Перейти к публикации

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'завойко'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Объявления форума
    • Объявления форума
    • Просим помощи
    • Услуги частных исследователей
    • Онлайн встречи
  • ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ ПОИСК
    • Фамилии
    • Общие вопросы генеалогии
    • База данных "Московское купечество"
    • Центральные архивы
    • Родина предков
    • Войны и военное дело
    • Военное дело
    • Фалеристика и униформистика
  • КНИЖНЫЙ МИР
    • Интересные книги
    • Могу посмотреть в книге
    • Пишем книгу сами
  • РЕГИОНАЛЬНАЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ, КРАЕВЕДЕНИЕ, ИСТОРИЯ (фамильные темы открывать запрещено)
    • Общие темы краеведения
    • Москва
    • Дальневосточный федеральный округ
    • Приволжский федеральный округ
    • Северо-Западный федеральный округ
    • Северо-Кавказский федеральный округ
    • Сибирский федеральный округ
    • Уральский федеральный округ
    • Центральный федеральный округ
    • Южный федеральный округ
    • Украина
    • Польша и поляки
    • Другие государства
    • Российские немцы
    • Еврейская генеалогия
  • РАЗНОЕ
    • Гостиная
    • Советуем посетить
    • Генеалогия в СМИ
    • Технические подробности работы на форуме
    • Дискуссионный клуб
  • Проекты СВРТ
    • Всероссийская генеалогическая выставка в Твери или Владимире, 2024 г.
    • 15 Всероссийская генеалогическая выставка в Нижнем Новгороде
    • Из жизни наших предков
    • Первая Мировая война
    • Геральдика
    • Газета "Память рода"
    • Наше родословие - Ташкент
    • Московские проекты
    • Подготовка к выставке
    • Некоторые on-line проекты
    • Популяризация СВРТ
    • Общественный совет при при Федеральном архивном агентстве
    • Марки СВРТ
    • Пишем вместе книгу-справочник "15 лет СВРТ"
    • Пишем вместе книгу «Мы им обязаны жизнью»
    • Проект Нижегородского отделения СВРТ- метрические книги Нижегородской синагоги
    • Андрей Андреевич Файт и его близкое окружение
    • Россия - Дальний Восток: 400 лет вместе. Связь времен и народов.
  • СВРТ
    • Вопрос - ответ
    • Реализованные проекты СВРТ

Искать результаты в...

Искать результаты, содержащие...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Страна


Область


Город


Немного о себе


Ваши генеалогические интересы


Сайт


ICQ


Skype

Найдено 3 результата

  1. Крейсер "Аврора" -- величайший символ Советской эпохи. Но мало кто знает, что своим именем крейсер обязан парусному фрегату, экипаж которого совместно с Камчатским флотским экипажем, казаками, жителями Петропавловского порта и окрестных селений принял в 1854 году неравный бой с объединенной Тихоокеанской эскадрой англо-французов, попытавшейся захватить Петропавловский порт и уничтожить русский флот, и разгромил высадившийся на камчатский берег десант с поразительным счетом 1 к 10 -- к 10 поверженным врагам. командовал фрегатом капитан-лейтенант Иван Николаевич Изылметьев.
  2. Об этом человеке спорят на протяжении вот уже 170 лет. Почему? Вот один из ответов на этот вопрос. Герой или русский Мюнхаузен? https://dzen.ru/a/Wx--jf2WsYpYRadB Имя русского морского офицера Александра Павловича Арбузова известно главным образом специалистам. Историки до сих пор ломают голову — был ли этот человек на самом деле главным действующим лицом героической обороны Петропавловска-Камчатского в августе 1854 года или мы имеем дело с обычным интриганом, пытавшимся "примазаться" к подвигам истинных героев отражения нападения союзной англо-французской эскадры? Текст: Николай Манвелов, фото предоставлено М. Золотаревым Александр Павлович Арбузов, родившийся в 1810 году в селе Борок Холмского уезда Псковской губернии, до поры до времени исправно тянул лямку офицера Российского императорского флота. Моряком он был потомственным: его отец, Павел Петрович, являлся участником первой русской кругосветки на шлюпе "Нева" и вышел в отставку в чине капитана 1-го ранга за год до рождения сына. ПУТЬ МОРСКОГО ОФИЦЕРА По окончании Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге Александр в 18 лет был произведен в мичманы с назначением в Черноморский флот. Начавшаяся в 1828 году очередная русско-турецкая война дала офицеру возможность проявить себя при взятии крепостей Тульча и Силистрия, что принесло юному командиру речных канонерских лодок орден Святой Анны 4-й степени с надписью "За храбрость". Судя по невысокому уровню награды (в армии и во флоте ее иронично называли "клюква" за красный темляк на холодное оружие, к которому, собственно, и крепился знак ордена. — Прим. авт.), заслуги Арбузова были не слишком велики. Это косвенно подтверждается и тем, что в следующий чин, лейтенанта, он был произведен только в 1835 году. Ф. Перро. 110-пушечный линейный корабль "Император Александр I". 1840 год Александр Павлович продолжает служить на кораблях Черноморского флота в должности вахтенного начальника, а в 1840–1841 годах — командиром тендера (малого одномачтового корабля, предназначенного для разведки, дозорной и посыльной службы и вооруженного 5–12 орудиями. — Прим. авт.) и транспорта. Очередной наградой ему станет в 1838 году орден Святого Станислава 4-й степени за спасение загоревшегося турецкого корвета, а в 1841-м — орден Святого Георгия 4-й степени за 18 шестимесячных морских кампаний. В 1845 году его производят в капитан-лейтенанты. В середине XIX века это уже штаб-офицерский чин и получить его в 35 лет удавалось немногим. Скорее всего, черноморец был на хорошем счету у начальства. Следующие восемь лет Арбузов снова командует в Черном море небольшими кораблями — шхунами "Вестовой" и "Гонец", а также бригом "Неарк". В 1852-м он некоторое время состоит помощником капитана над Николаевским портом — должностного лица, отвечавшего за кораблестроение, ремонт, снабжение и снаряжение боевых судов, а также хозяйственные вопросы, соблюдение порядка и благоустройство, как на берегу, так и на портовых рейдах. В 1853 году 43-летнего капитан-лейтенанта переводят в Балтийский флот, после чего его карьера начинает стремительно развиваться. Сначала он служит старшим офицером (говоря современным языком — старшим помощником командира. — Прим. авт.) линейного корабля "Император Александр I", командиром шхуны "Дождь" и командиром отряда канонерских лодок у города Або (современный Турку в Финляндии). 6 декабря офицер производится в капитаны 2-го ранга. Спустя всего десять дней, 16 декабря, Арбузов производится в капитаны 1-го ранга с назначением помощником Камчатского военного губернатора, капитаном над Петропавловским портом и командиром 47-го флотского экипажа — берегового подразделения, из состава которого формировались и пополнялись экипажи боевых кораблей. Адмирал Василий Степанович Завойко (1809–1898). Портрет работы неизвестного художника Здесь надо отметить важную деталь: в середине XIX века российский Дальний Восток представлял собой самый настоящий медвежий угол с очень низкой численностью населения и практически полным отсутствием проезжих дорог. Так, чтобы добраться до Петропавловска зимой, требовалось не менее трех месяцев, а летом — чуть ли не полгода. Перемещаться в условиях весенней и осенней распутицы категорически не рекомендовалось. Именно поэтому офицерам, направлявшимся на Дальний Восток по собственному желанию, присваивали следующий чин, что, естественно, означало и более высокое денежное содержание. Судя по всему, именно к этой категории офицеров относился и Арбузов — трудно представить, почему иначе его могли произвести в следующий чин в столь рекордные сроки. Впрочем, здесь скрывался и опасный подводный камень. Начальство, по возможности, пристально следило за прохождением службы офицерами флота и на дальних рубежах страны. И в случае серьезных прегрешений вполне могло по возвращении к месту прежней службы ввергнуть неудачника "в первобытное состояние". Забегая вперед, скажем, что нашему герою не удалось миновать этого подводного камня. Транспортное судно "Двина" Пока новоиспеченный капитан 1-го ранга, экипажный командир и капитан над портом движется в сторону Петропавловска, самое время познакомиться с его будущим начальником. Камчатским губернатором в тот момент был генерал-майор по Адмиралтейству Василий Степанович Завойко. Был он ровесником Арбузова, однако сделать успел гораздо больше своего будущего подчиненного. В 1827 году Завойко участвовал на фрегате "Александр Невский" в Наваринском сражении, за которое имел орден Святой Анны 3-й степени с бантом — заметим, на одну степень выше, чем у Арбузова. Сделал два кругосветных плавания, или "дальних вояжа", как сказали бы в те годы. На Дальнем Востоке служил с 1840 года: в 1840–1846-м — начальником Охотской фактории Российско-американской компании, а в 1846–1850-м — командиром Аянского порта. Восточную окраину России Завойко знал, без преувеличения, прекрасно. С 1850 по 1856 год Завойко находился на посту Камчатского военного губернатора и командира Петропавловского порта. Он навел порядок в торговле с камчадалами, не знавшими цену пушнине, разослал местным жителям 300 коров, построил дом и карантин для прокаженных, пытался развить огородничество и картофелеводство среди туземцев. Короче говоря, проявил такое служебное рвение, что в 1853 году была даже создана специальная комиссия для проверки его управления казенным имуществом. В 1855–1856 годах он — начальник морских и сухопутных сил в устье Амура, в 1857–1867-м — член Главного военно-морского суда, с 1867 года — "состоял по Морскому министерству", по сути — в почетной отставке. Умер в 1898 году в чине адмирала, или, как тогда говорили — "полного адмирала". Оборона Петропавловска-Камчатского от атаки англо-французской эскадры. Женщины и дети расположились на вершине одной из близлежащих сопок, на безопасном удалении от орудийных залпов СТРОПТИВЫЙ ПОМОЩНИК В Петропавловск Арбузов попал на военном транспорте "Двина", пришедшем в порт 24 июля 1854 года, чуть менее чем за месяц до нападения союзной эскадры. Транспорт доставил на Камчатку 350 солдат сибирских линейных батальонов, несколько пехотных, инженерных и морских офицеров, а также две двухпудовые мортиры и 14 36-фунтовых орудий. Большинство солдат линейных батальонов были рекрутами, не прошедшими даже азов военного обучения. Переход "Двины" из Охотска в Петропавловск продолжался 34 дня, причем из-за нехватки продовольствия в последние дни пришлось питаться крошками, оставшимися от перевозки сухарей, а пить — дождевую воду, собранную с помощью тентов и расстеленных на палубе запасных парусов. И это не говоря уже о том, что 655-тонный транспорт вовсе не был рассчитан на перевозку такого количества людей и грузов. Спустя почти пятнадцать лет, уже находясь в отставке, Арбузов напишет объемную статью в журнал "Русская старина", из которой любому читателю сразу становилось ясно, что именно он был основным организатором и героем знаменитой обороны Петропавловска (заметим, статья была написана в определенной степени на базе замечаний на материал офицера фрегата "Аврора" мичмана Николая Фесуна, вышедший в 1860 году. — Прим. авт.). Причем готовить победу над англичанами и французами капитан 1-го ранга начал даже не на борту "Двины", а во время перехода к побережью Тихого океана. Напомним, Арбузов никогда до того момента не бывал на Дальнем Востоке и, следовательно, ни малейшим опытом действий на этом театре не обладал. Генерал-адмирал Российского императорского флота великий князь Константин Николаевич Записки сразу вызывают немало вопросов. Автор часто путается в численности войск, а также рассказывает о том, как учил строевым и стрелковым приемам солдат линейных батальонов. Это представляется маловероятным, поскольку флотский офицер не имел никакого права без приказа свыше вмешиваться в дела другого рода войск. Тем более — имевших собственных офицеров. На Камчатке Александр Павлович, говоря современным языком, сразу "не сработался" со своим прямым начальником. Причина была в том, что новый капитан над портом обнаружил несоответствие наличных запасов и припасов тому, что числилось в ведомостях. Кроме того, Арбузов стал активно вмешиваться в подготовку порта к бою, за что, впрочем, он отчасти отвечал в соответствии со своей должностью. "Вступая в отправление своих обязанностей по порту и экипажу, — писал позже сам Арбузов, — я на первых же порах заметил неполноту показанного по ведомостям провианта, а вслед за тем открыл скрытое адъютантом К-м на чердаке сукно в количестве 500 аршин, которое предместник мой Фрейганг предлагал употребить на теплые одеяла для матросов. Когда мною о встреченном было донесено Завойке, то он, вместо исследования дела, посадил подведомственного мне комиссара г. Руднева на гауптвахту...". Трудно сказать, что побудило губернатора отказаться от расследования "коррупционного скандала". Возможно, по его мнению, в Петропавловске были более серьезные дела, которыми по должности надо было заниматься капитану над портом. Заметим только, что из 500 аршин можно пошить не более 94 солдатских одеял размера 205 на 130 сантиметров. Как видим, даже на полнокровную роту не хватило бы. И это в том случае, если сукно нарезать в один слой... Завойко отреагировал на действия своего строптивого помощника направлением его в командировку в Большерецк, лежавший в 800 километрах от Петропавловска. Александр Павлович сначала всячески оттягивал отъезд, а с приходом неприятеля ехать вообще отказался, за что, вполне логично, был отрешен от должности и позже поступил рядовым волонтером на "Аврору". А.П. Боголюбов. Кронштадтский рейд с кораблями вечером. 1855 год Во время героической обороны Петропавловска, опять же — по его словам, Арбузов был душой обороны города. Он давал ценные советы командиру фрегата "Аврора" Ивану Изылметьеву, руководил действиями нескольких береговых батарей, командиры которых говорили "чепуху", командовал противодесантными партиями! Но нам может быть особенно интересен следующий фрагмент статьи Арбузова, данный им в качестве сноски к основному тексту: "...За общим обедом 24-го августа (то есть по окончании боев. — Прим. авт.) все чиновники и офицеры, участвовавшие в обороне порта, предлагали выдать мне свидетельство, за их подписями, в том, что спасением порта они обязаны ни кому другому, как только мне, Арбузову. Но я, отклонив от себя эту честь, просил только подтвердить настоящее заявление под присягой тогда, когда окажется нужным". Была ли такая присяга на самом деле, не было ли ее — неизвестно. Но, согласитесь, само включение такой сноски в статью говорит о многом. Передо мной лежит изданный в Петропавловске-Камчатском в 1989 году сборник официальных документов, воспоминаний и писем, посвященных героической обороне города в 1854 году. В нем, естественно, напечатаны и статьи Александра Павловича Арбузова (увы, история не сохранила для нас ни одного портрета этого человека. — Прим. авт.). Приведены в сборнике и многочисленные письма и воспоминания других прямых участников события. Ни в одном из этих документов упоминания об отстраненном от должности капитане над Петропавловским портом нет. Дмитрий Петрович Максутов (1832–1889), российский контр-адмирал, главный правитель Российско-американской компании, последний губернатор Аляски Об Арбузове есть слова лишь в личном дневнике юнкера с "Авроры" графа Николая О’Рурка, который довольно жестко характеризует часть офицеров, которые, по его мнению, могли сделать для защиты порта больше, чем сделали. "Вдруг мы услышали радостные крики наших; так как после ружейной перестрелки они с криками "Ура!" бросились в штыки, этот удар неприятель, хотя и превосходивший нас в силах, не мог выдержать. (Отряд из состава 47 экипажа в числе 30 человек под командой капитана 1 ранга Арбузова и скандраковские матросы с фрегата оказались уже ненужными)", — писал граф. Это единственное его упоминание "волонтера" с "Авроры". Сам же Арбузов описал этот эпизод несколько иначе: "Высоко ценя достоинство бывших со мной в бою солдат Сибирского батальона, я не смею умолчать о том, что мне удалось исполнить с их содействием к успеху победы 24 августа на горе Никольской, у озера". Вот так — "мне с их содействием". ПОСЛЕ БОЯ 14 сентября 1854 года из Авачинской бухты, на берегах которой стоит Петропавловск, ушел американский бриг "Нобль". Его пассажирами были командир одной из наиболее героических батарей — лейтенант князь Дмитрий Максутов, единогласно избранный курьером в Санкт-Петербург, а также капитан 1-го ранга Александр Арбузов. Скорее всего, его отъезд был вынужденным и логичным — отстраненному от всех должностей офицеру делать в порту было нечего. Арбузов не был представлен к награде, что может объясняться как сложными отношениями с Завойко, так и, возможно, истинной ролью его в защите города. Напомним, вместе с ним в столицу направлялся и лейтенант Максутов, который имел все шансы доложить сначала генерал-адмиралу Российского императорского флота великому князю Константину Николаевичу, а затем и императору Николаю I о подвигах капитана 1-го ранга, если бы таковые были. По прибытии Александра Павловича в столицу последовали оргвыводы начальства. Судя по всему, негативные отзывы перевесили: бывший капитан над портом был в июле 1855 года понижен в чине до капитана 2-го ранга, а к концу года назначен начальником находившихся в знакомом ему Або морских команд. Каким-то образом отличиться на новом поприще было сложно — Арбузову пришлось заниматься разоружением береговых батарей; боевые действия Крымской войны шли на убыль. Последующие два года он будет командовать резервными флотскими экипажами. В 1858–1860 годах капитан 2-го ранга (с сентября 1858 года — капитан 1-го ранга "за отличие") Александр Павлович Арбузов находился на береговой должности, командуя кронштадтским фортом "Князь Меншиков". Для кадрового морского офицера такое назначение было, прямо скажем, равносильно изгнанию с флота. Последующие три года офицер провел в резерве флота, аналоге современного запаса, при котором "резервист" мог быть в любой момент возвращен на действительную службу. Но ничего экстраординарного не произошло, и в ноябре 1863 года Арбузов был произведен в контр-адмиралы с одновременным увольнением в отставку. В отставке Арбузов с супругой Александрой Егоровной и тремя детьми жили небогато. Судя по некоторым данным, полную служебную пенсию, а также полную эмеритуру (накопительную пенсию) за 35 лет службы он стал получать только с февраля 1867 года. До этого, скорее всего, ему приходилось довольствоваться 2/3 от установленных для контр-адмирала сумм. Он также регулярно получал пособия из фондов Морского ведомства — от 150 до 300 рублей. Умер отставной контр-адмирал в январе 1878 года в городе Осташкове. Спустя немногим более года, в марте 1879-го, осташковскому купцу Леониду Алексееву было выплачено денежное пособие в возмещение расходов на погребение тела контр-адмирала на кладбище осташковского мужского Житенного монастыря в размере 142 рублей 3 копеек. К настоящему времени могила числится утерянной. Так кем же был он — офицер Российского императорского флота Александр Павлович Арбузов? Героем или человеком с больным самолюбием? Возможно, когда-нибудь удастся найти документы, окончательно подтверждающие ту или иную версию. Пока же автор хотел бы оставить этот вопрос без ответа. Так будет честнее.
  3. В последнем выпуске газеты "Память рода" (3-4 за 2023 год) опубликована моя статья "Вернуть на малую родину имена героев Камчатки". Что это значит? То, что в обороне Петропавловского порта на далекой Камчатке принимали участие представители более сорока регионов современной России. И значит также то, что потомки этих героев, как и их земляки, знать не знают, ведать не ведают, что в августе-сентябре 1854 года небольшой гарнизон Петропавловского порта, ядром которого был 47-й Камчатский флотский экипаж, разгромил англо-французский десант с огромным счетом потерь (один наш погибший воин к 10 англо-французам). Командующим обороной Петропавловского порта был губернатор Камчатской области генерал-майор (впоследствии контр-адмирал) Василий Степанович Завойко. Не верите? Это чудо?! Действительно, чудо было. Хотите узнать подробности? Вот вам ссылка http://www.kamchadaly.ru/index.php/480-tri-chuda-petropavlovskoj-oborony-1854-goda Мы же хотим представить наших героев, отведя каждому из них свое место в региональном списке, чтобы на родине можно было отыскать родное им имя.
...
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования