. Наталья Гаврилова – 29 [1827] Сын Василий – 4 [1852] Дочь Параскева – 9 [1847] Иван Зиновьев – 29 [1827] -- 1845 Ж. Наталья Васильева – 27 [1829] Дочери их: Варвара – 5 [1851] Евдокия – 1 [1855] Мать их Зиновьева Улита Дочь Улиты Анна – 34 [1822] Дочь Анны – Анна – 2 [1854] Михайло Переплеткин – 34 [1822] – 1839 Ж. Анна Лазарева – 27 [1829] Дочь Ефросиния – 1 [1855] Мать Переплеткина Акулина – 60 [1796] Иван Нижегородов 1-й – 32 [1824] – 1840 Ж. Аксиния Васильева – 31 [1825] Сыновья: Трифон – 7 [1849] Иосиф – 3 [1853] Иннокентий – 10 мес. 23 дн. [1855] Дочери: Елизавета – 10 [1846] Варвара – 5 [1862] Мать НИжегородова Татьяна – 62 [1794] Андрей Кокоулин – 40 [1816] – 1839 Ж. Наталия Гаврилова – 32 [1824] Сыновья: Захар – 12 [1844] Федор – 6 [1850] Дочери: Дарья – 8 [1848] Мокрина – 2 [1854] Семен Кокшаров – 36 [1820] – 1838 Ж. Евдокия Александрова – 37 [1819] Сын Феодосий – 4 [1852] Алексей Долгий – 32 [1824] – 1839 Ж. Татьяна Петрова – 26 [1830] Кирило Долгий – 40 [1816] – 1833 Ж. Марфа Иванова – 46 [1810] Дочь Татьяна – 13 [1843] Феопонт Колмаков – 27 [1829] – 1845 Степан Попов – 27 [1829] – 1849 Семейства казачьи Улита Овчинникова – 27 [1829] Сыновья: Прокопий – 7 [1849] Алексей – 1 г. 11мес. [1854} Дочь Дарья – 3 [ум 20.01. 1856] Емельян Зыков – 8 [1848] Иван Нижегородов 2-й – 26 [1830] -- 1849 Ж. Дарья Зосимова – 21 [ум. 05.04. 1856] Варвара Кармалина – 28 [1828] Сыновья: Иннокентий – 10 [1846] Василий – 7 [1849] Дочери: Улита – 4 [1852] Параскева – 2 мнс. 11 дн. [1856] Олимпиада Кармалина – 51 [1805 – 27.06.1856] Дочь ее Пелагея -- 22 [1834] Сын Пелагеи Филипп 2 мес. 27 дн. [01.1856 – 04.1856] Параскева Савинская – 41 [1815] Дочь Настасья – 13 [1843] Сын Семен – 16 [1840] Анна Нижегородова – 32 [1824] Дочери: Катерина – 17 [1839] Агриппина – 4 [1852] Евдокия Нижегородова – 71 [1785] Дочь ее Парасковья – 25 [1831] Ольга Колмогорова – 28 [1828] Дочери: Мария – 8 [1848] Евдокия – 4 [1852] Парасковья Парфентьева – 34 [1822] Сын Иван – 8 [1848] Степан Чертовский – 12 [1844] Вдова Дарья Парфентьева – 61 [1795] Дочери: Евдокия – 19 [1837] Матрена – 23 [1833] Дочь Матрены – Феодосия Дарья Толстихина – 25 [1831] Ольга Долгополова – 24 [1832] Дети: Неонила – 1 [1855] Константин – 2 г. 7 мес. [1853] Серафима Долгополова – 22 [1834] Дочь Татьяна – 1 [1855] Гаврило Инешин – 9 [1847] Катерина Русанова – 38 [1818] Дети ее: Иван – 8 [1848] Алексей – 1 г. 9 мес. [1854] Акулина – 10 [1846] Евдокия Волкова – 29 [1827] Сыновья: Прокопий – 10 [1846] Кирик – 6 [1850] Иван – 4 [1852] Василий Красовский – 5 [1851] Наталья Красовская – 1 [1855] Вдовы: Елена Лифантьева – 60 [1796] Дети: Егор – 13 [1843] Федор – 5 [1851] Евдокия – 19 [1837 – 11.11.1856 вышла замуж за гижигинского мещанина Михаила Сабинина 2-го] Елена Тюшева – 50 [1806] Дмитрий Тюшев – 5 [1851] Лукия Чертовская Дочери – Феодосия – 2 [1854] Анна – 22 [1834] Аграфена Анкудинова – 28 [1828] Дети: Авдотья – 9 [1847] Татьяна – 5 [1851] Феодосия – 7 мес. 2 дн. [1855] Александра Большакова – 22 [1834. 08.07. 1856 г. вступила во второй брак с гижигинским мещанином Василием Подымахиным] Сын ее Александр – 3 [1853] Варвара Красовская – 39 [1817] Сыновья: Феодосий – 14 [1842] Николай – 3 [1853] Дочь Евдокия – 12 [1844] Ирина Чертовская – 67 [1789] Прасковья Веселова – 88 [1768] Елизар Анкудинов – 7 [1849] Настасья Шмонина – 62 [1794] Марья Куркутская – 37 [1819] Дети: Андрей – 12 [1844] Николай – 8 [1848] Аким – 4 [1852] Ольга – 6 [1850] Анна Русанова – 82 [1774] Лукия Кожевина – 60 [1796] Анна Беломоина – 69 [1787] Льготные казаки: Андриян Колмогоров – 64 [1792] – 1818. На льготе с 12.07. 1852 Роман Колмогоров – 69 [1787] – в отставке по неспособности Дмитрий Кудьяров – 60 [1796] – 1807. На льготе с 23.07. 1854 Ж. Авдотья Васильева – 46 [1810] Сын Михайла – 16 [1840] Дочери: Матрена – 28 [1828] Ирина – 7 [1849] Федор Нижегородов – 65 [1791] – 1805. На льготе с 12.07. 1852 Михайло Анкудинов – 3 [1853] Зиновия Пшенникова – 18 [1838] Отставной казачий сын Кузьма Волков – 29 [1827] Сироты: Анна Корюкина – 12 Катерина Огибалова – 48 Матрена Корюкина – 8 Ефим Корюкин – 5 Параскева Нижегородова – 18 Варвара Анкудинова – 5 Устиния Белохвостова – 13 Феоктиста Кобелева – 17 Евдокия Кобелева – 15 Василий Кобелев – 9 Кобелевы 21.02. 1856 г. выбыли в Охотск на жительство. Исправляющий должность земского исправника Фердинанд Хмелевский В период Русско-японской войны 1904-1905 гг. потомки гижигинских казаков принимали активное участие в народном ополчении Камчатки, что позволило тогда сохранить полуостров за Россией, хотя японцы предполагали получить ее в качестве военного трофея вместе со столь же богатым рыбой Южным Сахалином, высадив на Камчатке десант, состоявший из отставных унтер-офицеров императорской армии. Но десант был разгромлен. А хищнические браконьерские шхуны, атаковавшие нерестовые лососевые реки полуострова, -- уничтожались вместе с членами экипажа. И камчатские потомки гижигинцев весьма достойно показали себя. Вот их имена: Брагин Дмитрий Кириакович (1879 – 22.08.1937), с. Ключи Волынкин (Валынкин) Николай Николаевич (1876), казак, награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171296 Коренев Дмитрий Иванович, награжден серебряной медалью «За усердие», произведен в чин зауряд-хорунжего. Коренев Петр Иванович (1859), г. Петропавловск Корюкин Алексей Петрович (06.03.1887), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Корякин Михаил Петрович (1879), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» Львов Аполлон Степанович (Ильич) (14.12.1862) Львов Павел Степанович, урядник, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Львов Флорентий Степанович (1856) Мухин Андрей Лупиянович (1872) Пшенников Николай Иванович, г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Савинский Александр Дмитриевич (1860), с. Усть-Камчатск Савинский Алексей Векентьевич (1883–1932) Савинский Андрей Давидович (1865) Савинский Давид Давидович (1872), награжден серебряной медалью «За усердие» и произведен в чин зауряд-хорунжего Савинский Иван Давидович (1867) Савинский Иван Векентьевич (1876) Савинский Николай Векентьевич (1874) Савинский Федор Давидович (1862 – 03.02.1916), награжден серебряной медалью «За усердие» Толстихин Афанасий Иннокентьевич (1863) Толстихин Василий Иннокентьевич (1875 – 25.05.1938), с. Тигиль Толстихин Григорий Васильевич (1864) Толстихин Константин Михайлович (?), с. Колпаково Толстихин Петр Иннокентьевич (1858), награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171307 Томский Василий, с. Усть-Камчатск Томский Иван Иванович (1867), с. Сероглазка Чудинов Иосиф Ипатович (1878–1908), с. Коряки, награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171288
...
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования