Перейти к публикации

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'казаки'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Объявления форума
    • Объявления форума
    • Просим помощи
    • Услуги частных исследователей
    • Онлайн встречи
  • ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ ПОИСК
    • Фамилии
    • Общие вопросы генеалогии
    • База данных "Московское купечество"
    • Центральные архивы
    • Родина предков
    • Войны и военное дело
    • Военное дело
    • Фалеристика и униформистика
  • КНИЖНЫЙ МИР
    • Интересные книги
    • Могу посмотреть в книге
    • Пишем книгу сами
  • РЕГИОНАЛЬНАЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ, КРАЕВЕДЕНИЕ, ИСТОРИЯ (фамильные темы открывать запрещено)
    • Общие темы краеведения
    • Москва
    • Дальневосточный федеральный округ
    • Приволжский федеральный округ
    • Северо-Западный федеральный округ
    • Северо-Кавказский федеральный округ
    • Сибирский федеральный округ
    • Уральский федеральный округ
    • Центральный федеральный округ
    • Южный федеральный округ
    • Украина
    • Польша и поляки
    • Другие государства
    • Российские немцы
    • Еврейская генеалогия
  • РАЗНОЕ
    • Гостиная
    • Советуем посетить
    • Генеалогия в СМИ
    • Технические подробности работы на форуме
    • Дискуссионный клуб
  • Проекты СВРТ
    • Всероссийская генеалогическая выставка в Твери, 2024 г.
    • 15 Всероссийская генеалогическая выставка в Нижнем Новгороде
    • Из жизни наших предков
    • Первая Мировая война
    • Геральдика
    • Газета "Память рода"
    • Наше родословие - Ташкент
    • Московские проекты
    • Подготовка к выставке
    • Некоторые on-line проекты
    • Популяризация СВРТ
    • Общественный совет при при Федеральном архивном агентстве
    • Марки СВРТ
    • Пишем вместе книгу-справочник "15 лет СВРТ"
    • Пишем вместе книгу «Мы им обязаны жизнью»
    • Проект Нижегородского отделения СВРТ- метрические книги Нижегородской синагоги
    • Андрей Андреевич Файт и его близкое окружение
    • Россия - Дальний Восток: 400 лет вместе. Связь времен и народов.
  • СВРТ
    • Вопрос - ответ
    • Реализованные проекты СВРТ

Искать результаты в...

Искать результаты, содержащие...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Страна


Область


Город


Немного о себе


Ваши генеалогические интересы


Сайт


ICQ


Skype

Найдено 11 результатов

  1. Новая книга известного камчатского писателя Сергея Вахрина, несмотря на камерное, локальное, а кому-то может показаться и «семейное» ее название, продолжает серию работ автора, посвященных эпохальным событиям в истории освоения Северо-востока Азии и Северо-запада Америки, выдающимся географическим открытиям в регионе, ратным подвигам защитников восточных рубежей страны в XIX–ХХ вв. В данной книге автор, ранее скрупулёзно реконструировавший по архивным документам происхождение практически всех «корневых» камчатских фамилий, возвращается, если можно так выразиться, к истокам — к якутским казакам, промышленным и служилым людям, «прирастившим» в XVII – начале XVIII вв. к России ее восточное арктическое побережье, Охотск, Камчатку, Приамурье и положившим начало формированию местного русского старожильческого и смешанного (метисного) населения – сахаляров, камчадалов, походчан, русскоустьинцев и т.д. Их имена и фамилии носит и большинство современных якутов (саха), эвенов, эвенков, юкагиров, долган и других народов. Через браки, крещение в ходе христианизации и иные культурные взаимовлияния когда-то исконно русские фамилии широко распространились среди коренных этносов Северо-востока Азии. Книга будет интересна и полезна не только историкам и исследователем генеалогии, но и топонимистам, географам, этнографам, культурологам, фольклористам, поскольку имена многих ее героев запечатлены на картах, в названиях местностей, речек и озер, вошли в легенды и предания местных жителей. Читатель найдет в этой книге не только различные версии происхождения тех или иных фамилий, но и увлекательный рассказ об их носителях, внесших каждый свой вклад в историю и развитие нашего края. В издании широко цитируются литературные произведения и подлинные архивные документы — все это ярко и зримо передает неповторимый колорит эпохи и создает удивительное ощущение сопричастности происходившим в далеком прошлом событиям. При этом автор щедро делится своими исследовательскими находками — все приводимые данные снабжены полным научно-справочным аппаратом с указанием архивов, фондов, описей, дел —для составителей семейных родословных и генеалогических схем будет на что опереться при проведении своих изысканий. Для кого-то же этот труд, возможно, станет точкой отсчета в побуждении интереса к собственным корням и истории своего рода. Бесспорно, выход в свет книги «Тайны якутских фамилий», отдельные главы которой были презентованы в Якутске в июле 2023 г., во время работы II съезда родословия народов Республики Саха (Якутия), с нетерпением ждут очень многие жители нашей республики. Надеюсь, что каждого, кто возьмет в руки это издание, заинтересуют мысли, чаяния, идеи и свершения людей, живших много столетий назад, но проложивших своими деяниями и трудами путь к достижениям России XXI века. Наверное, в этом и кроется секрет популярности и востребованности книг Сергея Вахрина. В понимании истинных ценностей, мерилом которых является оценка будущих поколений, и в ощущении сопричастности к подвигам и открытиям предков, которые и являются нашим главным и великим историческим наследием. Сардана Ильинична Боякова, доктор исторических наук, Директор Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН Ознакомительный фрагмент книги "Тайны Якутских фамилий" опубликован в разделе "Библиотека" сайта СВРТ. Можно также зайти по ссылке http://www.kamchadaly.ru/files/doc/yakutskih.pdf
  2. Казаки Томские в истории Дальнего Востока История происхождения этой фамилии прозрачна – бесфамильные казаки, прибывшие на новое место службы из Томска, который, будучи в XVIII столетии разрядным городом, распределял новоприбывших казаков и стрельцов по подчиненным томскому воеводе городам, почему они в отчётах и числились городовыми казаками, хотя проходили нередко службу в тех местностях, в которых о городах и не слышали. Томских казаков в Якутии было много. Первые из них были из отряда Дмитрия Копылова, основавшего сначала Бутыльский острог. Якутская земля в то время была ещё промысловой вотчиной стрельцов Енисейского острога, который всеми своими силами старались не допустить в богатые соболем районы ушлых казаков из соседних регионов. Особенно острая борьба у енисейских казаков разгорелась с мангазейскими, которые начали проникать в бассейн реки Лены через северные её притоки. Случилось даже вооруженное столкновение, что, в конечном итоге, ускорило процесс выделения Якутской земли в отдельное огромное (ещё территориально непознанное воеводство, северные, восточные и южные границы которого лежали в неведомой ещё дали) административное целое. Но на якутские соболиные районы положили глаз и томские казаки, пользуясь правом столичного разрядного города. И первый якутский воевода Пётр Петрович Головин, внук которого, закрепит Нерчинским договором границы Московского царства в Даурии, в августе 1640 г. получит первые (далеко неполные, скрытые даже от него томскими казаками) известия о границе Якутского воеводства на востоке. И вот перед нами «Отписка ленских воевод Петра Головина и Матвея Глебова с расспросными речами томского атамана Дмитрия Копылова, бывшего на реке Алдане для ясачного сбора и открытия новых земель». «Государю царю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Русии холопы твои Петрушка Головин, Матюшка Глебов, Еуфимко Филатов челом бьют. В прошлом, государь, во 148 году, августа в 12 день, пришел к нам, холопем твоим, на Илимский порог томский атаман Дмитрей Копылов с томскими с служилыми людьми, а в распросе, государь, он, Дмитрей, нам, холопем твоим, сказал: был де он, Дмитрей, на Алдане реке для твоего государева ясачного збору. И он де, государь, Дмитрей, на Алдане, в Бутольской землице, острожек поставил у ясачных людей и привел де он вновь под твою государеву царскую высокую руку бутольских и лалагирских людей. А те де, государь, бутольские и лалагирские тунгусы и накарские якутцкие люди, тебе, государю, ясаку не плачивали. А вверху де, государь, по Алдану людей нет. А вышла Алдан река вершиною из пустого камени. А по Мае де, государь, реке живут многие тунгуские люди, родов десять. А в роду де, государь, человек по сту и по двести. А Мая де, государь, река, не дошед до Бутольского острожку, впала в Алдан реку за два днища. А по Мае де, государь, реке только послать для твоего государева ясачного збору служивых людей человек со сто, и тебе де, государю, будет в ясачном зборе большая прибыль. А с Мая де, государь, реки, с вершины майского мошно де перейдти на Ламу. А до Ламского де, государь, переходу с усть Май реки судовым путем, по скаске ясачного тунгуса Бутольские волости Декенея Ширкунцова, Маем рекою – в шесть недель. И он де, государь, Дмитрей, в прошлом во 147 году послал вверх по Мае реке для прииску новых неясачных землиц томских служивых людей – дватцать человек – Ивашка Москвитина с товарищи, да красноярских служивых людей двенатцать человек. А пошли де, государь, оне в одном в стругу. А ведомо де, государь, ему, Дмитрею, про них есть – сказывали де, ему, Дмитрею, ясачные иженские тунгусы, которые, государь, переходят на Ламу, что де те служивые люди на Ламу перешли и на Ламе де, государь, они взяли три человека в аманаты и тебе де, государь, ясак збирают. А под вершиною де, государь, Алдана реки впала в него Учюр река. А про реку, государь, про Учюр сказывал он, Дмитрей, что де та река Учюр вышла из озера, а около де, государь, того озера живут многие тунгусы, ясачные и неясачные, и братцкие неясачные люди» [1]. В 1639 г. отряд Ивана Юрьевича Москвитина вышел на берег Ламского моря, названного якобы по реке Лама. Но если знать, что слово «лама» на языке тунгусов означает море, то становится понятным, что река была названа так, потому что она впадала в море, получившее первоначально название Ламское, а впоследствии ставшее уже Охотским, по построенному в устье реки Охоты Охотскому острогу. Но первые русские жилые строения появляются в устье реки Улья. Вот, что писал ленинградский ученый Борис Петрович Полевой об участниках этой экспедиции: «Вот уже более 10 лет в устье Ульи стоит памятник, посвящённый этому важному событию в истории нашей родины. На памятнике надпись: «Казаку Ивану Москвитину и его товарищам: Дорофею Трофимову, Ивану Бурлак, Прокопию Иконнику, Степану Варламову, Алферу Немчину, Ивану Онисимову, Тимофею Овдокимову, Ивану Ремез, Еремею Епифанову, Денисову „Пеньке", Василию Иванову, Дружину Иванову, Семену Петрову – первым русским, вышедшим в 1639 году к берегам Тихого океана благодарные потомки». Данный список был заимствован из моей публикации 1959 г. с необоснованным пропуском имен Афанасия Иванова и Нехорошего Иванова Колобова. Но с тех пор по документам удалось установить ещё ряд имен участников похода. Это – Иван Иванов, Павел Иванов, «Пятунька» Иванов, Никита Ермолаев, Сергей Корнилов, Кирилл Осипов, Даниил Федосов, Клим Олексеев, Потап Кондратьев и умерший Петр Саламатов. Следовательно, теперь из 31 участника исторического похода нам известны 25 имен» [2]. И ещё об очень важном: «…оставалось неясным, почему же существует явное противоречие между тремя итоговыми документами похода И. Ю. Москвитина: почему в «Росписи рек, имяна людем» ничего не говорится о плавании москвитинцев к району устья Амура и даже не упоминаются гиляки, а в двух других документах об этом рассказывается подробно? Только недавно найдено простое объяснение этому. Оказалось, что во всем повинно острое соперничество между томскими и якутскими казаками. Якутские власти очень холодно встретили прибывших в 1637 г. в Якутск незваных томичей. Они даже не хотели им выделять «тунгусского толмача». Его пришлось брать насильно. В Сибирский приказ были отправлены многочисленные жалобы якутских властей на томских казаков. А когда москвитинцы вернулись в Якутск, то только что прибывший туда первый якутский воевода П. П. Головин отобрал у них всю пушнину, собранную в ясак (11 или 12 сороков соболей) и потребовал от Москвитина представить «роспись всему его ходу». Поскольку москвитинцы рассчитывали ещё раз вернуться в район устья Амура, то они в представленной ими в Якутске «росписи» явно сознательно умолчали и о гиляках, и об устье Амура, но упомянули о крайне трудном пути с Уды к «Чин» (Зее). О том, что «Роспись рек, имяна людем» была сделана в Якутске, свидетельствует её вводная фраза: «Куда ходят на Ламу из Якутцкого острогу». А в Томске Москвитин уделил особое внимание именно морскому пути к устью Амура и предложил этим путем отправить около тысячи человек. Так стало понятным, почему И. Ю. Москвитин в июле 1641 г. в Якутске явно сознательно умолчал о морском пути к устью Амура, и о живущих там гиляках. Считая все эти сведения весьма важными, Москвитин решил после зимовки на Улью не возвращаться, а спешно идти уже весной вверх по Алдоме на перевал через Джугджур. Оттуда он вышел к верховьям Северного Уя, по которому спустился на р. Майю. С устья Майи, где к тому времени возникло новое русское зимовье, он, не заходя в Бутальский острог, прямо пошел в Якутск, куда и прибыл в 20-х числах июля 1641 г. Тогда-то Якутский воевода П. П. Головин и отобрал у москвитинцев всю собранную ими «соболиную казну» и оставил часть вернувшихся казаков у себя на службе. Так, томичи Иван Онисимов, Алфер Немчин и Дорофей Трофимов были отправлены в Жиганы для дальнейшего следования с Максимом Телициным в Арктику. Сам же Иван Москвитин с небольшой группой томичей отправился из Якутска в Томск. Уже 6 августа 1641 г. группа участников похода Москвитина прошла через таможню Ленского волока» [3]. Но это далеко не полный список томских казаков, которые продолжили свою службу на реке Лене. Вот подробности: «Томской казак Нехорошко Иванов сын Кривой на государеве … на новой на Охоте реке послан… во 154м [1646] году» [4, л. 10 об.]. «Томской казак Климко Олексеев в нынешнем во 159м [1651] году послан на государеву на годовую службу в Столбовское зимовье» [4, Л.15об.]. «Томской казак Ивашко Онисимов на государеве дальней службе на новой на Охоте реке послан в прошлом во 154м [1646] году» [4, Л.23]. «Пятидесятник Микифорко Аргамаков томской казак в нынешнем во 159м [1651] году послан з государевою соболиною казною к Москве в провожатых» [4, Л.26об.]. «Потапко Баландин в прошлом во 150м [1642] году убит и того ж 154го [1646] году в его Потапково место томской казак Овдокимко Сименов и в прошлом во 154м [1646] году … Овдокимко убит … в его Овдокимковом месте отставленому служилому человеку Федотку Емельянову сыну Веточке и в том же во 155м [1647] году послан на государеву дальную службу» [4, Л. 50]. «Данилко Иванов сын Медведев в прошлом во 149м [1641] году отпущен з государевою казною к Москве а в его место … взят в Якутцком остроге томской казак Ондрюшка Иванов сын Горелой в нынешнем во 158м [1650] году послан на государеву дальную службу на Индигирку реку за Шиверу» [4, Л. 53 об.]. «Томской казак Фомка Федулов в прошлом во 157м [1649] году велено быть в его Фомкино место ис тобольских казаков Кирилку Иванову для ево работы потому что в съезжей избе в сторожах. Томской казак Вторко Гаврилов в нынешнем во 158м [1650] году отпущен з государевою с соболиною казною к Москве в провожатых» [4, Л. 83]. «Томской казак Микифорко Иванов в прошлом во 156м [1648] году отпущен к государю к Москве. …по государеве цареве и Великого князя Алексея Михайловича всеа Русии грамоте за приписью диака Григорья Протопопова велено ево Микифорка Аргамакова поверстать в пятидесятники против ево брату пятидесятников и воевода Дмитрей Андреевич Францбеков да диак Осип Степанов велели ему Микифорку быть в пятидесятниках а оклад учинили против ево брату пятидесятников 6 рублев» [4, Л.92-92 об.]. «Дружинка Семенов в прошлом во 154м [1646] году на смотре у розбору воеводы Василей Пушкин с товарыщи с того Дружинку по его … отставили а в его Дружинкино место велено быть из … томскому казаку Ивашку Васильеву сыну Бурлаку и в нынешнем во 158м [1650] году послан к государю к Москве наскоро с отписки» [4, Л. 96 об.]. «Гришка Федоров сын Недорез в его место томской казак Ивашко Гурьев в нынешнем во 158м [1650] году послан на государеву дальную службу на новую на Охоту реку» [4, Л.107]. Мы не знаем, кто из них впоследствии приобретает фамилию Томской, но в Переписи служилых людей Якутска за 1692 год таких было двое. Первый – «Гришка Федоров Томской в нынешнем в 200 м [1692] году августа в 21 день хлебной оклад учинен ему женатой» [5, Л.37]. Возможно, сын Федора Томского, который был целовальником при приказчике сыне боярском Тите Богомолове на Колыме в 1686-1688 гг. Томской Григорий Федоров сын, десятник: приказчик Омолонского зимовья (1688), приказчик Анадырского острога в 1691 году, приказчик Верхоянского зимовья (декабрь 1692). Второй – «Воска Васильев Томской» [5, Л. 39 об.]. Судя же по дальнейшему развитию событий, Томских в Якутии было уже значительно больше. В 1702 г. в отряде Владимира Атласова, возвращавшегося из Москвы и ограбившего на Ангаре купеческое судно с товарами, был Иван Томской, которого Атласов, пытаясь оправдаться за грабеж, отправил в Якутск: «С этою отпискою Вл. Атласов прислал в Якутск своих казаков – Павла Журавлева и Ивана Томскаго, которых воеводы "роспрашивали" и "пытали" про грабеж Белозерова, и "с пытки" они сказали, что "грабили" Белозерова "по повеленью Володимера Отласова: поневолил-де их всех казачьих детей грабить он Володимер, по наученью Афоньки Поповцова (и) Сергушки Михайлова, и буде бы-де они не послушали – и Володимер-де хотел их рубить сабляю. А зделу-де им доставалось – сту человекам – по 8 подставов камок (и) по 7 тюней китаек на человека, а Володимер-де взял себе грабленого живота против всех их ста человек другую половину». …Атласов утверждал, что "им казачьим детят животов имать не веливал и не посыливал и память им не давал". Но его "полчане" Василий Шипицын, Петр Кудрин, Павел Журавлев, Иван Томский утверждали, что набег на дощаник Добрынина был совершен по повелению Атласова. И якутские власти в соответствии с указанием руководителя Сибирского приказа Андрея Виниуса взяли Атласова "под караул", а "десять пущих заводчиков" — Шипицына, Кудрю, Кормилицына и других — отправили в тюрьму» [6]. 1704 год: «Алексей Поротов в допросе сказал: в прошлом 704 году, послал его Алексея с Иваном Томским из Анандырского острогу прикащик Евфим Петров в Камчадальские остроги с присланными из Якутцка указными памятьми к прикащику Василью Колесову. И он де Алексей с товарищем шли с Анандыря до Пенжины и с Пенжины до Камчатки горою на оленях и на собакак 4 месяца, и отдал те указные памяти Василъю Колесову в целости. И идучи де они на Камчатку, не дошед до Камчатки, против Караги, от Брусеной, видели значится остров, и сказывал де ему Иван Голыгин, что он на том острову в байдарах был, и иноземцы де на том острову есть, и много ль иноземцов, того де он Иван ему Алексею не сказал. А грести де в байдарах до того острова от устья Караги реки с утра до вечера. А с Камчатки де он Алексей вышел в Анандырской с камчатскою казною с Василъем Колесовым с товарищи. А про иные де острова он Алексей не ведает» [7, 493]. По данным за 1706 год мы видим уже довольно большую группу казаков Томских [8]. Седьмой пятидесятни: …рядовые: Степан Мартынов с. Томской [8, с. 92]. Первой на десять пятидесятни: …рядовые: Иван Корнилов с. Томской [8, c.95]. …рядовые: Кузма Копылов, на Камчатке убит, и в нын. 706 г. июля в 9 д. приверстан в казачью службу в его Кузмино место и оклад казачий сын Степан Григорьев с. Томской [8, с. 95]. Третей на десять пятидесятни: … рядовые: Дмитрий Иванов с. Томской [8, с. 96]. Четвертой на десять пятидесятни: …рядовые: Семен Томской [8, с. 96]. …рядовые: Васильев Григорьев с. Томской [8, с. 97]. 1710 год. На Камчатке на реке Большой убит Василий [Григорьев сын] Томской [9]. Но особо отметился в истории Дальнего Востока в этот период Томской Данила. Его полное имя – Данила Яковлев сын Анцыферов Томский. Его имени ещё нет в списках Якутского казачьего полка за 1706 год. Он, по всей видимости, был в числе новоприбывших казаков, которых прислали из Томска, почему в его собственном окружении будет несколько казаков по фамилии Томский. Данила Яковлевич был отправлен служить на Камчатку в отряде казачьего головы Владимира Атласова, который только-только ещё был выпущен из якутской тюрьмы после ограбления на реке Ангаре купеческого судна с товарами с указом под страхом смертной казни навести на Камчатке порядок. Сам Атласов под этим «порядком» понимал только жестокость, с которой он и начал наводить порядок в собственном отряде, в связи с чем казаки подали на него жалобы в Анадырском остроге приказчику Осипу Миронову Липину. Но тот эти жалобы проигнорировал, будучи на стороне методов Атласова. Особенно пострадал от побоев Атласова Данила Анцыферов, которому казачий голова даже угрожал убийством. Летом 1707 г. отряд прибыл на Камчатку. Через полгода взбунтовавшиеся от произвола и жестокости приказчика Атласова казаки лишили Владимира Владимировича власти и даже посадили его в «казенку» – тюрьму Верхнекамчатского острога, откуда он благополучно бежал в Нижнекамчатский острог и где его уже не стали трогать. В 1711 г. на Камчатку прибывает приказчик Липин с указом расследовать дело о лишении власти казачьего головы Атласова. Липин начинает расследование с Нижнекамчатского острога, не имевшего к казачьему бунту 1707 г. никакого отношения. Причина проста – под видом расследования, допросов и пыток Липин вымогал у нижнекамчатцев пушнину. Верхнекамчатские казаки с его томским ядром на казачьем круге выбрали атаманом Данилу Яковлева Анцыферова Томского (историки поголовно пишут, что он был избран атаманом после гибели Атласова, на самом деле – ДО), а есаулом – грамотного казака Ивана Петровича Козыревского, и постановили расправиться с Липиным до того, как он начнет проводить розыск в Верхнекамчатске. На свою беду вместе с Липиным отправился в Верхнекамчатский острог и бывший камчатский приказчик сын боярский Пётр Чириков. На половине пути их встретил отряд верхнекамчатских казаков. Липин попытался сопротивляться – и был убит. Чирикова взяли под арест до принятия решения о его судьбе (впоследствии утопили). А затем казаки отправились в Нижнекамчатск, чтобы расправиться с Атласовым. Это была уже личная месть Анцыферова и всех, кто лично был обижен, оскорблён, презираем Атласовым. Есть несколько версий об этом убийстве – зарезали сонным; привезли подметное письмо и ударили ножом, когда он читал; почуяв беду, Атласов схватил саблю, и погиб в схватке… Отрезвление пришло в казачьи головы после убийства, когда выветрился хмель. Им досталось огромное пушное достояние трёх камчатских приказчиков, которое они «раздуванили» на 75 участников бунта [3]. Теперь нужно было решать, как действовать дальше, ведь за убийство трёх приказчиков могли казнить не только тех, кто убивал, но и всех остальных. Прощение можно было вымолить только заслугами по открытию новых земель с его «ясашным» населением. И они рассуждали совершенно здраво: «Сибирский губернатор князь Гагарин, получив донесения о преступлениях, совершенных в Камчатке, дал в 1712 г. указ якутскому воеводе стольнику Ельчину … Данилку Анциферова — смертию не казнить и служилым наказания не чинить, если они будут стараться заслужить против указу приведением в подданство немирных иноземцев или открытием новых земель» [10]. В 1707 г. большерецкие камчадалы (племя кыкша-ай) разгромили гарнизон Большерецкого острога, а сам острог сожгли. Отряд Анцыферова восстановил в 1711 г. острог и обложил окрестных камчадалов данью. Была предпринята и первая попытка высадиться на ближние Курильские острова и объясачить местное население. В 1712 г. отряд Анцыферова разделился. И вот, как С.П. Крашенинников описывает последние дни существования отряда Данилы Анцыферова Томского: «На обратном пути по Пенжинскому морю привел он в ясачный платеж Конпаковой и Воровской реки изменников, которые отложились было за несколько времени, но в 1712 г. в феврале месяце и сам убит от авачинских изменников обманом, ибо как он в 25 человеках на Авачу поехал, а иноземцы о том сведали, то сделали они крепкий и пространный балаган с потайными подъемными дверями для его принятия. С приезда приняли его честно, отвели в помянутый балаган, дарили щедрою рукою, довольствовали, богатый ясак платить обещались без прекословия и дали несколько человек в аманаты из людей лучших, но следующей ночью сожгли их в помянутом балагане купно со своими аманатами. Злобу, какую имели камчадалы на служивых людей, можно видеть по речам помянутых аманатов их, ибо сказывают, что при зажжении балагана камчадалы кричали им, поднимая двери, чтоб они, как можно, вон выбросились, но аманаты ответствовали, что они скованны, и приказывали жечь балаган, не щадя себя, токмо бы служивые сгорели. Таким образом бунтовщичий атаман Анциферов с некоторыми смертоубийцами предупредил казнь свою, доказав смертью своею истину пословицы, которую бунтовщики обыкновенно употребляли: что на Камчатке можно прожить семь лет, что ни сделаешь, а семь-де лет прожить, кому Бог велит» [11]. А это Томские из верхнекамчатского окружения Анцыферова. Томской Алексей – верхнекамчатский казак, не присоединившийся в 1711 г. к бунту атамана Данилы Яковлева сына Анцыферова Томского. Томской Дмитрий Иванов сын – верхнекамчатский, впоследствии большерецкий казак, участник бунта 1711 г., в 1712 г. был сожжён камчадалами заживо на реке Авача вместе с атаманом Анцыферовым Томским и его командой. Томской Сергей – верхнекамчатский, впоследствии большерецкий казак, участник бунта 1711 г. и убийства приказчиков, сожжён заживо камчадалами вместе с атаманом Данилой Анцыферовым Томским и его командой [12]. В итоге, в Переписи Якутска за 1720 г. отмечен уже только один из Томских. «Во дворе служивой Михайло Левонтьев сын Шыпунов … в том же дворе живут служивой Иван [Корнилов сын] Томской и он послан Великого государя на службу в Оходцкой острог а по скаске жены ево ему Ивану тритцеть лет» [13, Л.52об.]. 1730 год. «1730 г. ноября 12. – «Реестр служилым людям, которые присланы были с реестром от штурмана Якова Генса на мореходное восточное судно для морскаго пути в Большерецкой острог, а ныне которыя имеютца налицо в Большерецком остроге и коликое число в росходе и о том явствет ниже». … Иван Томской прислан в реестре, и оной в Охоцку на восточное судно не явился» [14]. Данные по 1748 году [8]. «Города Якуцка разночинцы [цифры – порядковые номера]: Умершие: 579) Семен Томской 581) Степан Томской 686) Григорий Томской [8, с. 120]. По гор. Якуцку в казачью службу определены: 153) Афанасий Томской [8, С.123]. А это данные за тот же период по Якутскому уезду: Оленки реки разночинцы Умершие 1804 Степан Томской 1805 Михайло Томской [15, Л.65об.]. В Охоцком остроге Разночинцы 2420 Иван Томской [15, Л.88]. Тауиского острогу Разночинцы 3624 Иван Томской [15, Л.130об.]. В Летописи Вилюйского улуса рассказывают о знаменитых Томских, представляющих Якутию: 1914 г., 14 октября. Родился в крестьянской семье в Кеданде Чочунского наслега Савва Константинович Томский – известный якутский журналист, многолетний редактор газеты «Кыым», член Союза журналистов СССР и России, депутат Верховного Совета Якутской АССР шести созывов, заслуженный работник культуры РСФСР и ЯАССР. Умер 27 августа 1997 года. 1934 г., 1 марта. Родился в семье колхозника в Чочунском наслеге Иннокентий Егорович Томский – известный якутский ученый, доктор экономических наук, профессор Якутского госуниверситета имени М.К. Аммосова, автор многих трудов по экономике, педагогике, в т.ч. 19 книг и 10 брошюр, академик Российской Академии социальных наук, член Академии Северного Форума. Умер 19 сентября 2001 года. [16]. Что же касается камчатских Томских. Казак Томский Дмитрий Егорович (1761 г.р.) служил на Камчатке. Один из его сыновей – Томский Дорофей Дмитриевич (1780 г.р.) был зачислен в гренадерскую роту Камчатского гарнизонного батальона и стал солдатом. Другой – Томский Никифор Дмитриевич (1791 г.р.) – остался в казаках и в 1820-х годах был урядником Петропавловской казачьей команды. Сыновья Никифора служили в казаках. Двое из них были урядниками – Егор (1809) и Александр (1824). В период обороны Петропавловского порта отличился урядник Александр Никифорович Томский, впоследствии пятидесятник, казак Гижигинской казачьей сотни, переселившийся в Сероглазку. Представлен В.С. Завойко к Знаку отличия военного ордена Святого Георгия Победоносца за оборону Петропавловского порта, но награды не получил – ограничились повышением в чине. Из унтер-офицерских детей, с 10.01.1843 г. казак, с 01.03.1848 г. урядник, с 05.10.1854 г. пятидесятник. «С 18-го по 25 августа (1854) находился в сражении против десантных войск соединенной анг.-фр. эскадры, бомбардировавшей П[етропавловский] порт. Был легко ранен, но не отошёл от пушки. В.С. Завойко: «Пятидесятник Томский, будучи легко ранен, при гряде пуль не отошел от пушки, и когда фитиль потух, то он, как говорят, угольем выпалил в придувку». В 1882 г. внесен в «Список отставным нижним чинам, участвовавшим в обороне Петропавловска 24 августа 1854 года при нападении англо-французской эскадры». Внук Никифора – Иван Иванович Томский, льготный казак, был участником обороны Камчатки в период Русско-японской войны 1904-1905 гг., когда была попытка отторжения Камчатки от России японцами. А его правнук – Сильверст Егорович Томский (1909-1943), погиб в борьбе с немецкими захватчиками [17]. Фамильный след в Якутии. Томские-фронтовики [18]. Томский Алексей Афанасьевич (1905), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чочунский совет. Томский Алексей Захарович (1921), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кедандинский с/с. Томский Алексей Степанович (1916-06.1943), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кедандинский с/с, пропал без вести. Томский Афанасий Иванович (1920 - 05.1944), Кедандинский наслег Вилюйского района, пропал без вести. Томский Афанасий Дмитриевич (1900-10.1943), Якутская АССР, Ленский р-н, Ортонахорский с/с, пропал без вести. Томский Афанасий Федотович (1923), Якутская АССР, Токкинский р-н, Чаринский с/с, к/з им. Ворошилова. Томский Вениамин Васильевич (1924), Якутская АССР, Олекминский р-н, с. Хоринцы. Томский Виктор Николаевич (1926-12.08.1945), Якутская АССР, г. Вилюйск, ул. Революции, 4; захоронен: Китай, Маньчжурия, г. Хайлар, горсад. Томский Гаврил Кириллович (1905-01.1943), Якутская АССР, Верхне-Вилюйский р-н, Харбаларский наслег, пропал без вести. Томский Гордей Иванович (1918), Якутская АССР, г. Якутск. Томский Григорий Васильевич (27.11.1909), Якутская АССР, Вилюйский р-н, наслег Кедандинский. Томский Григорий Иванович (1921), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кедандинский н/с. Томский Григорий Иванович (1916), Якутская АССР, Верхне-Вилюйский р-н, Карбулатский с/с, к/з им. Кирова. Томский Григорий Семёнович (1921), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кедандинский н/с. Томский Егор Иванович (? - 13.03.1942), п. Кадотанский /урож. Чочунского н-га, Вилюйского р-на; захоронен: Смоленская обл., Износковский р-н, Туровский с/с, д. Туровка. Томский Егор Михайлович (1902-03.1943), Якутская АССР, Вилюйский р-н, г. Вилюйск, пропал без вести. Томский Елисей Семёнович (1906), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чочунский с/с. Томский Иван Саввич (1920-06.1943), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чочуйский 1-й с/с, пропал без вести. Томский Иннокентий Иванович (1924-12.1943), Якутская АССР, Верхне-Вилюйский р-н, Харбалахский с/с, пропал без вести. Томский Иннокентий Николаевич (1905), Якутская АССР, г. Вилюйск. Томский Макар Семёнович (1923-18.03.1943), Якутская АССР, Вилюйский р-н; захоронен: Смоленская обл., Сухиничский р-н, д. Котовичи, севернее, 1 км. Томский Михаил Федорович (1920-17.06.1944), Якутская АССР, Вилюйский р-н; захоронен: Белорусская ССР, Витебская обл., Витебский р-н, д. Шарки, восточнее, 300 м. Томский Ник. Васильевич (1904), Якутская АССР, Вилюйский р-н, 1 Кулятский наслег. Томский Николай Саввич (15.05.1927), Якутская АССР, Верхне-Вилюйский р-н, Первый Чачуйск. с/с, с. Вилюйск. Томский Николай Семёнович (1915), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чучунский-1 н/г. Томский Петр Васильевич (1903), Якутская АССР, Вилюйский р-н, с. Чочу. Томский Петр Николаевич (1913 - 04.1943), Якутская АССР, Верхне-Вилюйский р-н, Харбалахский с/с, пропал без вести. Томский Прокопий Иванович (1905), Якутская АССР, Вилюйский р-н, с. Билиц. Томский Прокофий Иванович (1907), Якутская АССР, Мимоевский р-н, с. Татаново. Томский Савва Константинович (14.10.1914), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кедяндинский наслег. Томский Семён Никитович (1923), Верхне-Вилюйский РВК, Якутская АССР, Верхне-Вилюйский р-н. Томский Семён Степанович (1900), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кеденгдский с/с. Томский Семён Степанович (1910), Якутская АССР, Вилюйский р-н, к/з 1 Мая. Томский Семён Семёнович (1922), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чочунский наслег/Якутская АССР, Вилюйский р-н, Кедангинский с/с. Томский Сергей Никитич (1923 - 21.02.1944), Якутская АССР, Вилюйский р-н; захоронен: Тульская обл., Калужский р-н, г. Калуга, общее кладбище, братская могила, нижний ряд, с южной стороны 3 место, № 90. Томский Федор Семёнович (1922), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чочунский наслег. Томский Федот Афанасьевич (1919), Якутская АССР, Вилюйский р-н, Чочунский наслег/Вилюйский р-н, 1 Чегуйский с/с, к/з "Кагонович. Источники и литература ЛОИИ, Якутские акты, карт. 1, ест. 980-983, Интернет-ресурс: https://sibrelic.ucoz.ru/publ/akty_istoricheskie_1640_1649gg/akty_istoricheskie_1640g/1640_08_ranee/102-1-0-1031 Полевой Б.П., Первый русский поход на Тихий океан в 1639-1641 гг. в свете этнографических данных, журнал Советская этнография. - 1991. - № 3. - С. 56-69 Вахрин С.И., Дело об убийстве Володимера Атласова. Камчатская Сибириада, т. 1, П-К, 2021, Интернет-ресурс http://www.kamchadaly.ru/files/doc/Atlasov-boock1.pdf РГАДА.Ф.214.Оп.4. Д.206. РГАДА.Ф.214.Оп.5. Д.330 Оглоблин Н.Н., К биографии Владимира Атласова, Интернет-ресурс: http://ostrog.ucoz.ru/publikacii_2/4_66.htm ]. «Памятники Сибирской истории XVIII века". Книга вторая.1885 г. Петербург. сс. 493-504, Интернет-ресурс: http://ostrog.ucoz.ru/ist_doc_2/1_82.htm]. Сибирские города, Материалы для их истории XVII и XVIII столетий., Нерчинск. Селенгинск. Якутск., М., 1886 г. СПБ филиал архива АН Сгибнев А.С., Исторический очерк главнейших событий в Камчатке. 1650- 1850, Иннтернет-версия https://eniseyskoekazachestvo.ru/biblioteka/entsiklopediya-kazachestva/istoriya-kazachestva/item/6200-03.html Крашенинников С.П. Описание земли Камчатки, часть 4, глава 1, Интернет-ресурс https://drevlit.ru/docs/russia/XVIII/1740-1760/Kraseninnikov/Tom_II/text4.php Памятники сибирской старины, т. 1 РГАДА. Ф.214.Оп.5. Д.2361. Интернет-версия: https://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Reisen/XVIII/1700-1720/Issl_russ_tich_ok_XVIII_perv_pol/61-80/62.phtml?id=6209 ] РГАДА. Ф.350.Оп.2. Д.4194. Интернет-ресурс: https://refdb.ru/look/1259104-pall.html ] Вахрин С.И., Камчатская родословная книга, глава Томские, П-К,. 2019, Интернет-ресурс: http://www.kamchadaly.ru/files/doc/kambookshort.pdf Cайт Минобороны РФ «Память народа» https://pamyat-naroda.ru/ Сокращения: ЛОИИ – Санкт-Петербургский Институт истории Российской академии наук (СПбИИ РАН) РГАДА – Российский государственный архив древних актов СПБ – Санкт-Петербург / Ленинград
  3. Историю Гижигинской крепости первым (на бумаге) изложил князь Александр Егорович Шаховской, временно исполняющий обязанности командира Охотского порта, в ведении которого был весь Охотско-Камчатский край того времени. А причину своих исторических исследований он обозначил в первых строках этого, весьма интересного, очерка: ««За отсутствием Охотского Начальника, Статского Советника М. И. Миницкого, управляв Охотским портом около года, я имел случай извлечь сии известия из подлинных дел, хранящихся в Охотском Архиве». Случилось это в 1817 году. И, конечно же, мы приводим этот небольшой, но уникальный по своей сути, очерк в максимально полном объеме. «Не прежде 1753-го года положил основание крепости Сержант Абрам Игнатьев, пришедший сухим путем из Ямска с отрядом Козаков. Две были причины, по коим признано необходимым построение по морскому берегу, как Гижигинской, так и других небольших крепостей: во первых, дабы обезопасить сухопутное сообщение России с Камчаткою, и во вторых, чтобы постановить преграду возмущениям Коряков, которые случались тогда столь часто, что название Немирных, сделалось для сих инородцев обыкновенным. Первые беспокойства, принадлежащие к описываемому здесь времени, открылись между ними еще в 1744-м году; а чрез два года после того произошло общее возмущение кочующих и оседлых Коряков, которые осенью в 1746-м году соединенными силами напали на Акланский острог, возобновленный только за четыре года пред тем, и умертвили бывшего в Акланске начальником Сержанта Ивана Енисейского с находившимися там Козаками, коих было, как кажется, не менее 20-ти человек; и потом многие другие жестокости и убийства производили. Таким образом убиты были ими несколько Тунгусов, посыланных для склонения бунтовщиков к повиновению, какой то проезжий Архимандрит или священник с одним причетником, и другие, так что сообщение по сухому пути между Охотском, Камчаткою и Анадырском, в продолжение десяти лет, почиталось невозможным, по неминуемой от Коряков опасности. После многократных увещании к послушанию, Правительство принуждено было наконец, для усмирения непокорных, употребить силу; и в следствие сего в 1747-м и в следующих годах Сержанты Игнатьев, Белобородов и Брюхов [на самом деле – Тимофей Ефимович Брехов – С.В.], под начальством которых находилось в последствии более 180-ти Козаков (кроме Тунгусов, также в сем походе участвовавших), имели с Коряками несколько сшибок. Отразив их от Ямской крепостцы, они пошли далее, и на пути к реке Гижиге, по Указу Правительствующего Сената, основали в 1751-м году крепостцу на реке Тумане, в расстоянии 400 верст от реки Гижиги; потом, продолжая военные действия, в 1752-м году на реках Вилиге и Таватаме также сделали укрепления; наконец, пришед на реку Гижигу, и там построили крепость. Но крепостцы Туманская, Вилигинская и Таватамская, по некотором времени были уничтожены, а Гижигинская, по способности водяного с Охотском сообщения, приходила мало по малу в лучшее состояние. Акланский же острог, сею крепостию замененный, после 1746-го года возобновляем более не был; и теперь даже неприметно место, где он был построен. Но только с того времени Тигильская крепость, в Камчатке находящаяся, присвоила себе его имя, так что в делах тогдашних, она чаще Акланском, нежели Тигилем называется (здесь нужно пояснить – с образованием новых уездов был создан и уезд Акланский с уездным центром в несуществующем Акланске, поэтому администрация уезда разместилась в Тигильской крепости – С.В.). Многие из сих происшествий уже изгладились из памяти Коряков, теперь около Гижиги живущих; но воспоминание о Сержанте Абраме Игнатьеве и но сие время между ними сохраняется, может быть потому, что Игнатьев, по своей строгости, был всем им весьма страшен. Они дали Игнатьеву название огня или огненного, рассказывают о делах его много чудесного и выдуманного, приписывают ему волшебство и всеведение; нет сомнения только в том, что ему более других должна принадлежать честь совершенного присоединения Коряков к Российской Державе. — Усмирение сего неспокойного племени последовало за основанием Гижигинской крепости вскоре, не взирая и на то, что не за долго перед тем временем, Чукчи одержали некоторую поверхность над нашими войсками, разбив отряд храброго Маиора Дмитрия Павлуцкого, потерявшего жизнь вместе с сражением. Лет чрез десять после основания Гижиги, посланный в Анадырск Подполковник Плениснер представлял на вид Начальству, что по Анадырскому уезду с 1760-го по 1763-й год было собрано с Ясашных в казну мягкой рухляди, по оценке на 181 рубль 76 копеек, а на то же трехгодичное время, для содержания там войск, употреблено 87.879 рублей и копейка, и сверх того доказывал, что чрез содержание в Анадырске большого числа войск, Якуты, доставлявшие для сих войск провиант, приходили в бедность и истощение, и потому полагал, чтобы во избежание великих и бесполезных на содержание Анадырска расходов, половину войск оттуда вывесть. По сему предположению, подкрепленному представлением Тайного Советника Соймонова последовало в 1764-м году Высочайшее повеление о совершенном уничтожении сего города. Тогда Анадырская команда, состоявшая из 588-ми человек, разделена была в Гижигу в Нижне-Колымск, в Тигиль и прочие крепости, а Присутственные места и чиновники переведены в Гижигинскую крепость. Сие переселение продолжалось до 1770-го года; и с сего-то времени Гижигинская крепость приметно увеличилась и называлась потом несколько времени городом, имея свои уезд и все городовое управление. Цветущее состояние Гижиги было в промежутке времени от 1775-го до 1800-го года. Тогда прибыточный вымень звериных кож у инородцев, привлек туда из России многих торговых людей. Стоявшие около крепости в близком расстоянии Коряки с бесчисленными табунами оленей, доставляли оной изобилие во вкусном оленьем мясе и в мехах. Деятельная торговля щедрою рукой рассыпала богатства на сие новое поселение. Довольство вещей и самого золота везде было приметно. Но с 1800-го года произошел там весьма приметный упадок в торговле, по причине откочевки Коряков от Гижигинской крепости, из которых иные удалились в северные места к реке Анадыру, другие перешли в Камчатку, к Тигильской крепости. Нередко самые благодетельные действия для общего блага, могут иметь некоторые невыгодности для частного. Таким образом, вредное для Гижиги удаление Коряков произошло от заключенного в 1781-м году между Рускими и Чукчами примирения. До того времени Чукчи, сколько по склонности к хищничеству, столькож и по врожденной неприязни к Корякам, часто нападали на них, отбивали у них многочисленные стада оленей, брали жен в плен, а самих их лишали жизни. Для Коряков оставалось одно прибежище: защита Руских; а дабы пользоваться всегда оною, необходимо нужно было кочевать в самом близком расстоянии от крепости. Но с заключением Чукотского мира кончились их опасения. При договоре постановлено было Чукчам в обязанность, не нападать на Коряков, как Российских верноподданных; и Чукчи с 1781-го года доныне свято сохранили сие условие. С того времени Коряки, не страшась по прежнему опасных для них врагов, стали отдаляться от крепости, сначала за реку Пенжину, потом еще далее, а с 1784-го года начались и первые их переселения в Камчатку. Главная же часть находящихся ныне там Коряков откочевала около 1800-го года. О числе войск, бывших в Гижиге до 1812-го года, в делах Охотских обстоятельных сведений не отыскано. Известно только, что во время пребывания в Камчатке так называемого Камчатского баталиона, одна рота оного постоянно находилась в Гижиге. Солдат и Козаков было тогда в сей крепости более 200 человек. Когда же в 1812-м году, для уменьшения казенных издержек, употребляемых на Камчатку, последовало Высочайшее соизволение, вывесть Камчатский баталион из Гижиги, Камчатки и Охотска распределив часть оного по разным тамошним командам, тогда утвержден был штат, доныне существующий, чтоб иметь в Гижиге не свыше 100 Козаков при 5-ти урядниках. Любопытно заметить, что не взирая на уменьшение войск, от 588-ми до 100 человек, издержки на содержание оных и по сие время не покрываются теми доходами, которые из сего края извлекаются. Сколь ни разнообразны счеты сего содержания, однакож, по справке с делами, весьма близко к истине полагать можно, что существование Гижигинской крепости, с войсками, чиновниками и с мореходным судном, ежегодно туда посылаемым, обходится ныне казне до 80.000 рублей; доходов же с Гижигинской округи, причисляя к тому и часть питейного сбора, на Коряков падающую, получается не свыше 15.000 рублей. В 1816-м году находились в Гижигинской крепости следующие деревянные строения: церковь 1, часовня 1, казенных домов и магазинов 8, частных домов, не включая лавок, 68. — В сей крепости ни рва, ни валу не находится, и укрепления оной состоят единственно из обнесенного кругом строений палисада и трех или четырех пушек. Но сии укрепления, при сотне хорошо вооруженных Козаков, достаточны содержать в тишине 10.000 Чукчей (Мужеского и женского пола. К. Ш.) и 3.000 других инородцев, населяющих Гижигинскую округу и Чукотский нос. — Жителей, мужеского и женского пола всех состояний, в 1816-м году находилось в сей крепости 650 человек, и зимовавшей морской команды с женами и детьми 46, всего 696 человек. А в прежнее время состояло в оной домов 98, жителей м. и ж. пола 791 человек. Выше упомянуто, что назад тому лет 20, торговля в Гижиге упала против прежнего; однакож, судя по малому населению того края, ее и теперь можно почитать довольно важною. Ввоз товаров из Охотска в сию крепость, по ценам Охотским, был: В 1817-м году на 42.000 рублей. В 1818-м году на 43.000. Вывоз из Гижиги в Охотск по тем же ценам: В 1817-м году на 51.000 рублей. В 1818-м году на 49.000 Ввозимые товары суть: табак, необходимый для вымена мягкой рухляди, чай, сахар, съестные припасы, котлы и железные вещи, также для торговли с инородцами, свечи, мыло и проч. — Сверх того к ввозу должно причислить кроме означенных товаров и доставляемую на казенный счет ржаную муку, ежегодно от 4-х до 5.000 пудов, соль, порох, свинец и откупное хлебное вино; всего сих казенных припасов почти на 50.000 рублей ежегодно. — Вывозимые товары из Гижиги: соболи, лисицы, белки, моржовая кость, оленьи кожи, песцы, куньи (из куниц) парки и проч. Теперешние торговые прибыли, по согласному свидетельству Гижигинского купечества, уменьшились против прежних по крайней мере на половину; но не взирая на сие, по собранным мною сведениям оказалось, что в Гижиге, единственно от торговли, снискивали себе в 1819-м году пропитание 67 душ м. и ж. пола, и что, судя по цене ржаной муки, которой пуд там стоит в вольной продаже от 10-ти до 12-ти рублей, сим людям для содержания потребно было по крайней мере до 13.400 рублей. Прежде сего в Гижигинской крепости золотая и серебряная монета были весьма обыкновенны. Притом, от изобилия во всем, большая часть жителей носили шелковые фанзовые рубашки; женщины одевались в парчовые епанечки с богатым меховым воротником, на голову повязывали шелковые плашки, золотом и серебром шитые, и не только перчатки, но даже комнатные оленьи сапоги украшали искусным золотым и серебряным шитьем; Козаки имели на куклянках стоячие собольи воротники, а на подоле оных бобровую опушку; наконец все без изъятия привыкли к употреблению чая. Теперь осталась одна тень прежнего изобилия. Удаление Коряков от крепости и постигший Гижигинскую округу четырехлетний (в 1815-1818 годах) голод, от невхода морской рыбы в реки, произвели в сей крепости множество бедных. Хотя торговый перевес, по вышеозначенному вывозу и ввозу товаров, и кажется простирающимся до 7 1/2 тысяч в пользу Гижиги; но поелику за продаваемую от казны муку, порох, соль, и за откупное вино ежегодно переходит из Гижиги в Охотск более 10.000 рублей, то звонкая монета и даже ассигнации уменьшились в Гижиге до крайности». И князь Шаховской прозорливо видел будущее падение значение этого некогда крупнейшего военно-стратегического и торгового центра на Северо-Востоке России: «В Гижигинской крепости жителей м. и ж. пола 700 человек; в Петропавловской гавани не свыше 500. — Из Гижиги вывозится товаров ежегодно на 50.000 рублей; из Петропавловской гавани на 25.000 рублей. Но не смотря на то, Петропавловск всегда будет важнее Гижиги по пребыванию в нем главного Камчатского Начальства, по превосходной гавани и удобности своего положения». Фёдор Григорьевич Сафронов в своей книге «Тихоокеанские окна России: Из истории освоения русскими людьми побережий Охотского и Берингова морей, Сахалина и Курил», изданной в 1988 году в Хабаровском книжном издательстве, дает подробный статистический отчет о постепенном «увядании» этого, некогда процветающего города. Мы же постараемся, по мере возможностей, «оживить» эту статистику конкретными именами людей, которые проживали в этом городе когда-то, несли здесь службу или занимались торговлей пушниной с местным населением: «В 1751 г. казаки основали на р. Туман Туманскую крепость, в 1752 г. — Вилигинскую и Таватомскую на реках Вилиге и Таватоме. Затем, в 1753 г., поставили Гижигинскую крепость на левом берегу р. Гижиги, в 25 верстах от ее устья Со временем первые три укрепления за ненадобностью перестали использоваться. Гижигинская крепость, «по способности водяного с Охотском сообщения», действовала. Тем более что через нее проходил сухопутный тракт, соединявший Охотск с Камчаткой. Охотско-Камчатский тракт вначале был неустроен, ездили по нему только зимой. В 1823 г., после многих ходатайств об улучшении этого пути, Комитет министров принял положение о заселения тракта между Охотском и Гижигинском якутами, назначаемыми но приговору судов на поселение. Положение было утверждено императором, и уже в 1824 г. по тракту жило 20 якутских семей. Во второй половине 1760-х гг. в Гижигинск, ставший опорным пунктом Российского государства на Северо-Востоке, были переведены присутственные места, чиновники и часть военной команды упраздненного Анадырского острога. В результате население Гижигинска заметно увеличилось. В 1773 г. здесь в 83 дворах проживало 672 человека, в том числе духовного звания — 3, регулярных военных — 175, нерегулярных (казаков) — 474, разночинцев — 17 и дворовых — 3 человека». Самый ранний -- наиболее полный список – казаков, дислоцировавшихся в Охотском и Тауйском острогах, откуда совершались походы на коряков и чукчей с южного направления, датируется периодом между Переписями 1718 – 1748 годами, из состава которых и формировалась основная часть гарнизона Гижигинской крепости [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Лл. 86-90 – Охотский острог и 125 об. – 134 об. – Тауйский острог] В Охоцком остроге Посацкие Смерных Федор Чечюлинской Яков Итого две души Разночинцы Алабышев Иван Аргунов Афонасей Адласов Мартын Басов Егор Баранов Иван Баранов Петр Бармин Семен Безносова Алексея у него дети Данил Володимер Беляев Сидор Бишев Логин Бочкарев Козьма Бутин Иван Веснин Григорей Винокуров Сава казак Волков Петр Волков Яков у него сын Павел Вологдин Андрей племянник Сидора Беляева Воробьев Алексей Гиндин Гурей Грашевской Иван Дьяков Федор Епифанов Иван Ермолин Андрей Жеравин Тимофей Зорин Мосей Ипатьев Михайло Кайгородов Иван Калинин Леоньтей Камкин Иван Карпов Исак Киселев Захар Козмин Федор Колесников Никифор Колесников Сава Колесов Петр казак Конахин Данило Коморников Гаврило Кондратьев Яков Коновалов Максим Коренев Алексей Котельников Семен Кочатов Артемей Кривого Андрей Курочкин Иван Кычин Иван Лазарев Иосип Еромонах у еромонаха Иосифа сын Андрей Лосев Иван Лосев Михаило Лывин Терентеи Максимовых Иван Фомин сын Максин Яков Маркелов Василеи Мартин Иван Мев Алексей Михайлов Харитон Мокшин Мока Мосеев Иван Мошницов Василей Мурзин Иван Нагавицын Иван Нефедьев Федор Нехорошев Герасим Нифантьев Борис Нифантьев Матвей Нобиных Дмитрей Новиков Григорей Новоселов Макар Овдеев Борис Осенина Фадея дети Андрей Чюприн Осенина Фадеи сын Андрей Ослиных Иван Островских Иван Ошепкова Лазаря сын Иван Ощепков Лазарь Панфилов Трифон Панфилова Трифона сын Иван Панфилова Трифана сын Козма Паранчин Федор Перфильев Федор Петлин Конон Плеханов Алексеи новокрещен Плоских Кирило у него сын Алексей Подгорбунской Федор Полозов Гарасим Пономарев Андрей Попов Дмитрей Поротов Дмитрей Репин Максим Решетников Козма Родионовых Павел Роспутин Семен Росторгуев Осип Рошков Сидор Рукавишников Григорей Рыбников Алексей Салауров Герасим Салдатов Илья Самоилов Сава Серебреников Андрей Серебреников Семен Скулябин Иван Смирных Федор Смороденников Федор Стыхнои Иван Татаринов Степан Тетерин Василей Тетерина Василья восприемной сын Михайло Томскои Иван Турунтаев Гаврила Усов Сава Устинов Иван Фалелеев Петр казак Федоровых Вахрамей плотник у него сын Степан у него ж пасынок Тимофей Чагин Сава Чемезов Василеи сын боярской Черепанов Семен Черных Афонасей Шахматов Иван Шевелев Григорей Шипунов Давыд Шеин Михайло Шелепанов Дмитрей Шенгин Григорей Шихирдин Григорей Шмаков Петр Штинников Андрей Шумков Петр Щеголов Герасим Ягодин Григорей Итого сто тритцать девять душ Тауиского острогу Разночинцы Амосов Алексеи Иванов сын Ананьин Василей Андреев Илья Антипин Василеи Иванов сын Антонов Афанасей Аргунов Матвеи Давыдов сын Астраханцов Григореи Дмитреев сын Атаманов Алексеи Григорьев сын Атаманов Петр Алексеев сын Афанасьев Андреи Балыков Матвей Баранов Федор Барановской Василей Басиков Алексеи Иванов сын Басиков Егор Иванов сын Белоголовой Иван Беляев Иван Яковлев сын Бережных Василеи Семенов сын Беренскои Кирило Борматов Козьма Брусенкин Осип Михаилов сын Брусенин Яков Михаилов сын Бубенкин Василеи Егоров сын Булатов Тимофей Бурнашов Петр Бутаков Иван Быков Федор Васильев Иван Васильев Максим Данилов сын Васильев Петр Данилов сын Верхотуров Андреи Осипов сын Веселной Сава Иванов сын Веселной Федор Иванов сын Виситимской Семен Володимеров Дмитреи Волынкина Петра казачей сын Петр Волынкин Федор Васильев сын Вострецов Иван Матвеев сын Гагара Семен Галахтионов Василеи Глаткой Тит Михаилов сын Глаткой Никита Михаилов сын Горохов Василеи Гребенщиков Петр Гробов Яков Гурьев Степан Давыдов Михаило Софронов сын Дасаев Яков Иванов сын Даниловых Тимофей Ефимов сын Дехтярев Егор Дьячков Тимофеи Никифоров сын Егоров Сидор Еремеев Сила Ермолин Андреи Ефимов Леонтеи Назаров сын Жданов Андреи Никитин сын Жирков Афанасеи Жирков Матвеи Афанасьев сын Жирков Степан Жирков Степан Михаилов сын Злыгостев Михайло Зырянов Федор Иванов Афанасей Иванов Егор Истомин Федор Кабанов Онисим Казаков Степан Казанцов Михайло Казанцова Степана сын Яков Калашников Алексеи Остафьев сын Калашников Афанасеи Калгин Яков Иванов сын Карпов Дорофей Кондратьев сын Карякин Степан Кизиваковых Василеи Иванов сын Клестов Андрей Костентинов Максим Колмаков Степан Федоров сын Колмогоров Андрей Коморников Иван Алексеев сын Коробеиников Христофор Семенов сын Котельников Иван Федоров сын Котковской Алексеи Михаилов сын Кошелев Степан Дмитреев сын Краснояров Андрей Крестьянинов Леонтеи Кривого Иван Яковлев сын Кривогорницын Семен Осипов сын [Крыжаноский] Криженовской Кирило [Крыжановский] Криженовской Федор Курбатов Федор Лазарев Иван Васильев сын Лазаревых Иван Степанов сын Ланин Алексеи Федоров сын Ларионов Степан Лебедев Иван Луковцов Данило Луковцов Михаило Степанов сын Нестерев Тимофей Макаров Василей Максимов Василей Малышев Алексеи Савельев сын Малышев Никита Мартынов Степан Мелентьев Василеи Григорьев сын Мельников Федор Афанасьев сын Мирсанов Петр Михайлов Андрей Михаилов Семен Прокопьев сын Мокрошубов Алексеи Михаилов сын Моршинцов Иван Мохнаткин Осип Максимов сын Мохначевской Матвеи Мохначевской Яков Иванов сын Мухоплев Еким Петров Петр Мыльникова Тимофея казачей сын Василей Накатин Федор Наумов Николай Яковлев сын [Нижегородов] Нежегородов Елесеи Иванов сын Нижегородов Осип Иванов сын Никитин Тимофеи Новиков Петр Тихонов сын Нялбин Алексеи Федоров сын Олесов Федор Степанов сын Опрелков Захар Орефьев Иван Орефьев Петр Отласов Александр Васильев сын Отласов Иван Иванов сын Охопков Ефим Паламошной Алексеи Никитин сын у него брат Андреи Поляков Лаврентеи Поповых Логин Алексеев сын Парамсин Федор Иванов сын Парасов Иван Устинов сын меншеи Пастухов Федор Терентьев сын Пахомов Петр Андреев сын Пахомов Степан Андреев сын Перевалов Тимофеи Осипов сын Пермяков Егор Иванов сын Перфирьев Федор Петров Иван Пивоваров Ларион Матвеев сын Пинегин Борис Пинегин Гаврило Федоров сын Пинегин Матвеи Пинегин Федор Федоров сын Плеханов Михаило Андреев сын Плишкин Степан Попков Никифор Попов Василеи Попов Василеи Васильев сын Попов Василеи Федоров сын Попов Дмитреи Попов Осип Порошов Василей Посников Лука Потапов Василеи [Прибылов] Прибылной Логин Максимов сын Прыдошных Иван Тимофеев сын Петров Михаило Ракитин Иван Сакулин Михаило Салдатов Никифор Семенов Михайло Серебреников Леонтеи Серебреников Осип Григорьев сын Серебреников Федор Серкучев Афанасеи Силин Василеи Ильин сын Силин Илья Иванов сын Силин Козьма Скорезожской Петр Анкудинов сын [Скребыкин] Скребычин Иван Матвеев сын Скребыкин Яков Матвеев сын Скурихин Юда Соболев Федор Соловаров Петр Сорокоумов Степан Иванов сын Софрыгин Иван Созоновской Степан Софронеев Василеи Иванов сын Софронеев Трофим Старостин Осип Яковлев сын Сторожев Алексеи Борисов сын Сторожев Василеи Борисов сын Сторожев Иван Борисов сын Сургуцкои Семен Васильев сын Сухотин Иван Талалаи Антроп Алексеев сын Тарков Иван Зиновьев сын Татаринов Иван Терентьев Федор Тешнов Семен Трапезников Иван Григорьев сын Томской Иван Тотаринов Василеи Васильев сын Точилов Иван Третьяков Яков Михаилов сын Трифанов Семен Иванов сын Трунин Степан Трухнин Федор Тупицын Тимофей Турбин Костентин Агафонов сын Тюшев Григореи Васильев сын Удилов Иван Петров сын Удорина Алексея дети Яков [Ушницкой] Ушинцкой Семен Алексеев сын Фарафонтов Степан Фадеев Козьма Федоров Кондратей Шадрин Лавренте[й] Филипов Яков Фролов Семен Яковлев сын Фролов Семен Фролов Яков Хвастунов Данило Хлебалов Остафеи Леонтьев сын Хмылев Михайло Хорошев Степан Хороших Исай Хотосов Василей Чапсков Иван Аверкиев сын [Чокуров] Чоскуров Василеи Иванов сын Чюдинов Михайло Чюмаков Василей Осипов сын Чюпров Тихон Чюрускаев Василеи Шарыпов Семен Никитин сын Шарыпов Федор Шипицын Кондратеи Ширшев Семен Шмонин Степан Петров сын Шмонин Федор Петров сын Шубинской Иван Шумилова Ивана сын Никифор Ярков Ульян Итого двести тритцать девять душ В Российском государственном военно-историческом архиве мы обнаружили именной список Гижигинской команды за 1761 год [ГВИА, фонд РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 31 об., а также РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 11], который позволяет судить о формировании гарнизона крепости до пополнения его анадырцами и последующего реформирования. Синицын Федор -- сержант Федоров Дей - капрал Солдаты Безенов Егор Безсонов Илья Белохвостов Иван Г…Федор Гребешков Иван Епанчицов Григорий Замиралов Егор Зырянов Егор Колмогоров Илья Овчинников Николай Попов Осип Прокопьев Сава Русанов Иван Соколов Михайло Силкин Фрол Сухнин Ларион Шелепов Иван Шулгин Анкудин Шумов Никифор …токов Харитон Нерегулярные Боровых Василий -- капрал Казаки Бархатов Прохор Безсонов Яков Боя … н Михайло Брагин Иван Бутаков Иван Веселов Алексей Воронов Матвей Габышев Афанасий Голиков Иван Голятин Филип Глухих Иван Грамолин [Грамотин] Данило Зиновьев Яков Катасонов Алексей Козлов Яков Козочкин ? Колокольников Федор Коновалов Василий Конюхов Родион Красильников Никифор Красовский Семен Лаврентьев Иван Лукинов (Луников) Семен Нестеров Семен Новосельцев Дмитрий Ордин Илья Портнягин Иван – писарь Потапов Козма Потапов Никифор Соколов Григорий Сосновский Никита Тарадаков Сава Темников Матвей Филатов Андрей Хабардин Иван Хабардин Сава Хотосов Василий Чупров Иван Шавырин Сергей Шестаков Сергей Шихирдин (Шахурдин) Василий Щегорин Петр Там же -- в Российском государственном военно-историческом архиве [фонд 14808, опись 1, дело, 13, лл. 8-9] мы нашли именной список гижигинцев за 1766 год не только с именами, но и отчествами. Афанасьев Михайло Афанасьев -- казак Боровых Василий Гаврилов -- капрал Безсонов Яков Иванов Белоусов Петр Терентьев Белых … Васильев Бояркин Михаил Семенов Брагин Иван Андреев Брусенин Петр Григорьев Брусанин [Брусенин] Сава Иванов Бутаков Иван Вавилов Бутаков Евдоким Марков - казак Бутаков Тимофей Митрофанов Варганов Алексей Иванов - казак Веселов Алексей Федоров - казак Гантимуров Кондратий Григорьев Герме… (Черме…)Прокопий Кирилов Горемыкин Осип Прокопьев Дубнин Алексей Максимов Заварзин Поликарп Васильев - казак Зарубин Иван Иванов Зверев Хрисанф Ильин Зеленовский Максим Прохоров Зиновьев Яков Алексеев -казак Змиев Афанасий Александров – казак Изотов Иван Борисов - казак Кабанов Тит Петров Калашников Ефим Максимов Талмаков (Калмаков)Андрей Микитин Каргопольцев Андрей Ильин Кибирев Григорий Васильев Козочкин Клим Семенов Колмогоров Иван Иванов Коновалов Федор Иванов Кононов Тимофей Гаврилов - казак Константинов Данило Изотов Конюхов Родион Петров Котосонов Алексей Мартынов Кощурин Алексей Васильев - казак Красильников Никифор Дмитриев Крымской Иван Федоров Кры…Трифон Алексеев Лазарев Григорий Васильев Лемзяков Семен Дмитриев - казак Лосев Сидор Иванов Лыткин Иван Яковлев Малгин Василий Иванов Манаков Омельян Герасимов Матвеев Иван Иванов Мартусов Кирилко Данилов Милешин Александр Андреев Наквасин Фадей Андреев - казак НеустроевИван Яковлев Нифантьев Иван Григорьев Нифантьев Илья Григорьев Обухов Николай Тимофеев Ознобихин Никита Семенов Окулов Михаил Яковлев Пермяков … Лукин Плотников Иван Иванов --капрал Попов Савва Андреев Потапов Кузьма Савин Потапов Козма Федоров Потапов Никифор Федоров Протодьяконов Иван Иванов Пургин Ефрем Иванов Рахлецов Гаврило Андреев - казак Репин Яков Максимов - казак Рубцов Федор Андреев Рубцов Яков Федоров Саплин Яков Сергеев Св… Михайло Ларионов - казак Сергеев Никита Афанасьев Скорняков Иван Федоров Скорняков Федор Федоров Соловьев Еким Алексеев Старицын Елисей Митрофанов Тарандов Сава Иванов - казак Третьяков Андрей Матвеев - казак Толстоухов Осип Яковлев Туголуков Василий Алексеев Филатов Андрей Тимофеев - казак Филипов Афанасий Данилов – казак Хаховский Иван Осипов Храмцов Илья Осипов – казак Цветков Матвей Яковлев – казак Черкашенин Гаврило Иевов - казак Шелудяков Иван Иванов Шмагин Ларион Дмитриев Шмонин Михайло Прокопьев Щегорин Петр Дмитриев После перехода части гарнизона Анадырского острога в Гижигинскую крепость мы можем сравнить прежний именной ее состав (1761-1766 гг.) с тем, что был отражен в архивных документах за 1772 год [РГВИА, фонд 14808, опись 1, д. 22, лл. 8 – 8 об.] Сержанты Клюсов Михаил Маклаков Анисим Павлов Степан Писанков Петр Тарской Григорий Каптенармусы Алачев Иван Берескин Иван Капралы Дурагин Николай Конной Алексей Солдаты Василий Беляев Федор Белской Тимофей Занин Герасим Брянцев Василий Воробьев Михаил Горбовский Иван Захаров Василий К… Степан Калмаков Леонтий Кокорин Григорий Кокорин Федор Колесов Гаврило Кузнецов Терентий Куимов Иван Куклин Яков Максимов Осип Мальцов Кирил Невзоров Егор Носков Илья Окулов Данило Салтыков Степан Ситников Михайла Скоряков Никифор Сосновский Иван Стандинов? Агей Толоконцов Иван Тяпкин Ерофей Чашин Иван Черкасов Андрей Черкашенин Сидор Шашин Конон Шахирев Семен Шилников Антип Шипицын Михаил Ярославцев Нерегулярные Новопреселенников Алексей - пятидесятник Казаки Алабышев Петр Баженов Василий Беляев Гаврила Бутаков Тимофей Власов Филип Волынкин Егор Гилев Афанасий Говорин Варлам Доншинин Кондратий Долгилев Тимофей Долгих Иван Дьячков Михаил Жирков Трофим Зверев Хрисанф Изотов Иван Каремчин ?Василий Кармалин Григорий Кибирев Гаврила Кожевин Максим Кожевин Петр Колмогоров Иван Колосов Сидор Корнев Максим Краснояров Егор Куделин Петр Леонтьев Петр Лвов Герасим Нагибин Прокопий Нижегородов Елисей Нижегородов Михаил Нижегородов Афанасий Нижегородов Иван Нифантьев Михаил Нифантьев Михаил Никифоров Окуемов Степан Пахаруков Егор Попков Григорий Попов Иван Потапов Козма Пургин Ефрем Салдатов Андрей Скорняков Иван Софонов Никита Старков Андрей Тараданов Сава Трухнин Тимофей Хромцов Илья Цветков Матвей Шмонин Афанасий Щегорин Петр Обращают на себя внимание также две ведомости за 1781 и 1784 годы, в которых перечислены дети школьного и дошкольного возраста. Для нас она интересна еще и тем, что показывает, кто из служилого населения крепости обзаводится семьей. Мы объединяем эти два списка, чтобы получить наиболее достоверную картину [1781год -- РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, лл. 39-39 об.; 1784 год -- РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 7, лл. 75-77 об.] Алабышев Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Антипин Семен – 10 (1774) Баженов Иван [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Баженов Иван – 13 (1771) Баигачев Лука [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Байгачев Лука – 10 (1774) Беляев Иона (примерно 1776/1780 г.р.) Большаков Киприян – 8 (1786) «кость горбом согнуло» (1781 г.) Болшаков Киприян – 8 (1776) – горбун. Болшаков Роман [1772] (9) обучается азбуке (1781 г.) Большаков Роман -- ? Веселый Василий [1771] (10 лет) обучается нотному пению Веселый Василий– 14 (1770) Гилев Дмитрий [1770] (11) обучается псалтыри (1781 г.) Гилев Дмитрий– 8 (1776) Горбовский Андрей– 5 (1779) Горбовский Андрей (примерно 1776/1780 г.р.) Горбовский Василий [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Горбовский Василий -- ? Горбовский Василий Меньший – 8 (1776) Горбовский Тимофей – 16 (1768) Григорьев Григорий (примерно 1776/1780 г.р.) Григорьев Василий – 4 (1780) Григорьев Василий – 7 (1777) Григорьев Григорий– 4 (1780) Долгих Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Долгих Тимофей – 6 (1778) Долгих Тимофей – 6 (1778) Калмаков Андрей (примерно 1776/1780 г.р.) Кармалин Василий Ефимов – 8 (1776) Кармалин Василий Ефимов – 8 (1776) Кармалин Василий Гаврилов – 7 (1777) Кармалин Василий Гаврилов – 8 (1776) Василий Кармалин (11) [1770] обучается часослову (1781 г.) Кармалин Василий – 14 (1770) Кармалин Иван [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781) Кармалин Иван – 11 (1773) Кармалин Игнатий – 4 (1780) Кармалин Игнатий (примерно 1776/1780 г.р.) Кармалин Прокопий [1772] (9) обучается катехизису (1781 г.) Кармалин Прокопий – 9 (1775) Кибирев Павел– 7 (1777) «глазами болен» (1781 г.) Кибирев Павел– 7 (1777) Кибирев Степан (примерно 1776/1780 г.р.) Кожевин Михаил – 7 (1777) Кожевин Михайло – 9 (1775) Кожевин Дмитрий – 17 (1770) Кожевников Дмитрий – 7 (1777) Корюкин Егор [1773]1773 (8) обучается катехизису (1781 г.) Корюкин Егор – 8 (1776) Корюкин Михайло [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Корякин Михайло -- ? Корюкин Тимофей [1770]1770 (11) обучается часослову (1781 г.) Корякин Тимофей -- ? Котельников Василий – 8 (1776) Котельников Дмитрий– 7 (1777) Котелников Сидор [1770] (11) обучается часослову (1781 г.) Котельников Сидор – 16 (1768) Краснояров Андрей – 8 (1776) Краснояров Андрей – 8 (1776) Краснояров Осип (?)обучается часослову (1781 г.) Красовский Григорий – 8 (1776) Красовский Григорий – 8 (1776) Красовский Дмитрий [1768] (13 лет) обучается нотному пению (1781 г.) Красовский Дмитрий – 16 (1768) Красовский Иван [1773] (8) обучается часослову (1781 г.) Красовский Иван – 10 (1774) Красовский Прокопий – 6 (1778) Красовский Прокопий – 6 (1778) Красовский Тимофей [1770] (11) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Леонтьев Никифор [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Ловцов Семен [1767] (14) обучается писанию (1781 г.) Львов Николай – 9 (1775) Матусов Василий [1771](10) обучается писанию (1781 г.) Матусов Василий – 13 (1771) Милешин Федор (примерно 1776/1780 г.р.) Муромцов Василий – 12 (1772) Нагибин Семен – 15 (1769) Нестеров Афанасий – 8 (1776) Нестеров Афанасий– 8 (1776) Нижегородов Василий – 4 (1780) Нижегородов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Нижегородов Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Нижегородов Осип – 7 (1777) Нижегородов Осип – 8 (1776) Носков Степан (примерно 1776/1780 г.р.) Огибалов Леонтий [1770] (11) обучается псалтыри (1781 г.) Огибалов Леонтий – 15 (1769) Окулов Афанасий [1773] (8) обучается катехизису (1781 г.) Павлов Василий Иванов сын – 16 (1768) Павлов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Павлов Григорий [1770] (11) обучается часослову (1781 г.) Павлов Григорий – 15 (1769) Павлов Иван – 10 (1774) Павлов Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Павлов Прокопий (1775) Павлов Прокопий– 11 (1773) Парфентьев Григорий – 12 (1772) Переплеткин Андрей – 15 (1769) Переплеткин Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Переплеткин Григорий – 7 (1777) Переплеткин Григорий – 8 (1776) Петушин Константин [1760]1760 (21) обучается катехизису (1781 г.) Попов Иван – 9 (1775) Пургин Антон [1771] (10) обучается азбуке (1781 г.) Пургин Антон – 15 (1769) Романов Василий [1772] (9) обучается часослову (1781 г.) Романов Василий – 13 (1771) Романов Семен– 9 (1775) Романов Семен – 9 (1775) Ротов (?) Николай [1771] (10) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Русанов Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Русанов Семен – 8 (1776) Русанов Семен – 8 (1776) Сосновский Марк (примерно 1776/1780 г.р.) Сосновский Сидор [1772] (9) обучается часослову (1781 г.) Сосновский Сидор – 12 (1772) Сосновский Степан – 9 (1775) Сосновский Степан – 9 (1775) Софонов Илья– 7 (1777) Софонов Илья – 7 (1777) Софонов Илья (примерно 1776/1780 г.р.) Софонов Остафей [1773] (8) обучается азбуке (1781 г.) Софонов Остафий -- ? Толмачев Сидор [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Толмачев Сидор – 11 (1773) Толстихин Яков (примерно 1776/1780 г.р.) Трифонов Василий – 6 (1778) Трифанов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Трифанов Григорий (примерно 1776/1780 г.р.) Худеяров Ефрем (примерно 1776/1780 г.р.) Худеяров Лев – 6 (1778) Худеяров Лев – 8 (1776) Чашин Афанасий [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Чашин Афанасий -- ? Чашин Иван– 7 (1777) Чашин Иван – 7 (1777) Чашин Петр – 9 (1775) Чашин Прокопий – 9 (1775) Чертовский Андрей – 6 (1778) Чертовский Андрей – 6 (1768) Чертовский Петр – 9 (1775) Чертовский Прокопий (примерно 1776/1780 г.р.) Шашин Алексей [1771]1771 (10) обучается псалтыри (1781 г.) Шашин Алексей – 13 (1771) Шашин Петр [1777 г.р.] Шашин Петр – 8 (1776) Шмалев Василий [1770] (11) обучается катехизису (1781 г.) Шмалев Николай [1766] (15) обучается писанию (1781 г.) Щукин Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Наиболее полный (и вероятно, завершающий уже период увеличения гарнизона) именной список служилых людей Гижигинской крепости относится к 1781 году – к моменту заключения в 1778 г. договора с чукотскими вождями о мире и в результате… постепенной утрате значения Гижигинской крепости, как военно-стратегического, а затем и торгового пункта [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, лл. 18 – 23]. Прапорщик Мордовский Павел – в Охотске Сержанты Корякин Михаил– в Охотске Маклаков Анисим Мордовский Андрей – в Охотске Лалетин Андрей Павлов Степан Посников Петр – в Камчатке Каптенармусы Алачев Иван Анкудинов Иван Корюкин Игнатий – в Охотске Матусов Роман Подпрапорщики Кокшаров Андрей Кокшаров Роман Капралы Дауркин Николай, дворянин Иванов Гаврило Конный Алексей Корюкин Иван Трифонов Тимофей Шорохов Петр Сотники Анкудинов Семен Беляев Степан Багулин Андрей – в Охотске Багулин Прокопей Баишев Иван – в Охотске Кобелев Иван – «в чукотской хемлице». Котелников Тимофей – в Каменном остроге Красовский Василий Нижегородов Логин Новопресельников Алексей Огибалов Иван Пятидесятники Анкудинов Тимофей Долгих Иван – в Охотске Инешин Петр Красовский Денис Матафонов Иван Нурийн Иван – в Охотске Парфентьев Александр Чертовский Евсей Солдаты Николай Алачев Борис Анкудинов Дмитрий Антипин Иван Антипин Платон Антипин Еремей Белоусов Федор Белской Матвей Болшаков Петр Болшаков Феофан Болшаков Василий Брусенин Куприян Бутаков Максим Брянской Василий Воробьев Федор Гаврилов Федор Голубев Михаил Горбовский Тимофей Горбовский Николай Ерзев Гаврило Замиралов Тимофей Занин Иван Захаров Максим Званов Алексей Зяблов Яков Кабанов Козма Канторовцев (?) Василий Клесов Андрей Ковалев – в Ямске Алексей Кокорин Данило Калмаков Степан Калмаков Яков Кармадонов Григорий Кокорин Федос Колесов Иван Княжев Петр Коренин Григорий Корякин Гаврила Кузнецов Никита Куимов Яков Куклин Яков Курилов Михайло Курносов Алексей Кучумов Иван Лазарев Сергей Лебедев Герасим Маклаков – в Охотске Максимов Яков, барабанщик – в Камчатке Матвей Мальцов Иван Михляев Василий Московских Дементий Незамаев Яков Немиров Матвей Нестеров Дмитрий Никифоров Егор Носков Егор Окулов Никифор Окулов Тихон Окулов Иван Павлов Григорий Пашенной Андрей Петров Андрей Переплеткин Афанасий Переплеткин Никита Переплеткин Петр Потанин Иван Потапов Гаврило Русаченков Петр Самохвалов Евдоким Сосновский Никифор Сосновский Федор Сумнин Василий Толстихин Михайло Толстихин – «в чукотской землице» Федор Толстихин Петр Топорков Иван Турбин Яков Тюленев Ефим Тюшев Иван Тяпкин Данило Федотов Семен Федотов Петр Худеяров Ерофей Чашин Назар Чашин Григорий Черных Назар Шадрин Филат Шадрин Конон Шахирев Василий Шашин Петр Шашин Сидор Шашин Семен Шилников Афанасий Шитов Михайло Ярославцов Федор Ярославцов Казаки Петр Алабышев Степан Алабышев Степан Аксенов - в Охотске Алексей Анкудинов Трифон Анкудинов - в Каменном остроге Петр Аржаков Федор Аржаков Дмитрий Афанасьев - в Охотске Андрей Багулин Демид Баженов Андрей Байгачев Иван Байгачев Матвей Беломоин Петр Белоусов - в Охотске Андрей Белоусов Василий Белоусов Мирон Белых Гаврила Беляев Иван Беляев Василий Борисов Федор Бутаков -- у провианта Гаврила Бянкин Козма Бянкин - в Охотске Яков Бянкин - в Охотске Евдоким Веселой Матвей Валынкин Егор Волынкин Степан Валынкин - в Охотске Иван Гилев - в Охотске Петр Гилев Петр Глатков Андрей Говорин Варлам Говорин Иван Григорьев Андрей Долгих Иван Долгих Кирила Долгих Максим Долгих Михайла Долгих Тимофей Долгих - “в чукоцкой землице” Афанасий Долгополов - в Охотске Иван Долгополов Матвей Долгополов Василий Жерепцов Хрисанф Зверев Яков Зиновьев Иван Изотов Гаврила Кармалин Григорий Кармалин Афанасий Кибирев - в Охотске Гаврила Кибирев - в Охотске Евдоким Кибирев Андрей Кобелев Никифор Ковригин - в Охотске Андрей Кожевин Дмитрий Кожевин Егор Колмаков Василий Колмогоров Дмитрий Колмогоров Федор Колмогоров - в Охотске Сидор Колосов Иван Коренев Максим Коренев Иван Котельников Петр Котелников Петр Котелников Александр Котков -- в Камчатке Никифор Красилников - в Охотске Петр Краснояров Евдокий Краснояров Егор Краснояров Аврам Красовский Андреян Красовский Мартын Красовский Савт (?) Красовский Петр Красовский Савастьян Красовский Тимофей Красовский Федор Красовский ? Куделин - в Охотске Иван Курилов Иван Куркуцкий Сидор Куркуцкий Алексей Курочкин Григорий Лазарев Михайла Нифантьев Григорий Микушкин Александр Милеш Иван Милешин Григорий Милешин Иван Митрофанов - в Охотске Федор Мосеев -- в кузнецах Петр Муромцов Степан Муромцов Яков Муромцов Степан Наумов Герасим Нагибин Семен Нагибин Яков Нагибин - в Охотске Прокопий Налебин [Нелюбин] Афанасий Нижегородов - в Охотске Иван Нижегородов - в цирюльниках Иван Нижегородов Михайла Нижегородов Михайло Нижегородов Петр Нижегородов Степан Нижегородов - в Охотске Федор Нижегородов Яков Нижегородов Андрей Нифантьев Иван Нифантьев Михайла Нифантьев Яков Новопреселеннов Николай Огибалов Тимофей Ознобихин Александр Опрокизнев Михайла Опрокизнев - в Охотске Федор Опрокизнев Филип Отласов - в Охотске Николай Очуевской Гаврила Павлов Иван Павлов Иван Павлов Михайла Павлов Степан Павлов Матвей Панов Семен Парфентьев Егор Пахоруков Иван Перевалов Иван Плахин - в Охотске Тимофей Полуектов Борис Попов Иван Попов Лев Попов Роман Попов Козма Потапов Иван Потылицын - в Охотске Аксентий Пшенников - в Охотске Никифор Пшенников Петр Пшенников Ефрем Пургин Харлампий Пургин - в Охотске Василий Репин Михайла Романов Никифор Романов Демид Русанов Матвей Русанов Михайла Русанов - в Охотске Осип Рычков Филип Рычков Андрей Салдатов – умре Дмитрий Ситников - в Охотске Иван Скорняков Иван Скорняков Петр Скорняков - в Охотске Федор Скорняков - в Охотске Фома Скорняков Иван Софонов Никита Софонов Андрей Старков - в канцелярии в сторожах Василий Старцов - в Охотске Гаврила Тайшин Никифор Толмачев - в Охотске Аврам Томской - при казенном доме Леонтий Торгошин Иван Тугаринов - в Охотске Василий Туголуков Тимофей Трухнин (Трухин) Емельян Хромцов Кирило Хромцов Алексей Худеяров Иван Худеяров - в Охотске Тимофей Чагин Семен Черепанов Алексей Чертовский Иван Чертовский Иван Чертовский Михайла Шадрин Иван Шеметов Иван Шипунов Александр Шмонин - в барабанщиках Афанасий Шмонин Василий Щегорин Петр Щегорин - в Охотске Егор Щукин Именной состав гарнизона Гижигинской крепости на 1 мая 1831 года [Национальный архив РС (Я), Фонд 401 п, опись 1, дело 6Б, лист 713-714 об.] Сотник 14 класса [Петр Иванович] Савинский – выехал в Охотск В должности хорунжего пятидесятник Алексей Бошев – 43 [1788 г.р.] Пятидесятники Леонтий Большаков – 37 [1794] Алексей Шестаков – 40 [1791] Сверх комплекта Николай Огибалов – 35 [1796] Младшие урядники Матвей Корюкин – 43 [1788] Онуфрий Краснояров – 38 [1793] Григорий Парфентьев – 62 [1769] Сверх комплекта Константин Красовский – 38 [1793] Иван Тюшев – 25 [1806] Писарь Иван Куркутский – 39 [1792] Мастеровой Андрей Калмаков – 60 [1771] Казаки Кирил Анкудинов – 40 [1791] Михайло Анкудинов – 48 [1783] Николай Анкудинов – 41 [1790] Николай Анкудинов – 34 [1797] Иван Баженов – 64 [1767] Семен Баишев – 20 [1811] Дмитрий Беломоин – 39 [1792] Николай Беломоин – 43 [1788] Иван Белохвостов – 47 [1784] Кирил Белоусов – 44 [1787] Прокопий Большаков – 41 [1790] Григорий Важенин – 42 [1789] Яким Важенин – 18 [1813] Григорий Веселый – 51 [1780] Иван Волков – 44 [1787] Афанасий Гилев – 26 [1805] Андрей Горбовский – 52 [1779] Иван Долгих – 56 [1775] Гаврило Долгополов – 39 [1792] Алексей Зиновьев – 36 [1795] Матвей Зиновьев – 44 [1787] Иван Зыков 1-й – 47 [1784] Иван Зыковы 2-й – 18 [1813] Григорий Калмаков – 20 [1811] Василий Кармалин – 60 [1771] Василий Кибирев – 42 [1789] Евстроп Кобелев – 38 [1793] Захар Кожевин – 33 [1798] Захар Кожевин 2-й – 21 [1810] Петр Кожевин – 23 [1808] Варфоломей Кокшаров – 40 [1791] Захар Кокшаров – 36 [1795] Николай Кокшаров – 18 [1813] Петр Кокшаров – 37 [1794] Андреян Колмогоров – 31 [1800] Кирик Колмогоров – 40 [1791]. Находится в Охотске. Игнатий Корюкин – 39 [1792] Изосим Корюкин – 38 [1793] Лазарь Корюкин – 44 [1787] Влас Красовский – 37 [1794] Кирил Краснояров – 39 [1792] Денис Красовский – 22 [1809] Калистрат Красовский – 39 [1792] Кирил Красовский – 18 [1813] Павел Красовский 22 [1809] Панфил Красовский – 37 [1794] Логин Куилин – 39 [1792] Прокопий Курилов – 54 [1777] Филип Курочкин – 21 [1810] Лука Марченев – 53 [1778] Афанасий Нижегородов – 22 [1809] Григорий Нижегородов – 43 [1788] Евсей Нижегородов – 50 [1781] Михайло Нижегородв – 39 [1792] Николай Нижегородов – 41 [1790] Осип Нижегородов 1-й – 56 [1775] Осип Нижегородов 2-й – 39 [1792] Федор Нижегородов – 43 [1788] Петр Нифантьев – 41 [1790] Василий Овчинников – 51 [1780] Федор Овчинников – 44 [1787] Варфоломей Павлов – 25 [1806] Григорий Павлов – 62 [1769] Дмитрий Павлов – 42 [1789] Феофилат Павлов – 29 [1802] Федот Парфентьев – 38 [1793] Михайло Переплеткин – 35 [1796] Петр Переплеткин – 37 [1794] Григорий Попов – 59 [1772] Иван Попов – 18 [1813] Карп Попов – 30 [1801] Григорий Пшенников – 36 [1795] Иван Пшенников – 51 [1780] Алексей Русанов – 21 [1810] Илья Русанов – 48 [1783] Кирил Русанов – 36 [1795] Иван Толстихин – 42 [1789] Николай Толстихин – 22 [1809] Яков Толстихин – 58 [1773] Ефим Тюшев – 41 [1787] Тимофей Тюшев – 29 [1802] Тюшев – главный смотритель, чиновник 14 класса, сверх комплекта Василий Худеяров 1-й – 37 [1794] Василий Худеяров 2-й – 26 [1805] Дмитрий Худеяров – 31 [1800] Ефрем Худеяров – 51 [1780] Лев Худеяровв – 60 [1771] Захар Чертовский – 39 [1792] Михайло Чертовский – 22 [1809] Петр Чертовский – 61 [1770] Степан Чертовский – 38 [1793] Тимофей Шмонин – 52 [1779] Николай Щукин – 39 [1792] В 1852 году накануне перевода части гижигинских казаков с семьями в специально построенный для переселенцев казачий поселок на берегу бухты Сероглазка был составлен «Посемейный список о казаках Камчатской команды служащих и отставных с их детьми» [РГАВМФ, фонд, 906, опись 1, дело 16]. В Гижиге Служащие Пятидесятники Киренский Михаил Рафаилов – 40 [лет, 1812 г.р.] Котельников Николай Васильев – 36 [1816] Савинский Давыд Федоров – 22 [1832] Урядники Краснояров Ануфрий Осипов – 60 [1792] Сын его служащий казак Константин – 22 [1830] Красовский Денис Иванов – 43 [1809] Сын его неслужащий Феодосий – 11 [1841] Попов Василий Григорьев – 42 [1810] Писарь Русинов [Русанов] Сократ Ильин – 37 [1795] Его сыновья неслужащие: Федор – 17 [1835] Алексей – 8 [1844] Григорий – 5 [1847] Казаки Анкудинов Николай Семенов – 64 [1888] Сын его служащий Евдоким – 24 [1828] Неслужащие: Иван – 10 [1842] Елизар – 8 [1844] Анкудинов Тимофей Михайлов – 32 [1820] Сыновья: Федор – 8 [1844] Николай – 6 [1846] Елизар – 3 [1849] Баженов Николай Александров – 25 [1827] Безсонов Иван Васильев – 47 [1805] Беломоин Николай Дмитриев – 22 [1830] Белоногов Капитон, казачий сын, сирота – 21 [1831] Белоусов Ефим Яковлев – 24 [1828] Белохвостов Иван Иванов – 69 [1883] Дети его: Фотий – 16 [1836] Сава -- 8 [1844] Большаков Алексей Леонтьев – 22 [1830] Большаков Михайло Леонтьев – 30 [1822] Большаков Флегонт Леонтьев – 22 [1830] Волков Николай Иванов – 36 [1816] Дети: Прокопий – 9 [1843] Кирил – 3 [1849] Волынкин Григорий Степанов – 64 [1788] У него дети служащие: Андреян – 22 [1830] Гладков Федор, казачий сын, сирота – 16 [836] Долгих Алексей Иванов – 30 [1822] Долгих Кирило Иванов – 36 [1816] Долгополов Николай Гаврилов – 22 [1830] Зиновьев Алексей Яковлев – 61 [1791] Сын его служащий Григорий – 32 [1820] Сын Григория Николай – 6 [1846] Зиновьев Иван Матвеев – 24 [1828] Зыков Иван Иванов – 42 [1810] Сын его Емельян – 6 [1846] Инешин Тимофей Павлов – 33 [1819] Сын Гавриил – 4 [1848] Кармалин Иван Васильев – 36 [1816] Сыновья: Иннокентий – 7 [1845] Василий – 5 [1847] Кибирев Феодосий Иванов – 27 [1827] Киселев Сафроний, казачий сын, сирота – 11 [1841] Кожевин Николай Андреев – 33 [1819] Сыновья: Андрей – 10 [1842] Гаврило – 1 [1851] Кожевин Николай Захаров 2-й – 28 [1824] Кокоулин Андрей Яковлев – 36 [1816] Сыновья: Захар – 8 [1844] Федор – 2 [1850] Кокшаров Семен Варфоломеев – 31 [1821] Колашев (?) Василий Андреев – 36 [1815] Его сыновья: Степан – 12 [1840] Семен – 10 [1842] Роман – 6 [1846] Александр – 3 [1849] Колмаков Феноген Андреев – 24 [1828] Колмогоров Андриан Васильев –63 [1789] Сын его служащий Александр – 40 [1812] Корюкин Данило Матвеев – 37 [1815] Сын Ефим – 1 [1851] Корюкин Моисей Игнатьев – 22 [1830] Корытин Иван Лазарев – 22 [1830] Корытин Павел Изосимович – 22 [1830] Красовский Иван Власов – 26 [1826] Кудеяров Дмитрий Львов – 57 [1795] Сын его Михаил – 14 [1838] Кудияров Петр Васильев –22 [1830] Курилов Николай Прокопьев – 36 [1816] Куркутский Григорий Иванов – 24 [1828] Мухин Луппо, казачий сын, сирота – 7 [1845 ] Нижегородов Василий Евсевьев – 31 [1821] Нижегородов Иван Осипов – 28 [1824] Нижегородов Иван Осипов – 22 [1830] Нижегородов Евсей Осипов – 36 [1816] Нижегородов Михайло Михайлов – 61 [1791] Нижегородов Федор Степанов – 61 [1791] Овчинников Николай Федоров – 33 [1819] Сын Прокопий – 5 [1847] Огибалов Николай Николаев – 57 [1795] У него сын служащий Яков – 25 [1827] Павлов Филип Иванов – 52 [1800] Дети его: Алексей – 8 [1844] Иван – 6 [1846] Парфентьев Николай Федотьев – 30 [1822] Сын его Иван – 6 [1846] Парфентьев Тимофей Федотьев – 22 [1830] Переплеткин Михайло Михайлов – 30 [1822] Попов Степан Григорьев – 22 [1830] Пшенников Ануарий [Януарий] Григорьев – 30 [1822] Пшенников Григорий Никифоров – 60 [1792] У него дети служащие: Василий – 22 [1830] Неслужащие: Иван – 18 [1834] Зиновий – 13 [1839] Расторгуев Иван, казачий сын, сирота – 5 [1847] Русинов [Русанов] Кирик Демидов – 60 [1792] У него дети служащие: Прокопий – 22 [1830] Михаил – 35 [1817] Сын Михаила Иван – 5 [1847] Савинский Петр Федоров – 37 [1815] У него сын Семен – 13 [1839] Толстихин Василий Яковлев – 37 [1815] Сын Алексей – 7 [1845] Толстихин Кремент Иванов – 24 [1828] Толстихин Николай Яковлевич – 45 [1807] Сын его Григорий – 15 [1837] Толстихин Петр Иванов – 22 [1830] Тюшев Тимофей Кирилов – 60 [1792] У него сыновья служащие: Иван – 24 [1828] Сын Ивана Дмитрий – 1 [1851] Тюшев Иннокентий Кирилов – 36 [1816] Черных Алексей, казачий сын, сирота – 15 [1837] Черных Гаврила, казачий сын, сирота – 1 [1651] Черных Дормидонт, казачий сын, сирота Черных Евграф, казачий сын, сирота Черных Ефим, казачий сын, сирота – 6 [1846] Чертовский Прокопий Прокопьев – 24 [1828] Переведенные в Петропавловский порт казаки в августе 1854 года приняли активное участие в обороне Петропавловского порта. Вот их имена: Большаков Михаил Леонтьевич, казак Колмогоров Василий Кирикович, казак Охотской казачьей команды Корюкин Петр [1837], казак Котельников Николай Васильевич, пятидесятник Кошкарев [Кокшаров] Дмитрий Варфоломеевич [1835], казак Кошкарев [Кокшаров] Петр Варфоломеевич [1835] , казак Краснояров Константин Онуфриевич, казак Красовский Феликс Кириллович [1830] – незаконнорожденный уроженец Гижигинской крепости, матрос Камчатского флотского экипажа. Курилов Петр Дмитриевич [1827], из солдатских детей, матрос Камчатского флотского экипажа. Манаков Полиевкт Ильич [1836], казак Ордин Влас Иванович [1840], казак Пшенников Иван Григорьевич [1815], казак Савинский Давид Федорович [1829], казак Толстихин Василий Яковлевич [1815], казак Томский Александр Никифорович [1826], пятидесятник Окончательный список Гижигинской казачьей команды и членов их семей был сформирован после Крымской кампании 1853-1856 гг. (оборона Петропавловского порта 1854 г.) 18 января 1857 года [РГАВМФ, фонд 909, оп.1, д. 29, лл.75-81]. Этот небольшой остаток гарнизона Гижигинской крепости – его корневая родовая основа. Пятидесятник Падерин Егор – 34 года [1832 г.р.], поступил на службу в 1850. Ж. Елизавета Александрова – 34 [1832] Сыновья: Дей – 12 [1844] Степан – 7 [1849] Андрей – [1855] Урядник Василий Попов – 41 [1815] – 1833 Ж. Татьяна Васильева – 41 [1815] Урядник Николай Курилов – 41 [1815] – 1833 Ж. Агния Захаровна Вахтер Сократ Русанов – 42 [1814] – 1833 Ж. Марья Иванова – 42 [1814] Сыновья: Алексей – 10 [1846] Григорий – 8 [1848] Илья – 3 [1853] Иван – 1,5 [1854] Дочь Ирина – 15 [1841] Казаки: Иннокентий Тюшев – 41 [1815] – 1833 Ж. Елизавета Константинова – 42 [1814] Дочь Матрена – 12 [1844] Григорий Куркутский – 29 [1827] -1845 Ж. Парасковья Захарова – 20 [1836] Сын Иван – 2 мес. 26 дн. [1856] Николай Кожевин 1-й – 37 [1819] – 1836 Ж. Надежда Иванова – 34 [1822] Сыновья: Гаврило – 15 [1841] Андрей – 13 [1843] Михайло – 1 мес. 11 дн. [1856] Воспитанник Уар Анкудинов – 13 [1843] Девица Александра Кожевина – 40 [1816] Григорий Зиновьев – 37 [1819] – 1837 Ж. Авдотия Федотова – 25 [1831] Сыновья: Николай – 8 [1848] Лука – 3 [1853] Сестры Григория: Анна – 39 [1817] Варвара – 24 [1832] Параскева – 19 [1837] Василий Колмаков – 41 [1815] – 1833 Ж. Параскева Ильина – 41 Сыновья: Степан – 15 [1841] Семен – 12 [1844] Роман – 9 [1847] Александр – 6 [1850] Яков – 1 [1855] Януарий Пшенников – 36 [1820] -- 1839 Ж. Наталья Гаврилова – 29 [1827] Сын Василий – 4 [1852] Дочь Параскева – 9 [1847] Иван Зиновьев – 29 [1827] -- 1845 Ж. Наталья Васильева – 27 [1829] Дочери их: Варвара – 5 [1851] Евдокия – 1 [1855] Мать их Зиновьева Улита Дочь Улиты Анна – 34 [1822] Дочь Анны – Анна – 2 [1854] Михайло Переплеткин – 34 [1822] – 1839 Ж. Анна Лазарева – 27 [1829] Дочь Ефросиния – 1 [1855] Мать Переплеткина Акулина – 60 [1796] Иван Нижегородов 1-й – 32 [1824] – 1840 Ж. Аксиния Васильева – 31 [1825] Сыновья: Трифон – 7 [1849] Иосиф – 3 [1853] Иннокентий – 10 мес. 23 дн. [1855] Дочери: Елизавета – 10 [1846] Варвара – 5 [1862] Мать НИжегородова Татьяна – 62 [1794] Андрей Кокоулин – 40 [1816] – 1839 Ж. Наталия Гаврилова – 32 [1824] Сыновья: Захар – 12 [1844] Федор – 6 [1850] Дочери: Дарья – 8 [1848] Мокрина – 2 [1854] Семен Кокшаров – 36 [1820] – 1838 Ж. Евдокия Александрова – 37 [1819] Сын Феодосий – 4 [1852] Алексей Долгий – 32 [1824] – 1839 Ж. Татьяна Петрова – 26 [1830] Кирило Долгий – 40 [1816] – 1833 Ж. Марфа Иванова – 46 [1810] Дочь Татьяна – 13 [1843] Феопонт Колмаков – 27 [1829] – 1845 Степан Попов – 27 [1829] – 1849 Семейства казачьи Улита Овчинникова – 27 [1829] Сыновья: Прокопий – 7 [1849] Алексей – 1 г. 11мес. [1854} Дочь Дарья – 3 [ум 20.01. 1856] Емельян Зыков – 8 [1848] Иван Нижегородов 2-й – 26 [1830] -- 1849 Ж. Дарья Зосимова – 21 [ум. 05.04. 1856] Варвара Кармалина – 28 [1828] Сыновья: Иннокентий – 10 [1846] Василий – 7 [1849] Дочери: Улита – 4 [1852] Параскева – 2 мнс. 11 дн. [1856] Олимпиада Кармалина – 51 [1805 – 27.06.1856] Дочь ее Пелагея -- 22 [1834] Сын Пелагеи Филипп 2 мес. 27 дн. [01.1856 – 04.1856] Параскева Савинская – 41 [1815] Дочь Настасья – 13 [1843] Сын Семен – 16 [1840] Анна Нижегородова – 32 [1824] Дочери: Катерина – 17 [1839] Агриппина – 4 [1852] Евдокия Нижегородова – 71 [1785] Дочь ее Парасковья – 25 [1831] Ольга Колмогорова – 28 [1828] Дочери: Мария – 8 [1848] Евдокия – 4 [1852] Парасковья Парфентьева – 34 [1822] Сын Иван – 8 [1848] Степан Чертовский – 12 [1844] Вдова Дарья Парфентьева – 61 [1795] Дочери: Евдокия – 19 [1837] Матрена – 23 [1833] Дочь Матрены – Феодосия Дарья Толстихина – 25 [1831] Ольга Долгополова – 24 [1832] Дети: Неонила – 1 [1855] Константин – 2 г. 7 мес. [1853] Серафима Долгополова – 22 [1834] Дочь Татьяна – 1 [1855] Гаврило Инешин – 9 [1847] Катерина Русанова – 38 [1818] Дети ее: Иван – 8 [1848] Алексей – 1 г. 9 мес. [1854] Акулина – 10 [1846] Евдокия Волкова – 29 [1827] Сыновья: Прокопий – 10 [1846] Кирик – 6 [1850] Иван – 4 [1852] Василий Красовский – 5 [1851] Наталья Красовская – 1 [1855] Вдовы: Елена Лифантьева – 60 [1796] Дети: Егор – 13 [1843] Федор – 5 [1851] Евдокия – 19 [1837 – 11.11.1856 вышла замуж за гижигинского мещанина Михаила Сабинина 2-го] Елена Тюшева – 50 [1806] Дмитрий Тюшев – 5 [1851] Лукия Чертовская Дочери – Феодосия – 2 [1854] Анна – 22 [1834] Аграфена Анкудинова – 28 [1828] Дети: Авдотья – 9 [1847] Татьяна – 5 [1851] Феодосия – 7 мес. 2 дн. [1855] Александра Большакова – 22 [1834. 08.07. 1856 г. вступила во второй брак с гижигинским мещанином Василием Подымахиным] Сын ее Александр – 3 [1853] Варвара Красовская – 39 [1817] Сыновья: Феодосий – 14 [1842] Николай – 3 [1853] Дочь Евдокия – 12 [1844] Ирина Чертовская – 67 [1789] Прасковья Веселова – 88 [1768] Елизар Анкудинов – 7 [1849] Настасья Шмонина – 62 [1794] Марья Куркутская – 37 [1819] Дети: Андрей – 12 [1844] Николай – 8 [1848] Аким – 4 [1852] Ольга – 6 [1850] Анна Русанова – 82 [1774] Лукия Кожевина – 60 [1796] Анна Беломоина – 69 [1787] Льготные казаки: Андриян Колмогоров – 64 [1792] – 1818. На льготе с 12.07. 1852 Роман Колмогоров – 69 [1787] – в отставке по неспособности Дмитрий Кудьяров – 60 [1796] – 1807. На льготе с 23.07. 1854 Ж. Авдотья Васильева – 46 [1810] Сын Михайла – 16 [1840] Дочери: Матрена – 28 [1828] Ирина – 7 [1849] Федор Нижегородов – 65 [1791] – 1805. На льготе с 12.07. 1852 Михайло Анкудинов – 3 [1853] Зиновия Пшенникова – 18 [1838] Отставной казачий сын Кузьма Волков – 29 [1827] Сироты: Анна Корюкина – 12 Катерина Огибалова – 48 Матрена Корюкина – 8 Ефим Корюкин – 5 Параскева Нижегородова – 18 Варвара Анкудинова – 5 Устиния Белохвостова – 13 Феоктиста Кобелева – 17 Евдокия Кобелева – 15 Василий Кобелев – 9 Кобелевы 21.02. 1856 г. выбыли в Охотск на жительство. Исправляющий должность земского исправника Фердинанд Хмелевский В период Русско-японской войны 1904-1905 гг. потомки гижигинских казаков принимали активное участие в народном ополчении Камчатки, что позволило тогда сохранить полуостров за Россией, хотя японцы предполагали получить ее в качестве военного трофея вместе со столь же богатым рыбой Южным Сахалином, высадив на Камчатке десант, состоявший из отставных унтер-офицеров императорской армии. Но десант был разгромлен. А хищнические браконьерские шхуны, атаковавшие нерестовые лососевые реки полуострова, -- уничтожались вместе с членами экипажа. И камчатские потомки гижигинцев весьма достойно показали себя. Вот их имена: Брагин Дмитрий Кириакович (1879 – 22.08.1937), с. Ключи Волынкин (Валынкин) Николай Николаевич (1876), казак, награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171296 Коренев Дмитрий Иванович, награжден серебряной медалью «За усердие», произведен в чин зауряд-хорунжего. Коренев Петр Иванович (1859), г. Петропавловск Корюкин Алексей Петрович (06.03.1887), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Корякин Михаил Петрович (1879), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» Львов Аполлон Степанович (Ильич) (14.12.1862) Львов Павел Степанович, урядник, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Львов Флорентий Степанович (1856) Мухин Андрей Лупиянович (1872) Пшенников Николай Иванович, г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Савинский Александр Дмитриевич (1860), с. Усть-Камчатск Савинский Алексей Векентьевич (1883–1932) Савинский Андрей Давидович (1865) Савинский Давид Давидович (1872), награжден серебряной медалью «За усердие» и произведен в чин зауряд-хорунжего Савинский Иван Давидович (1867) Савинский Иван Векентьевич (1876) Савинский Николай Векентьевич (1874) Савинский Федор Давидович (1862 – 03.02.1916), награжден серебряной медалью «За усердие» Толстихин Афанасий Иннокентьевич (1863) Толстихин Василий Иннокентьевич (1875 – 25.05.1938), с. Тигиль Толстихин Григорий Васильевич (1864) Толстихин Константин Михайлович (?), с. Колпаково Толстихин Петр Иннокентьевич (1858), награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171307 Томский Василий, с. Усть-Камчатск Томский Иван Иванович (1867), с. Сероглазка Чудинов Иосиф Ипатович (1878–1908), с. Коряки, награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171288
  4. Этот наш -- российский регион -- крайний Северо-Восток России изучен в соответствии, вероятно, с его названием КРАЙНЕ слабо. И если о событиях, происходящих на Чукотке, нашему обывателю еще что-то, хотя бы в малой степени, известно, например о подвиге Семена Дежнева, то о людях, с которыми Дежнев этот свой подвиг совершал, а также о других наших соотечественниках, кто осваивал этот северный край, историки чрезвычайно скупы на информацию. А ведь историю здесь творили не отдельные личности, а ПОКОЛЕНИЯ людей -- старожилов, сумевших не только выжить в суровых северных условиях, но и породниться -- кровью и духом -- с местными коренными народами, вобрав все лучшее от них и отдав, взаимно, все лучшее, что может быть использовано в условиях Севера, -- им. Сегодня эти люди, история жизни которых на российском Дальнем Востоке приближается к отметке в ЧЕТЫРЕ СТОЛЕТИЯ, растворились среди пришлого населения, среди временщиков, которых в силу их меркантильных северных устремлений, не интересует ни история, ни культура, ни традиции Севера, но вобравшие в себя всю имеющуюся на севере бюджетную -- исполнительную и законодательную -- власть, попирая нередко все те принципы хозяйствования и традиционной культуры, которой были основой для выживания человека на Севере и вытесняя с этого самого Севера во имя использования его бизнес-ресурсов самого СЕВЕРНОГО ЧЕЛОВЕКА и его потомков, которые расселяются по всей нашей необъятной стране, находят свое новое место под солнцем и теряют всякую связь со своей Малой Родиной, пропадая в БЕЗВЕСТНОСТИ. А мы хотим вернуть ИМ и НАМ историческую память.
  5. Впервые Номоконовы и Комогорцевы (а ранее носители прозвищ – Номокон и Колмогор) появились в Восточном Забайкалье более 300 лет назад, у каждого рода – своя история. В результате выявления и изучения архивных документов, свидетельствующих об их службе и расселении, старых географических карт, исповедальных росписей и метрических книг, поиска сохранившихся дореволюционных фотографических снимков, а также иных тематических материалов, удалось составить достоверное жизнеописание предшествующих нам поколений, нисходящие родословные росписи, генеалогические древа. В процессе такой исследовательской работы, как правило, всегда появляются сопутствующие сведения о представителях других фамилий. В нашем случае – собраны и систематизированы первоисточники о старинном казачьем роде Бутиных. В статье впервые в истории родословия Бутиных упоминаются все найденные на сегодняшний день дети Нерчинского посадского Тимофея Бутина, ставшего родоначальником известного далеко за пределами Нерчинска, многочисленного рода Бутиных, чьи потомки ныне живут не только в Восточном Забайкалье и Сибири. Александр Андреевич Намоконов Майя Николаевна Мельникова Бутин Тимофей и его потомки из Дурулгуя и Зюльзи При изучении истории рода казаков Номоконовых из караула Дурулгуевский Чиндант-Турукуевской пограничной дистанции (на примере первых церковных книг Нерчинского уезда, а также записных книг и ведомостей Акшинской крепости, Николаевской церкви и Чиндантской крепости Чиндант-Турукуевской позже Чиндантской Георгиевской церкви и др. источников) а также инородцев Баягирского рода Колмогорцовых из Зулзинской слободы (на примере церковных записных книг и ведомостей Зюльзинской Предтеченской церкви и др. источников) в Государственном архиве Забайкальского края и Российском государственном историческом архиве были выявлены документы, подтверждающие родственные связи казаков Бутиных караула Дурулгуевский (в настоящее время – поселение Старый Дурулгуй Ононского района Забайкальского края) и купцов Бутиных из Зулзинской деревни (в настоящее время – поселение Зюльзя Нерчинского района Забайкальского края). Результаты анализа архивных документов позволяют утверждать, что казаки и купцы Бутины имеют одного общего предка – служилого Тимофея Бутина, и, соответственно, являются друг другу родственниками. Сведения о казаках и разночинцах Бутиных встречаются в первых церковных метрических книгах г. Селенгинска. В «Книге записной Иркуцкой Епархии Селенгинского пригорода Спасской церкви за 1729 г.» в части первой о рождающихся под №30 значится: 7 ноября у пятидесятника Осипа Бутина подменыш Матрона [1, л.63/об.]. В «III. Переписной книге убылым после 1-ой переписи» (хранятся в числе ревизских книг…) под №328 значится: «Онаго ж города разночинцы померли … Иван Бутин »; [2, л.55]. под №542: «Выбыли по гор. Селенгинску в действительную казачью службу… Осип Бутин». [2, л.58]. Родственные связи разночинца Ивана Бутина и казачьего пятидесятника Осипа Бутина с нерчинским конным казаком Тимофеем Бутиным в архивных документах, с которыми мы работали, пока не обнаружены. Служба родоначальника Забайкальских Бутиных Тимофея Бутина (согласно первой переписи Нерчинского уезда родившегося в 1671 г.) и умершего не ранее 1760 г. прослеживается на протяжении пятидесяти лет: Нерчинский посадский (1711), конный казак (1721), служилый (1722), отставной служилый (1729), полтинно плателщик (1760). Архивные документы, в которых упоминается Тимофей Бутин: Книга великаго государя царя и великаго князя Петра Алексеевича, всеа великия и малыя и белыя России самодержца, 1711 г. Нерчинским посацким людем, кто имяны и сколько годоваго денежнаго и хлебнаго оброку в казну вел. государя по окладу платят и сколько человек призвано и поселено вновь в посад, и то писано ниже сего порознь: «…Алексей Колмогор, рубль, хлеба четь, ржи 8-пудная… Тимофей Бутин 7 гривен…» [2, стр.21] Книга Ея Императорскаго Величества города Нерчинска переписная душам мужеска полу людей в г. Нерчинску, да посаде и Нерчинскаго присудствия в острогах, в слободах и в деревнях Нерчинским конным и пешим казакам…1721 г. «…вниз по Шилке реке в Куенской деревне… конной казак Тимофей Бутин пятидесяти лет, да сын ево Киприян двенатцати лет, а болше де того в доме у него мужеска полу людей нет» [3, л.67-67/об.]. Согласно первой подушной переписи Нерчинского уезда, Тимофею Бутину 50 лет, и он с сыном Киприяном живёт в Куенской деревне. Однако помимо Киприяна у Тимофея Бутина, как мы считаем, были старшие сыновья Никита (ок.1697) и Леонтий (1699), не вошедшие в первую ревизию. Старшие сыновья, возможно, находились в отъезде по службе. Позже Леонтий упоминается в архивных источниках приказчиком Сретенского острога и Торгинской слободы. После 1721 г. конный казак Тимофей Бутин живет в Нерчинске. Сведения о рождении сыновей Тимофея Бутина выявлены в книгах Нерчинской Соборной Воскресенской церкви за 1722-1733 гг. В части первой о рождении значатся: 1722 г. 7-го Маия У служилого Тимофея Бутина сын Сидор; [4, л.2] 1727 г. 1-го Февраля У отставного служилого Тимофея Бутина сын Феодор; [4, л.106] 1729 г. 6-го Июля У отставного Тимофея Бутина сын Гавриил; [4, л.118/об.] 1733 г. 15-го Марта У отставного служилого Тимофея Бутина сын Иаков, - - - - - - - - - - - - у него же Тимофея сын и Василий. [4, л.143]. Записи в книги внесли протопоп Даниил Иванов, священнослужители Иван Иванов, Иван Петров. Важно отметить, что, хотя записи о рождении сыновей Тимофея Бутина выявлены в книгах Нерчинской Соборной церкви, в послужных списках у многих из них прописано: «Из казачьих детей города Нерчинска уезду Стретенского острогу». В Нерчинской Соборной Воскресенской церкви венчались дочери и сыновья (от двух браков) Тимофея Бутина: Варвара, Евдокия (1-я), Матрона, Киприян, Евдокия (2-я), Леонтий, Гаврила, Яков, Федор. Книга города Нерчинска Соборныя Воскресенския церкви Протопопа Даниила Иванова Священно служителей Ивана Иванова Ивана Петрова с причетники о приходских тоя церкви людях На три части кто имяны и коих годах родились браками венчались и померли 1723 году Генваря с 1 числа. В 1723 г. венчаны: «№22. 4-го Ноября Служилой Стефан Семенов сын Потехин Тимофеевой дочерью Бутина девкою Варварою первым браком». [4, л.51]. Книга церковных сборов за 1724-1751 гг.: «4-го Февраля 1734 г. Дана венечная память Нерчинского острогу Священнику Леонтию Михайлову венчать того острогу Василья Васильева сына Деревцова первым браком на девице Евдокие Тимофееве дочери Бутина ис приходу города Нерчинска» [5, ч. I, л.101]. «…25-го Октября 1734 г. Дана венечная память Нерчинского Собора священнику Ивану Иванову венчать Михаила Леонтиева сына Котелникова первым браком на девице Матроне Тимофееве дочере Бутина Нерчинского приходу». [5, ч.1, л.105/об.]. Книга города Нерчинска Соборной Воскресенской церкви Закащика протопопа Маркияна Григорьева священно служителей Ивана Иванова Ивана Григорьева Записная о приходских тоя церкви людем на три части кто имяны когда родились браками венчались и кто каких лет умре 1735 – 1736 гг. В 1735 г. венчаны: «№24. 14-го Июля Нерчинской служилой Киприян Тимофеев сын Бутин того ж прихода Алеурской слободы Герасимовой дочерью Туполаповых девкою Ксениею первым браком» [4, л.149]. В 1736 г. венчаны: «...5-го Июня Нерчинской служилой Прокопей Иванов сын Кичаков Тимофеевой дочерью Бутиных приходу Нерчинского девкой Евдокией первым браком». [4, л.154]. Книга записей церковных сборов 1724-1754 гг.: «№46. 7-го Июня 1744 г. Дана венечная память Нерчинского собору Священнику Симеону Иванову венчать ево приходу отставного служилого Леонтья Тимофеева сына Бутина первым браком на девице Евдокие Агафонове дочере Сенотрусовых Урулгинского приходу. И со оной венечной памяти пошлинных и лазаретных по двенатцать копеек, на отвоз и за писмо три копейки взято. Во взятие памяти вместо Леонтея Бутина Стефан Пляскин росписался» [5, ч.1, л.241/об.]. Метрическая книга Нерчинской Соборной Воскресенской церкви за 1751 г. В 1751 г. венчаны: «…30-го Ыюня Нерчинской казак Гаврило Тимофеев сын Бутин З девкою Марьею Федоровою дочерью Антипиных первым браком». [4, л.469]. Книга записей церковных сборов 1724-1754 гг.: «№31. 25-го Генваря 1754 г. Дана венечная память Нерчинского собору Священнику Федору Михайлову о венчании со изследованием о сродстве ево приходу разночинца Якова Тимофеева сына Бутина первым браком крестьянина Афанасья Лескова на дочери ево девице Матроне Ундинского приходу. И со оной венечной памяти пошлинных и лазаретных по двенатцать копеек, за писмо и отвоз три копейки по Указу взято». [5, ч.2, л.474/об.]. Книга Прошения о разрешении браков за 1757-1764 гг. В Нерчинск к Заказанным Духовнаго Правления делам приходу Нерчинского Собора. «…18-го Апреля 1757 г. От разночинца Федора Тимофеева сына Бутина. Покорнейшее доношение. Возымел я нижайший намерение женится и засватать ис приходу Торгинской слободы бывшего крестьянина Ивана Селина на дочери ево девице Софие первым браком…» [6, л.15/об.]. Таким образом, в церковных книгах не найдена только одна запись о браке Сидора Тимофеевича Бутина (1722 г.р.) – первого сына Тимофея Бутина от второго брака. Не все метрические книги сохранились. Выше упомянутый предполагаемый старший сын Тимофея Бутина – Никита – может оказаться родоначальником ветви Бутиных из Алеурской слободы. В описании Г.Ф. Миллера в 1739 г. Куенская и Алеурская слобода – две деревни, получившие свои названия от рек «Куенга» (р.Куэнга) и «Алеус» (р.Ареур) и считавшиеся одной слободой. В Алеурской слободе стояла деревянная Николаевская часовня, в Куенской деревне – Богородская, восстановленные в 1728 г. нерчинским заказчиком священником Иваном Стрельником. Восстановил Стрельников часовни по распоряжению Тобольского приказного надзирателя Слопцова, но без разрешения Преосвященного, «за что был оштрафован десятью рублями, а между тем Игумену Нафаилу было поставлено в обязанность освидетельствовать, по действительной ли надобности восстановлены эти часовни, и не откроется ли к существованию их каких препятствий…» [7, стр.297]. Опасения Иркутской Епархии не были случайными, позже первая деревянная Сретенская церковь сгорела вместе с архивами, причины пожара установлены не были, вместо нее построили новую и освятили в 1734 г. К этому времени в Куенгской деревне насчитывалось 17 дворов, в Алеурской деревне было 8 дворов, в числе которых стоял двор нерчинских служилых Бутиных. Алеурская слобода (деревня Алеурская, село Леурское, Алеурский улус), равно как и Куенская слобода (Куэнская, Куенская деревня) были улусными и сезонно-кочевыми территориями тунгусов почегорского, дулигарского, баягирского, келтегирского и уляцкого родов. Сведения о новокрещенных инородцах Алеурской и Куенской слободы можно найти в ведомостях «о восприявших святое крещение неверных», в том числе, в «Книге записной восприявшим святое крещение разных нацей …741 года». Интерес вызывает обнаруженный исследователем И.Г. Орловой в Российском государственном историческом архиве (РГИА) Реестр иноверцев, в котором указан Келтегерского рода Лабзеи, принявший православие 14 сентября 1739 г. В документе: «Реэстр коликое число в нерчинском городе и в уездах за прибытием в иркуцкую епархию пресвщенного инокентия епископа иркуцкого и нерчинского от 733 святым крещением просвещено иноверцов и ис каких нацей значит ниже сего: … в Нижном Стретенском остроге… Сентября…14 келтегирского роду лабзеи во святом крещении Иоан Никитин сын Бутин 55 лет». [8, лл.91-93]. Фамилию и отчество новокрещенный инородец получал от восприемного отца, следовательно, 14 сентября 1739 г. в Стретенском остроге при крещении Келтегирского рода Лабзеи присутствовал его восприемный отец Никита Бутин, православной веры. Отсутствие метрических книг Нижнего острога Сретенской церкви за 1723-1724 гг., сгоревших вместе с приходом, не позволяет подтвердить версию о том, что в 1723 г. у Никиты Тимофеевича Бутина мог родиться сын Кондратей. С другой стороны, отчество Кондратия Бутина подтверждает, что Никита Бутин точно был и оставил потомство, причем, это тот самый Никита Бутин, ставший крестным отцом инородца Келтегирского рода Лабзеи в 1739 г. (на дату крещения инородца восприемному отцу Никите Бутину было 42 г.). Далее метрические записи содержат сведения о детях и внуках Кондратия Никитина Бутина. Книга Нерчинского дистрикта Нижного острогу Стретенской церкви Священика Ивана Андреева Записная о приходцких тоя церкви людех На три части коликое число в том приходе родились браками венчались и померли в 1746 – 1748 гг. В 1746 г. венчаны: «№3. 11-го Генваря Пашенной крестьянин Кондратей Никитин сын Бутин Димитриевой дочерью Кожиных девкою Евфимиею первым браком». [4, л.287/об.]. В 1748 г. родился: «№9. 10-го Февраля У разночинца Кондратья Бутина сын Иоан» [4, л.366]. Книга записная Торгинской слободы Богородцкой церкви за 1752 г. В 1752 г. родился: «№ 19. 10-го ноября 1752 г. У разночинца Кондратья Бутина сын Федор» [4, л. 6/об.]. В книге записной Курлыченского села Спасской церкви за 1786 г. встречаются сведения о рождении внуков Кондратия Никита сына Бутина: «28 марта. У крестьянина Иоанна Бутина сын Иларион, у которого восприемным отцем был крестьянин Феодор Бутин»; [10, л.140]. «1 апреля. У крестьянина Феодора Бутина дочь Мария, у которой восприемным отцем был мещенин Симеон Яренской, матерью мещенина Корнилия Епифанцова дочь ево девица Ксения» [10, л.140/об.]. Согласно ведомости Курлыченской Спасской церкви 1824 г. в Курлыченском селении живет крестьянин Мирон Кондратиев Бутин, под №37 в его семье записаны 9 человек: «Мирон Кондратиев Бутин 71, у него дети Герасим 28, Захарий 27, Герасимова жена Матрона Александрова 28, Захариева жена Параскева Иванова 24; квартирующий у него Флор Евдокимов Бутин холост 19, у него братия Пармен 5, Алимпияда 10, Мелания 8». [11] Таким образом, родовая ветвь предполагаемого старшего сына Тимофея Бутина – Никиты Бутина – достаточно хорошо прослеживается. Родоначальник Забайкальских Бутиных служилый Тимофей Бутин дожил до преклонного возраста и умер не ранее 1760 г. В 1760 г. он указан в «Именных списках подушных ясачных сборов за 1760-1763 гг., в реестре «не взятым с ясашных полтинно плателщиков и с разных оброчных статей» [12, л.134]. В этом же году в итоговом реестре «с кого именно и каких зборов собрано, а именно с ясашных полтинно плательщиков», Тимофей Бутин значится наряду с другими плательщиками: Захаром Лисичниковым, Антоном Номоконовым, Егором Гордеевым, Абрамом Золотухиным, Иваном Забродиным, Иваном Номоконовым [12, л.141]. Что известно о Леонтии Тимофеевиче Бутине? В рапорте церквей за 1756 г. Леонтей Бутин упоминается приказчиком Торгинской слободы. В документе «1756 года апреля 25 дня» так же упоминаются: Василей Лагунов, Матвей Лагунов, Яков Беломестной, сын ево казак Иван Беломестной, Лаврентей Беломестной, Никита Шеломенцов, сыны Дмитрей и Никифор Бакшиевы, Егор Лебедев. [9, л.250]. Книги Торгинской Богородской церкви («сгорела дотла» (1755 г.), «построена вновь» (1758 г.), «через девять лет она в другой раз горит» (1767) и Торгинской Знаменской церкви («вновь заложена» в 1768 г.) [13], также могут содержать «связующие» записи о родстве Бутиных. Мы уже упомянули выше, что в 1756 г. в Торгинской слободе присутствует приказчик Леонтий Тимофеевич Бутин, а несколькими годами ранее, а именно в 1752 г. в Торгинской слободе жил разночинец (предположительно, его племянник) Кондратий Никитин Бутин с семьей. Один из младших сыновей Тимофея Бутина – Василий – тоже венчан в приходе Торгинской Знаменской Богородской церкви. Книга записей церковных сборов 1751-1755 гг. «№15. 18-го Генваря 1763 г. Дана венечная память Торгинской слободы священнику Симеону Михайлову венчать ево приходу крестьянина Василея Тимофеева сына Бутина первым браком казака Григорея Костромитина на сестре его девице Марфе Тимофееве приходу Нерчинского собору. И со оной венечной памяти пошлин и лазаретных по двенадцати копеек за писмо и отвоз три копейки по Указу взято». [5, ч.2, л.690/об.]. Позже в Торгинской Знаменской Богородской церкви венчана внучка Тимофея Бутина – Евдокия Киприяновна. Книга метрическая Торгинской Знаменской Богородской церкви за 1774 г. В 1774 г. венчаны: «№2. 29-го Июня Посацкой Иван Данилов сын Обухов первым браком разночинца Киприяна Бутина дочерью ево девицей Евдокиею первым браком». [14, л.143]. Бутины так же упоминаются в метрической книге Торгинской слободы Знаменской Богородской церкви за 1788 г. [15]. Таким образом, все выше указанные дети: Леонтий, Варвара, Киприян, Евдокия (1-я), Матрона, Евдокия (2-я), Сидор, Федор, Гавриил, Яков, Василий, согласно церковным записям, имеют одного отца – служилого Тимофея Бутина. О вероятном сыне Никите сведений недостаточно. Всего у служилого Тимофея Бутина было 12 детей – 8 сыновей и 4 дочери. Документы Нерчинской воеводской канцелярии, в т.ч. «Ведомости о службе, чинах, конных и пеших казаков, десятников, пятидесятников, детей боярских и дворян Нерчинского воеводства» содержат датированные 1752 г. послужные списки казаков, среди которых: Дети боярские: Никита Номоконов, 37 лет. Начал службу 26 ноября 731 г. Из сынов боярских города Нерчинска уезду Городищенской слободы. Писать не умеет. Женат. У него мужеска полу детей: Володимер 13, Григорей 11 лет, живут при отце. Обретается при команде пограничных дел. [16, л.34/об.-35]. Конного строю рядовые казаки: Гаврило Бутин, 22 года. Начал службу 3 марта 745 г. Из казачьих детей города Нерчинска уезду Стретенского острогу. Писать не умеет. Женат. У него мужеска полу детей нет. В канонерах и у машинных труб. [16, л.56/об.-57]. Рядовые пешие: Сидор Бутин, 29 лет. Начал службу 16 декабря 744 г. Из казачьих детей города Нерчинска уезду Стретенского острогу. Писать не умеет. Женат. У него мужеска полу детей: Николай 6, Алексей 3 лет, живут при отце. У подушного сбору щетчиком сего года. [16, л.71/об.-72.] «Ведомость учиненная в Нерчинску у казачьих дел нерчинским дворянам, детям боярским, сотникам, пятидесятникам и рядовым конного и пешаго строю казакам, кто у каких дел в командировании и при городе в караулах и налицо, кроме острогов… Сочинена сего августа __ дня 1760 году» содержит важные пояснения о занятости служилых: Дети боярские: Никита Номоконов. В 1760 г. Умре. (С 1750 г. пограничный дозорщик в карауле Дурулгуй) [16, л.9]. Рядовые конные: Гаврило Бутин. В полицеи у заливательной трубы. [16, л.13]. (В 1767 г. магазеин – вахтер в Нерчинске). [17, л.161/об.]. Матфей Попов. Послан на соляное озеро с Бутиным. [16, л.14]. Сидор Бутин. Сего году у поставки дров на полковую. [16, л.15]. В 1727 г. после подписания Буринского договора, заключенного между Российской империей и империей Цин, а также Кяхтинского договора, который зафиксировал определённую Буринским трактатом границу между двумя странами, по указу российского посла Саввы Лукича Рагузинского-Владиславича вдоль линии разграничения были установлены маяки и созданы пограничные караулы. Одним из караулов на российско-цинской границе, образованных в 1728 г., стал караул Дурулгуевский [18]. (После 1898 г. – Старый Дурулгуй). С начала образования границы многие предки Номоконовых несли службу в караулах, а вот на постоянное место жительство во вновь образованные приграничные селения переселены были позже. В 1768-1772 гг. из Нерчинска, поселений Городищенской слободы, Урульгинской слободы, Нерчинского уезда, Сретенска и других мест на постоянное проживание в приграничные районы переселены многие русские казачьи семьи, в т.ч.: Апрелковы, Беломестновы, Бронниковы, Бутины, Войлошниковы, Ериловы, Кузнецовы, Мирсановы, Номоконовы, Поповы, Размахнины, Старицыны, Томские, Токмаковы, Черных, Шеломенцовы и др. Среди десяти Нерчинских казаков, прибывших летом 1772 г. на постоянное проживание в караул Дурулгуевский, расположенный на берегу реки Онон на границе с Монголией, были: Ефим Никитин Номоконов, сын пограничного дозорщика Никиты Леонтиева Номоконова, и Алексей Сидоров Бутин, сын отставного казака Сидора Тимофеева Бутина. С года поселения они – пограничные казаки Чиндант-Турукуевской пограничной дистанции в карауле Дурулгуй. [10,14,15] Георгиевская церковь Чиндант-Турукуевского форпоста появилась на границе немного позже, поэтому церковные записи о рождении, браках и умерших у пограничных казаков велись в первой церкви на границе – Акшинской Николаевской. Метрическая книга Акшинской крепости Николаевской церкви 1774 г. содержит сведения о венчании дочери Гаврилы Бутина Акилины, а также дочери Сидора Бутина Татьяны: №3. 30-го июня 1774 г. венчан «казак Роман Андреев сын Томских крестьянина Гаврилы Бутина з дочерью ево девицей Акилиной первым браком»; №4. 8-го июля 1774 г. венчан «казак Василий Максимов сын Кузнецов крестьянина Сидора Бутина з дочерью его девицею Татьяной первым браком». Таинство венчания совершил священник Сергий Мартимианов. [14, л.53/об.]. «Родовым гнездом» сыновей конного казака Тимофея Бутина, Гавриила, Сидора и Якова стал караул Дурулгуевский Чиндант-Турукуевской пограничной дистанции. Метрическая книга Чиндант-Турукуевской крепости Георгиевской церкви за 1788 г. содержит сведения о рождении у Алексея Бутина сына Сергея и венчании Данилы Гаврилова Бутина: №20. 6-го сентября родился «у казака Алексея Бутина сын Сергей у коего восприемниками были: отцем отставной казак Ефим Номоконов, матерью поселщика Ивана Розмахнина жена ево Ирина Агафонова»; [15, л.25] №13. 29-го октября венчан «поселщик Данило Гаврилов сын Бутин з девицею посельщика Фадея Вершинина дочерью ево Маремьяной первым браком». Венчал священник Борис Громов. [15, л.26/об.] Немного позже в карауле Дурулгуй появились семьи казаков посельщиков: Михаила, Николая и Якова Бутиных. В Метрической книге Чиндант-Турукуевской Георгиевской церкви за 1804 г., в части первой «О рождающихся» записаны: «№31. 5-го июня У посельщика Михаила Бутина сын Афонасей, восприемники: казак Трофим Томской, посельщика Василья Бутина дочь Дарья»; [19, л.24/об.] «№58. 21-го декабря У посельщика Петра Бутина дочь Елена, восприемники: посельщик Яков Бутин, казака Михаила Номоконова жена Ирина» [19, л.25] Согласно исповедным ведомостям Чиндант-Турукуевской Георгиевской церкви за 1823 г., Чиндантской Георгиевской церкви за 1830 г. и 1856 г. у Алексея Сидоровича Бутина (17.03.1749, ум. до 1823) сыновья: Григорий (1769, жив 1830), Николай (1774, жив 1830), Сергей (06.10.1788, жив 1830), Семён (1799, жив 1856). [20, 21, 22] От всех сыновей Алексея Сидоровича Бутина пошли казачьи ветви рода Бутиных в Дурулгуе. Позже несколько семей жили в Цасучеевском карауле. В метрических книгах Чиндант-Турукуевской Георгиевской церкви в карауле Дурулгуевском зафиксированы казаки-посельщики: Василий, Данило и Петр Бутины. Согласно исповедным ведомостям Чиндант-Турукуевской Георгиевской церкви за 1823 г. и Чиндантской Георгиевской церкви за 1830 г. у Гаврилы Тимофеевича Бутина (06.07.1729, жив 1775) сыновья: Василий (1762, жив 1830), Данило (1767, жив 1798), Петр (1771, жив 1830), Иван (1775, жив 1823). [20, 21,] Все продолжили казачий род Бутиных в Дурулгуе. Яков Тимофеевич Бутин (15.03.1733, жив 1766), его сын Яков Яковлевич Бутин (1766, жив 1823). Из исповедных ведомостей Чиндант-Турукуевской Георгиевской церкви за 1823 г. и Чиндантской Георгиевской за 1830 г., и за 1856 г., следует, что у Якова Яковлевича Бутина и его жены Агрипины (Харитины) Гавриловны (1767, жива 1830) дети: Дмитрий (1799, жив 1856), Пётр (1801, жив 1830), Григорий (1802, жив 1856), Анфиноген (1807, жив 1856). [20, 21, 22]. Все продолжили род казаков-посельщиков в Дурулгуе. Таким образом, с учетом новых, не опубликованных ранее архивных документов складывается начало поколенной росписи казачьего рода Бутиных. Представим два поколения (с обобщенными краткими комментариями): Фрагмент поколенной росписи рода Бутиных (см. приложение). I ПОКОЛЕНИЕ 1. Бутин Тимофей (1671 жив 1760). Нерчинский посадский (1711), конный казак (1721), отставной служилый (1729), полтинно плателщик (1760). Два брака. Жены неизвестны. Нерчинск, Сретенский острог, Куенская деревня. II. ПОКОЛЕНИЕ Дети Тимофея Бутина от 1-го брака: 1/1. Никита Тимофеевич (ок.1697 жив 1739). Разночинец Сретенского острога. Жена неизвестна. В ветви рода Никитовичей были: разночинцы, крестьяне. Нерчинск, Сретенский острог, Куенская деревня. 2/1. Леонтей Тимофеевич (жив 1756). Служилый, отставной служилый (1744), приказчик Сретенского острога и Торгинской слободы (1756). Жена Сенотрусова Евдокия Агафоновна (жива 1744). В ветви рода Леонтьевичей были: казаки, посацкие, крестьяне. Нерчинск, Сретенский острог, Куенская деревня. 3/1. Варвара Тимофеевна (жива 1723). Муж – Потехин Стефан Семенович (жив 1723). Куенская деревня. 4/1. Киприян Тимофеевич (ум.27.04.1797). Сын казака (1721), нерчинский служилый (1735), разночинец (1774), нерчинский купец (1797). Жена Туполаповых Ксения Герасимовна (ум.19.04.1797). В ветви рода Киприяновичей были: казаки, посацкие, разночинцы, купцы, крестьяне. Нерчинск, Сретенский острог, Зулзинская деревня. (Не расписывая подробно следующие поколения, дополним, что у Феклы Киприяновны Бутиной (1751, жива 1830) и Размахнина Василия Никитина (1749, ум. не ранее 1829) сын Размахнин Илья Васильевич (1796) женился на Агафии Луповне (1801); внук Размахнин Роман Ильич (1840) женился на Старицыной Вере Павловне (1842); правнучка Размахнина Мария Романовна (1867-1917) вышла замуж за Номоконова Зиновия Леонтьевича (1860 -1922)). 5/1. Евдокия Тимофеевна (жива 1734), муж Деревцов Василей Васильевич (жив 1734). Куенская деревня. 6/1. Матрона Тимофеевна (жива 1734), муж Котелников Михаил Леонтьевич (жив 1734). Куенская деревня. 7/1. Евдокия Тимофеевна (жива 1736), муж Кичаков Прокопей Иванович (жив 1736). Куенская деревня. Дети Тимофея Бутина от 2-го брака: 8/1. (2) Сидор Тимофеевич (07.05.1722, ум. после 1774). Рядовой пеший казак (1744), «у подушного сбору щетчиком сего года» (1752), казак Чиндант-Турукуевской пограничной дистанции (1760), крестьянин (1774). Жена неизвестна. В ветви рода Сидоровичей были: пограничные казаки, казаки посельщики, крестьяне. Нерчинск, Чиндант-Турукуевская пограничная дистанция. (Не расписывая подробно следующие поколения, дополним, что у Сидора Тимофеевича Бутина были дети: 1) Дарья Сидоровна Бутина (1743-14.07.1745); 2) Татьяна Сидоровна Бутина (1745-1835) вышла замуж за Кузнецова Василия Максимовича (1743-1822); 3) Николай Сидорович Бутин (1747, жив 1752); 4) Алексей Сидорович Бутин (17.03.1749-26.02.1810); 5) Степанида Сидорова Бутина (ок.1753-1833) вышла замуж за Номоконова Ефима Никитина (20.01.1748-1820). 9/1. (2) Фёдор Тимофеевич (01.02.1727 жив 1757). Сын казака, разночинец (1757). 1-я жена Селина София Ивановна (жива 1757). В ветви рода Фёдоровичей были: разночинцы, крестьяне. Нерчинск. 10/1. (2) Гавриил Тимофеевич (06.07.1729, ум. после 1774). Рядовой казак (1745), «в канонерах и у машинных труб» (1752), «в полицеи у заливательной трубы» (1760), «магазеин – вахтер в Нерчинске» (1767), крестьянин (1774). Жена Антипиных Мария Федоровна (жива 1775). В ветви рода Гавриловичей были: пограничные казаки, казаки посельщики, крестьяне. Нерчинск, Чиндант-Турукуевская пограничная дистанция. 11/1. (2) Яков Тимофеевич (15.03.1733, жив 1766). Сын казака, разночинец (1754), казак посельщик (1772). Жена Лескова Матрона Афанасьевна (жива 1766). В ветви рода Яковлевичей были: разночинцы, казаки-посельщики, крестьяне. Нерчинск, Чиндант-Турукуевская пограничная дистанция. Ветвь прослежена до наших дней (см. приложение). 12/1. (2) Василей Тимофеевич (15.03.1733, жив 1763). Сын казака, крестьянин. Жена Костромитина Марфа Тимофеевна (жива 1763). В ветви рода Васильевичей были: крестьяне, Нерчинск, Торгинская слобода. Начало поколенной росписи казачьего рода Бутиных составлено Александром Андреевичем Намоконовым, потомком прямой мужской линии казачьего рода Номоконовых, 2-й ветви Леонтьевичей в родстве с Бутиными по дочери Степаниде Сидоровне (Бутиной) Номоконовой; ветви Сидоровичей по женской прямой линии рода Номоконовых, этой же ветви в родстве с Бутиными по дочери Татьяне Сидоровне (Бутиной) Кузнецовой; этой же ветви Номоконовых по дочери Фёкле Киприяновне (Бутиной) Размахниной ветви Киприяновичей. (см. приложение). Подтверждено родство казаков Бутиных с Антипьевыми, Вершиниными, Деревцовыми, Кичаковыми, Кожиными, Колосовыми, Костромитиными, Котельниковыми, Кузнецовыми Лесковыми, Номоконовыми, Обуховыми, Потехиными, Размахниными, Селиными, Сенотрусовыми, Старицыными, Томскими, Туполаповыми, Чаруковскими. Что касается купеческой ветви рода Бутиных, то она хорошо известна. Ранее проводились исследования, результаты работ опубликованы, однако, как оказалось, их тоже можно дополнить. Метрические книги Зюльзинской Предтеченской церкви содержат сведения, которые не вошли в генеалогическую схему рода Бутиных (в части родовых ветвей купцов и крестьян). Архивные документы, содержащие сведения о ясачных Бутиных, так же позволяют провести отдельные исследования инородческих ветвей Бутиных. «Родовым гнездом» купеческой ветви Бутиных можно считать «Зулзинскую деревню», расположенную на реке Нерче в 70 верстах от Нерчинска. Сын конного казака, нерчинский служилый, разночинец, нерчинский купец Киприян Тимофеевич Бутин стал родоначальником этой ветви рода Бутиных. В 1798 г. одним из одиннадцати обывателей, одобривших законченные строительные работы по «вновь строящейся в Зулзинской деревне Иоанна Предтечи каменной церкви». был купец Михаил Леонтиев Бутин, внук Киприяна Тимофеевича Бутина. [23] В Зулзинской слободе жили ясачные, которые никакого ремесла не имели «кроме промыслу ружием как то белки и протчаго зверя» или не имели «никакого ремесла кроме промыслу», и крестьяне, которые не имели «никакого ремесла кроме хлебопашества» или же имели «ремесло хлебопашественное». В метрических книгах 1797, 1802, 1804, 1810 гг. (и далее) Зюльзинской Предтеченской церкви, а также в исповедных ведомостях 1823, 1824, 1829 гг. (и далее) Зюльзинской Предтеченской церкви мы видим семьи нерчинских купцов Киприяна и Леонтия Бутиных, а также ясачных Бутиных, приписанных к Зюльзинскому приходу. Духовные связи инородцев и первых поселенцев «Зулзинской деревни» наглядно отражены в «Книге записной Иркутской Епархии Нерчинскаго заказа Зулзинской деревни Предтечевской церкви священника Феодора Писарева…» 1797 г. – первой шнуровой книге этого прихода, полученной в 1798 г. [23] Бутины выступали в роли восприемников родившихся детей в семьях крестьян и ясачных: купец Леонтий Бутин – восприемный отец родившегося 3 января 1797 г. Емельяна, сына крестьянина Афонасия Эпова (л.2), купец Михаил Бутин – восприемный отец родившегося 18 марта 1797 г. Василия, сына ясачного Василия Нарышкина (л.2об.), крестьянин Кузьма Бутин – восприемный отец родившегося 17 сентября 1797 г. Ивана, сына ясачного Якова Пономарева (л.3), Степанида Лукьяновна, жена купца Леонтия Бутина, – восприемная мать родившейся 1 сентября 1797 г. Пелагеи, дочери крестьянина Карпа Эпова (л.3), Николай, сын купца Михаила Бутина, – восприемный отец родившегося 13 октября 1797 г. Артемия, сына ясачного Никифора Мальцева (л.3), Наталья Максимова, жена купца Михаила Бутина, – восприемная мать родившейся 17 сентября 1797 г. Ульяны, дочери нерчинского купца Савы Эпова (л.3об.). В этой же книге запись о браке: 25 мая 1797 г. крестьянин Кузьма Иванов Бутин венчан первым браком на Лукерье, дочери умершего казака Якима Колосова из Куенской слободы (л.4); и записи о смерти: у ясачного Якова Бутина 20 февраля 1797 г. умер сын Степан младенец (л.5); у нерчинского купца Киприяна Бутина 19 апреля 1797 г. умерла жена Ксения Герасимова (л.5); нерчинский купец Киприян Тимофеев Бутин умер 27 апреля 1797 г. в возрасте 103 лет (л.5). «Книга метрическая Зюльзинской слободы 1801-го года» [24], подтверждает, что: купец Митрей Бутин – восприемный отец родившегося 10 февраля 1802 г. Анисима, сына крестьянина Кузьмы Бутина (л.168); ясачный Яков Бутин – восприемный отец родившейся 1 мая 1801 г. Ирины, дочери ясачного Егора Пляскина (л.168об.); крестьянин Кузьма Бутин – восприемный отец родившегося 14 июня 1801 г. Мефодия, сына ясачного Семена Балтакова (л.168об.); ясачный Ларион Бутин – восприемный отец родившегося 4 ноября 1801 г. Максима, сына ясачного Ивана Порфирьева (л.169об.); Степанида Лукьяновна – восприемная мать родившейся 6 декабря 1801 г. Анны, дочери ясачного Якова Бутина (л.169об.). Из «Книги метрической Зюльзинской слободы 1804-го года» [19] известно, что: Степанида Лукьяновна, жена умершего купца Леонтия Бутина – восприемная мать, мещанин Сава Эпов – восприемный отец родившегося 11 января 1804 г. Афанасия, сына ясачного Прокопия Мальцева (л.130); Семен Арсентьев – восприемный отец незаконнорожденного 28 февраля 1804 г. Герасима, сына новокрещенной девки Аграфены Бутиной (л.130об.); купец Николай Бутин – восприемный отец рожденного 11 марта 1804 г. Алексея, сына ясачного Якова Бутина (130об.); Наталья Максимовна, жена купца Михаила Бутина, – восприемная мать рожденной 19 октября 1804 г. Параскевы, дочери крестьянина Дементия Эпова (л.132). Здесь же: у ясачного Якова Бутина 27 апреля 1804 г. умерла жена Марфа Петровна (л.133). В «Книге записной Иркутской Епархии Нерчинскаго Заказа Зюльзинской слободы Предтечевской церкви…» 1810 г. [25] находим, что: Татьяна, жена купца Петра Бутина, – восприемная мать родившейся 2 мая 1810 г. Пелагеи, дочери копеиста Филиппа Муромова (л.127об.); Домника, дочь купца Михаила Бутина, – восприемная мать родившейся 29 мая 1810 г. Феодосии, дочери ясачного Ермолая Лабина (л.127об.); купеческий сын Николай Бутин – восприемный отец родившегося 1 июня 1810 г. Тимофея, сына ясачного Григория Гантимурова (л.127об.); вдова Степанида Лукьяновна Бутина – восприемная мать родившейся 26 октября 1810 г. Матрены, дочери крестьянина Карпа Эпова (л.128); Сведения о смерти: у купца Петра Бутина 21 июля 1810 г. умерла от роду 9 месяцев дочь Афанасия, покоится в «Зульзинской слободе у церкви» (л.130 об.); у крестьянина Кузьмы Бутина 30 августа 1810 г. умерла от горячки жена Гликерия, покоится в «Зульзинской слободе у церкви» (л.131об.). Согласно «Ведомости Иркутской епархии Нерчинскаго заказа Зульзинской слободы Предтечевской церкви священников Феодора и Андрея Писаревых…» 1823-24 гг. купцы Бутины живут в 3 дворах [20,11]. Состав семей в 1823 г.: №8 Михаило Леонтьев Бутин, 55, жена ево Наталья Максимова, 54, дети их: Никифор, 31, жена ево Ксения Васильева, 30, сын их Иван, 3; Артемей, 18, Параскева, 29. №9 Николай Михаилов Бутин, 33, жена ево Катерина Григорьева, 32, сын их Афанасей, 10. №10 Петр Леонтьев Бутин, 48, жена ево Татьяна Федорова, 38, дети их Федор, 8, Настасия, 18, его мать вдова Стефанида Лукьянова, 82. Дмитрий Михайлович Бутин с женой Анной Михайловной и дочерями Стефанидой и Наталией в это время живет уже в Нерчинске (их семья значится под №124 в исповедной ведомости Нерчинского Воскресенского собора за 1823 г. [20, л.40]. В 1832 г. в Зюльзинской деревне в 3 дворах живут с семьями Михаило Леонтьев Бутин, 64 л., Николай Михаилов Бутин, 42 л., Петр Леонтьев Бутин, 57 л. (всего – 17 человек). [26] В 1851 г. в Зюльзинской деревне в 3 дворах живут со своими семьями: за №10 двор Николая Бутина и его брата Никифора; за №11 двор Ивана Бутина; за №12 двор Артемея Бутина. Всего – 19 человек. [27 ] В 1860 г. Бутины имеют 2 двора: №79 Артемий Бутин (55), жена его Агрипина (55), дети: Илия (16), Иринарх (15), Мавра (30); брат его Николай (69); №80 Никифор Бутин (65), его дети: Иван (39), жена его Евдокия (31), дети: Иван (12), Силифонт (2), Анна (9), Елисавета (7), Ольга (5). Братья Михаил (29), Яков (25), Евдокия (35), Александра (19). [28] Дальнейшее пошаговое изучение метрических книг и исповедных ведомостей Зюльзинской Предтеченской церкви позволит «достроить» генеалогическое древо рода Бутиных. И, наконец, в Метрической книге Зюльзинской Предтеченской церкви 1901 г. запись №72 убедительно говорит о том, что родственные и духовные связи купцов и мещан Бутиных из Зюльзи с казаками приграничных селений не только имели место быть, но и поддерживались на уровне нескольких поколений. Нерчинский мещанин Ксенофонт Иоаннов Бутин (в генеалогическом древе рода Бутиных – Синефант, 1858 г.р.) стал восприемным отцом, а дочь урядника Зюльзинского поселка девица Мария Евгениева Эпова стала восприемной матерью Константина, родившегося 12 сентября 1901 г. и крещенного 17 сентября 1901 г. в Зюльзинской Предтеченской церкви священником Никандром Титовым и и.д. псаломщика Иоанном Комогорцевым. Родители Константина: казак I Чиндантской станицы, поселка Старо-Чиндатского, временно проживающий в селении Зюльзинском, Михаил Михайлов Золотухин и законная жена его Мария Елезарова, оба православного вероисповедания. [29]. Конечно, следует полагать, что все возможности для построения Генеалогического древа рода Бутиных, имеющих одного общего предка служилого Тимофея Бутина, – не исчерпаны. Рассмотрена лишь малая часть из общего объемы сохранившихся архивных документов, позволившая увидеть родственные связи Бутиных из Нерчинска, Сретенского острога, Куенской деревни, Зулзинской деревни, Курлыченского селения, Торгинской слободы, Чиндант-Турукуевской пограничной дистанции. В обособленной группе остались Бутины из Селенгинского пригорода (разночинец Иван Бутин и пятидесятник Осип Бутин). Продолжение работы в этом направлении может привести к весьма неожиданным результатам. Мы так же убеждены в том, что важно проследить развитие инородческих ветвей новокрещенных Бутиных (во избежание ошибочных представлений о родстве однофамильцев). Все материалы (в более подробном формате, а так же результаты иных изысканий, проводимых в рамках изучения истории Забайкалья), представлены в свободном доступе на сайте https://predistoria.org и размещены в фамильных темах: «Мои предки – казаки Номоконовы из Старого Дурулгуя» и «Комогорцевы (Восточное Забайкалье)». Работа по родословию продолжается. Литература, источники: 1. РГИА, ф.796, оп.12, д.224. 2. Сибирские города. Материалы для их истории XVII и XVIII столетий. Нерчинск. Селенгинск. Якутск. Типография М.Г. Волчанинова. Москва. Леонтьевский переулок, Дом Лаврова. 1886. 148 с. 3. РГАДА, ф.214, оп.1, д.1626. 4. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.1. 5. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.5, ч. I – II. 6. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.23. 7. Иркутские епархиальные ведомости №17-18. 1864 г. 8. РГИА, ф.796, оп.23, д.106. 9. ГАЗК, ф. 282, оп.1, д. 21. 10. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.56. 11. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.163. 12. ГАЗК, ф.10, оп.1, д.91. 13. Иркутские епархиальные ведомости №47. 1886 г. 14. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.46. 15. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.59. 16. ГАЗК, ф.10, оп.1, д.82. 17. ГАЗК, ф.10, оп.1, д.98. 18. Русское казачество Забайкалья во второй четверти ХVIII - первой половине XIV века. Зуев. А.С. Новосибирск. 1994, стр.76. 19. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.85. 20. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.162. 21. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.300. 22. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.1519. 23. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.70. 24. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.77. 25. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.103. 26. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.375. 27. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.1137. 28. ГАЗК, ф.282, оп.1, д.1792 29. ГАЗК, ф.282, оп.3, д.643. Большое спасибо за фотокопии листов из РГИА: Орловой И.Г. 06.01.2024 г.
  6. Как место, где рубили плоты для сплава по Ингоде, стало Читой Александр Баринов, забайкальский историк, краевед, писатель Это было особым заданием опекуна Петра Великого Краеведы до сих пор спорят о том, основана ли была Чита сыном боярским Петром Бекетовым в 1653 году или нет. При этом никто не оспаривает факт того, что именно его отрядом здесь впервые были нарублены сосны для плотов, на которых казаки спустились по Ингоде до места будущего Нерчинска. Каким было Плотбище На месте Читы тогда стоял, не побоюсь сказать, великий сосновый бор, прямые сосны которого стали главным строительным материалом не только для будущей Читы, но и для многих других городов, сёл и деревень не только Забайкалья, но и Приамурья и даже Приморья в XIX веке. А потому вполне понятно, что именно здесь и возникло так называемое Плотбище — место, где рубили сосны для плотов. А реки были в то время основными транспортными артериями. Речка Чита, или, как ее ласково зовут местные жители, Читинка, и дала название будущему населенном пункту. Не буду сейчас вступать в эту дискуссию, лишь подчеркну, что у меня эта дата сомнений не вызывает. Я абсолютно доверяю таким авторитетным исследователям, как Иоган Эбергард Фишер (1697–1771), Виктор Григорьевич Изгачёв (1908–1981), Виктор Фёдорович Балабанов (1925–1997) и ныне здравствующий Михаил Васильевич Константинов. А вот то, что первым документом, в котором упоминается Плотбище на реке Чите, является письмо опекуна Петра I, отправленного в Забайкалье урегулировать отношения с Поднебесной империей, Фёдора Алексеевича Головина, споров ни у кого не вызывает. В сентябре 1687 года в «Отписке» на имя царей-соправителей он писал, что будет находиться в Удинске до тех пор, пока не получит известий о маньчжурских послах: «А покамест, государи, о китайских послах или о половых воеводах и о войске их ведомств примем, и до тех мест с вашими великих государей ратными людьми будем до весны стоять в Удинском остроге, потому, государи, что в Нерчинску и в ыных даурских острогах хлебными запасами бывает скудно и зимним временем ход через камень зело трудный, для того, государи, что санного пути не бывает, а ходят верблюдами на вьюках до плотбища, а с плотбища с половины дороги хлебные запасы и всякие поковые припасы гоняют в Нерчинской плотами». В декабре того же 1687 года Головин написал в Нерчинск даурскому воеводе Ивану Евстафьевичу Власову: «На Плотбище, на усть Читы реки от подрядных людей для прокормления Великих Государей соправителей Ивана V и Петра I ратных людей хлеб приять». В Иркутске Головиным было закуплено большое количество хлебных припасов (в его посольстве было чуть ли не полторы тысячи ртов, которые надо было кормить). Его и доставляли до слияния Читинки с Ингодой. «А за волок на Плотбище, — сообщал Фёдор Алексеевич царям, — для ставки хлебных запасов на прокормление людям подряжены из Удинского острога торговые люди по 1200 пуд (около 20 тонн. — Прим. авт.), а с пуда ряжено ставить до плотбища за провоз по полуполтине в казенных мешках». Полный подряд на поставку хлеба, по данным Виктора Балабанова, составлял 2900 пудов — это более 47 тонн. «Хлеб для хранения на Плотбище принимал от подрядчиков Карп Юдин, — писал краевед Виктор Балабанов. — Но сам он этим хлебом не распоряжался. Не имел права распорядиться хлебом и нерчинский воевода И. О. Власов. Только по распоряжению полномочного посла мог выдать на Плотбище Карп Юдин, приняв хлеб от подрядчиков, отчитывался за него только перед Головиным». И о каждом привозе хлеба Карпушка (как его уничижительно именовали в документах) докладывал великому послу Головину «с Читы реки новой слободы с плотбища». Через два года, в 1689 году, двинулся Фёдор Головин в Нерчинск, где предстояло заключить мирный договор, на многие десятилетия обеспечивший мир двух великих государств. И вновь он отправляет «Отписки» в Москву. «11 июля же, государи, в 28 день пришед я, холоп ваш, на Плотбище… — говорится в первой из них. — Августа в 3 день, поделав плоты и собрався с служилыми людьми, пошел с плотбища плотами». Для тог, чтобы были переправлены и посольство со стрельцами, и заготовленные хлебные припасы, два года рубились и сушились деревья для плотов. Никогда прежде здесь не велись такие работы. Никогда еще в этой девственной тайге не прорубалась такая площадь, на которой можно было теперь не только строить дома и жить, но и возделывать вокруг них освобожденную от леса землю. И не случайно именно в это время тут и появились первые жители во главе с тем самым Карпом Юдиным, которому приглянулось это место. Карп Юдин и первые жители Читы В 2014 году в Иркутске вышла удивительная книга «Первожители Забайкалья». Ее автор Станислав Андреевич Гурулёв (1928–2017) — кандидат геолого-минералогических наук, большую часть жизни посвятил Прибайкалью. Но будучи уроженцем Забайкалья (он родился в Оловянной), не оставил без внимания и наш край. В его 600-страничной книге отдельная главка посвящена и первым жителям Читы, осевшим здесь во времена Петра I. По возможности этот автор постарался обобщить всю имевшуюся информацию, в том числе и о Карпе Юдине, сыгравшем огромную роль в появлении тут населенного пункта. Что же о нем известно? В 1685 году он был рядовым конным казаком в Нерчинске. Почему именно его воевода Власов в 1686 году отправил с посланием к двигавшемуся в Забайкалье Головину, можно только гадать. Видимо, лихой и уже опытный был казак. Вёз он не самое приятное сообщение о том, что Албазинский острог пришлось оставить и его защитники добрались до Нерчинска. Интересно, что пока Фёдор Алексеевич обдумывал, что же написать в Москву и Нерчинск, он отправил Юдина досматривать за починкой каюков, с чем тот, вероятно, также справился. После чего его в сентябре отправили с письмом Власову обратно. 26 декабря того же года Власов сообщил, что Юдин письмо ему доставил. Причем, как отметил Виктор Балабанов, в этом письме Юдин уже назван «нерчинским казачьим десятником». После заключения Нерчинского мирного договора в 1689 году и завершения истории с великим посольством Головина, отбывшего в Москву, Карп Юдин остался жить в полюбившемся ему Плотбище. В картографии впервые наименование Плотбище появляется на чертеже Амурского бассейна 1690 года, вошедшего в атлас замечательного русского энциклопедиста Семёна Ульяновича Ремезова (1642–1721). Оно упоминается в составе «Свидетельства даурского полковника Афонасья Ивановича сына Бейдона», которое было составлено со слов руководителя обороны Албазинского острога от маньчжуров в 1686–1689 годах полковника А. И. Бейтона, дошедшее до нас так же в составе «Хорографической чертёжной книги» С. У. Ремизова 1697–1711 годов. На более позднем чертеже земли Нерчинского города «Чертёжной книги Сибири» 1701 года того же автора на левом берегу реки Читы есть поселение Слобода Читинская. Описали, что из себя представляет Плотбище, в котором поселился Карп Юдин с товарищами и участники очередного посольства Китай, отправленного в 1692 году, посол Избрант Идес и секретарь Адам Бранд. 15 ноября 1693 года посольство прибыло «в селение, называемое Плотбище, в котором было шесть домов; маленькая река Чита омывает это лишь недавно обжитое место». Посол же записал в своем дневнике: «Нам пришлось задержаться на несколько дней в деревне Плотбище, лежащей на реке Чите, отчасти чтобы дать отдохнуть животным и отчасти чтобы сделать плоты, на которых мы могли бы спуститься по рекам Ингоде и Шилке до Нерчинска». В 1698 году Плотбище называют уже Читинской слободой — перевалочная база и место рубки плотов обживается, на месте появляются постоянные жители. Приказчиком этой слободы с 1690 года является всё тот же Карп Юдин. В 1701 году в «Ведомости сибирских городов» впервые упоминается Читинская слобода, а в 1705 году в ней числился уже 21 служилый человек. Карп Юдин упомянут в документе того года: «Читинской слободы конные казаки. Оклад денег восемь рублев, хлеба шести чети ржи, овса то ж, 2 пуда соли: десятник Карп Юдин». Дальнейшая его судьба неизвестна. Станислав Андреевич Гурулёв составил список первых жителей Читы, чьи потомки, вероятно, и в настоящее время живут в нашем городе. Это казаки Андрей Баженов, Никита Герасимов, Яков Голубев, Иван Грамотка, Алексей Добрынин, Фёдор Зиновьев, Варлам Иванов, Григорий и Никифор Кайдаловы, Михаил Лахов, Василий Молоков, Ананий Никифоров, Борис Русиных, Иван Сидоров, Ананий Фролов, Никифор Яковлев и Иван Ячменёв. От слободы до острога Интересно и то, что именно в петровские времена Чита не только проделала путь от плотбища до слободы, но и затем и до острога, в статусе которого дожила до декабристов. Известно, что в 1693–1706 годах приказчиком Читинской слободы был Иван Бузунов. С 1706 года эту должность занимал Василий Казанцев. В 1709 году приказчиком Читинской слободы был Степан Сенотрусов. В это время в слободе уже существовали пивоварня и кабак, в который в том году было прислано для продажи «61 ведро 2 четверти вина» и шесть фунтов табаку. В 1711 году слобода становится острогом. В этом качестве поселение впервые фигурирует в окладной книге 1711 года, а затем в «ревизской сказке» 1719 года, где упомянут «Читинскаго острогу Архангельской ц. священник Стефан Медведев». И Читинский острог впервые возглавляет не простой казак, «нерчинский сын боярский» Леонтий Шестаков. «Читинский острог во время правления Шестакова, — пишет С. А. Гурулёв, — начинал занимать видное место в системе русской администрации, здесь располагалось волостное правление, осуществлявшее надзор за крестьянами, приписанными к Нерчинскому горному округу; с запада к острогу подходил Московский тракт; гарнизон острога состоял из 20 конных казаков с двумя десятниками». В 1725 году, последний год жизни Петра Великого, Читинским острогом управлял служилый человек Пётр Тутилов. В остроге и приписанных к нему деревнях находилось 36 конных и пеших казаков. Стоит также отметить, что первая церковь была построена в Чите тоже на рубеже XVII и XVIII веков. Она была заложена во имя престола Архистратига Михаила, прочих бесплотных сил и Николая Чудотворца, и простояла до 1774 года, пока не была уничтожена пожаром. Вот как описывал Читу (она к тому времени мало изменилась) участник самой длительной в мировой истории Великой Сибирской экспедиции (с 1733 по 1743 год), в которой работал Герард Фридрих Миллер (1705–1783): «Читинский острог, называемый также Читинским плотбищем, на восточном, или левом, берегу реки Читы, приблизительно в 1 версте (чуть больше одного километра. — Прим. авт.) от места ее впадения в Ингоду и в 239 верстах от Нерчинска. Имеет церковь, посвященную святому архангелу Михаилу с боковым алтарем святого Николая, и 11 дворов жителей, из которых 3 расположены на северном берегу Ингоды, немного выше устья реки Читы. Этот пункт называют острогом, злоупотребляя названием, как и в случае со Стретенским острогом, хотя, как и последний, он никогда не был укреплен палисадом. Название «Плотбище» основано на том, что из-за чрезвычайно трудной дороги на Нерчинск отсюда обычно отправляются рекой». Появление Читы в качестве нового населенного, а затем и административного пункта подтолкнуло к появлению вокруг нее в тот же период новых деревень, таких как Засопка, Каштак и Застепь. Наш современник, доктор исторических наук, профессор ЗабГУ Виктор Иванович Мерцалов сделал вполне справедливый вывод об этом этапе рождения и становления будущей столицы Забайкальского края: «В целом возникновение Читы как поселения произошло в условиях перехода от первого острожного этапа освоения русскими Даурии ко второму этапу — горнозаводскому. Правда, влияние возникшего сереброплавильного производства на развитие Читы было сначала малозаметным». И всё же оно было. Об этом говорит простая статистика. Если в 1693 году здесь проживало семь казаков, то в 1715 году их здесь было уже 20, плюс к тому 13 крестьян. И в эти расчеты входили только мужчины. Так что именно в эпоху Петра Великого на песте основанного еще Петром Бекетовым плотбища, благодаря тому, что это место как стратегически важное в транспортных путях определил Фёдор Головин, здесь родился населенный пункт, прошедший за несколько лет путь от нескольких домов до населенного пункта с церковью и администрацией. Федор Алексеевич Головин Воевода Власов Карта Забайкалья
  7. Эта (не побоюсь этого слова) уникальная книга — плод творения многих поколений людей, создавалась в течение десятилетий. Моя миссия — собрать этот уникальный материал, проанализировать и разложить по полочкам. Насколько это удалось — судить не мне, а тем, кому предстоит этим материалом пользоваться для создания новых поколенных росписей. Я начал эту работу еще в начале 1980-х гг. Причину я уже много раз объяснял, но повторюсь: в начале 1980-х гг. коллектив Камчатрыбвода (Камчатского бассейнового управления по охране, воспроизводству рыбных запасов, регулированию рыболовства), проанализировав ситуацию с браконьерством в Камчатской области, пришел к выводу, что основными браконьерами в регионе, которые привлекаются к уголовной ответственности, является коренное и старожильческое население южных районов Камчатской области — Елизовского, Усть-Большерецкого, Мильковского, Усть-Камчатского районов, которое лишено было статуса коренного малочисленного народа Севера, Сибири и Дальнего Востока (КМНС) в далеком 1926 г. Этнограф Е. Орлова, проведя свое исследование в начале 1920-х г., убедила правительство СССР в том, что на территории южной части полуострова Камчатка проживает население (в том числе и в тех 28 населенных пунктах, в которых до революции мужчины платили ясак – налог пушниной и именовались «камчадалами»), утратившие как свой родной язык, так и традиционный образ жизни, породнившись при этом с пришлым русским населением (казаками, крестьянами, священниками, купцами), и на основе всего вышеизложенного не могут считаться уже коренным народом Камчатки. Слово «камчадалы», которое со времен Владимира Атласова и до 1926 г. включительно определяло принадлежность к коренному народу Камчатки, было выброшено из активного словаря, а для небольшой группы камчадалов (8 населенных пунктов), проживавших изолированной группой в Тигильском районе и сохранивших свой язык, было дано новое — искусственное — этническое определение — ительмены. До 1958 г. этнический статус для аборигенов-камчадалов и породнившихся с ними старожилов южной Камчатки не играл большой роли в обеспечении жизнедеятельности этого населения, но в 1958 г., когда Правительство Советского Союза в связи с подрывом запасов лососей в результате крупномасштабного японского дрифтерного промысла запретило местному (исключая коренное) населению вылов лососей для личного потребления, эта небольшая с позиций 1926 г. этнографическая «неувязка» переросла в этнографическую катастрофу — органы рыбоохраны Камчатки вынуждены были применять против коренных камчадалов-рыбоедов, для которых рыба являлась и является важнейшим объектом жизнеобеспечения, жесткие санкции вплоть до уголовного преследования за незаконный с позиций государства вылов рыбы для личного потребления (уголовная ответственность наступала при вылове 15 и более рыбин и оборачивалась 2–4 годами тюремного заключения). Единственный способ, который мог по мнению коллектива Камчатрыбвода препятствовать этому геноциду коренного народа Камчатки, — возрождение (де-юре) камчадалов, как этноса, представляющего истинное коренное население Камчатки. К этому времени, активно занимаясь историей Камчатки и историей камчатских фамилий, я уже имел определенные знания, которые позволили тогда сформулировать первостепенные задачи по возрождению камчадалов, как этноса. На Первом съезде коренных народов Камчатки я вел секцию «Камчадалы», на котором представил свои доводы о необходимости возрождения этноса камчадалов. Первый съезд народов Камчатки принял тогда историческую резолюцию, признав камчадалов коренным народом Камчатки. Это решение дало право Камчатскому облисполкому включить камчадалов в областные списки КМНС, которым было предоставлено право вылова рыбы для личного потребления, и начать работу в Правительстве страны по включению камчадалов в списки малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. И в 2000 г. этот список, наконец, пополнился «новым» народом — камчадалами. В 1984 г. в газете «Камчатская правда» я начал публикацию цикла материалов «Камчатские фамилии», в которых были предприняты первые попытки рассказать об истории каждой камчатской старинной фамилии. Таких историй было опубликовано около двух десятков, но потом, неожиданно, газета потеряла к этой теме свой интерес. Позже я понял почему — мы начали затрагивать фамилии, многие представители которых еще числились в то время во «врагах народа», и тема эта была идеологически опасной. И на самом деле тема была опасной — мало на Камчатке было исторических фамилий, представителей которых бы не коснулись политические репрессии 1930-х гг. — «Тигильское дело», «Автономная Камчатка»… Решение Первого съезда коренных народов Камчатки о признании камчадалов коренным народом полуострова было по-настоящему историческим, ибо одновременно с признанием начинается новая фаза возрождения этого народа — обращение к своим историческим истокам, чтобы доказать свою личную принадлежность к тому или иному роду, к той или иной исторической фамилии. И тогда на первый план в процессе исторического возрождения камчадалов выступает в то время еще никому не известный скромный работник Камчатского государственного архива Елена Павловна Абрамова, которой было дано самой судьбой заняться поиском в архивных материалах этих родовых связей, предоставлявших право уже нынешним поколениям камчатцев закреплять за собой де-юре свою историческую принадлежность к камчадалам. Елене Павловне Абрамовой выпало на долю подготовить сотни архивных справок, в которых подтверждалось это историческое право камчадалов являться коренным народом Камчатки. Именно благодаря (во многом) этим справкам, подготовленным Еленой Павловной Абрамовой, я смог обобщить огромный исторический материал и связать его с современностью, издав свой двухтомник «Тайны камчатских имен» http://www.npacific.ru/np/library/publikacii/vakhrin/tainy_kamchatskih_imen/oglav.htm . Но материал, собранный в нем, еще не позволял подняться до уровня создания родовых поколенных росписей — он был еще обрывочным, бессистемным, неполным. Его задача была в другом — подтолкнуть представителей самих старинных камчатских родов к созданию собственных родовых поколенных росписей. Тем более, что прецедентов уже хватало. Та же Елена Павловна Абрамова, будучи по мужу представителем старинных родов Чуркиных и Толман, создала уникальное генеалогическое древо каждого из этих родов (а их родственник — Василий Семенович Игнатьев — создал фотогалерею рода Толман). Она же начала сбор материала для многих других наиболее известных камчатских родов. В это же время активно занимался созданием семейных летописей клуб «Камчадалы» в селе Мильково, которому в ноябре 2018 г. исполнилось 25 лет. Все эти годы руководила клубом Виктория Зиновьевна Михайлова из рода камчатских просветителей Логиновых-Лонгиновых. Были созданы прекрасные семейные альбомы Толман, Шишкиных, Плотниковых, изданы книги о политических репрессиях, об участниках Великой Отечественной войны… В это же время инициативная группа краеведов работала над созданием мильковских поколенных родовых росписей для того, чтобы с их помощью уже в народных судах, где выносился окончательный вердикт о национальной принадлежности, помочь своим землякам обрести право быть камчадалами не только де-факто, но и де-юре. Параллельно этому возрожденческому процессу шел и чисто семейный процесс восстановления своих поколенных связей и создания семейного генеалогического древа. Особенно преуспел на этой ниве творчества житель поселка Ключи Виктор Николаевич Чекмарев. Удивительно, но чаще историей своей семьи занимаются не ее прямые представители, а их мужья и жены. В нашей семье камчадалов — казачий род Усовых — представляет моя жена, а историей семьи занимаюсь я. Про связь Елены Павловны Абрамовой с камчадалами Чуркиными и Толман я уже писал. Не был исключением из этого правила и Виктор Николаевич Чекмарев — камчадалкой — представителем рода Удачиных — была его жена. Но заинтересовавшись историей своей семьи (и нужно сказать, что отправной точкой для его поиска стал мой очерк об Удачиных в книге «Потомки остроклювого бога (Камчадалы)» http://www.npacific.ru/np/library/publikacii/potomki/titul_pot.htm ), он уже не смог остановиться и начал изучать все поколенные узелки брачных связей, которые вывели его, как и меня, как и Елену Павловну Абрамову, как и Викторию Зиновьевну Михайлову, на широчайший простор — мы поняли, что камчадалы — это общая СЕМЬЯ народов, связанных брачными союзами за двести лет островного существования, в единое целое. Практически все, кто родился на Камчатке до Русско-японской войны 1904–1905 гг. (за исключением нескольких семей чиновников в Петропавловске), являются членами этой семьи, а их потомки — полнокровными и полноправными камчадалами независимо от сословной принадлежности (казак, крестьянин, мещанин, священник). И задача «Камчатской родословной книги» как раз и заключается в том, чтобы это доказать на конкретных примерах любой старинной камчатской фамилии — и коренного аборигенного, и старожильческого («камчадалов русской крови») происхождения. Сегодня поколенные семейные росписи создаются многими представителями этих фамилий — мы пользовались, помимо перечисленных выше, материалами, собранными Винокуровыми (Елена Федоровна Винокурова, супруги Елена и Олег Машневы), Новограбленовыми (Ольга Федоровна Маринова и Андрей Павлович Новограбленов), Слободчиковыми (Вера Иннокентьевна Ковейник, Владимир и Елена Слободчиковы), Флетчер (ими создан родовой сайт), Крупениными (Наталья Петровна Ильцова), Косыгиными (Геннадий Митрофанович Косыгин и Наталья Валентиновна Харлашкина), Машихиными и Бибиковыми (Татьяна Иосифовна Цыганенко, Наталья Геннадьевна Пятко, Иннокентий Николаевич Машихин), Колесовыми (Татьяна Пальчинская), Аббакумовыми (Нина Николаевна Зеленцова), Сновидовыми (Людмила Ивановна Солейчук), Гречениными (Федор Афиногенович Греченин), Ушаковыми (Владимир Георгиевич Ушаков, Прасковья Васильевна Пузакова), Черных (Валерий Георгиевич Черных, Галина Теодоровна Титорева, Наталья Алексеевна Аруева), Михайловыми (Виктория Зиновьевна Михайлова, Евдокия Владимировна Новичкова, Светлана Емельяновна Мамич), Селивановыми (Вера Евгеньевна Селиванова, Ирина Николаевна Селиванова), Коллеговыми (Агафья Фловьяновна Коллегова), Логиновыми-Лонгиновыми (Дмитрий Павлович Логинов, Пантелей Васильевич Лонгинов, Евгений Филаретович и Эльвира Филаретовна Лонгиновы, Светлана Геннадьевна Узлова, Евгений Юрьевич Лонгинов, Мария Викторовна Родимова, Лидия Григорьевна Шкуратова, Сергей Юрьевич Лонгинов, Ирина Викторовна Сандлер), Спешневыми (Лидия Михайловна Трофимчик, Надежда Леонидовна Лысогор), Келтякиными (Сергей Иванович Самборко), Чуриными (Елена и Александр Чурины), Подпругиными (Владимир Иванович Сиденко), Тюменцевыми (Виктор Леонидович Тюменцев), Удачиными (Николай Иннокентьевич Удачин), Клочевыми (Раиса Васильевна Бондарь), Бушуевыми (Валентина Васильевна Бушуева), Чудиновыми (Валентина Михайловна Фомич), Плотниковыми (Людмила Семеновна Матвеева, Елена Семеновна Соколова, Ольга Ивановна Карчевская, Юрий Валентинович Соколов, Матвей Александрович Матвеев, Александр Дмитриевич Шакин), Ворошиловыми (Сергей Иванович Самборко, Надежда Леонидовна Лысогор, Ольга Павловна Князева, Анастасия Дмитриевна Князева, Лариса Александровна Кандова, Марина Юрьевна Карвель), Шишкиными (Екатерина Спиридоновна Попкова, Сергей Васильевич Попков, Наталья Васильевна Попкова, Олег Васильевич Попков, Татьяна Павловна Назарова, Анна Игоревна Шумило, Ольга Павловна Князева, Лариса Александровна Кандова)… Конечно, при обобщении такого огромного объема материала, возможны неточности, ошибки, опечатки… Возможно что-то упущено… Но тем не менее, «Камчатская родословная книга» уже существует. Ею можно пользоваться. С ней и над ней можно работать. И я хотел бы выразить свое чувство благодарности и признательности всем, кто был причастен к этой огромной работе, кто внес свою (большую или малую, но всегда бесценную) толику информации, кто был увлечен историей того или иного рода и кто, главное, сохранил эту историю для потомков… А потомки, я думаю, будут нам благодарны за эту работу. Сергей Вахрин, член Союза писателей России Ссылка на эту книгу есть в библиотеке сайта СВРТ Можете пользоваться и прямой ссылкой http://www.kamchadaly.ru/files/doc/kambookshort.pdf
  8. Сражение в Де-Кастри. Октябрь 1855 г. Благодаря Михаилу Яковлевиче Федоровскому — будущему контр-адмиралу Свиты Его Императорского Величества, директору Инспекторского департамента Морского министерства России, члену Главного военно-тюремного комитета и Комитета морских учебных заведений при Военном совете Российской империи, а в годы описываемых событий капитан-лейтенанту, участнику обороны Петропавловского порта в составе экипажа фрегата «Аврора», на котором он прибыл на Камчатку, нам известны сегодня все подробности сражения с английским десантом в заливе Де-Кастри, которые произошли в октябре 1855 года. Именно ему было поручено вести журнал военных действий, который лег в основу очерка «Нападение английской эскадры на восточный берег Сибири, в октябре 1855 года», опубликованного в «Сборнике известий, относящихся до настоящей войны, издаваемый с высочайшего соизволения Н. Путиловым», 1856 г.). Он небольшой по объему и мало кому известный, поэтому позволим себе привести его целиком. «В 8 часов утра, 3-го Октября 1855 года, показались в Татарском проливе, пред входом на рейд де-Кастри, три судна без флагов: один фрегат, лавировавший под всеми парусами к N-ду, и два паровых корвета. Тотчас была пробита в лагере тревога. Рота, в числе 120 человек, была разсыпана по опушке леса Александровского поста, следующим порядком: 1-й взвод, в числе трех урядников и 40 человек казаков, под командою Линейного № 14-го баталиона прапорщика Чаузова, занял правый фланг до речки Нелли, составлявшей центр позиции; 2-й взвод, в числе трех урядников и 40 человек казаков, под начальством 47-го Флотского экипажа лейтенанта Линдена, занял левый фланг позиции; два горных 10-ти фунтовых единорога, при одном фейерверкере и 18-ти артиллеристах, под командою 47-го Флотского экипажа мичмана Эльчанинова, примыкали к левому флангу. Команда казачьих штуцерных, в числе 40 человек, была разделена на 2 полувзвода: 1-й полувзвод под начальством старшего урядника Николая Сапожникова, расположенный в земляных завалах на правом фланге позиции, служил прикрытием 2-му взводу; 2-й полувзвод, под начальством младшего урядника Федота Журавлева, таким же порядком расположенный на левом фланге, служил прикрытием артиллерии. Командующий всем отрядом есаул Пузино находился в центре позиции, равно как и 19-го Флотского экипажа капитан-лейтенант Федоровский, которому поручено было следить за ходом действий для составления военного журнала. В 8 ½ ч. приехали на берег, на вельботе, два прикащика с Американскаго купеческаго судна Bering, пришедшаго, за несколько дней пред сим, в де-Кастри. Прикащики просили позволения накрыть свезенные на берег Американские товары Американскими флагами, что им и было разрешено. Вельбот после того отправился к своему судну, а прикащики остались в магазинах, отведенных им в новом лагере. В 9 ½ часов вошли на рейд фрегат и другой винтовый корвет, под Английскими флагами. На грот-брам-стеньге фрегата был поднят командорский бред-вымпел. Фрегат и корвет начали спускать гребныя суда на воду, производя эту работу медленно и с большим шумом. При спуске втораго судна, когда оно было уже выше сеток, на фрегате лопнули фор-сейтали, причем барказ с большим шумом ударился о палубу. Фрегат спустил пять гребных судов с ростер и один вельбот с боканцев. Корветы спустили барказы из ростер и по одному вельботу. В 10 часов неприятель начал вооружать гребные суда орудиями и сажать на них десант. В 11 часов шлюпки собрались к фрегату. В 12 ¼ часов 7 вооруженных гребных судов, имея десанту до 400 человек, построились в две колонны и направились к Александровскому посту, на речке Нелли. Есаул Пузино не видя возможности атаковать, на открытой площадке Александровского поста, в четверо сильнейшего неприятеля, решился не допускать его до окончательной высадки на берег и послал приказание мичману Эльчанинову, чтобы, как только неприятель подойдет к берегу, встретить его картечными выстрелами, которые должны были служить сигналом к общему нападению всего нашего отряда. В 12 час. 40 минут, гребные суда приблизились к берегу и были встречены огнем наших орудий и штуцерных; в тоже время, остальные два взвода с громким ура бросились на берег и открыли огонь по неприятелю. Ответив на огонь нашей артиллерии и штуцерных сильными картечными и штуцерными выстрелами, неприятель, в совершенном расстройстве, немедленно и безпорядочно отступил. При отступлении один из барказов коснулся кормою мели и был осыпан нашей картечью, так что с трудом мог отойти из-под наших выстрелов. В 1 ¾ ч. фрегат и паровые корветы приблизились к берегу и стали на шпринги параллельно оному: фрегат в разстоянии на глазомер до 5 кабельтовых; корветы 2 ½ или 3 кабельтова, и начали осыпать берега наши по всем направлениям бомбами, ядрами и гранатами; тогда есаул Пузино поставил отряд вне неприятельских выстрелов. В 5 ½ часов бомбардирование прекратилось. В 6 часов фрегат и корветы подняли верпы и отошли от берега. В 9 часов с неприятельскаго парохода отделился вельбот и направился к бухте Сомон. Полувзвод казаков тотчас был отряжен туда, но вельбот, не дойдя до берега на разстояние ружейнаго выстрела, поворотил назад к пароходу. В 11 часов оставлен на береги наблюдательный пикет, из 4-х урядников и 30 казаков, под личным начальством Есаула Пузино и мичмана Эльчанинова, а остальные отведены на ночь в казармы. Потеря наша в этот день состояла из одного убитого казака и двух раненных: казака и фейерверкера. 4-го Октября в 5 ½ часов утра, взводы заняли ту же позицию, что и 3-го числа. Первый взвод находился под начальством 14 Линейнаго баталиона прапорщика Чаузова, вторым полувзодом перваго взвода командовал корпуса флотских штурманов поручик Чудинов. Второй взвод был поручен 19-го Флотскаго экипажа капитан-лейтенанту Федоровскому. Штуцерная команда занимала прежнюю позицию, а 4-й взвод, составленный из вновь прибывших 35 человек казаков, находился в резерве под начальством лейтенанта Линдена; второй полувзвод четвертаго взвода был поручен корпуса флотских штурманов подпоручику Самохвалову. В 7 часов корветы развели пары. Один из корветов прибуксировал фрегат на позицию. Неприятель расположился тем же порядком, как и вчерашняго числа, и завез шпринги. В 8 часов неприятельския суда подняли кормовые флаги и начали бомбардирование, направляя выстрелы преимущественно на казармы; но ядра и бомбы ложились в лесу, не долетая до казарм. В 2 ¾ часа десант, на четырех вооруженных барказах, направился к бухте Сомон. Тогда 1-й взвод, усиленный 35-ю человеками казаков находившихся в резерве, бросился, под личным начальством есаула Пузино, к Гиляцким юртам, а второй взвод и штуцерная команда леваго фланга, под начальством капитан-лейтенанта Федоровского, должна была встретить и отразить неприятеля, если бы он вздумал произвесть десант в Александровском посту. Барказы войдя в бухту Сомон начали делать, вне выстрелов, промер, обстреливаяя берег из карронад. Когда они подошли на выстрел, есаул Пузино открыл по ним штуцерной огонь, - и барказы поворотили назад. В 3 ½ часа барказы приблизились к мысу Спасения; тогда мичман Эльчанинов бросил в них две гранаты и сделал два картечных выстрела; барказы немедленно возвратились, а фрегат поворотился лагом к мысу Спасения и начал осыпать его бомбами, ядрами и гранатами. В то же время корветы открыли жаркий батальный огонь, бросая изредка конгревовы ракеты. В 5 ½ часов бомбардирование прекратилась. В этом деле ранен рядовой горнаго дивизиона и казак. Последний скончался во время переноски в госпиталь. В 7 ½ часов вечера оставлен на берегу наблюдательный пикет из 30 человек при лейтенанте Линдене, и взводы отведены в казармы. В 10 ½ часов вечера прибыл в де-Кастри адъютант генерал-губернатора Восточной Сибири подполковник Сеславин и принял начальство над отрядом. 5-го Октября, в 6 часов утра, штуцерныя команды праваго фланга, под начальством корпуса флотских штурманов поручика Чудинова, и леваго фланга, под начальством урядника Дмитрия Былкова, отправились на позицию для наблюдения за неприятелем. В 9 часов винтовой корвет снялся с якоря, поставил кливер и бизань, и под парами вышел с рейда. Обойдя банку Восток, корвет отправился к N-ду. Другой корвет отдал паруса для просушки. В 10 часов подошел к берегу вельбот под Американским флагом. Находившийся на вельботе г. Мос – шкипер, Американскаго судна Bering, встречен был подполковником Сеславиным, капитан-лейтенантом Федоровским и есаулом Пузино. Г. Мос объявил, что Английский командор считает груз, свезенный на берег с Американскаго судна, Русской собственностью; на протест же Моса против этого командор отвечал, чтобы Мос ехал на берег и своими людьми взял обратно свезенныя вещи и, погрузив их, уходил в море. На просьбу г. Моса грузить обратно товары, командующий войсками объявил, что матросов с Американскаго судна допустить на берег не может и поэтому груз взять нельзя. По словам г. Моса, Английская эскадра, действовавшая против де-Кастри, составляла часть эскадры контр-адмирала Стирлинга, и находилась под начальством командора Эллиота; она состояла из 52-х пушечнаго фрегата Sybille и винтовых корветов: Encounter и Hornet. Капитан Эллиот, при отправлении десанта 3 Октября, приказывал шкиперу Мосу идти на своем вельботе впереди Английских гребных судов, отчего Мос отказался; тогда командор взял у него письмо и несколько провизии для доставления, с десантом, г. Пирсу, Американскому прикащику, находившемуся при магазине на берегу. Командор Эллиот объявил при этом г. Мосу, что возьмет де-Кастри и сожжет все здания. В 11 часов г. Мос отправился на Английский фрегат. В 11 ½ часов фрегат и корветы открыли огонь, но не очень сильный. В час пополудни, на Американском вельботе снова приехали гг. Мос и Чез. Последний просил: 1) позволить ему взять груз назад, своими людьми; 2) если же не позволят ему взять груз обратно, то чтобы Правительство обезпечила его в случае повреждения товаров от неприятельских выстрелов; 3) поднять Американский флаг над магазином на столь высоком флагштоке, чтобы флаг был виден с неприятельских судов, ибо командор сказал г. Чезу, что так как он не видит Американскаго флага, то и не принимает на себя ответственности, в случае повреждения товаров выстрелами. Командующий войсками отказал г. Чезу в первой и третьей просьбе, по той же причине как сказано было г. Мосу; флаг же на флагштоке потому не позволено было поднять, что он показал бы неприятелю линию наших строений и дал бы ему верную прицельную точку. Разрешено же поднять флаг в высоту крыши домов, ибо, по словам гг. Чеза и Моса, крыши домов хорошо видны с неприятельских судов. На счет второй просьбы, командующий войсками отвечал, что правительство, вероятно, примет на себя повреждения груза от выстрелов. После этого Американцы возвратились на свой корабль. Во время переговоров с Американцами бомбардирование не прекращалось. В 2 ½ часа два вооруженных барказа и вельбот, выйдя с рейда, отправились за мыс Спасения, в Северную бухту, и начали бросать там гранаты, находясь сами вне ружейнаго выстрела. Тотчас же к Северной бухте послан был штуцерный взвод под командой лейтенанта Линдена. В 3 ½ часа барказы и вельбот возвратились на рейд и пристали к острову Обсерватории, где разложили огонь и хоронили убитых, причем производили салют из орудий. В 3 часа 35 минут, вторая рота своднаго казачьяго полубаталиона, под начальством есаула Забелло, прибыла к де-Кастри. В 5 ½ часов бомбардирование прекратилось. Фрегат и корвет отошли от берега. В 6 ½ часов приехал на берег г. Чез, а г. Пирс отправился на Американское судно. 6-го Октября, в 6 часов утра, штуцерныя команды заняли свои позиции на правом фланге, под начальством корпуса флотских штурманов прапорщика Самохвалова; на левом – под начальством Линейнаго № 15-го баталиона прапорщика Матциевскаго. В 7 ½ часов утра корвет Encounter снялся с якоря и, выйдя из губы, направился к S под парами и кливером. В 8 ½ часов, по уходе парохода, по приказанию командующаго войсками, штуцерные команды отозваны в казармы, а на берегу оставлены наблюдательные посты. В 10 ½ часов фрегат стал на шпринге, бортом к берегу, и открыл огонь, направляя выстрелы на казармы. В 12 часов неприятельский вельбот ходил по рейду, делая промер по направлению к мысу Клостре-Камп. В 3 часа войска выведены из казарм, так как бомбы и ядра стали ложиться близь окон. В 5 ½ часов фрегат прекратил огонь, не нанеся бомбардированием никакого вреда. В 8 часов 40 м. по полудни, фрегат открыл огонь по домикам Александровскаго поста и по мысу Спасения, в следствии чего находившиеся там посты отведены несколько назад, и огонь прекратился. 7-го Октября, в 7 ¾ часов утра, приказано переносить Американские товары из казарм в новый лагерь. В 8 часов фрегат поднял флаг и поворотясь на ширине бортом к берегу, открыл сильную канонаду ядрами по берегу, а бомбами и гранатами по казармам. В 8 ½ часов пришел с моря винтовой корвет и заняв прежнюю позицию, открыл огонь, по направлению на госпиталь и дом, но снаряды не долетали, или ложились в сторону. В 10 ½ часов, так как бомбы и ядра ложились близь дороги в лагерь, переноска Американских товаров прекращена. В 12 часов осколками бомбы выбило в казарме окна и зажгло стену, но огонь тотчас же был потушен. В 12 ½ часов два барказа отделились от фрегата и пошли к бухте Сомон, обстреливая берег из карронад. Открытый с нашей стороны штуцерный огонь принудил барказы поворотить назад. В час бомбардирование прекратилось. В час с четвертью прибыли есаулы Скобельцин и Имберг с 40 казаками 6-й сотни коннаго Амурскаго полка. В 2 ½ часа, прибыл Линейнаго № 14-го баталиона подпоручик Поротов: с тремя музыкантами, 21 унтер-офицером и 159 рядовыми; в след за ним прибыл 2-й взвод Артиллерийскаго горнаго дивизиона, с надлежащей прислугою. 8-го Октября, командующий войсками, имея под начальством своим две роты своднаго казачьяго полубаталиона, одну роту Линейнаго № 14-го баталиона, сорок человек 6-й сотни коннаго Амурскаго полка и четыре горных орудия, для предупреждения нападения неприятеля, сделал следущее распоряжение: конные казаки, под начальством есаула Скобельцина, расположены близь Гиляцких юрт, и заняли на мысе Сомон наблюдательный пост. От дежурной роты высланы таковые же наблюдательные посты: первый к кладбищу, второй на мыс Спасения и третий в Северную бухту. Для наблюдения за всеми движениями неприятеля, назначен офицер. В ночное время, на случай нападения неприятеля, для первоначальнаго отражения его, приказано усиливать посты и назначен один взвод, при офицере, к оврагу устья речи Нелли, а в случае высадки десанта в Александровском посту (единственное место, где можно было предполагать высадку десанта), позиция распределена в следующем порядке: конная сотня должна отражать неприятеля близь Гиляцких юрт; первая рота Своднаго баталиона, заняв пространство по опушке леса, вправо от речки Нелли до кладбища, действовать на неприятеля разсыпным фронтом; вторая рота в таком же порядке и также по опушке леса, расположившись от леваго берега речки Нелли до мыса Спасения, должна действовать одинаково с первою ротою. В резерве обеих рот, за срединою оных, поставлены два взвода роты Линейнаго № 14-го баталиона, прикрытые крутыми берегами речки Нелли; а третий стрелковый взвод должен служить прикрытием четырех орудий горнаго артиллерийскаго дивизиона, из коих два должны занять позицию на кладбище, а другие два на Александровской площадке, при начале просеки. Роты разсчитаны в ротныя колонны. В ночь переправлен в брод чрез бухту Сомон есаул Имберг с 10 казаками, для занятия пикета у каскада, дабы предупредить налитие из него водою и для наблюдения за неприятелем, который, как казалось, имел там огонь. В 7 ¾ часов утра, винтовый корвет вышел с рейда и отправился под парусами к N-ду. Всед за корветом отделились от фрегата два барказа и вошли в Северную бухту, где произвели четыре выстрела. В 9 ½ часов утра, вельбот с фрегата отправился к мысу Арбот; подойдя к берегу поднял красный флаг. Люди с вельбота сошли на берег, но вскоре поспешно сели на вельбот и отправились на фрегат. Причиной тому было приближение команды есаула Имберга, который заметив вельбот, поспешно бросился к нему, но, по затруднительному сообщению, и густоте леса, не успел захватить его. В 3 часа по всему лагерю пели песни до 5 ½ часов. В 4 ½ часа фрегат притянулся ближе к мысу Спасения и стал лагом к берегу. В 5 часов есаул Имберг возвратился назад и донес, что каскад перемерз; поэтому командующий войсками, находя этот пост лишним, приказал есаулу Имбергу присоединиться к своей сотне 9-го Октября фрегат оставался в бездействии и остальные пароходы не показывались На 10-е число сделано распоряжение, в случае, если со стороны неприятеля не будет предпринимаемо никаких действий, командировать от каждой роты по 40 человек на очистку леса для расположения лагеря в будущем году, по назначению генерал-губернатора. 10-го Октября в 9 часов утра, вельбот с фрегата ходил в Северную бухту, и производил там, вне выстрелов, промер. В 2 ¼ часа, вооруженный барказ с фрегата направился к мысу Арбот, обстреливая берег гранатами. Взвод Линейнаго № 14-го баталиона, при капитане Кузьменко, поджидал барказ с берега, правее кладбища; но барказ, не дойдя на штуцерный выстрел, поворотил назад. В 3 часа фрегат поднял один катер в ростеры. 11-го Октября в 9 ½ часов утра, два гребныя судна, пошли с фрегата на остров Обсерватории; одно из гребных судов было под флагом. На фрегате в это время играла музыка. В 11 ¼ часов, вельбот с фрегата отправился в бухту Сомон. Войдя в бухту, вельбот открыл по правому борту штуцерный огонь, и подойдя к Гиляцкой юрте, находящейся на левом берегу Сомона, высадил 3-х человек, которые обмазав юрту зажигательным составом, зажгли ее. Есаул Скобельцин, занимавший в гиляцкой деревне наблюдательный пост, не открывал огня, предполагая, что если неприятель будет поджигать другия юрты, по эту сторону бухты Сомон находящиеся, - то, выпустив его на берег, он бросится и захватит людей; но вельбот поворотил назад и пошел, вдоль противоположнаго берега, на фрегат. В 2 часа по полудни, два неприятельских барказа, вооруженные карронадами, подошли к берегу правее Александровскаго поста, на разстоянии штуцернаго выстрела и, под прикрытием фрегата, начали обстреливать берег. Командующий войсками, взяв с собою одно горное орудие, под начальством капитана Кузьменко, и 40 человек штуцерных стрелков, Своднаго казачьяго полубаталина, под командою мичмана Генинга, - подвел отряд к самому берегу, и воспользовавшись приближением барказов, осыпал их штуцерными пулями и шрапнелевыми гранатами. После перваго нашего из орудия выстрела, барказы поспешно повернули назад, а фрегат открыл из 22 орудий праваго борта, по стрелкам и одному 10 фунтовому горному единорогу сильную канонаду. Когда барказы стали удаляться из-под выстрелов, подполковник Сеславин отозвал цепь и орудие назад. Во время этой перестрелки, капитан Кузьменко, не смотря на сильный огонь неприятеля, весьма искусно наводил свое орудие и чрезвычайно удачливыми выстрелами привел людей на барказах в смятение; - а мичман Генинг, по указанию командующаго войсками, во время самой жаркой канонады, хладнокровно разставлял стрелков, и потом, по сигналу, в большом порядке отступил, будучи провожаем ядрами и бомбами, с неприятельскаго фрегата и вооруженных барказов. На барказах неприятеля слышны были крик и стоны. На случай, если бы неприятельский десант бросился на берег, по опушке леса Александровскаго поста была расположена первая рота, под командою есаула Пузино. Канонада кончилась в 4 ¼ часа, не нанеся решительно никакого вреда, что должно приписать весьма удобной позиции нашей, повсюду прикрытой густым лесом. В 4 ½ часа гребное судно, с фрегата, производило промер против острова Гитри. 12-го Октября, командующий войсками, получая донесения, что неприятельские барказы весьма часто ходят в бухту Арбот, приказал есаулу Имбергу, с командою в тридцать человек, ночью, переправиться в брод, чрез бухту Сомон, в бухту Арбот, для занятия там наблюдательнаго поста. Утром есаул Скобельцин донес, что ночью неприятель чинил свои барказы. В 9 часов Американский вельбот, барказ и Английския гребные суда, ходили к острову Обсерватория, для нагрузки Американскаго судна балластом. В 2 часа вельбот и барказ, с фрегата, отправились за мыс Арбот; вскоре за сим слышны были в той стороне выстрелы, которые продолжались, с большими промежутками, до 11 часов вечера. 13-го Октября, днем неприятельския шлюпки ходили по рейде и ловили рыбу В 5 ¼ часов по полудни, фрегат перетянулся и стал правее Американскаго судна. 14-го Октября. Неприятель никаких движений не предпринимал. В 9 часов, с поста расположеннаго в Гиляцкой деревне донесено, что в бухте Арбот слышна ружейная перестрелка. В 11 часов приехал в де-Кастри комиссионер Американскаго купеческаго дома г. Кушин и просил позволения, у командующаго войсками, возвратиться на Американское судно Bering, вследствии чего в 2 часа был выставлен, на берегу Александровскаго поста, парламентский флаг. В 2 ½ часа с фрегата отвалила десятка, имея на корме синий Английский флаг, а на носу белый парламентский. Приехавший на ней старший лейтенант фрегата Sybille сказал, что, по предложению командора Эллиота, парламентский флаг поднят нами с целью объяснить причину, по которой казаки будто бы стреляли в Американскаго прикащика г. Пирса, охотившагося в бухте Арбот. Подполковник Сеславин, объяснив Английскому лейтенанту настоящую причину поднятия парламентскаго флага, отвечал, что о происшествии в бухте Арбот ему еще не донесено. После сего вещи к. Кушина были погружены на десятку, которая вместе с ним, отправилась обратно на фрегат. 15-го Октября, утром, есаул Имберг прислал с известием казака, что 14-го числа сего месяца в 9 часов утра, вельбот, без флага, с 8-ю человеками пристал к берегу на мысе Арбот, в 150 саженях от поста там расположеннаго. Люди вышли из вельбота на берег и когда, двое из них, увидев стоящаго за деревьями часоваго, приложились в него из ружей, то часовой приняв их за неприятеля, выстрелил, а остальные казаки, выскочив из засады, открыли огонь и ранили двух человек, которые бросились назад в шлюпку, крича что они Американцы. Есаул Имберг, подоспевший в это время к вельботу, прекратил огонь и кричал на шлюпку, что если люди в ней находящиеся действительно Американцы, то чтоб они возвратились назад; но вельбот поспешно отвалил от берега. Бывший на берегу, 14-го числа, Английский лейтенант сказал, что на вельботе ранен один только Американец, а так как их ранено двое и об одном из них Англичане скрывают, то должно предположить, что на вельботе, вместе с Американцами были и Англичане. Командующий войсками, видя, что пост, по неосторожности Американцев, сделался известен Англичанам, приказал есаулу Имбергу со своим отрядом возвратиться к своему месту, в де-Кастри. 16-го Октября, в 2 ½ часа по полудни, по приказанию командующаго войсками, 40 человек казаков 6-й сотни Амурскаго казачьяго полка, под начальством есаула Скобельцина, выступили из де-Кастри, для следования обратно на свои квартиры. В 4 ½ часа по полудни, фрегат, подняв гребныя суда, поставил паруса и вышел с рейда. Тотчас по уходе фрегата, Американский коммиссионер г. Кушин, приехал на берег и объявил, что с завтрашняго числа он будет продолжать выгрузку товаров с Американскаго суда Bering». Так завершилось еще одно сражение на тихоокеанском побережье… А далее по материалам Российского государственного архива Военно-Морского флота мы проследим судьбу героев – участников сражения в заливе Де-Кастри (ныне залив Чихачева). Фонд 906, оп. 3, д. 14, Л. 71 СПИСОК Неприятельским судам, действовавших в навигацию 1855 года в сибирских водах В Петропавловске Английские 84-пушечный корабль Монарх — 730 человек экипажа 50-пушечный фрегат Президент – 450 40-пушечный фрегат Пик — 326 24-пушечный фрегат Амфитрида – 240 24-пушечный фрегат Трикомале – 240 18 пушечный корвет Дидо – 175 14-пушечный винтовой корвет Бриск – 160 14 пушечный корвет Encounter – 180 6-пушечный пароход Барракута — 160 Французские 60-пушечный фрегат Форт – 450 40-пушечный фрегат Альсефт – 360 30 пушечный фрегат Эвридик – 300 18-пушечный бриг Облегадо – 160 В Татарском проливе Английские 40-пушечный фрегат Sybille – 350 16-пушечный винтовой корвет Hornet – 160 20-пушечный винтовой корвет Бриг – 160 50-пушечный фрегат Нанкин – 500 50-пушечный фрегат Winchester – 450 40-пушечный фрегат Вингрия – 360 6-пушечный пароход Стик – 160 В Охотском море (в Аяне) Английские 40-пушечный фрегат Константин – 400 26-пушечный фрегат Spartan — 230 Л.38 Именной список нижним чинам убитым и раненым в деле против Англичан 3 и 4 числа сего Октября. 3 числа Фейерверк горного артиллерийского дивизиона Алексей Ченский ранен штуцерной пулею в левую руку навылет. После перевязки возвратился к своему месту. В настоящее время находится в госпитале. Казак Дмитрий Пермяков ранен осколком бомбы. Оторвало мышцы правого бедра, находится в госпитале. Казак Роман Налимов убит бомбою в живот. [Л. 118 Казака Романа Налимова отец Спиридон Мать – Матрена. Братья-малолетки: Василий Илья Евстафий Илья Сестра Окулина] 4 числа Артиллерийского горного гарнизона рядовой Гаврило Мокаденский (в других записях – Ма[о]кедонский – С.В.) ранен осколком гранаты в левое бедро. Казак Матвей Ваулин убит осколком гранаты в правое легкое. [Л. 118. Матвей Ваулин – первая рота сводного казачьего полубатальона. Мать – Анна Жена Катерина. Дочь Устиния. Братья: Козьма Андрей Евстафий. Невества Ирина. Племянник Федор. Племянница Настасия] Л. 64. Список чинам представляемых к наградам за отличие, оказанное ими в сражениях против Англичан во время пребывания неприятельской эскадры в гавани Де-Кастри с 3 по 17 число сего Октября месяца. Сводного казачьего полубатальона командующий 1-й ротой есаул Помпей Пузино – к ордену Св. Великомученика и Победоносца Георгия 4-й ст. «Со 120 человеками вверенной ему роты отразил неприятельский десант до 400 человек, смелым нападением на англичан заставил их более не покушаться предпринимать высадку войск на берег, а ограничиться только одним бомбардированием, кроме того есаул Пузино 3-го и 4-го чисел во время самой жаркой канонады находился постоянно в передовых постах, наблюдая за действиями неприятеля и везде подавал собою пример неустрашимости и хладнокровной распорядительности». Л. 64 об. Сводного казачьего батальона командующий 2-й ротой есаул Доменик Забело [Забелла] – к ордену Св. Анны 2 ст. «Под выстрелами неприятеля расставил передовые наблюдательные посты и находился во все время бомбардирования со дня прибытия вверенной ему 2-й роты». Сводного казачьего полубатальона сотник Николай Прежевский –к ордену Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость». «Под выстрелами неприятеля делал наблюдения и находился во время бомбардирования». Сводного казачьего полубатальона хорунжий Карл Янау – к ордену Св. Владимира 4 ст. с бантом. «7-го октября находясь на наблюдательном передовом посту, полагать надо, был замечен неприятелем, ибо, в продолжении нескольких часов выстрелы преимущественно были направлены в то место, где хорунжий Янау находился; но храбрый офицер этот не только не отступил назад, но напротив, дабы лучше видеть действие судов, подался вперед и будучи буквально осыпанным ядрами и гранатами хладнокровно записывал все действия неприятеля и весьма отчетливо доносил о них». Прикомандированный из линейного №15 батальона штаб-капитан Александр Парфентьев – к ордену Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость» «Под выстрелами неприятеля наблюдал за действиями судов и находился во время бомбардирования». Прикомандированный из линейного № 15 батальона прапорщик Александр Матвеевский – к ордену Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость» «Под выстрелами неприятеля наблюдал за действиями судов и находился во время бомбардирования». Линейного №14 батальона командующий 2-й ротой подпоручик Моисей Поротов. «Вполне достоин награды ибо наравне с прочими усердно и с точностью исполнял все возлагаемые на него поручения и находился под выстрелами неприятеля, но будучи под следствием по неумышленному убийству того же батальона прапорщика Фон Раза к награде не представляется». Линейного №14 батальона прапорщик Александр Чеузов – к ордену Св. Анны 3 ст. с бантом и к следующему чину. «3-го октября командуя 1-м взводом 1-й роты находился при отражении десанта и когда [наши] бросились в штыки то со своим взводом первым подоспел к берегу, а с 5-го числа находясь постоянно при мне [командующем обороной] под огнем неприятеля передавал приказания». Л. 65 Линейного №14 батальона прапорщик Яков Прошутинский – к ордену Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость». «Под выстрелами неприятеля наблюдал за действиями судов и находился во время бомбардирования». Флота капитан-лейтенант Николай Федоровский – к золотой полусабле с надписью «За храбрость» «В продолжении всего времени пребывания неприятельской эскадры в гавани Де-Кастри имея поручение вести военный журнал присутствовал везде, где только была перестрелка и для наблюдения за ходом дел часто находился под сильным неприятельским огнем». Флота лейтенант Линден – к ордену Св. Анны 3 ст. с бантом «Командуя взводом 1-й роты находился при отражении неприятельского десанта и потом во время бомбардирования постоянно с точностью исполнял все на него по службе возложенное». Флота мичман Николай Ельчанинов – к следующему чину и к ордену Св. Владимира 4 ст. с бантом. «3-го октября командуя взводом горной артиллерии меткими выстрелами привел неприятеля в смятение, чем способствовал к окончательному его отражению; а 4-го октября находясь со взводом на позиции близ самого берега хладнокровно выдержал сильную канонаду открытую собственно для сбития нашей артиллерии и выждав удобное время сделал несколько удачных выстрелов по барказам подплывающих к Александровскому посту и тем заставил их отступить». Л. 65 об. Флота мичман Максим Генинг – к следующему чину и к ордену «Св. Анны 3 ст. с бантом. «11 октября … командуя взводом штуцерных стрелков, высланных для прикрытия орудия, под учащенными выстрелами 22-х орудий фрегата … хладнокровно расставил пары стрелков и при отступлении провожаемым долгое время ядрами и гранатами сохранил удивительный порядок». Флота мичман – Владимир Казин – к ордену Св. Анны 4 ст. с надписью «За храбрость». «…под выстрелами неприятеля с точностью передавал приказания». Корпуса флотских штурманов подпоручик Чудинов – по неимению сведений о наградах прежде сего полученных г. подпоручиками Самохваловым и Чудиновым, имею честь почтительно просить Его Превосходительство г. камчатского губернатора представить их по своему усмотрению. «Офицеры сии во время бомбардирования находились на передовых наблюдательных постах и деятельно следили за действиями неприятельских судов, а подпоручик Самохвалов, кроме того, 4-го октября имел поручение командовать 4-м взводом и в числе других находился в деле». [Л. 258. Награжден орденом Св. Станислава 3 ст. с мечами] Корпуса флотских штурманов подпоручик Самохвалов [Л. 258. Произведен в следующий чин]. Инженер подпоручик Петр Егоров – к следующему чину и ордену Св. Анны 3 ст. «Постоянно был посылаем с приказаниями и часто под сильным неприятельским огнем, передавал их с большой отчетливостью». Командующий горным дивизионом капитан Иван Кузьменко – к золотой полусабле с надписью «За храбрость». «11-го октября хладнокровно и искусно действовал по неприятельским барказам из большого горного единорога и выдержал учащенную канонаду Л. 66 из 22-х орудий правого борта фрегата, по данному сигналу отступил, не потеряв ни одного человека. Капитан Кузьменко стреляя на дальние расстояния … гранами, по полученным сведениям, нанес значительный вред барказам, причем был ранен в шею один из лейтенантов фрегата Сибил». НИЖНИЕ ЧИНЫ Старший урядник 1-й роты сводного казачьего полубатальона №8 батальона Григорий Рахманин – к производству в чин зауряд-хорунжего «Постоянно находился впереди своих товарищей и подавал пример неустрашимости и хладнокровия». Старший урядник 1-й роты сводного казачьего полубатальона № 5 батальона Николай Сапожников – к производству в чин зауряд-хорунжего. «3-го октября, командуя 1-м полувзводом стрелкового взвода неустрашимо бросился на неприятеля в числе других способствовал к отражению десанта». Старший урядник 2-й роты сводного казачьего полубатальона №2 батальона Иван Лопатин – к производству в чин зауряд-хорунжего. «Находился во время бомбардирования и под выстрелами неприятеля разводил передовые наблюдательные посты». Казак 1-й роты сводного казачьего полубатальона № 6 батальона Дмитрий Пермяков – к знаку отличия военного ордена Святого Великомученика и Победоносцы Георгия [ЗОВО]. «3-го октября находился впереди своих товарищей его полубатальона был ранен осколком бомбы в левое бедро». Артиллерийского горного дивизиона фейерверкер Алексей Ченский – к ЗОВО. «Находясь во взводе мичмана Ельчанинова 3-го октября был ранен штуцерною пулею на вылете с повреждением костей и после перевязки возвратился к своему строю». Артиллерийского горного дивизиона рядовой Гаврило Македонский – к ЗОВО. «4-го октября находясь во взводе мичмана Ельчанинова был ранен в заднюю часть ляжки» [Л. 98 – 21 октября 1855 г. умер раненый горного дивизиона младший канонир Гаврило Мокедонский]. Находящийся в составе сводного казачьего полубатальона младший фельдшер Марк Демидов – в старшие фельдшеры 1-ой статьи. «3-го октября под выстрелами делал перевязки – ранен». Чиновник гражданского ведомства состоящий по особым поручениям при г. генерал-губернаторе Восточной Сибири титулярный советник Анненков – к ордену Св. Анны 3 ст. с бантом [Л. 258. Награжден орденом Св. Станислава 3 ст. с мечами]. «Состоя при отряде волонтером участвовал в деле 3-го и 4-го октября и постоянно в эти дни находился в цепи застрельщиков». Подписал командующий войсками в Де-Кастри подполковник Сеславин. Помимо это выделено 20 (так в архивном документе, в то время как в других документах фигурируют другие цифры) знаков отличия военного ордена, выделенных для награждения нижних чинов. Попытки определить, кто же из казаков Забайкалья первым получил этот знак военного отличия – Георгиевский крест – мне кажутся тщетными – в этом списке нет почему-то ни одного из тех, кто был представлен к этой награде подполковником Александром Николаевичем Сеславиным — адъютантом генерал-губернатора Восточной Сибири, командующим русскими сухопутными войсками на Амуре. Следуя данным, извлеченным из архивных дел РГАВМФ, все его представления были УДОВЛЕТВОРЕНЫ. В том числе и те, кто был представлен в производство в зауряд-хорунжие. Следовательно, знаками отличия военного ордена были отмечены и те из раненых казаков и артиллеристов, которые были представлены к награде Сеславиным: — казак первой роты сводного полубатальона № 6 – Дмитрий Пермяков. — фейерверкер артиллерийского горного дивизиона Алексей Чернский Возможно, что только Гаврила Македонский, младший канонир артиллерийского горного дивизиона не мог получить эту награду, так как скончался в госпитале 21 октября 1855 г. [Л. 98]. А последующие награды уже распределялись по частям и по их нумерации, мне кажется, не следует определять приоритеты. Л. 155 Именной список Нижним чинам, получившим знаки отличия военного ордена Сводного казачьего полубатальона Урядники Антон Ланчаков – ЗОВО № 103051 Иван Казаков – 103054 Петр Таскин – 103055 Селифонт Сверкунов – 103049 Казаки Павел Кутузов – 103053 Степан Пешков – 103057 Харитон Резанов – 103046 Артиллерийского горного дивизиона Старший канонир Кастьян Иванов – 103056 Бомбардир Евграф Кудышкин – 103052 Линейного №14 батальона Фельдфебель Нестор Копытов – 103050 6-й сотни Амурского полка Казак Иван Иванов – 103047 Позже этот список награжденных «За храбрость, оказанную против англичан во время пребывания неприятельской эскадры в гавани Де-Кастри в октябре 1855 года» пополнят и другие казаки Забайкальского казачьего войска и Сибирского линейного батальона (обратите внимание на номера ЗОВО): Забайкальского казачьего войска №3 батальона ЗОВО № 106023 казак Иван Кайгородов Сибирского линейного №14 батальона 1 роты ЗОВО № 106024 унтер-офицер Павел Круглых Забайкальского казачьего войска № 8 батальона казак Матвей Сверкунов ЗОВО № 106025 № 7 батальона урядник Федот Журавлев ЗОВО № 106026 № 10 батальона урядник Варлам Кожевников ЗОВО № 106027 Л. 264 «Сорок девять человек нижних чинов, находящихся на устье Амура, участвовавших в сражении против неприятеля во время пребывания английской эскадры в гавани Де-Кастри с 3 по 18 октября 1855 года в награду по 1 руб. [серебром]. Список Горного дивизиона 16-й гарнизонной артиллерийской бригады Горнист Яков Бородин Бомбардир Григорий Якушев Старшие канониры Матвей Васильев Кысьян Иванов Семен Захаров Созон Ромушев Дмитрий Никифоров Иван Устюжинин Младшие канониры Марк Шипачев Харлампий Кутявин Василий Лиханов Захар Пешков Матвей Пакшин Александр Павлов Ефим Звезнев 6-й сотни Амурского конного казачьего полка Урядники Трофим Селяев Алексей Катопаев Казаки Иван Черных Арсен Кожевников Лука Носков Клим Носков Иван Самсонов Кондратий Зепков Лев Корякин Андреян Баженов Елистрат Сенотрусов Василий Птицын Семен Шемелин Николай Корякин Хрисанф Лончаков Роман Бинкин (Бянкин) Семен Стуков Софрон Плотников Иван Анкудинов Тимофей Милюшин Иван Кошкаров Мирон Котанаев Александр Черных Илья Березовский Михайло Самарин Александр Воропаев Ксенофонт Боробов Александр Лончаков Алексей Скорпаков Афанасий Мирсанов Ефим Пешков Иван Корюкин Л. 280 «Список заключался еще тремя именами, выпавшими по неизвестной причине Тимофей Филинов Феодор Астраханцов Киприян Софронов». Интересен и вопрос о том, откуда в октябре 1855 года появляется в заливе Де-Кастри 6-я сотня Амурского конного казачьего полка, если сам Амурский казачий полк был сформирован только спустя три года – в 1858 году, а вот старшинство ему присвоено почему-то… с 20 августа 1855 года. Основной состав этой сотни, как известно был сформирован из казаков Забайкалья, прибывших к устью Амура в результате второго Амурского сплава, начатого в апреле 1855 года. «Раннею весною 1855 года по Амуру поплыл огромный транспорт барж с войсками, разделенный на три отделения, которые должны были отправляться через соответствующие интервалы. Первый, в составе 35 барж, вел полковник Корсаков, второй, в составе 64 барж, полковник Назимов, командир 15 линейного батальона, и последний, 26 барж, шел под начальством подполковника Муравьева. В экспедиции этой, кроме супруги Муравьева, участвовали, натуралист Маак, астроном Межевой, ученый Герсфельд и другие, производившие исследование Амура. На исследование это участник сплава, купец Соловьев, пожертвовал полпуда золота. С этим сплавом были приведены на защиту края 15-й и 14-й линейные полубатальоны, 6-я сотня Амурского конного полка, под командой зауряд-сотника Скобельцына, сводный пеший казачий полубатальон, под начальством подполковника Сеславина и ротных командиров, есаулов Пузино и Забелло. С этим же сплавом следовали переселенцы-крестьяне, в числе 481 души обоего пола, в дальнейшем поселенных в низовьях Амура. В конце мая он благополучно прибыл в Николаевск. ёВ течение 1855 года на берегу Нижнего Амура были основаны русские поселения: Иркутское, Богородское, Гери, Больше-Михайловское, Мало- Михайловское, Воскресенское, Сабах – Табах. На острове, напротив Мариинского поста казаками была основана станица Сучи» [Задорнов Н., Война за океан. (Часть 1) Без единого выстрела]. Почему я использовал слово «основной»? Разве был еще и вспомогательный состав, который влился в 6-ю сотню? Да, был. И у него своя история. «12 февраля 1851 года было принято решение об организации Амурской экспедиции, которая хотя и снабжалась от щедрот Российско-Американской компании, но подчинялось генерал-губернатору Восточной Сибири через представителей власти на местах. Начальником экспедиции при помощи Муравьева и Меншикова назначался капитан 1-го ранга Г. И. Невельской. В ее состав входили 60 нижних чинов при двух офицерах и докторе» [Алексеев, А.И, Любовь, Амур, Счастье]. В примечании к книге «Подвиги морских офицеров на крайнем северо-востоке России» Г.И. Невельского имеются подробности: «Первоначально в составе экспедиции были: Г. И. Невельской с супругой, лейтенант Н. К. Бошняк, поручик корпуса флотских штурманов А. И. Воронин, топограф прапорщик по армии П. Попов, унтер-офицер штейгер Иван Блинников; матросы — Александр Хашьянов, Егор Некрасов, Игнатий Горбовский, Евграф Карасев, Афанасий Пономарев, Аверьян Чухомлин, Петр и Ефим Дойниковы, Михаил Чупин и Александр Шишкин; комендоры — Аксентий Усов, Григорий Попов, Алексей Попов, Мирон Вяткин, Егор Кузнецов и Перфил Дианов; семьи мастеровых — Степана Решетникова, Осипа Гайдука, Григория Москвитина, Евдокима Вознюка, а также семьи казаков — Николая Пестрякова, Константина Русанова, Андрея Тюшева, Логина Нижегородова, Мартына Красовского, Романа Кошкарева и прислуга Невельского и Бошняка, а также фельдшер Шишерин с семьей. (АВПР, ф. РАК, оп. 888, д. 384, с. 44). «…мастеровой Степан Решетников отправлялся на новое жительство с женой Анастасией и тремя детьми, да еще и со своей старой матерью; мастеровой Евдоким Вознюк — с женой Анной, с дочкой и внучкой; Григорий Москвитин — с женой Марией и двумя детьми. . .» [там же]. «Осенью 1852 года в Амурской экспедиции состояло 64 человека: 25 в Николаевском посту, 23 в Петровском зимовье, 16 в разъездах». В приложении к книге А.И. Петрова «Амурский щит» есть рапорт корпуса штурманов подпоручика Д.И. Орлова от 9 октября 1852 года: «Ранжирный список нижним чинам частей 46-го [Камчатского] флотского экипажа и Якутского казачьего полка, состоящим в команде зимовья Петровского. №№ Чина, имена и прозвания Боцманмат Петр Релюк Квартирмейстер Кирилл Подобин Матросы Егор Некрасов. Пантелей Сенотрусов. Зиновий Меншиков (больным). Африкан Попов. Павел Кошкаров. Степан Палагин. Григорий Суковатиков. Александр Хошьянов. Карп Черных (на золотоприисках). Семен Григорьев. Гаврила Лебедев (на золотоприисках). Евграф Карасев. Андрей Беломестный. Андрон Ваболев. Степан Терентьев. Селифон Каплин (на золотоприисках). Кузьма Гвоздицин. Андрей Попов. Матвей Моисеев. Яков Забелин (на золотоприисках). Давыд Котов. Афанасий Михайлов. Спиридон Базулин (на золотоприисках). Наум Васильев (больным). Аксентий Усов. Баталер Николай Аксиментов. Мастеровые унтер-офицеры Семен Войтехович Михаил Сукиев Рядовые Евдоким Вознюк. Михаил Родионов (на золотоприисках). Григорий Москвитин. (больным). Осип Коробов. Петр Кусков. Осип Гайдуков (в лесу у вырубки кокор). Степан Решетников. Якутского казачьего пока казаки Матвей Большаков. Яков Попов (больным). Петр Пшенников. Андрей Тюшев. Роман Кошкаров. Яков Бубякин (в лесу у вырубки кокор). Феодосий Красовский (на золотоприисках). Тимофей Чертовский (больным). Колмогоров Илья. Яков Куклин (на золотоприисках). Мартын Красовский (в лесу у вырубки кокор)». «6 мая 1853 г. было решено учредить в устье Амура особую команду для его защиты, которая должна была состоять из регулярной роты флотского экипажа и сотни забайкальских казаков. Но в 1853 г. переправить казаков в устье Амура не удалось, и охрану этого района несли небольшие отряды Амурской экспедиции. В её составе с 1850-х гг. находились 33 казака из Якутского городового полка» [Сергеев О.И., Переселение российского казачества на Дальний Восток в середине XVII – начале XX вв.: основные этапы и особенности, Интернет-ресурс: «Труды института истории»]. «Амурская экспедиция выходила из подчинения Российско-Американской компании, утверждался ее штат (два лейтенанта, два мичмана, два штурманских офицера, один артиллерийский офицер, 240 старшин и матросов, сотня казаков с двумя офицерами, взвод горной артиллерии с двумя офицерами, доктор, священник, правитель канцелярии с помощником, три писаря, содержатель имущества, два фельдшера)». «23 мая 1853 года. Путешественники пробыли тут неделю, подробно его описали, дали названия мысам и заливам, повстречались с местными жителями, а перед уходом поставили на мысе Анастасии, недалеко от выхода в Татарский пролив, крест. На кресте вырезали надпись, гласящую, что эта гавань открыта лейтенантом Бошняком со спутниками казаками Семеном Парфентьевым, Киром Белохвостовым и амгуньским крестьянином Иваном Мосеевым, и названа Гаванью Императора Николая I» «…Невельской направился в Императорскую гавань, которую ему просто не терпелось осмотреть. Она поразила его своим великолепием. В одном удобном заливе этой гавани, Константиновском, Невельской выставил пост, назвав его также Константиновским. Он оставил в нем десять казаков во главе с урядником Дмитрием Хороших» [Алексеев А.И., Любовь, Амур, Счастье] В РГАВМФ (фонд 906, оп. 1, д. 42, л. 15) есть «Список Нижним чинам, оставленным от команды Сахалинской экспедиции для занятия Константиновского поста. Казачий урядник Дмитрий Хороших Матросы 46-го флотского экипажа Ерофей Кузнецов Никита Максимов Матвей Моисеев Казаки Николай Молдаванов Иосиф Лазарев Иван Бобков Николай Дроздов Николай Безносов». «…22—23 сентября в заливе Анива … высадились 59 матросов и казаков и восемь вольнонаемных поселенцев». Их командир – Н.В. Буссе – ведя дневник, дает полный состав первых русских поселенцев на острове Сахалин [РГАВМФ, фонд 906, оп. 1, д. 42, л. 4 об.]: Боцман Андрей Телепов Квартирмейстер Василий Петров Матросы Василий Козлов Константин Ведерников Дмитрий Сименов Василий Малышев Филипп Юрьев Гаврило Иванов Андрей Ларионов Филимон Инкин Федор Николаев Матвей Максимов Иван Коротких (умер) Самсон Шаньгин Петр Чуборь Яков Скуратов Ксенофонт Краснопольцев Петр Петров Ефим Горносталев Николай Смертин Николай Гачев Василий Тюменцев Харлампий Бурлаков Никита Максимов Савелий Буевых Михайло Шеманов Прокопий Котлов (умер) Назар Луговой Иван Волетков Архип Асанов Гурий Тузнев Иван Алексеев Федор Балдаков Тарас Смольянинов Егор Чудинов Иван Овдин Иван Семенов Спиридон Судейкин (умер) Андрей Мусинцов Сидор Пушигин (умер) Ерофей Кузнецов Петр Пушигин Алексей Козлов (умер) Иван Подварков Лука Чернимговский Семен Галкин Матвей Воукин (умер) Абрам Изел Иван Белых Иван Герасимов Иван Казанцов Филипп Новиков Семен Кокоуров Хирсан Медведев (умер) Фельдшер Ефим Кокорин Урядник Иван Томский Казаки Еким Манаков Василий Крупенин Филат Манаков Фирс Минюхин Матвей Минюхин А вот список, составленный самим первостроителем Николаевского-на Амуре военного поста А.И. Петровым [Амурский щит, с. 92-94] «Может быть, эта моя рукопись будет когда-нибудь любопытна для публики и напечатана, тогда пускай предадутся гласности фамилии тех, которые были невидными, но весьма полезными деятелями на Амуре, которые принесли государству безропотно, не ожидая наград и повышений, громадную услугу и, терпя страшные лишения, подорвали свое здоровье и почти все, исключая троих или четверых, лежат там, на Амуре, в земле сырой. Выписываю из имеющихся у меня дел список нижних чинов и их семейств из строевого рапорта, поданного мною начальнику экспедиции от 5 декабря 1852 года за №157. Боцман Аверьян Никитин – был моим помощником. Матросы Март Клейн – смотрел за коровой, за огродом и был пильщиком. Александр Шишкин – плотник и наш «тур», но ленивый. Павел Пономарев – всегда был кок и хлебопек. Игнатий Старцев – всегда больной грудью, а потом цингой. Фельдшер Андрей Шишерин – он же и писарь, он же исправлял должность священника. Мастеровые Алексей Назимов – хороший плотник. Тимофей Новопашенный – плотник, но ленивый. Казаки Якутского полка Урядник Николай Пестряков – содержатель провианта и всего казенного имущества. Егор Волков – плотник и пильщик. Андреян Замиралов – старый плотник и пильщик Кирьяк Волынкин 2-й – плотник и пильщик Константин Русанов – немного был закройщик и портной, но человек больной. Кир Белохвостов – плотник. Семен Парфентьев – плотник. Логин Нижегородов – переводчик Иван Анкудинов – плотник (его имя встречается в списке награжденных из 6-й конной сотни Амурского полка) Иосиф Попов – больной старик, но единственный печник, хотя и плохой. Михаил Решетников – восемнадцать лет. Василий Тюшев – плотник. Яков Инешин – плотник и пильщик. Феодосий Огибалов – плотник. Варфоломей Кошкаров – ничего. Иван Красовский 2-й (сын) – семнадцати лет. Тимофей Милюсин – всегда больной и ленивый. Василий Кошкаров – всегда больной и ленивый. Аким Волынкин 1-й – ничего. Яков Кошкаров – плотник, но плохой. Андрей Трепелкин – плотник, но плохой. Ефим Красовский 1-й (отец) – кирпичный заводчик. Степан Кирсантьев – мой вестовой Андрей Замиралов 3-й – хотя семнадцати лет, но молодец на все руки. Иван Замиралов 2-й – пильщик Василий Холмогоров – ленивый, ни на что не способный. Кантонисты и женщины Михайло Шишерин, Антон Красовский, Иван Тюшев, Николай Красовский; жена фельдшера Шишерина Пелагея, жена казака Тюшева Мавра, лочь ее Лукерья, жена казака Красовского 1-го Прасковья, дочь ее Елена, жена казака Нижегородова Катерина, жена казака Огибалова Матрена, дочь ее Анна, жена казака Волынкина 1-го Агафья, мать казака Кирсантьева Дарья, дочь ее Ульяна, жена казака Замиралова 2-го Акулина, сестра казака Замиралова 2-го Акулина, мать казака Решетникова Агафья, жена казака Попова Авдотья, дочь ее Пелагея». О трагических событиях в жизни первопоселенцев Амура есть подробности в книге Г.И. Невельского: «Происходили в Петровском, Николаевском и Мариинском постах и трагические события. Несмотря на постоянный врачебный надзор и разнообразие в питании, то там, то тут вспыхивала цинга, унесшая в могилу не одну жертву. 11 февраля 1853 года умер мастеровой 1-го класса Степан Решетников, оставивший вдову в по ложении и с четырьмя детьми; 23 марта — матрос Яков Забелин; 17 апреля — мастеровой 1-го класса Григорий Москвитин, 21 апреля — мастеровой 2-го класса Осип Коробов». Но были и радости: «…в Петровском нередким явлением были и крестины: в январе 1853 года у фельдшера Андрея Шишерина родилась дочь Анна, в феврале у матроса 1-й статьи Павла Кошкарева — сын Василий, в мае еще у двоих — по дочери». А главное – следовали новые открытия: «9 августа 1853 года экспедиция в составе начальника Николаевского поста А. И. Петрова, рядовых Замиралова, Волынкина, Кашкарова, Кирсантьева, Анкудинова, приказчика Овсянникова достигла на лодках стойбища Кизи, где по предписанию Невельского Г.И. № 222 от 15 июня 1853 следовало определить место для основания поста и постройки помещений для зимовки». Здесь был основан Мариинский пост. Но вот что интересно — целый ряд казаков, названных якутскими, на самом деле входили в состав 2-х сотенной Камчатской казачьей команды. РГАВМФ, фонд 909, опись 1, дело 29. Января 1856 года. Казаки Камчатской (включая Гижигинскую сотню) казачьей команды Петровское зимовье Урядник Николай Пестряков Казаки: Егор Волков Андрей Переплеткин Логин Нижегородов Андриян Замиралов Кирила Белохвостов Семен Парфентьев Иван Анкудинов Иосиф Попов Михайло Решетников Яков Инешин Феодосий Огибалов Варфоломей Кашкарев Иван Красовский Тимофей Толстихин Василий Кашкаров Ефим Красовский Андряан Замиралов 2-й Иван Замиралов Кир Волынкин Аким Волынкин Петр Пшенников Матвей Большаков Андрей Тюшев Роман Кошкаров Мартын Красовский Яков Куклин Тимофей Чертовский Яков Попов Яков Бубякин Евдоким Белоусов Флегонт Большаков Моисей Корюкин Петр Толстихин Андрей Онохов Федор Третьяков Иван Киршов Иван Корюкин На Сахалине Урядник Иван Томский Казаки: Василий Крупенин Аким Манаков Филат Манаков Фирс Минюхин РГА ВМФ, фонд 906, оп. 1, д. 42, Л. 3 Из списка участников Сахалинской экспедиции (на службе Российско-Американской компании) Пятидесятник Давид Савинский Урядник Иван Томский Казаки: Василий Крупенин Филат Манаков Фирс Минюхин Матвей Минюхин Федор Третьяков Андрей Онохов Иван Киршов Михаил Большаков Иван Большаков Петр Толстихин Иван Корюкин Илья Корюкин Василий Пшенников В материалах Российского государственного архива мне встретились такие строки, на которые я первоначально не обратил внимание. Речь шла о якутских, гижигинских и камчатских казаках, которые были участниками Амурской и Сахалинской экспедиции и о которых сообщалось следующее – те, кто НЕ УМЕР, были включены в состав 6-й сотни Амурского казачьего полка. И, действительно, мы обнаруживаем в списках награжденных казаков из 6-й сотни конных казаков Амурского полка имена гижигинских казаков Ивана Анкудинова и Ивана Корюкина и, возможно, также одного из гижигинских Кошкаровых – Ивана, об истории появления которого на Амуре у нас пока нет сведений... Надеемся, что удастся найти следы и других казачьих семей Якутского казачьего полка, Гижигинской и Камчатской казачьих команд, растворившихся на просторах Приамурья и Приморья в те далекие уже годы... Сергей Вахрин, член Союза писателей России
  9. Историю Гижигинской крепости первым (на бумаге) изложил князь Александр Егорович Шаховской, временно исполняющий обязанности командира Охотского порта, в ведении которого был весь Охотско-Камчатский край того времени. А причину своих исторических исследований он обозначил в первых строках этого, весьма интересного, очерка: ««За отсутствием Охотского Начальника, Статского Советника М. И. Миницкого, управляв Охотским портом около года, я имел случай извлечь сии известия из подлинных дел, хранящихся в Охотском Архиве». Случилось это в 1817 году. И, конечно же, мы приводим этот небольшой, но уникальный по своей сути, очерк в максимально полном объеме. «Не прежде 1753-го года положил основание крепости Сержант Абрам Игнатьев, пришедший сухим путем из Ямска с отрядом Козаков. Две были причины, по коим признано необходимым построение по морскому берегу, как Гижигинской, так и других небольших крепостей: во первых, дабы обезопасить сухопутное сообщение России с Камчаткою, и во вторых, чтобы постановить преграду возмущениям Коряков, которые случались тогда столь часто, что название Немирных, сделалось для сих инородцев обыкновенным. Первые беспокойства, принадлежащие к описываемому здесь времени, открылись между ними еще в 1744-м году; а чрез два года после того произошло общее возмущение кочующих и оседлых Коряков, которые осенью в 1746-м году соединенными силами напали на Акланский острог, возобновленный только за четыре года пред тем, и умертвили бывшего в Акланске начальником Сержанта Ивана Енисейского с находившимися там Козаками, коих было, как кажется, не менее 20-ти человек; и потом многие другие жестокости и убийства производили. Таким образом убиты были ими несколько Тунгусов, посыланных для склонения бунтовщиков к повиновению, какой то проезжий Архимандрит или священник с одним причетником, и другие, так что сообщение по сухому пути между Охотском, Камчаткою и Анадырском, в продолжение десяти лет, почиталось невозможным, по неминуемой от Коряков опасности. После многократных увещании к послушанию, Правительство принуждено было наконец, для усмирения непокорных, употребить силу; и в следствие сего в 1747-м и в следующих годах Сержанты Игнатьев, Белобородов и Брюхов [на самом деле – Тимофей Ефимович Брехов – С.В.], под начальством которых находилось в последствии более 180-ти Козаков (кроме Тунгусов, также в сем походе участвовавших), имели с Коряками несколько сшибок. Отразив их от Ямской крепостцы, они пошли далее, и на пути к реке Гижиге, по Указу Правительствующего Сената, основали в 1751-м году крепостцу на реке Тумане, в расстоянии 400 верст от реки Гижиги; потом, продолжая военные действия, в 1752-м году на реках Вилиге и Таватаме также сделали укрепления; наконец, пришед на реку Гижигу, и там построили крепость. Но крепостцы Туманская, Вилигинская и Таватамская, по некотором времени были уничтожены, а Гижигинская, по способности водяного с Охотском сообщения, приходила мало по малу в лучшее состояние. Акланский же острог, сею крепостию замененный, после 1746-го года возобновляем более не был; и теперь даже неприметно место, где он был построен. Но только с того времени Тигильская крепость, в Камчатке находящаяся, присвоила себе его имя, так что в делах тогдашних, она чаще Акланском, нежели Тигилем называется (здесь нужно пояснить – с образованием новых уездов был создан и уезд Акланский с уездным центром в несуществующем Акланске, поэтому администрация уезда разместилась в Тигильской крепости – С.В.). Многие из сих происшествий уже изгладились из памяти Коряков, теперь около Гижиги живущих; но воспоминание о Сержанте Абраме Игнатьеве и но сие время между ними сохраняется, может быть потому, что Игнатьев, по своей строгости, был всем им весьма страшен. Они дали Игнатьеву название огня или огненного, рассказывают о делах его много чудесного и выдуманного, приписывают ему волшебство и всеведение; нет сомнения только в том, что ему более других должна принадлежать честь совершенного присоединения Коряков к Российской Державе. — Усмирение сего неспокойного племени последовало за основанием Гижигинской крепости вскоре, не взирая и на то, что не за долго перед тем временем, Чукчи одержали некоторую поверхность над нашими войсками, разбив отряд храброго Маиора Дмитрия Павлуцкого, потерявшего жизнь вместе с сражением. Лет чрез десять после основания Гижиги, посланный в Анадырск Подполковник Плениснер представлял на вид Начальству, что по Анадырскому уезду с 1760-го по 1763-й год было собрано с Ясашных в казну мягкой рухляди, по оценке на 181 рубль 76 копеек, а на то же трехгодичное время, для содержания там войск, употреблено 87.879 рублей и копейка, и сверх того доказывал, что чрез содержание в Анадырске большого числа войск, Якуты, доставлявшие для сих войск провиант, приходили в бедность и истощение, и потому полагал, чтобы во избежание великих и бесполезных на содержание Анадырска расходов, половину войск оттуда вывесть. По сему предположению, подкрепленному представлением Тайного Советника Соймонова последовало в 1764-м году Высочайшее повеление о совершенном уничтожении сего города. Тогда Анадырская команда, состоявшая из 588-ми человек, разделена была в Гижигу в Нижне-Колымск, в Тигиль и прочие крепости, а Присутственные места и чиновники переведены в Гижигинскую крепость. Сие переселение продолжалось до 1770-го года; и с сего-то времени Гижигинская крепость приметно увеличилась и называлась потом несколько времени городом, имея свои уезд и все городовое управление. Цветущее состояние Гижиги было в промежутке времени от 1775-го до 1800-го года. Тогда прибыточный вымень звериных кож у инородцев, привлек туда из России многих торговых людей. Стоявшие около крепости в близком расстоянии Коряки с бесчисленными табунами оленей, доставляли оной изобилие во вкусном оленьем мясе и в мехах. Деятельная торговля щедрою рукой рассыпала богатства на сие новое поселение. Довольство вещей и самого золота везде было приметно. Но с 1800-го года произошел там весьма приметный упадок в торговле, по причине откочевки Коряков от Гижигинской крепости, из которых иные удалились в северные места к реке Анадыру, другие перешли в Камчатку, к Тигильской крепости. Нередко самые благодетельные действия для общего блага, могут иметь некоторые невыгодности для частного. Таким образом, вредное для Гижиги удаление Коряков произошло от заключенного в 1781-м году между Рускими и Чукчами примирения. До того времени Чукчи, сколько по склонности к хищничеству, столькож и по врожденной неприязни к Корякам, часто нападали на них, отбивали у них многочисленные стада оленей, брали жен в плен, а самих их лишали жизни. Для Коряков оставалось одно прибежище: защита Руских; а дабы пользоваться всегда оною, необходимо нужно было кочевать в самом близком расстоянии от крепости. Но с заключением Чукотского мира кончились их опасения. При договоре постановлено было Чукчам в обязанность, не нападать на Коряков, как Российских верноподданных; и Чукчи с 1781-го года доныне свято сохранили сие условие. С того времени Коряки, не страшась по прежнему опасных для них врагов, стали отдаляться от крепости, сначала за реку Пенжину, потом еще далее, а с 1784-го года начались и первые их переселения в Камчатку. Главная же часть находящихся ныне там Коряков откочевала около 1800-го года. О числе войск, бывших в Гижиге до 1812-го года, в делах Охотских обстоятельных сведений не отыскано. Известно только, что во время пребывания в Камчатке так называемого Камчатского баталиона, одна рота оного постоянно находилась в Гижиге. Солдат и Козаков было тогда в сей крепости более 200 человек. Когда же в 1812-м году, для уменьшения казенных издержек, употребляемых на Камчатку, последовало Высочайшее соизволение, вывесть Камчатский баталион из Гижиги, Камчатки и Охотска распределив часть оного по разным тамошним командам, тогда утвержден был штат, доныне существующий, чтоб иметь в Гижиге не свыше 100 Козаков при 5-ти урядниках. Любопытно заметить, что не взирая на уменьшение войск, от 588-ми до 100 человек, издержки на содержание оных и по сие время не покрываются теми доходами, которые из сего края извлекаются. Сколь ни разнообразны счеты сего содержания, однакож, по справке с делами, весьма близко к истине полагать можно, что существование Гижигинской крепости, с войсками, чиновниками и с мореходным судном, ежегодно туда посылаемым, обходится ныне казне до 80.000 рублей; доходов же с Гижигинской округи, причисляя к тому и часть питейного сбора, на Коряков падающую, получается не свыше 15.000 рублей. В 1816-м году находились в Гижигинской крепости следующие деревянные строения: церковь 1, часовня 1, казенных домов и магазинов 8, частных домов, не включая лавок, 68. — В сей крепости ни рва, ни валу не находится, и укрепления оной состоят единственно из обнесенного кругом строений палисада и трех или четырех пушек. Но сии укрепления, при сотне хорошо вооруженных Козаков, достаточны содержать в тишине 10.000 Чукчей (Мужеского и женского пола. К. Ш.) и 3.000 других инородцев, населяющих Гижигинскую округу и Чукотский нос. — Жителей, мужеского и женского пола всех состояний, в 1816-м году находилось в сей крепости 650 человек, и зимовавшей морской команды с женами и детьми 46, всего 696 человек. А в прежнее время состояло в оной домов 98, жителей м. и ж. пола 791 человек. Выше упомянуто, что назад тому лет 20, торговля в Гижиге упала против прежнего; однакож, судя по малому населению того края, ее и теперь можно почитать довольно важною. Ввоз товаров из Охотска в сию крепость, по ценам Охотским, был: В 1817-м году на 42.000 рублей. В 1818-м году на 43.000. Вывоз из Гижиги в Охотск по тем же ценам: В 1817-м году на 51.000 рублей. В 1818-м году на 49.000 Ввозимые товары суть: табак, необходимый для вымена мягкой рухляди, чай, сахар, съестные припасы, котлы и железные вещи, также для торговли с инородцами, свечи, мыло и проч. — Сверх того к ввозу должно причислить кроме означенных товаров и доставляемую на казенный счет ржаную муку, ежегодно от 4-х до 5.000 пудов, соль, порох, свинец и откупное хлебное вино; всего сих казенных припасов почти на 50.000 рублей ежегодно. — Вывозимые товары из Гижиги: соболи, лисицы, белки, моржовая кость, оленьи кожи, песцы, куньи (из куниц) парки и проч. Теперешние торговые прибыли, по согласному свидетельству Гижигинского купечества, уменьшились против прежних по крайней мере на половину; но не взирая на сие, по собранным мною сведениям оказалось, что в Гижиге, единственно от торговли, снискивали себе в 1819-м году пропитание 67 душ м. и ж. пола, и что, судя по цене ржаной муки, которой пуд там стоит в вольной продаже от 10-ти до 12-ти рублей, сим людям для содержания потребно было по крайней мере до 13.400 рублей. Прежде сего в Гижигинской крепости золотая и серебряная монета были весьма обыкновенны. Притом, от изобилия во всем, большая часть жителей носили шелковые фанзовые рубашки; женщины одевались в парчовые епанечки с богатым меховым воротником, на голову повязывали шелковые плашки, золотом и серебром шитые, и не только перчатки, но даже комнатные оленьи сапоги украшали искусным золотым и серебряным шитьем; Козаки имели на куклянках стоячие собольи воротники, а на подоле оных бобровую опушку; наконец все без изъятия привыкли к употреблению чая. Теперь осталась одна тень прежнего изобилия. Удаление Коряков от крепости и постигший Гижигинскую округу четырехлетний (в 1815-1818 годах) голод, от невхода морской рыбы в реки, произвели в сей крепости множество бедных. Хотя торговый перевес, по вышеозначенному вывозу и ввозу товаров, и кажется простирающимся до 7 1/2 тысяч в пользу Гижиги; но поелику за продаваемую от казны муку, порох, соль, и за откупное вино ежегодно переходит из Гижиги в Охотск более 10.000 рублей, то звонкая монета и даже ассигнации уменьшились в Гижиге до крайности». И князь Шаховской прозорливо видел будущее падение значение этого некогда крупнейшего военно-стратегического и торгового центра на Северо-Востоке России: «В Гижигинской крепости жителей м. и ж. пола 700 человек; в Петропавловской гавани не свыше 500. — Из Гижиги вывозится товаров ежегодно на 50.000 рублей; из Петропавловской гавани на 25.000 рублей. Но не смотря на то, Петропавловск всегда будет важнее Гижиги по пребыванию в нем главного Камчатского Начальства, по превосходной гавани и удобности своего положения». Фёдор Григорьевич Сафронов в своей книге «Тихоокеанские окна России: Из истории освоения русскими людьми побережий Охотского и Берингова морей, Сахалина и Курил», изданной в 1988 году в Хабаровском книжном издательстве, дает подробный статистический отчет о постепенном «увядании» этого, некогда процветающего города. Мы же постараемся, по мере возможностей, «оживить» эту статистику конкретными именами людей, которые проживали в этом городе когда-то, несли здесь службу или занимались торговлей пушниной с местным населением: «В 1751 г. казаки основали на р. Туман Туманскую крепость, в 1752 г. — Вилигинскую и Таватомскую на реках Вилиге и Таватоме. Затем, в 1753 г., поставили Гижигинскую крепость на левом берегу р. Гижиги, в 25 верстах от ее устья Со временем первые три укрепления за ненадобностью перестали использоваться. Гижигинская крепость, «по способности водяного с Охотском сообщения», действовала. Тем более что через нее проходил сухопутный тракт, соединявший Охотск с Камчаткой. Охотско-Камчатский тракт вначале был неустроен, ездили по нему только зимой. В 1823 г., после многих ходатайств об улучшении этого пути, Комитет министров принял положение о заселения тракта между Охотском и Гижигинском якутами, назначаемыми но приговору судов на поселение. Положение было утверждено императором, и уже в 1824 г. по тракту жило 20 якутских семей. Во второй половине 1760-х гг. в Гижигинск, ставший опорным пунктом Российского государства на Северо-Востоке, были переведены присутственные места, чиновники и часть военной команды упраздненного Анадырского острога. В результате население Гижигинска заметно увеличилось. В 1773 г. здесь в 83 дворах проживало 672 человека, в том числе духовного звания — 3, регулярных военных — 175, нерегулярных (казаков) — 474, разночинцев — 17 и дворовых — 3 человека». Самый ранний -- наиболее полный список – казаков, дислоцировавшихся в Охотском и Тауйском острогах, откуда совершались походы на коряков и чукчей с южного направления, датируется периодом между Переписями 1718 – 1748 годами, из состава которых и формировалась основная часть гарнизона Гижигинской крепости [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Лл. 86-90 – Охотский острог и 125 об. – 134 об. – Тауйский острог] В Охоцком остроге Посацкие Смерных Федор Чечюлинской Яков Итого две души Разночинцы Алабышев Иван Аргунов Афонасей Адласов Мартын Басов Егор Баранов Иван Баранов Петр Бармин Семен Безносова Алексея у него дети Данил Володимер Беляев Сидор Бишев Логин Бочкарев Козьма Бутин Иван Веснин Григорей Винокуров Сава казак Волков Петр Волков Яков у него сын Павел Вологдин Андрей племянник Сидора Беляева Воробьев Алексей Гиндин Гурей Грашевской Иван Дьяков Федор Епифанов Иван Ермолин Андрей Жеравин Тимофей Зорин Мосей Ипатьев Михайло Кайгородов Иван Калинин Леоньтей Камкин Иван Карпов Исак Киселев Захар Козмин Федор Колесников Никифор Колесников Сава Колесов Петр казак Конахин Данило Коморников Гаврило Кондратьев Яков Коновалов Максим Коренев Алексей Котельников Семен Кочатов Артемей Кривого Андрей Курочкин Иван Кычин Иван Лазарев Иосип Еромонах у еромонаха Иосифа сын Андрей Лосев Иван Лосев Михаило Лывин Терентеи Максимовых Иван Фомин сын Максин Яков Маркелов Василеи Мартин Иван Мев Алексей Михайлов Харитон Мокшин Мока Мосеев Иван Мошницов Василей Мурзин Иван Нагавицын Иван Нефедьев Федор Нехорошев Герасим Нифантьев Борис Нифантьев Матвей Нобиных Дмитрей Новиков Григорей Новоселов Макар Овдеев Борис Осенина Фадея дети Андрей Чюприн Осенина Фадеи сын Андрей Ослиных Иван Островских Иван Ошепкова Лазаря сын Иван Ощепков Лазарь Панфилов Трифон Панфилова Трифона сын Иван Панфилова Трифана сын Козма Паранчин Федор Перфильев Федор Петлин Конон Плеханов Алексеи новокрещен Плоских Кирило у него сын Алексей Подгорбунской Федор Полозов Гарасим Пономарев Андрей Попов Дмитрей Поротов Дмитрей Репин Максим Решетников Козма Родионовых Павел Роспутин Семен Росторгуев Осип Рошков Сидор Рукавишников Григорей Рыбников Алексей Салауров Герасим Салдатов Илья Самоилов Сава Серебреников Андрей Серебреников Семен Скулябин Иван Смирных Федор Смороденников Федор Стыхнои Иван Татаринов Степан Тетерин Василей Тетерина Василья восприемной сын Михайло Томскои Иван Турунтаев Гаврила Усов Сава Устинов Иван Фалелеев Петр казак Федоровых Вахрамей плотник у него сын Степан у него ж пасынок Тимофей Чагин Сава Чемезов Василеи сын боярской Черепанов Семен Черных Афонасей Шахматов Иван Шевелев Григорей Шипунов Давыд Шеин Михайло Шелепанов Дмитрей Шенгин Григорей Шихирдин Григорей Шмаков Петр Штинников Андрей Шумков Петр Щеголов Герасим Ягодин Григорей Итого сто тритцать девять душ Тауиского острогу Разночинцы Амосов Алексеи Иванов сын Ананьин Василей Андреев Илья Антипин Василеи Иванов сын Антонов Афанасей Аргунов Матвеи Давыдов сын Астраханцов Григореи Дмитреев сын Атаманов Алексеи Григорьев сын Атаманов Петр Алексеев сын Афанасьев Андреи Балыков Матвей Баранов Федор Барановской Василей Басиков Алексеи Иванов сын Басиков Егор Иванов сын Белоголовой Иван Беляев Иван Яковлев сын Бережных Василеи Семенов сын Беренскои Кирило Борматов Козьма Брусенкин Осип Михаилов сын Брусенин Яков Михаилов сын Бубенкин Василеи Егоров сын Булатов Тимофей Бурнашов Петр Бутаков Иван Быков Федор Васильев Иван Васильев Максим Данилов сын Васильев Петр Данилов сын Верхотуров Андреи Осипов сын Веселной Сава Иванов сын Веселной Федор Иванов сын Виситимской Семен Володимеров Дмитреи Волынкина Петра казачей сын Петр Волынкин Федор Васильев сын Вострецов Иван Матвеев сын Гагара Семен Галахтионов Василеи Глаткой Тит Михаилов сын Глаткой Никита Михаилов сын Горохов Василеи Гребенщиков Петр Гробов Яков Гурьев Степан Давыдов Михаило Софронов сын Дасаев Яков Иванов сын Даниловых Тимофей Ефимов сын Дехтярев Егор Дьячков Тимофеи Никифоров сын Егоров Сидор Еремеев Сила Ермолин Андреи Ефимов Леонтеи Назаров сын Жданов Андреи Никитин сын Жирков Афанасеи Жирков Матвеи Афанасьев сын Жирков Степан Жирков Степан Михаилов сын Злыгостев Михайло Зырянов Федор Иванов Афанасей Иванов Егор Истомин Федор Кабанов Онисим Казаков Степан Казанцов Михайло Казанцова Степана сын Яков Калашников Алексеи Остафьев сын Калашников Афанасеи Калгин Яков Иванов сын Карпов Дорофей Кондратьев сын Карякин Степан Кизиваковых Василеи Иванов сын Клестов Андрей Костентинов Максим Колмаков Степан Федоров сын Колмогоров Андрей Коморников Иван Алексеев сын Коробеиников Христофор Семенов сын Котельников Иван Федоров сын Котковской Алексеи Михаилов сын Кошелев Степан Дмитреев сын Краснояров Андрей Крестьянинов Леонтеи Кривого Иван Яковлев сын Кривогорницын Семен Осипов сын [Крыжаноский] Криженовской Кирило [Крыжановский] Криженовской Федор Курбатов Федор Лазарев Иван Васильев сын Лазаревых Иван Степанов сын Ланин Алексеи Федоров сын Ларионов Степан Лебедев Иван Луковцов Данило Луковцов Михаило Степанов сын Нестерев Тимофей Макаров Василей Максимов Василей Малышев Алексеи Савельев сын Малышев Никита Мартынов Степан Мелентьев Василеи Григорьев сын Мельников Федор Афанасьев сын Мирсанов Петр Михайлов Андрей Михаилов Семен Прокопьев сын Мокрошубов Алексеи Михаилов сын Моршинцов Иван Мохнаткин Осип Максимов сын Мохначевской Матвеи Мохначевской Яков Иванов сын Мухоплев Еким Петров Петр Мыльникова Тимофея казачей сын Василей Накатин Федор Наумов Николай Яковлев сын [Нижегородов] Нежегородов Елесеи Иванов сын Нижегородов Осип Иванов сын Никитин Тимофеи Новиков Петр Тихонов сын Нялбин Алексеи Федоров сын Олесов Федор Степанов сын Опрелков Захар Орефьев Иван Орефьев Петр Отласов Александр Васильев сын Отласов Иван Иванов сын Охопков Ефим Паламошной Алексеи Никитин сын у него брат Андреи Поляков Лаврентеи Поповых Логин Алексеев сын Парамсин Федор Иванов сын Парасов Иван Устинов сын меншеи Пастухов Федор Терентьев сын Пахомов Петр Андреев сын Пахомов Степан Андреев сын Перевалов Тимофеи Осипов сын Пермяков Егор Иванов сын Перфирьев Федор Петров Иван Пивоваров Ларион Матвеев сын Пинегин Борис Пинегин Гаврило Федоров сын Пинегин Матвеи Пинегин Федор Федоров сын Плеханов Михаило Андреев сын Плишкин Степан Попков Никифор Попов Василеи Попов Василеи Васильев сын Попов Василеи Федоров сын Попов Дмитреи Попов Осип Порошов Василей Посников Лука Потапов Василеи [Прибылов] Прибылной Логин Максимов сын Прыдошных Иван Тимофеев сын Петров Михаило Ракитин Иван Сакулин Михаило Салдатов Никифор Семенов Михайло Серебреников Леонтеи Серебреников Осип Григорьев сын Серебреников Федор Серкучев Афанасеи Силин Василеи Ильин сын Силин Илья Иванов сын Силин Козьма Скорезожской Петр Анкудинов сын [Скребыкин] Скребычин Иван Матвеев сын Скребыкин Яков Матвеев сын Скурихин Юда Соболев Федор Соловаров Петр Сорокоумов Степан Иванов сын Софрыгин Иван Созоновской Степан Софронеев Василеи Иванов сын Софронеев Трофим Старостин Осип Яковлев сын Сторожев Алексеи Борисов сын Сторожев Василеи Борисов сын Сторожев Иван Борисов сын Сургуцкои Семен Васильев сын Сухотин Иван Талалаи Антроп Алексеев сын Тарков Иван Зиновьев сын Татаринов Иван Терентьев Федор Тешнов Семен Трапезников Иван Григорьев сын Томской Иван Тотаринов Василеи Васильев сын Точилов Иван Третьяков Яков Михаилов сын Трифанов Семен Иванов сын Трунин Степан Трухнин Федор Тупицын Тимофей Турбин Костентин Агафонов сын Тюшев Григореи Васильев сын Удилов Иван Петров сын Удорина Алексея дети Яков [Ушницкой] Ушинцкой Семен Алексеев сын Фарафонтов Степан Фадеев Козьма Федоров Кондратей Шадрин Лавренте[й] Филипов Яков Фролов Семен Яковлев сын Фролов Семен Фролов Яков Хвастунов Данило Хлебалов Остафеи Леонтьев сын Хмылев Михайло Хорошев Степан Хороших Исай Хотосов Василей Чапсков Иван Аверкиев сын [Чокуров] Чоскуров Василеи Иванов сын Чюдинов Михайло Чюмаков Василей Осипов сын Чюпров Тихон Чюрускаев Василеи Шарыпов Семен Никитин сын Шарыпов Федор Шипицын Кондратеи Ширшев Семен Шмонин Степан Петров сын Шмонин Федор Петров сын Шубинской Иван Шумилова Ивана сын Никифор Ярков Ульян Итого двести тритцать девять душ В Российском государственном военно-историческом архиве мы обнаружили именной список Гижигинской команды за 1761 год [ГВИА, фонд РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 31 об., а также РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 11], который позволяет судить о формировании гарнизона крепости до пополнения его анадырцами и последующего реформирования. Синицын Федор -- сержант Федоров Дей - капрал Солдаты Безенов Егор Безсонов Илья Белохвостов Иван Г…Федор Гребешков Иван Епанчицов Григорий Замиралов Егор Зырянов Егор Колмогоров Илья Овчинников Николай Попов Осип Прокопьев Сава Русанов Иван Соколов Михайло Силкин Фрол Сухнин Ларион Шелепов Иван Шулгин Анкудин Шумов Никифор …токов Харитон Нерегулярные Боровых Василий -- капрал Казаки Бархатов Прохор Безсонов Яков Боя … н Михайло Брагин Иван Бутаков Иван Веселов Алексей Воронов Матвей Габышев Афанасий Голиков Иван Голятин Филип Глухих Иван Грамолин [Грамотин] Данило Зиновьев Яков Катасонов Алексей Козлов Яков Козочкин ? Колокольников Федор Коновалов Василий Конюхов Родион Красильников Никифор Красовский Семен Лаврентьев Иван Лукинов (Луников) Семен Нестеров Семен Новосельцев Дмитрий Ордин Илья Портнягин Иван – писарь Потапов Козма Потапов Никифор Соколов Григорий Сосновский Никита Тарадаков Сава Темников Матвей Филатов Андрей Хабардин Иван Хабардин Сава Хотосов Василий Чупров Иван Шавырин Сергей Шестаков Сергей Шихирдин (Шахурдин) Василий Щегорин Петр Там же -- в Российском государственном военно-историческом архиве [фонд 14808, опись 1, дело, 13, лл. 8-9] мы нашли именной список гижигинцев за 1766 год не только с именами, но и отчествами. Афанасьев Михайло Афанасьев -- казак Боровых Василий Гаврилов -- капрал Безсонов Яков Иванов Белоусов Петр Терентьев Белых … Васильев Бояркин Михаил Семенов Брагин Иван Андреев Брусенин Петр Григорьев Брусанин [Брусенин] Сава Иванов Бутаков Иван Вавилов Бутаков Евдоким Марков - казак Бутаков Тимофей Митрофанов Варганов Алексей Иванов - казак Веселов Алексей Федоров - казак Гантимуров Кондратий Григорьев Герме… (Черме…)Прокопий Кирилов Горемыкин Осип Прокопьев Дубнин Алексей Максимов Заварзин Поликарп Васильев - казак Зарубин Иван Иванов Зверев Хрисанф Ильин Зеленовский Максим Прохоров Зиновьев Яков Алексеев -казак Змиев Афанасий Александров – казак Изотов Иван Борисов - казак Кабанов Тит Петров Калашников Ефим Максимов Талмаков (Калмаков)Андрей Микитин Каргопольцев Андрей Ильин Кибирев Григорий Васильев Козочкин Клим Семенов Колмогоров Иван Иванов Коновалов Федор Иванов Кононов Тимофей Гаврилов - казак Константинов Данило Изотов Конюхов Родион Петров Котосонов Алексей Мартынов Кощурин Алексей Васильев - казак Красильников Никифор Дмитриев Крымской Иван Федоров Кры…Трифон Алексеев Лазарев Григорий Васильев Лемзяков Семен Дмитриев - казак Лосев Сидор Иванов Лыткин Иван Яковлев Малгин Василий Иванов Манаков Омельян Герасимов Матвеев Иван Иванов Мартусов Кирилко Данилов Милешин Александр Андреев Наквасин Фадей Андреев - казак НеустроевИван Яковлев Нифантьев Иван Григорьев Нифантьев Илья Григорьев Обухов Николай Тимофеев Ознобихин Никита Семенов Окулов Михаил Яковлев Пермяков … Лукин Плотников Иван Иванов --капрал Попов Савва Андреев Потапов Кузьма Савин Потапов Козма Федоров Потапов Никифор Федоров Протодьяконов Иван Иванов Пургин Ефрем Иванов Рахлецов Гаврило Андреев - казак Репин Яков Максимов - казак Рубцов Федор Андреев Рубцов Яков Федоров Саплин Яков Сергеев Св… Михайло Ларионов - казак Сергеев Никита Афанасьев Скорняков Иван Федоров Скорняков Федор Федоров Соловьев Еким Алексеев Старицын Елисей Митрофанов Тарандов Сава Иванов - казак Третьяков Андрей Матвеев - казак Толстоухов Осип Яковлев Туголуков Василий Алексеев Филатов Андрей Тимофеев - казак Филипов Афанасий Данилов – казак Хаховский Иван Осипов Храмцов Илья Осипов – казак Цветков Матвей Яковлев – казак Черкашенин Гаврило Иевов - казак Шелудяков Иван Иванов Шмагин Ларион Дмитриев Шмонин Михайло Прокопьев Щегорин Петр Дмитриев После перехода части гарнизона Анадырского острога в Гижигинскую крепость мы можем сравнить прежний именной ее состав (1761-1766 гг.) с тем, что был отражен в архивных документах за 1772 год [РГВИА, фонд 14808, опись 1, д. 22, лл. 8 – 8 об.] Сержанты Клюсов Михаил Маклаков Анисим Павлов Степан Писанков Петр Тарской Григорий Каптенармусы Алачев Иван Берескин Иван Капралы Дурагин Николай Конной Алексей Солдаты Василий Беляев Федор Белской Тимофей Занин Герасим Брянцев Василий Воробьев Михаил Горбовский Иван Захаров Василий К… Степан Калмаков Леонтий Кокорин Григорий Кокорин Федор Колесов Гаврило Кузнецов Терентий Куимов Иван Куклин Яков Максимов Осип Мальцов Кирил Невзоров Егор Носков Илья Окулов Данило Салтыков Степан Ситников Михайла Скоряков Никифор Сосновский Иван Стандинов? Агей Толоконцов Иван Тяпкин Ерофей Чашин Иван Черкасов Андрей Черкашенин Сидор Шашин Конон Шахирев Семен Шилников Антип Шипицын Михаил Ярославцев Нерегулярные Новопреселенников Алексей - пятидесятник Казаки Алабышев Петр Баженов Василий Беляев Гаврила Бутаков Тимофей Власов Филип Волынкин Егор Гилев Афанасий Говорин Варлам Доншинин Кондратий Долгилев Тимофей Долгих Иван Дьячков Михаил Жирков Трофим Зверев Хрисанф Изотов Иван Каремчин ?Василий Кармалин Григорий Кибирев Гаврила Кожевин Максим Кожевин Петр Колмогоров Иван Колосов Сидор Корнев Максим Краснояров Егор Куделин Петр Леонтьев Петр Лвов Герасим Нагибин Прокопий Нижегородов Елисей Нижегородов Михаил Нижегородов Афанасий Нижегородов Иван Нифантьев Михаил Нифантьев Михаил Никифоров Окуемов Степан Пахаруков Егор Попков Григорий Попов Иван Потапов Козма Пургин Ефрем Салдатов Андрей Скорняков Иван Софонов Никита Старков Андрей Тараданов Сава Трухнин Тимофей Хромцов Илья Цветков Матвей Шмонин Афанасий Щегорин Петр Обращают на себя внимание также две ведомости за 1781 и 1784 годы, в которых перечислены дети школьного и дошкольного возраста. Для нас она интересна еще и тем, что показывает, кто из служилого населения крепости обзаводится семьей. Мы объединяем эти два списка, чтобы получить наиболее достоверную картину [1781год -- РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, лл. 39-39 об.; 1784 год -- РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 7, лл. 75-77 об.] Алабышев Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Антипин Семен – 10 (1774) Баженов Иван [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Баженов Иван – 13 (1771) Баигачев Лука [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Байгачев Лука – 10 (1774) Беляев Иона (примерно 1776/1780 г.р.) Большаков Киприян – 8 (1786) «кость горбом согнуло» (1781 г.) Болшаков Киприян – 8 (1776) – горбун. Болшаков Роман [1772] (9) обучается азбуке (1781 г.) Большаков Роман -- ? Веселый Василий [1771] (10 лет) обучается нотному пению Веселый Василий– 14 (1770) Гилев Дмитрий [1770] (11) обучается псалтыри (1781 г.) Гилев Дмитрий– 8 (1776) Горбовский Андрей– 5 (1779) Горбовский Андрей (примерно 1776/1780 г.р.) Горбовский Василий [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Горбовский Василий -- ? Горбовский Василий Меньший – 8 (1776) Горбовский Тимофей – 16 (1768) Григорьев Григорий (примерно 1776/1780 г.р.) Григорьев Василий – 4 (1780) Григорьев Василий – 7 (1777) Григорьев Григорий– 4 (1780) Долгих Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Долгих Тимофей – 6 (1778) Долгих Тимофей – 6 (1778) Калмаков Андрей (примерно 1776/1780 г.р.) Кармалин Василий Ефимов – 8 (1776) Кармалин Василий Ефимов – 8 (1776) Кармалин Василий Гаврилов – 7 (1777) Кармалин Василий Гаврилов – 8 (1776) Василий Кармалин (11) [1770] обучается часослову (1781 г.) Кармалин Василий – 14 (1770) Кармалин Иван [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781) Кармалин Иван – 11 (1773) Кармалин Игнатий – 4 (1780) Кармалин Игнатий (примерно 1776/1780 г.р.) Кармалин Прокопий [1772] (9) обучается катехизису (1781 г.) Кармалин Прокопий – 9 (1775) Кибирев Павел– 7 (1777) «глазами болен» (1781 г.) Кибирев Павел– 7 (1777) Кибирев Степан (примерно 1776/1780 г.р.) Кожевин Михаил – 7 (1777) Кожевин Михайло – 9 (1775) Кожевин Дмитрий – 17 (1770) Кожевников Дмитрий – 7 (1777) Корюкин Егор [1773]1773 (8) обучается катехизису (1781 г.) Корюкин Егор – 8 (1776) Корюкин Михайло [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Корякин Михайло -- ? Корюкин Тимофей [1770]1770 (11) обучается часослову (1781 г.) Корякин Тимофей -- ? Котельников Василий – 8 (1776) Котельников Дмитрий– 7 (1777) Котелников Сидор [1770] (11) обучается часослову (1781 г.) Котельников Сидор – 16 (1768) Краснояров Андрей – 8 (1776) Краснояров Андрей – 8 (1776) Краснояров Осип (?)обучается часослову (1781 г.) Красовский Григорий – 8 (1776) Красовский Григорий – 8 (1776) Красовский Дмитрий [1768] (13 лет) обучается нотному пению (1781 г.) Красовский Дмитрий – 16 (1768) Красовский Иван [1773] (8) обучается часослову (1781 г.) Красовский Иван – 10 (1774) Красовский Прокопий – 6 (1778) Красовский Прокопий – 6 (1778) Красовский Тимофей [1770] (11) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Леонтьев Никифор [1773] (8) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Ловцов Семен [1767] (14) обучается писанию (1781 г.) Львов Николай – 9 (1775) Матусов Василий [1771](10) обучается писанию (1781 г.) Матусов Василий – 13 (1771) Милешин Федор (примерно 1776/1780 г.р.) Муромцов Василий – 12 (1772) Нагибин Семен – 15 (1769) Нестеров Афанасий – 8 (1776) Нестеров Афанасий– 8 (1776) Нижегородов Василий – 4 (1780) Нижегородов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Нижегородов Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Нижегородов Осип – 7 (1777) Нижегородов Осип – 8 (1776) Носков Степан (примерно 1776/1780 г.р.) Огибалов Леонтий [1770] (11) обучается псалтыри (1781 г.) Огибалов Леонтий – 15 (1769) Окулов Афанасий [1773] (8) обучается катехизису (1781 г.) Павлов Василий Иванов сын – 16 (1768) Павлов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Павлов Григорий [1770] (11) обучается часослову (1781 г.) Павлов Григорий – 15 (1769) Павлов Иван – 10 (1774) Павлов Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Павлов Прокопий (1775) Павлов Прокопий– 11 (1773) Парфентьев Григорий – 12 (1772) Переплеткин Андрей – 15 (1769) Переплеткин Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Переплеткин Григорий – 7 (1777) Переплеткин Григорий – 8 (1776) Петушин Константин [1760]1760 (21) обучается катехизису (1781 г.) Попов Иван – 9 (1775) Пургин Антон [1771] (10) обучается азбуке (1781 г.) Пургин Антон – 15 (1769) Романов Василий [1772] (9) обучается часослову (1781 г.) Романов Василий – 13 (1771) Романов Семен– 9 (1775) Романов Семен – 9 (1775) Ротов (?) Николай [1771] (10) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Русанов Михайло (примерно 1776/1780 г.р.) Русанов Семен – 8 (1776) Русанов Семен – 8 (1776) Сосновский Марк (примерно 1776/1780 г.р.) Сосновский Сидор [1772] (9) обучается часослову (1781 г.) Сосновский Сидор – 12 (1772) Сосновский Степан – 9 (1775) Сосновский Степан – 9 (1775) Софонов Илья– 7 (1777) Софонов Илья – 7 (1777) Софонов Илья (примерно 1776/1780 г.р.) Софонов Остафей [1773] (8) обучается азбуке (1781 г.) Софонов Остафий -- ? Толмачев Сидор [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Толмачев Сидор – 11 (1773) Толстихин Яков (примерно 1776/1780 г.р.) Трифонов Василий – 6 (1778) Трифанов Василий (примерно 1776/1780 г.р.) Трифанов Григорий (примерно 1776/1780 г.р.) Худеяров Ефрем (примерно 1776/1780 г.р.) Худеяров Лев – 6 (1778) Худеяров Лев – 8 (1776) Чашин Афанасий [1772] (9) обучается “азбуке склады” (1781 г.) Чашин Афанасий -- ? Чашин Иван– 7 (1777) Чашин Иван – 7 (1777) Чашин Петр – 9 (1775) Чашин Прокопий – 9 (1775) Чертовский Андрей – 6 (1778) Чертовский Андрей – 6 (1768) Чертовский Петр – 9 (1775) Чертовский Прокопий (примерно 1776/1780 г.р.) Шашин Алексей [1771]1771 (10) обучается псалтыри (1781 г.) Шашин Алексей – 13 (1771) Шашин Петр [1777 г.р.] Шашин Петр – 8 (1776) Шмалев Василий [1770] (11) обучается катехизису (1781 г.) Шмалев Николай [1766] (15) обучается писанию (1781 г.) Щукин Иван (примерно 1776/1780 г.р.) Наиболее полный (и вероятно, завершающий уже период увеличения гарнизона) именной список служилых людей Гижигинской крепости относится к 1781 году – к моменту заключения в 1778 г. договора с чукотскими вождями о мире и в результате… постепенной утрате значения Гижигинской крепости, как военно-стратегического, а затем и торгового пункта [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, лл. 18 – 23]. Прапорщик Мордовский Павел – в Охотске Сержанты Корякин Михаил– в Охотске Маклаков Анисим Мордовский Андрей – в Охотске Лалетин Андрей Павлов Степан Посников Петр – в Камчатке Каптенармусы Алачев Иван Анкудинов Иван Корюкин Игнатий – в Охотске Матусов Роман Подпрапорщики Кокшаров Андрей Кокшаров Роман Капралы Дауркин Николай, дворянин Иванов Гаврило Конный Алексей Корюкин Иван Трифонов Тимофей Шорохов Петр Сотники Анкудинов Семен Беляев Степан Багулин Андрей – в Охотске Багулин Прокопей Баишев Иван – в Охотске Кобелев Иван – «в чукотской хемлице». Котелников Тимофей – в Каменном остроге Красовский Василий Нижегородов Логин Новопресельников Алексей Огибалов Иван Пятидесятники Анкудинов Тимофей Долгих Иван – в Охотске Инешин Петр Красовский Денис Матафонов Иван Нурийн Иван – в Охотске Парфентьев Александр Чертовский Евсей Солдаты Николай Алачев Борис Анкудинов Дмитрий Антипин Иван Антипин Платон Антипин Еремей Белоусов Федор Белской Матвей Болшаков Петр Болшаков Феофан Болшаков Василий Брусенин Куприян Бутаков Максим Брянской Василий Воробьев Федор Гаврилов Федор Голубев Михаил Горбовский Тимофей Горбовский Николай Ерзев Гаврило Замиралов Тимофей Занин Иван Захаров Максим Званов Алексей Зяблов Яков Кабанов Козма Канторовцев (?) Василий Клесов Андрей Ковалев – в Ямске Алексей Кокорин Данило Калмаков Степан Калмаков Яков Кармадонов Григорий Кокорин Федос Колесов Иван Княжев Петр Коренин Григорий Корякин Гаврила Кузнецов Никита Куимов Яков Куклин Яков Курилов Михайло Курносов Алексей Кучумов Иван Лазарев Сергей Лебедев Герасим Маклаков – в Охотске Максимов Яков, барабанщик – в Камчатке Матвей Мальцов Иван Михляев Василий Московских Дементий Незамаев Яков Немиров Матвей Нестеров Дмитрий Никифоров Егор Носков Егор Окулов Никифор Окулов Тихон Окулов Иван Павлов Григорий Пашенной Андрей Петров Андрей Переплеткин Афанасий Переплеткин Никита Переплеткин Петр Потанин Иван Потапов Гаврило Русаченков Петр Самохвалов Евдоким Сосновский Никифор Сосновский Федор Сумнин Василий Толстихин Михайло Толстихин – «в чукотской землице» Федор Толстихин Петр Топорков Иван Турбин Яков Тюленев Ефим Тюшев Иван Тяпкин Данило Федотов Семен Федотов Петр Худеяров Ерофей Чашин Назар Чашин Григорий Черных Назар Шадрин Филат Шадрин Конон Шахирев Василий Шашин Петр Шашин Сидор Шашин Семен Шилников Афанасий Шитов Михайло Ярославцов Федор Ярославцов Казаки Петр Алабышев Степан Алабышев Степан Аксенов - в Охотске Алексей Анкудинов Трифон Анкудинов - в Каменном остроге Петр Аржаков Федор Аржаков Дмитрий Афанасьев - в Охотске Андрей Багулин Демид Баженов Андрей Байгачев Иван Байгачев Матвей Беломоин Петр Белоусов - в Охотске Андрей Белоусов Василий Белоусов Мирон Белых Гаврила Беляев Иван Беляев Василий Борисов Федор Бутаков -- у провианта Гаврила Бянкин Козма Бянкин - в Охотске Яков Бянкин - в Охотске Евдоким Веселой Матвей Валынкин Егор Волынкин Степан Валынкин - в Охотске Иван Гилев - в Охотске Петр Гилев Петр Глатков Андрей Говорин Варлам Говорин Иван Григорьев Андрей Долгих Иван Долгих Кирила Долгих Максим Долгих Михайла Долгих Тимофей Долгих - “в чукоцкой землице” Афанасий Долгополов - в Охотске Иван Долгополов Матвей Долгополов Василий Жерепцов Хрисанф Зверев Яков Зиновьев Иван Изотов Гаврила Кармалин Григорий Кармалин Афанасий Кибирев - в Охотске Гаврила Кибирев - в Охотске Евдоким Кибирев Андрей Кобелев Никифор Ковригин - в Охотске Андрей Кожевин Дмитрий Кожевин Егор Колмаков Василий Колмогоров Дмитрий Колмогоров Федор Колмогоров - в Охотске Сидор Колосов Иван Коренев Максим Коренев Иван Котельников Петр Котелников Петр Котелников Александр Котков -- в Камчатке Никифор Красилников - в Охотске Петр Краснояров Евдокий Краснояров Егор Краснояров Аврам Красовский Андреян Красовский Мартын Красовский Савт (?) Красовский Петр Красовский Савастьян Красовский Тимофей Красовский Федор Красовский ? Куделин - в Охотске Иван Курилов Иван Куркуцкий Сидор Куркуцкий Алексей Курочкин Григорий Лазарев Михайла Нифантьев Григорий Микушкин Александр Милеш Иван Милешин Григорий Милешин Иван Митрофанов - в Охотске Федор Мосеев -- в кузнецах Петр Муромцов Степан Муромцов Яков Муромцов Степан Наумов Герасим Нагибин Семен Нагибин Яков Нагибин - в Охотске Прокопий Налебин [Нелюбин] Афанасий Нижегородов - в Охотске Иван Нижегородов - в цирюльниках Иван Нижегородов Михайла Нижегородов Михайло Нижегородов Петр Нижегородов Степан Нижегородов - в Охотске Федор Нижегородов Яков Нижегородов Андрей Нифантьев Иван Нифантьев Михайла Нифантьев Яков Новопреселеннов Николай Огибалов Тимофей Ознобихин Александр Опрокизнев Михайла Опрокизнев - в Охотске Федор Опрокизнев Филип Отласов - в Охотске Николай Очуевской Гаврила Павлов Иван Павлов Иван Павлов Михайла Павлов Степан Павлов Матвей Панов Семен Парфентьев Егор Пахоруков Иван Перевалов Иван Плахин - в Охотске Тимофей Полуектов Борис Попов Иван Попов Лев Попов Роман Попов Козма Потапов Иван Потылицын - в Охотске Аксентий Пшенников - в Охотске Никифор Пшенников Петр Пшенников Ефрем Пургин Харлампий Пургин - в Охотске Василий Репин Михайла Романов Никифор Романов Демид Русанов Матвей Русанов Михайла Русанов - в Охотске Осип Рычков Филип Рычков Андрей Салдатов – умре Дмитрий Ситников - в Охотске Иван Скорняков Иван Скорняков Петр Скорняков - в Охотске Федор Скорняков - в Охотске Фома Скорняков Иван Софонов Никита Софонов Андрей Старков - в канцелярии в сторожах Василий Старцов - в Охотске Гаврила Тайшин Никифор Толмачев - в Охотске Аврам Томской - при казенном доме Леонтий Торгошин Иван Тугаринов - в Охотске Василий Туголуков Тимофей Трухнин (Трухин) Емельян Хромцов Кирило Хромцов Алексей Худеяров Иван Худеяров - в Охотске Тимофей Чагин Семен Черепанов Алексей Чертовский Иван Чертовский Иван Чертовский Михайла Шадрин Иван Шеметов Иван Шипунов Александр Шмонин - в барабанщиках Афанасий Шмонин Василий Щегорин Петр Щегорин - в Охотске Егор Щукин Именной состав гарнизона Гижигинской крепости на 1 мая 1831 года [Национальный архив РС (Я), Фонд 401 п, опись 1, дело 6Б, лист 713-714 об.] Сотник 14 класса [Петр Иванович] Савинский – выехал в Охотск В должности хорунжего пятидесятник Алексей Бошев – 43 [1788 г.р.] Пятидесятники Леонтий Большаков – 37 [1794] Алексей Шестаков – 40 [1791] Сверх комплекта Николай Огибалов – 35 [1796] Младшие урядники Матвей Корюкин – 43 [1788] Онуфрий Краснояров – 38 [1793] Григорий Парфентьев – 62 [1769] Сверх комплекта Константин Красовский – 38 [1793] Иван Тюшев – 25 [1806] Писарь Иван Куркутский – 39 [1792] Мастеровой Андрей Калмаков – 60 [1771] Казаки Кирил Анкудинов – 40 [1791] Михайло Анкудинов – 48 [1783] Николай Анкудинов – 41 [1790] Николай Анкудинов – 34 [1797] Иван Баженов – 64 [1767] Семен Баишев – 20 [1811] Дмитрий Беломоин – 39 [1792] Николай Беломоин – 43 [1788] Иван Белохвостов – 47 [1784] Кирил Белоусов – 44 [1787] Прокопий Большаков – 41 [1790] Григорий Важенин – 42 [1789] Яким Важенин – 18 [1813] Григорий Веселый – 51 [1780] Иван Волков – 44 [1787] Афанасий Гилев – 26 [1805] Андрей Горбовский – 52 [1779] Иван Долгих – 56 [1775] Гаврило Долгополов – 39 [1792] Алексей Зиновьев – 36 [1795] Матвей Зиновьев – 44 [1787] Иван Зыков 1-й – 47 [1784] Иван Зыковы 2-й – 18 [1813] Григорий Калмаков – 20 [1811] Василий Кармалин – 60 [1771] Василий Кибирев – 42 [1789] Евстроп Кобелев – 38 [1793] Захар Кожевин – 33 [1798] Захар Кожевин 2-й – 21 [1810] Петр Кожевин – 23 [1808] Варфоломей Кокшаров – 40 [1791] Захар Кокшаров – 36 [1795] Николай Кокшаров – 18 [1813] Петр Кокшаров – 37 [1794] Андреян Колмогоров – 31 [1800] Кирик Колмогоров – 40 [1791]. Находится в Охотске. Игнатий Корюкин – 39 [1792] Изосим Корюкин – 38 [1793] Лазарь Корюкин – 44 [1787] Влас Красовский – 37 [1794] Кирил Краснояров – 39 [1792] Денис Красовский – 22 [1809] Калистрат Красовский – 39 [1792] Кирил Красовский – 18 [1813] Павел Красовский 22 [1809] Панфил Красовский – 37 [1794] Логин Куилин – 39 [1792] Прокопий Курилов – 54 [1777] Филип Курочкин – 21 [1810] Лука Марченев – 53 [1778] Афанасий Нижегородов – 22 [1809] Григорий Нижегородов – 43 [1788] Евсей Нижегородов – 50 [1781] Михайло Нижегородв – 39 [1792] Николай Нижегородов – 41 [1790] Осип Нижегородов 1-й – 56 [1775] Осип Нижегородов 2-й – 39 [1792] Федор Нижегородов – 43 [1788] Петр Нифантьев – 41 [1790] Василий Овчинников – 51 [1780] Федор Овчинников – 44 [1787] Варфоломей Павлов – 25 [1806] Григорий Павлов – 62 [1769] Дмитрий Павлов – 42 [1789] Феофилат Павлов – 29 [1802] Федот Парфентьев – 38 [1793] Михайло Переплеткин – 35 [1796] Петр Переплеткин – 37 [1794] Григорий Попов – 59 [1772] Иван Попов – 18 [1813] Карп Попов – 30 [1801] Григорий Пшенников – 36 [1795] Иван Пшенников – 51 [1780] Алексей Русанов – 21 [1810] Илья Русанов – 48 [1783] Кирил Русанов – 36 [1795] Иван Толстихин – 42 [1789] Николай Толстихин – 22 [1809] Яков Толстихин – 58 [1773] Ефим Тюшев – 41 [1787] Тимофей Тюшев – 29 [1802] Тюшев – главный смотритель, чиновник 14 класса, сверх комплекта Василий Худеяров 1-й – 37 [1794] Василий Худеяров 2-й – 26 [1805] Дмитрий Худеяров – 31 [1800] Ефрем Худеяров – 51 [1780] Лев Худеяровв – 60 [1771] Захар Чертовский – 39 [1792] Михайло Чертовский – 22 [1809] Петр Чертовский – 61 [1770] Степан Чертовский – 38 [1793] Тимофей Шмонин – 52 [1779] Николай Щукин – 39 [1792] В 1852 году накануне перевода части гижигинских казаков с семьями в специально построенный для переселенцев казачий поселок на берегу бухты Сероглазка был составлен «Посемейный список о казаках Камчатской команды служащих и отставных с их детьми» [РГАВМФ, фонд, 906, опись 1, дело 16]. В Гижиге Служащие Пятидесятники Киренский Михаил Рафаилов – 40 [лет, 1812 г.р.] Котельников Николай Васильев – 36 [1816] Савинский Давыд Федоров – 22 [1832] Урядники Краснояров Ануфрий Осипов – 60 [1792] Сын его служащий казак Константин – 22 [1830] Красовский Денис Иванов – 43 [1809] Сын его неслужащий Феодосий – 11 [1841] Попов Василий Григорьев – 42 [1810] Писарь Русинов [Русанов] Сократ Ильин – 37 [1795] Его сыновья неслужащие: Федор – 17 [1835] Алексей – 8 [1844] Григорий – 5 [1847] Казаки Анкудинов Николай Семенов – 64 [1888] Сын его служащий Евдоким – 24 [1828] Неслужащие: Иван – 10 [1842] Елизар – 8 [1844] Анкудинов Тимофей Михайлов – 32 [1820] Сыновья: Федор – 8 [1844] Николай – 6 [1846] Елизар – 3 [1849] Баженов Николай Александров – 25 [1827] Безсонов Иван Васильев – 47 [1805] Беломоин Николай Дмитриев – 22 [1830] Белоногов Капитон, казачий сын, сирота – 21 [1831] Белоусов Ефим Яковлев – 24 [1828] Белохвостов Иван Иванов – 69 [1883] Дети его: Фотий – 16 [1836] Сава -- 8 [1844] Большаков Алексей Леонтьев – 22 [1830] Большаков Михайло Леонтьев – 30 [1822] Большаков Флегонт Леонтьев – 22 [1830] Волков Николай Иванов – 36 [1816] Дети: Прокопий – 9 [1843] Кирил – 3 [1849] Волынкин Григорий Степанов – 64 [1788] У него дети служащие: Андреян – 22 [1830] Гладков Федор, казачий сын, сирота – 16 [836] Долгих Алексей Иванов – 30 [1822] Долгих Кирило Иванов – 36 [1816] Долгополов Николай Гаврилов – 22 [1830] Зиновьев Алексей Яковлев – 61 [1791] Сын его служащий Григорий – 32 [1820] Сын Григория Николай – 6 [1846] Зиновьев Иван Матвеев – 24 [1828] Зыков Иван Иванов – 42 [1810] Сын его Емельян – 6 [1846] Инешин Тимофей Павлов – 33 [1819] Сын Гавриил – 4 [1848] Кармалин Иван Васильев – 36 [1816] Сыновья: Иннокентий – 7 [1845] Василий – 5 [1847] Кибирев Феодосий Иванов – 27 [1827] Киселев Сафроний, казачий сын, сирота – 11 [1841] Кожевин Николай Андреев – 33 [1819] Сыновья: Андрей – 10 [1842] Гаврило – 1 [1851] Кожевин Николай Захаров 2-й – 28 [1824] Кокоулин Андрей Яковлев – 36 [1816] Сыновья: Захар – 8 [1844] Федор – 2 [1850] Кокшаров Семен Варфоломеев – 31 [1821] Колашев (?) Василий Андреев – 36 [1815] Его сыновья: Степан – 12 [1840] Семен – 10 [1842] Роман – 6 [1846] Александр – 3 [1849] Колмаков Феноген Андреев – 24 [1828] Колмогоров Андриан Васильев –63 [1789] Сын его служащий Александр – 40 [1812] Корюкин Данило Матвеев – 37 [1815] Сын Ефим – 1 [1851] Корюкин Моисей Игнатьев – 22 [1830] Корытин Иван Лазарев – 22 [1830] Корытин Павел Изосимович – 22 [1830] Красовский Иван Власов – 26 [1826] Кудеяров Дмитрий Львов – 57 [1795] Сын его Михаил – 14 [1838] Кудияров Петр Васильев –22 [1830] Курилов Николай Прокопьев – 36 [1816] Куркутский Григорий Иванов – 24 [1828] Мухин Луппо, казачий сын, сирота – 7 [1845 ] Нижегородов Василий Евсевьев – 31 [1821] Нижегородов Иван Осипов – 28 [1824] Нижегородов Иван Осипов – 22 [1830] Нижегородов Евсей Осипов – 36 [1816] Нижегородов Михайло Михайлов – 61 [1791] Нижегородов Федор Степанов – 61 [1791] Овчинников Николай Федоров – 33 [1819] Сын Прокопий – 5 [1847] Огибалов Николай Николаев – 57 [1795] У него сын служащий Яков – 25 [1827] Павлов Филип Иванов – 52 [1800] Дети его: Алексей – 8 [1844] Иван – 6 [1846] Парфентьев Николай Федотьев – 30 [1822] Сын его Иван – 6 [1846] Парфентьев Тимофей Федотьев – 22 [1830] Переплеткин Михайло Михайлов – 30 [1822] Попов Степан Григорьев – 22 [1830] Пшенников Ануарий [Януарий] Григорьев – 30 [1822] Пшенников Григорий Никифоров – 60 [1792] У него дети служащие: Василий – 22 [1830] Неслужащие: Иван – 18 [1834] Зиновий – 13 [1839] Расторгуев Иван, казачий сын, сирота – 5 [1847] Русинов [Русанов] Кирик Демидов – 60 [1792] У него дети служащие: Прокопий – 22 [1830] Михаил – 35 [1817] Сын Михаила Иван – 5 [1847] Савинский Петр Федоров – 37 [1815] У него сын Семен – 13 [1839] Толстихин Василий Яковлев – 37 [1815] Сын Алексей – 7 [1845] Толстихин Кремент Иванов – 24 [1828] Толстихин Николай Яковлевич – 45 [1807] Сын его Григорий – 15 [1837] Толстихин Петр Иванов – 22 [1830] Тюшев Тимофей Кирилов – 60 [1792] У него сыновья служащие: Иван – 24 [1828] Сын Ивана Дмитрий – 1 [1851] Тюшев Иннокентий Кирилов – 36 [1816] Черных Алексей, казачий сын, сирота – 15 [1837] Черных Гаврила, казачий сын, сирота – 1 [1651] Черных Дормидонт, казачий сын, сирота Черных Евграф, казачий сын, сирота Черных Ефим, казачий сын, сирота – 6 [1846] Чертовский Прокопий Прокопьев – 24 [1828] Переведенные в Петропавловский порт казаки в августе 1854 года приняли активное участие в обороне Петропавловского порта. Вот их имена: Большаков Михаил Леонтьевич, казак Колмогоров Василий Кирикович, казак Охотской казачьей команды Корюкин Петр [1837], казак Котельников Николай Васильевич, пятидесятник Кошкарев [Кокшаров] Дмитрий Варфоломеевич [1835], казак Кошкарев [Кокшаров] Петр Варфоломеевич [1835] , казак Краснояров Константин Онуфриевич, казак Красовский Феликс Кириллович [1830] – незаконнорожденный уроженец Гижигинской крепости, матрос Камчатского флотского экипажа. Курилов Петр Дмитриевич [1827], из солдатских детей, матрос Камчатского флотского экипажа. Манаков Полиевкт Ильич [1836], казак Ордин Влас Иванович [1840], казак Пшенников Иван Григорьевич [1815], казак Савинский Давид Федорович [1829], казак Толстихин Василий Яковлевич [1815], казак Томский Александр Никифорович [1826], пятидесятник Окончательный список Гижигинской казачьей команды и членов их семей был сформирован после Крымской кампании 1853-1856 гг. (оборона Петропавловского порта 1854 г.) 18 января 1857 года [РГАВМФ, фонд 909, оп.1, д. 29, лл.75-81]. Этот небольшой остаток гарнизона Гижигинской крепости – его корневая родовая основа. Пятидесятник Падерин Егор – 34 года [1832 г.р.], поступил на службу в 1850. Ж. Елизавета Александрова – 34 [1832] Сыновья: Дей – 12 [1844] Степан – 7 [1849] Андрей – [1855] Урядник Василий Попов – 41 [1815] – 1833 Ж. Татьяна Васильева – 41 [1815] Урядник Николай Курилов – 41 [1815] – 1833 Ж. Агния Захаровна Вахтер Сократ Русанов – 42 [1814] – 1833 Ж. Марья Иванова – 42 [1814] Сыновья: Алексей – 10 [1846] Григорий – 8 [1848] Илья – 3 [1853] Иван – 1,5 [1854] Дочь Ирина – 15 [1841] Казаки: Иннокентий Тюшев – 41 [1815] – 1833 Ж. Елизавета Константинова – 42 [1814] Дочь Матрена – 12 [1844] Григорий Куркутский – 29 [1827] -1845 Ж. Парасковья Захарова – 20 [1836] Сын Иван – 2 мес. 26 дн. [1856] Николай Кожевин 1-й – 37 [1819] – 1836 Ж. Надежда Иванова – 34 [1822] Сыновья: Гаврило – 15 [1841] Андрей – 13 [1843] Михайло – 1 мес. 11 дн. [1856] Воспитанник Уар Анкудинов – 13 [1843] Девица Александра Кожевина – 40 [1816] Григорий Зиновьев – 37 [1819] – 1837 Ж. Авдотия Федотова – 25 [1831] Сыновья: Николай – 8 [1848] Лука – 3 [1853] Сестры Григория: Анна – 39 [1817] Варвара – 24 [1832] Параскева – 19 [1837] Василий Колмаков – 41 [1815] – 1833 Ж. Параскева Ильина – 41 Сыновья: Степан – 15 [1841] Семен – 12 [1844] Роман – 9 [1847] Александр – 6 [1850] Яков – 1 [1855] Януарий Пшенников – 36 [1820] -- 1839 Ж. Наталья Гаврилова – 29 [1827] Сын Василий – 4 [1852] Дочь Параскева – 9 [1847] Иван Зиновьев – 29 [1827] -- 1845 Ж. Наталья Васильева – 27 [1829] Дочери их: Варвара – 5 [1851] Евдокия – 1 [1855] Мать их Зиновьева Улита Дочь Улиты Анна – 34 [1822] Дочь Анны – Анна – 2 [1854] Михайло Переплеткин – 34 [1822] – 1839 Ж. Анна Лазарева – 27 [1829] Дочь Ефросиния – 1 [1855] Мать Переплеткина Акулина – 60 [1796] Иван Нижегородов 1-й – 32 [1824] – 1840 Ж. Аксиния Васильева – 31 [1825] Сыновья: Трифон – 7 [1849] Иосиф – 3 [1853] Иннокентий – 10 мес. 23 дн. [1855] Дочери: Елизавета – 10 [1846] Варвара – 5 [1862] Мать НИжегородова Татьяна – 62 [1794] Андрей Кокоулин – 40 [1816] – 1839 Ж. Наталия Гаврилова – 32 [1824] Сыновья: Захар – 12 [1844] Федор – 6 [1850] Дочери: Дарья – 8 [1848] Мокрина – 2 [1854] Семен Кокшаров – 36 [1820] – 1838 Ж. Евдокия Александрова – 37 [1819] Сын Феодосий – 4 [1852] Алексей Долгий – 32 [1824] – 1839 Ж. Татьяна Петрова – 26 [1830] Кирило Долгий – 40 [1816] – 1833 Ж. Марфа Иванова – 46 [1810] Дочь Татьяна – 13 [1843] Феопонт Колмаков – 27 [1829] – 1845 Степан Попов – 27 [1829] – 1849 Семейства казачьи Улита Овчинникова – 27 [1829] Сыновья: Прокопий – 7 [1849] Алексей – 1 г. 11мес. [1854} Дочь Дарья – 3 [ум 20.01. 1856] Емельян Зыков – 8 [1848] Иван Нижегородов 2-й – 26 [1830] -- 1849 Ж. Дарья Зосимова – 21 [ум. 05.04. 1856] Варвара Кармалина – 28 [1828] Сыновья: Иннокентий – 10 [1846] Василий – 7 [1849] Дочери: Улита – 4 [1852] Параскева – 2 мнс. 11 дн. [1856] Олимпиада Кармалина – 51 [1805 – 27.06.1856] Дочь ее Пелагея -- 22 [1834] Сын Пелагеи Филипп 2 мес. 27 дн. [01.1856 – 04.1856] Параскева Савинская – 41 [1815] Дочь Настасья – 13 [1843] Сын Семен – 16 [1840] Анна Нижегородова – 32 [1824] Дочери: Катерина – 17 [1839] Агриппина – 4 [1852] Евдокия Нижегородова – 71 [1785] Дочь ее Парасковья – 25 [1831] Ольга Колмогорова – 28 [1828] Дочери: Мария – 8 [1848] Евдокия – 4 [1852] Парасковья Парфентьева – 34 [1822] Сын Иван – 8 [1848] Степан Чертовский – 12 [1844] Вдова Дарья Парфентьева – 61 [1795] Дочери: Евдокия – 19 [1837] Матрена – 23 [1833] Дочь Матрены – Феодосия Дарья Толстихина – 25 [1831] Ольга Долгополова – 24 [1832] Дети: Неонила – 1 [1855] Константин – 2 г. 7 мес. [1853] Серафима Долгополова – 22 [1834] Дочь Татьяна – 1 [1855] Гаврило Инешин – 9 [1847] Катерина Русанова – 38 [1818] Дети ее: Иван – 8 [1848] Алексей – 1 г. 9 мес. [1854] Акулина – 10 [1846] Евдокия Волкова – 29 [1827] Сыновья: Прокопий – 10 [1846] Кирик – 6 [1850] Иван – 4 [1852] Василий Красовский – 5 [1851] Наталья Красовская – 1 [1855] Вдовы: Елена Лифантьева – 60 [1796] Дети: Егор – 13 [1843] Федор – 5 [1851] Евдокия – 19 [1837 – 11.11.1856 вышла замуж за гижигинского мещанина Михаила Сабинина 2-го] Елена Тюшева – 50 [1806] Дмитрий Тюшев – 5 [1851] Лукия Чертовская Дочери – Феодосия – 2 [1854] Анна – 22 [1834] Аграфена Анкудинова – 28 [1828] Дети: Авдотья – 9 [1847] Татьяна – 5 [1851] Феодосия – 7 мес. 2 дн. [1855] Александра Большакова – 22 [1834. 08.07. 1856 г. вступила во второй брак с гижигинским мещанином Василием Подымахиным] Сын ее Александр – 3 [1853] Варвара Красовская – 39 [1817] Сыновья: Феодосий – 14 [1842] Николай – 3 [1853] Дочь Евдокия – 12 [1844] Ирина Чертовская – 67 [1789] Прасковья Веселова – 88 [1768] Елизар Анкудинов – 7 [1849] Настасья Шмонина – 62 [1794] Марья Куркутская – 37 [1819] Дети: Андрей – 12 [1844] Николай – 8 [1848] Аким – 4 [1852] Ольга – 6 [1850] Анна Русанова – 82 [1774] Лукия Кожевина – 60 [1796] Анна Беломоина – 69 [1787] Льготные казаки: Андриян Колмогоров – 64 [1792] – 1818. На льготе с 12.07. 1852 Роман Колмогоров – 69 [1787] – в отставке по неспособности Дмитрий Кудьяров – 60 [1796] – 1807. На льготе с 23.07. 1854 Ж. Авдотья Васильева – 46 [1810] Сын Михайла – 16 [1840] Дочери: Матрена – 28 [1828] Ирина – 7 [1849] Федор Нижегородов – 65 [1791] – 1805. На льготе с 12.07. 1852 Михайло Анкудинов – 3 [1853] Зиновия Пшенникова – 18 [1838] Отставной казачий сын Кузьма Волков – 29 [1827] Сироты: Анна Корюкина – 12 Катерина Огибалова – 48 Матрена Корюкина – 8 Ефим Корюкин – 5 Параскева Нижегородова – 18 Варвара Анкудинова – 5 Устиния Белохвостова – 13 Феоктиста Кобелева – 17 Евдокия Кобелева – 15 Василий Кобелев – 9 Кобелевы 21.02. 1856 г. выбыли в Охотск на жительство. Исправляющий должность земского исправника Фердинанд Хмелевский В период Русско-японской войны 1904-1905 гг. потомки гижигинских казаков принимали активное участие в народном ополчении Камчатки, что позволило тогда сохранить полуостров за Россией, хотя японцы предполагали получить ее в качестве военного трофея вместе со столь же богатым рыбой Южным Сахалином, высадив на Камчатке десант, состоявший из отставных унтер-офицеров императорской армии. Но десант был разгромлен. А хищнические браконьерские шхуны, атаковавшие нерестовые лососевые реки полуострова, -- уничтожались вместе с членами экипажа. И камчатские потомки гижигинцев весьма достойно показали себя. Вот их имена: Брагин Дмитрий Кириакович (1879 – 22.08.1937), с. Ключи Волынкин (Валынкин) Николай Николаевич (1876), казак, награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171296 Коренев Дмитрий Иванович, награжден серебряной медалью «За усердие», произведен в чин зауряд-хорунжего. Коренев Петр Иванович (1859), г. Петропавловск Корюкин Алексей Петрович (06.03.1887), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Корякин Михаил Петрович (1879), г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» Львов Аполлон Степанович (Ильич) (14.12.1862) Львов Павел Степанович, урядник, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Львов Флорентий Степанович (1856) Мухин Андрей Лупиянович (1872) Пшенников Николай Иванович, г. Петропавловск, награжден серебряной медалью «За усердие» на Станиславской ленте Савинский Александр Дмитриевич (1860), с. Усть-Камчатск Савинский Алексей Векентьевич (1883–1932) Савинский Андрей Давидович (1865) Савинский Давид Давидович (1872), награжден серебряной медалью «За усердие» и произведен в чин зауряд-хорунжего Савинский Иван Давидович (1867) Савинский Иван Векентьевич (1876) Савинский Николай Векентьевич (1874) Савинский Федор Давидович (1862 – 03.02.1916), награжден серебряной медалью «За усердие» Толстихин Афанасий Иннокентьевич (1863) Толстихин Василий Иннокентьевич (1875 – 25.05.1938), с. Тигиль Толстихин Григорий Васильевич (1864) Толстихин Константин Михайлович (?), с. Колпаково Толстихин Петр Иннокентьевич (1858), награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171307 Томский Василий, с. Усть-Камчатск Томский Иван Иванович (1867), с. Сероглазка Чудинов Иосиф Ипатович (1878–1908), с. Коряки, награжден Георгиевским крестом 4-й степени № 171288
  10. Много лет назад, после издания в 2014, приуроченного к моему шестидесятилетию, двухтомника «Тайны камчатских имен», я пошел дальше – и задумал издать уже шесть книг – на этот раз хорошо иллюстрированных альбомов, которые бы охватывали всю территорию Камчатки. Вот их запланированные названия. «Тайны камчатских имен. Больщерецкий острог» «Тайны камчатских имен. Курильцы, тунгусы, камчадалы» «Тайны камчатских имен. Страна Уйкоаль» «Тайны камчатских имен. Русская Америка» «Тайны камчатских имен. Окрестности Петропавловского порта» «Тайны камчатских имен. Тигиль – Гижига – Анадырь». Удалось издать только два первых альбома. На половине -- в связи с финансовой бесперспективностью издания -- остановились на «Русской Америке» (но он, также как и все наши изданные альбомы, размещен на сайте Камчадалы.ру http://www.kamchadaly.ru/files/doc/russian_amerika.pdf ). В текстовом варианте готов и альбом «Страна Уйкоаль» (но работа остановилась по той же причине,о которой сказано выше). К «Окрестностям Петропавловска» мы даже и не приступали, хотя частично историю фамилий жителей Петропавловска и его окрестностей изложили в первом томе книги «Камчатка – Россия-Мир. Петропавловская оборона 1854 г.» http://www.kamchadaly.ru/files/doc/krp_defender.pdf . Что же касается последнего из задуманных нами альбомов, то он резко выпадал из общей темы, так как касался уже не только камчатских фамилий, но фамилий более широкого географического ареала. И не только территорий современных Корякского и Чукотского округов и Магаданской области, а собственно всего Дальнего Востока включая Забайкалье, откуда черпались кадры для наполнения военных гарнизонов Анадырского острога, Гижигинской и Тигильской крепостей. Кто-то из солдат или казаков, обзаведясь семьей, уже навечно оставался на этой земле, кто-то возвращался домой и уже там продолжал свой род. Работая над своей новой книгой – первым томом «Тайн якутских фамилий» -- я, конечно же, касался и каких-то родовых (фамильных) историй старожилов Чукотки, Корякии, Магаданской области, Хабаровского края, чьи фамилии остались в истории – в архивных материалах либо исторических трудах, но центральными были фамилии, которые и по сей день носят многие жители именно Якутии. Завершив первый том, охватывающий историю порядка пятисот родовых фамилий, я, исходя из собранного за эти годы материала, приступил к работе над вторым томом, целью и задачей которого является фиксация и анализ всех фамилий на территории бывшего Якутского воеводства, которые встречаются в документах XVII-XVIII-XIX столетий, чтобы проследить их дальнейшую (или конечную) историю. И в этой книге не будет уже ограничений, заданных в первом томе. Да, и количество зафиксированных фамилий на добрый порядок выше. Правда, поменялась и конструктивная часть исследований – оно теперь носит более справочный характер, фиксируя фамилию в определенной исторической и географической точке, чтобы проследить динамику перемещения этой родовой фамилии на огромном дальневосточном пространстве. Но есть проблема – современные носители старожильческих фамилий не всегда (а точнее – очень редко) связывают историю своего рода с теми историческими персонажами, которые, на самом деле, и являются патриархами их родов. К сожалению, по разным причинам, но разорвана былая историческая родовая связь, которую восстановить очень непросто – для этого нужно приложить немалые силы, поднять огромную массу архивных и других материалов, создать поколенную роспись рода и найти вершину этой родовой дальневосточной (или общероссийской, а то и международной) цепи. Наши альбомы «Тайн имен», как раз и были нацелены на то, чтобы, используя старые фотографии из семейных и музейных запасников, архивный и исторический материал, создать популярные очерки по истории родов, которые подтолкнут наших земляков из коренных камчадалов и русских старожилов к дальнейшим поискам своих родовых истоков. И у нас это частично получилось – издан добрый десяток семейных «Камчатких родословных книг». С ними тоже можно познакомиться на сайте Камчадалы.ру в разделе «Наши проекты» http://www.kamchadaly.ru/index.php/nashi-proekty Но до северо-восточных территорий (в том числе и камчатских) мы так и не добрались, хотя ко мне с многочисленными вопросами и запросами не раз обращались и потомки аборигенов тех мест, носящие русские фамилии, и потомки казаков и солдат Якутских пехотного и казачьего городовых полков, которые, по мнению одних историков, вели «столетнюю» русско-чукотскую войну, а по мнению других – исполняли миротворческую миссию по защите ясачного населения этого огромного региона, терроризируемого грабительскими набегами. Понятно, что по этим вопросам спорным вопросам противоположным сторонам никогда не договориться и каждая из них будет выдвигать свои контаргументы, но согласимся с тем, что идея оставить Анадырский острог (то есть вывести оттуда казаков и солдат) пришла ведь не в голову полковника Плениснера в конце 18-го века, а столетием ранее – это было предложение еще якутского воеводы Барнешлева, который не видел никакого практического (прибыльного для государства и барышного – для него самого) смысла в содержании гарнизона этого острога и попытках собирания крохотного песцового ясака с местного населения, если вокруг острога на сотни верст не было никакой другой пушной живности. Вот цитата из трудов известного новосибирского ученого, доктора исторических наук А.С. Зуева: «В 1676 г. А. Барнешлев поставил перед Сибирским приказом вопрос о ликвидации Анадырского острога, содержать который было невыгодно – затраты на гарнизон превышали доходы от сбора ясака и десятинной пошлины с промышленных людей» [Зуев А.С. Русская политика в отношении аборигенов крайнего Северо-Востока Сибири (XVIII в.) // Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 1. Вып. 3: История / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2002.] Но только через столетие, понеся колоссальные расходы и потери в государевых служилых людях, вернулись к этому вопросу. Вот, что сообщал А.С. Сгибнев об этой ситуации, изучая материалы Иркутского архива, к сожалению, в значительной части или полностью утраченных во время одного из многочисленных иркутских пожаров: «В 1753 г. Пленеснер донес Соймонову о бесполезности Анадырского острога. В рапорте своем по этому предмету он, между прочим, писал, что с 1710 по 1764 год с инородцев, причисленных к этому острогу, взято в казну ясаку на 29 152 руб. 4 коп., а расходов на содержание острога с 1713 г. по 1764 г. произведено 478 148 руб. 2 коп. Кроме того, на провиант израсходовано 539 246 р. 71 к. и на доставку провианта и проезд служащих 841 760 руб. 78 коп., не говоря уже о тех лишениях и нуждах, которые приходилось переносить служащим в остроге! Например, в 1744 и 1759 годах умерло с голоду 95 человек служащих и несколько человек частных лиц. О покорении же чукоч нельзя и думать, потому что они разбросаны на огромном пространстве северо-восточного угла Сибири. Занятие же анадырской команды главнейшим образом заключается только в том, чтобы круглый год искать себе пропитание охотою или рыбным промыслом. Всех людей в остроге в настоящее время 287 человек, я полагал бы вывести их в Ижигинскую крепость, в которую легко доставлять провиант из Охотска. Причем в Ижиге достаточно оставить одну роту солдат и 200 казаков. А если кто из частных лиц пожелает остаться в Анадырске, то разрешить, оставив на их попечение и церковь». Итак, минуло целое СТОЛЕТИЕ прежде чем Правительство России приняло решение о ликвидации Анадырского острога, понеся материальные потери (не говоря уже о людях) в миллионы рублей. Сегодня, когда звучат цифры расходов государства в триллионы рублей, понятие «миллион» становится более чем скромным. Но все познается в сравнении: «Во время правления Екатерины Первой 2 рубля считались целым состоянием. Так, неквалифицированный труд стоил 5–8 копеек в день, а пуд мяса на рынке — 3 копейки. Столько же хлеба можно было купить за 10 копеек. Корову или лошадь можно было приобрести за 1 рубль». Годовое жалование казаков исчислялось в те годы рублями – от 5 до 20 рублей. Повторяю – это не месячное, а годовое жалованье! И что за прихоть такая – пускать по ветру сотни тысяч рублей из государственной казны? И губить десятки, если не сотни, жизней своих подданных, обрекая их жизнь на далеком севере просто на невероятно тяжелые условия выживания и смерть от цинги и голода? Какая в этом логика. И есть ли она? А.С. Зуев предполагал, что начальная концентрация войск на Чукотке в Анадырском остроге была связана в конце 18-го века в связи с тем, что в Якутии узнали о Камчатке. Но первым из якутских воевод узнал о существовании Камчатки именно воевода Андрей Барнешлев, получив сведения о морском походе на Камчатку анадырского приказчика, казачьего десятника Ивана Меркурьевича Рубца. Хотя, Камчатка, безусловно, сыграла свою роль в этом процессе, когда в первое десятилетие ее освоения по пути из Анадыря на Камчатку погибло более двухсот казаков. А это -- при численности всего Якутского казачьего полка в неполную тысячу служилых людей --- было потерями не просто огромными, а катастрофическими и пополнение якутских казаков шло в спешном порядке, чтобы заткнуть «кадровые дыры» за счет всякого гулящего и промышленного сброда, а также ссыльных людей. Камчатка же в период ее начального освоения оказалась пушным Клондайком для Якутии, так как на территории воеводства запасы соболей были уже довольно основательно подорваны, а «план», спускаемый сверху Сибирском приказом, по наполнению ясачной казны, год от года только возрастал и возрастал. И, безусловно, камчатская ясачная пушнина, которую коряки и чукчи, захватывали, уничтожая казачьи отряды, сопровождавшие в Якутию, эти пушные караваны, была одной из важнейших причин для усиления военных гарнизонов Северо-Востока. К 1714 году трагические события разворачивались для русских просто в геометрической прогрессии. И в 1714 году достигли кульминации: «Татаринов [командир Анадырского острога, назначенный лично генерал-губернатором Сибири князем Гагариным], узнав чрез крещеных коряк все подробности камчатского [точнее корякского – на реке Вывенке-Олюторе] бунта (убитых с Афанисием Петровым: он сам, попы Василий и Иван, казачьи сотники: Евдоким Сургутский, Степан Колесов, пятидесятник Мартьянов, таможенный целовальник Василий Зыков, казаков 35, анадырских жителей 6 человек. В Акланске от акланских коряк с дворянами Колесовым и Енисейским казаков 6 челов.; анадырский житель 1, да в плену 2. На Пахаче с Афанасием Сургутским казаков 13, анадырских жителей 6, у апукских коряк в плену 3. Под Олюторским острогом казаков 2, анадырских жителей 6, да померло казаков 3. В живых в Олюторске два прикащика: Полуэктов и Фролов, казаков 27, прибежавших после юкагирского побоища 4 чел., посланные из Анадырска на Камчатку пятидесятник Алексей Петриловский да драгун И. Варганов. —Авт.), снова послал донесение в Якутск о присылке к нему 200 человек казаков, 200 пуд. пороху и проч. Якутская канцелярия отправила рапорт Татаринова в Тобольск к губернатору князю Гагарину с нарочным дворянином Афанасием Шестаковым, который, как человек бывалый, мог дать нужные объяснения о стране, о положении там дел и об инородцах северо-восточной Сибири» [А.С. Сгибнев] И в 1720 году в Якутске отмечен большой список служивых людей «набору Афанасия Шестакова», которые, в связи с отстранением от власти князя Гагарина и его ставленников (в том числе и капитана Татаринова, разжалованного в казаки), на Чукотку так и не попали, пополнив ряды Якутского казачьего полка или вернувшись домой. Но главная причина все же не в Гагарине с Татариновым -- в 1716 году был открыт из Охотска морской путь на Камчатку и надобность в тех опасных северных пушных караванах отпала сама собой. Подчеркнем – в 1716 году надобность в северных походах на Камчатку отпала. Но. Читаем, что пишет А.С. Зуев: «В 1727 г. российским правительством была организована военная экспедиция, имевшая своей целью установление и укрепление русской власти на дальневосточном побережье и островах Тихого океана и приведение на этой территории в российское подданство «изменников иноземцев» и новых народов, которые «живут не под чьею властию». В состав экспедиции зачислялись 400 казаков и солдат, набранных в Тобольске, Енисейске, Иркутске, Якутске, а также несколько морских чинов для осуществления морских плаваний (реально численность партии к 1728 г. достигла 591 чел.). Начальником партии назначался капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Иванович Павлуцкий, а его помощником (??? – С.В.) якутский казачий голова Афанасий Иванович Шестаков» [Поход Д. И. Павлуцкого на Чукотку в 1731 г. [Актуальные проблемы социально-политической истории Сибири (XVII-XX вв.): Бахрушинские чтения 1998 г.; Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Шишкина; Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2001]. Далее он уточняет: «Главной задачей экспедиции, обозначенной в 1727 г. указами Сената и Верховного тайного совета, являлось подчинение русской власти народов, обитавших на крайнем северо-востоке Сибири: «Изменников иноземцов и вновь сысканных и впредь которые сысканы будут, а живут ни под чьею властию, тех к российскому владению в подданство призывать». При этом в первую очередь рекомендовалось «прежде изменников иноземцев примирить и на Пенжине реке, или в другом месте вместо прежняго разоренаго острогу вновь острог зделать, а потом итти на реку Алютору, где прежде был острог же, и тот острог построить и изменников алюторских и островных иноземцов примирить, а ис того острогу в разные места для покорения иноземцов вновь в подданство». Таким образом, первый удар должен был наноситься по корякам, проживавшим на р. Пенжине и Олюторе». И вот в этих трех предложениях как раз и заложена главная суть всех разногласий по истории русско-чукотских и чукотско-русских взаимоотношений: кто и как понимал тогда и понимает сейчас исходящие правительственные директивы. Или – «изменников иноземцев ПРИМИРИТЬ». Или – «УДАР должен был наноситься». А.С. Зуев почему-то в данном своем докладе на Бахрушинских чтениях главенствующую роль в Анадырской партии отвел капитану Тобольского драгунского полка, а не якутскому казачьему голове (второму лицу Якутского воеводства – казачьему полковнику, главному командиру Северо-восточного края) Афанасию Федотовичу Шестакову, который, собственно, и был АВТОРОМ проекта Анадырской партии, суть которой извратил потомок польского шляхтича, не желавшего быть в подчинении сибирского казака и предавшего его в критический момент, когда Шестаков принял неравный бой с чукчами в районе реки Эгач (теперь река Шестакова) и, не дождавшись помощи от Павлуцкого из Анадырского острога, куда строптивый капитан увел своих драгун, погиб. [25 апреля 1730 г., получив известие о смерти А. Ф. Шестакова, руководство экспедицией взял на себя Д. И. Павлуцкий (Сгибнев А. С. Экспедиция Шестакова. – Морской сборник, 1869, № 2, с. 1-34). 10 августа 1731 г. Д. И. Павлуцкому было присвоено звание майора, по распоряжению Сибирского приказа ему официально передавалось командование партией А. Ф. Шестакова (Сгибнев А. С. Исторический очерк главнейших событий в Камчатке. – Морской сборник, 1869, № 4. с. 129-130).] Обратим внимание на то, с какими силами вступил в тот свой последний бой Афанасий Федотович Шестаков против двухтысячного чукотского отряда воинов: 20 русских казаков, 30 эвенов, 30 эвенков, 49 коряков, 10 якутов [Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг., Бой на Эгачи. 14 марта 1730 г. https://runivers.ru/conflicts/actions/boy_na_egachi/ ]. То есть, Шестаков выступал в СОЮЗЕ с ясачным населением подведомственной ему территории – и его действия были направлены на консолидацию сил коренного населения и урегулирование военного конфликта с помощью аборигенов и при их непосредственной поддержке. Так в свое время действовали казаки в Сибири, Якутии и на Камчатке, начиная с похода Владимира Атласова – заключая военные союзы. Поэтому я не могу согласиться со следующим утверждением А.С. Зуева: «Осуществление на практике задач экспедиции привело, тем не менее, к возобладанию силовых методов над мирными. Военные походы казачьего головы А. Ф. Шестакова из Охотска на север вдоль Охотского побережья в 1729–1730 гг., капитана Д. И. Павлуцкого из Анадырска на Чукотку в 1731 и 1732 гг. и в район Пенжинской губы в 1732 г. с целью подчинения и объясачивания коряков и чукчей вызвали активное вооруженное противодействие со стороны последних. Это и неудивительно, поскольку оба руководителя не отличались терпением и умением вести переговоры с «немирными иноземцами», предпочитая дипломатии грубую силу» [Зуев А.С. Русская политика в отношении аборигенов крайнего Северо-Востока Сибири (XVIII в.) // Вестник НГУ. Серия: История, филология. Т. 1. Вып. 3: История / Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2002.] . Что сделал Павлуцкий? Он не просто извратил идею Шестакова, а попер на чукчей с той ошеломляющей якутских казаков «своей польской простотой». Хотя, безусловно, какие-то причины для этого у него и были. Вот, что писал А.С. Сгибнев о событиях тех давних лет: «Чукчи же [до появления Павлуцкого --- С.В.], пользуясь малолюдством русских в Анадырске, бесчинствовали, оставаясь не наказанными за убийство в 1725 г. морехода Нагибина, проведывавшего острова в Беринговом проливе и Большую землю. Они видели в этом бессилие русских и сделали в том же 1725 г. страшное опустошение в земле коряков, после чего многие ясачные коряки, отложившись от русских, снова покорились чукчам, у которых они до появления в их земле русских были в постоянной зависимости. Из Анадырского острога ежегодно писали в Якутск о присылке подкрепления, но просьбы оставались без исполнения, и в течение 10 лет не было прислано ни одного служилого. Весною 1730 г. чукчи снова перешли за реку Анадыр, убили Шестакова и до сотни оленных коряк; взяли множество их в плен и угнали табуны». Как поступил Павлуцкий? Цитируем по «Сибирь в XVII–XX веках Проблемы политической и социальной истории. Бахрушинские чтения 1999–2000 гг. Межвузовский сборник научных трудов, Новосибирск, 2002, Зуев А. С. Начало деятельности Анадырской партии и русско-корякские отношения в 1730-х годах». «Для похода были собраны весьма значительные силы: одних только русских (казаков, промышленников и казачьих детей) насчитывалось 225 чел. (по другим данным, 221 или 226). … К Паренскому острожку отряд подошел 25 (или 26) марта 1732 г. 52. Заметив русских, коряки заперлись в остроге. Павлуцкий ―чрез перевод толмачей тех коряк увещевал бытием в высочайшем подданстве и платеже каждогодно бездоимочно ясаке‖ и потребовал выдать аманатов. По сведениям А. С. Сгибнева, коряки попросили день сроку для раздумья. Через день они вывели пятерых аманатов и дали в ясак 25 одежд из оленьих и волчьих шкур. Однако следующей ночью один из аманатов бежал. После чего Павлуцкий, не вступая более в переговоры, в полдень 29 марта 53 начал штурм корякского острожка. Как он сам позднее (в 1733 г.) вспоминал, ―стоял под тем острогом четыре дни и неясашных и неплатежных коряк ласкою и приветом в платеж ясаку призывал и в склонение призвать их, иноземцов, никоими делы и уговорить в платеж ясаку не могли». … Бой, продолжавшийся с полудня до заката солнца, закончился полным разгромом коряков, понесших значительные потери. Не считая женщин и детей, было убито более 200 чел., в том числе несколько ясачных. Какая-то часть была взята в плен и уведена в Анадырск. На пепелище Павлуцкий оставил только 10 подростков и 5 женщин, проявив тем самым ― «заботу» о том, чтобы местное население не исчезло совсем и имело возможность ―размножаться». У А.С. Сгибнева эта финальная сцена пареньского погрома выглядит еще более жестокой: «Коряки сначала встретили русских стрелами и камнями из пращей, потом сделали вылазку, во время которой ранили пять казаков и Павлуцкого в ногу. Но все-таки острог был взят и бежавшие коряки переколоты, а иные сами потопились в море. Некоторые не оставляли своих юрт и стреляли из луков по входившим в острог казакам. За это Павлуцкий велел у всех юрт завалить входы и зажечь их со всеми находившимися в них мужчинами, женщинами и детьми». А вот и реакция: «Действия Павлуцкого против паренских коряков позднее вызвали недовольство анадырских ясачных комиссаров. Один из них, И. Тарабыкин, сообщил в Якутскую воеводскую канцелярию, что ―капитан Павлуцкой минувшаго 732 году ходил в поход в паренские сидячие коряки, острог их разорил и самих их коряк побил, в том числе и ясашных, от чего ныне в ясашном зборе чинитца недобор» … В октябре 1735 г. другой комиссар, П. Шадрин, выслал в Якутск «следственное дело» о походе Павлуцкого. … Как писал В. И. Иохельсон, «вообще весь поход [Павлуцкого] был не что иное, как карательная экспедиция, столь же жестокая, сколь безрезультатная, так как после ухода Павлуцкого корякская территория вернулась в прежнее положение. Конечно, судьба паренцев произвела сильное впечатление на другие группы коряков, но как только прошла непосредственная опасность, они возобновили свои нападения на казаков и опять отказались платить ясак, хотя именно этот отказ и был первоначальной причиной войны». Сгибнев А.С. уточняет: «В 1737 г. чукчи приходили к Нижнекамчатскому острогу и убили 6 человек служилых и несколько туземцев, а в 1738 г. под Анадырским острогом убили 8 служилых и 20 ясашных коряк. В половине декабря того же года чукчи напали на коряк, убили на р. Олюторке 25 человек и 66 человек взяли в плен. Кочуя по корякской земле в течение всей зимы, они отняли у коряк 11 табунов оленей, в которых было до 21 000 голов». В связи с многочисленными жалобами ясачного населения Северо-Востока, на которое обрушились чукотские набеги и погромы, Сенат запросил якутского воеводу дать свои предложения по решению данного конфликта и защите этого населения. Якутским воеводой был в этот период… Дмитрий Иванович Павлуцкий. И он столь живописно описал в своем отчете чукчей, и так напугал столичных и местных чиновников, что… Читаем А.С. Сгибнева: Павлуцкий сообщал, «что для чукотского похода необходимо послать не менее 400 служилых. Но как такого значительного числа служилых нельзя было набрать в Якутске, то иркутская канцелярия донесла об этом сибирскому приказу, а до получения ответа ограничилась только назначением в Анадырск капитана Лебедева. Сибирский приказ подтвердил о немедленном исполнении указа, и тогда потребное число служилых было назначено из Селенгинска и Иркутска. Но пока шла эта переписка, чукчи 17-го марта 1741 г. сделали новый набег на коряк. Убили у них 12 человек, жен и детей взяли в плен и отогнали до 4 000 оленей. Девиер, получив об этом донесение, вошел в сенат с представлением о посылке в Анадырск самого Павлуцкого, как человека, хорошо знакомого с тамошним краем. Сенат согласился и 1 июня 1742 г. издал указ: «Якутскому воеводе Павлуцкому сдать свою должность капитану Остякову, а самому отправиться в Анадырск для усмирения чукоч». Чем это «УСМИРЕНИЕ» для Павлуцкого закончилось известно – не приняв во внимание (что было в обычной его манере) советов старослужащих казаков он принял ошибочное решение и, не дождавшись подкрепления, которое спешило ему на помощь, не обеспечив тылового прикрытия, принял неравный бой с превосходящим по численности отрядом чукотских воинов и был убит, а потом обезглавлен. А вот и главный итог: «Личность Д. И. Павлуцкого и его гибель получили широкое отражение в чукотском фольклоре. Майор явился одним из главных прототипов Якунина — собирательного образа русских в чукотских сказаниях, представляющим собой нечто вроде «идеального зла». Но собственно, с Павлуцкого, с его появления на Чукотке и начинается резкое увеличение численности Анадырского (и его сателлитов -- Акланского и Олюторского) острогов. В статье А.С. Зуева «Поход Д. И. Павлуцкого на Чукотку в 1731 г. [Актуальные проблемы социально-политической истории Сибири (XVII-XX вв.): Бахрушинские чтения 1998 г.; Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. В. И. Шишкина; Новосиб. гос. ун-т. Новосибирск, 2001] и других работах историков приводятся интересующие нас цифры. Но разобраться в них сложно. 1. На период прихода отряда Павлуцкого «В самом Анадырске находилось 18 казаков». 2. «В состав экспедиции зачислялись 400 казаков и солдат, набранных в Тобольске, Енисейске, Иркутске, Якутске, а также несколько морских чинов для осуществления морских плаваний (реально численность партии к 1728 г. достигла 591 чел.)». 3. «По дороге, в Зашиверском, Алазейском, Индигирском и Нижнеколымском острогах, Павлуцкий набирал в свой отряд местных казачьих детей». То есть их нужно приплюсовать к 591 человеку, которые были в составе Анадырской партии на 1728 год. А конкретно: 4. «Согласно доношению Павлуцкого от 26 ноября 1730 г. вместе с ним в Анадырск прибыло: «взятых из Якуцка и собранных по разным острогам и зимовьям… дворянин Семен Зиновьев, служилых 150, казачьих детей и промышленных людей 55, кузнец 1, итого 207 человек». Так сколько же было на самом деле людей первоначально в составе Анадырской партии? 591 в 1728 или 207+ 18 = 225 человек в 1730, что суммарно равно уже 826 человекам? По данным А.С. Сгибнева: «В сентябре 1730 г. прибыл командиром в Анадырский острог помощник головы Шестакова капитан Павлуцкий. В это время всей команды в остроге с вновь приведенными служилыми было 235 человек, и все они были заняты исправлением ветхого, полуразрушенного острога. Чукчи же, пользуясь малолюдством русских в Анадырске, бесчинствовали, оставаясь не наказанными за убийство в 1725 г. морехода Нагибина, проведывавшего острова в Беринговом проливе и Большую землю. Они видели в этом бессилие русских и сделали в том же 1725 г. страшное опустошение в земле коряков, после чего многие ясачные коряки, отложившись от русских, снова покорились чукчам, у которых они до появления в их земле русских были в постоянной зависимости». Трагические события, связанные уже со смертью майора Павлуцкого, имели далеко идущие последствия. Сгибнев А.С.: «Иркутская провинциальная канцелярия, получив уведомление об этом событии, 2 сентября 1747 г. послала в Анадырск вместо Павлуцкого поручика Кекерова с 40 челов. казаков для конвоя. Ему предписывалось искоренить вовсе немирных чукоч и коряк. Он прибыл в острог 8-го декабря 1748 года». И далее: «Вместе с тем иркутская канцелярия, послав 6 августа 1747 г. сибирскому приказу донесение о смерти Павлуцкого, просила прислать в Якутск 500 чел. драгун для усмирения чукоч. Сибирский приказ по получении этого донесения послал в Иркутск сына боярского Алексея Новгородова, которому поручил: …В Тобольске взять 320 челов. драгун и распорядиться, чтобы они были в Иркутске в феврале 1748 года. …В апреле 1748 г. в Иркутске приготовили к походу 300 служилых и 218 челов. отправили со вскрытием Лены в Охотск с сотником Вергуновым, а остальных 82 человека немного позже. Но при этом никто не позаботился о посылке в Камчатку и Охотск продовольствия для этой команды. С прибытием же ее в Охотск, когда были израсходованы все путевые запасы, солдаты принуждены были питаться одною только рыбою, и начальник порта Зыбин послал в Иркутск донесение, что до прибытия провианта он не может отправить эту команду в Камчатку, потому что ей и в Охотске есть нечего. Тогда распорядились послать из Иркутска 56 878 пуд. муки, которую и сплавили по Лене в Якутск осенью того же года. …В 1749 г. по распоряжению сибирского приказа был командирован из Тобольска в Анадырск капитан Шатилов с 2 офицерами, 5 унтер-офицерами и 22 человеками нижних чинов. Партия эта в августе 1749 г. выступила из Охотска, а в декабре 1750 г. прибыла в Анадырский острог. В 1753 году, как сообщает Пленеснер: «Всех людей в остроге в настоящее время 287 человек…». В РГАДА мы находим материалы переписи служилого (казачьего), посадского и разночинного населения Анадырского острога за период с 1718 по 1748 год [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Лл. 78 - 81]. Жирным мы выделяем фамилии, которые стали впоследствии доминирующими на Северо-Востоке. В Анадырском остроге посацких Умерших Синкин Григорей Шипунов Иван Итого две души В службе Шипунов Алексей Итого одна душа Того ж острогу разночинцы Умершие Антипин Андрей Антипин Григорей Антипин Григорей Бакланова Андрея дворовой Иван Беломоина Андрея дворовой Афанасей Берестов Аврам у него дворовой Урвам Вырыпаев Евдоким Галахтионов Мосей Григорьев Егор Григорьев Иван Дмитриев Тарас Долгих Алексей Долгих Тимофей Жиривунов Иван Жиркова Андрея дворовой Иван Заледеев Василей Екимов Дмитрей Елонцов Иван Иванов Федор Игнатьев Иван Кармалина Василья дворовой Урван Кирилов Василей Клементьев Иван Колчин Илья Коркин Афанасей у него дворовые Терентей Степан Котельников Осип Котельников Степан Котельников Осип Котельников Степан Корякин Иван Кривенцов Федор у него дворовые новокрещеные Яков Урванов Кунчалов Василей Львов Михайло Матвеев Иван Никитин Яков Оконешникова Варлама Еромонаха дворовой Филип Васильев Осипов Яков у него пасынок Петр Охлупин Афанасей Охлупин Спиридон Павлов Василей Павлов Иван Петров Алексей Петров Иван Петров Кирило Плахин Алексей Попов Алексей Попов Егор Попов Иван Попов Илья Попов Петр Сосулин Дмитрей Сосулин Осип Федор Сосулин Осипов Федор Сидоров Спиридон у него дворовые Иван Петров Юда коряцкой породы Гришка Смирных Яков Тугулин Василей Унжаков Семен Федоров Григорей Чертовской Никита Чюдинов Ефим Шангин Василей Шипунов Василей Шипунов Семен Щукин Аммос Яковлев Семен Итого семдесят четыре души В службе Жиривиков Петр Никитин Марко Осипов Василей Павлов Иван Павлов Степан Петров Иван Попов Дементей Шипунов Трифон Итого восемь душ В ясаке Федоров Сидор Итого одна душа Взято в рекруты Котельников Федот Попов Ефрем Итого две души Бежало Капустин Сава Колесов Яков дворовой ево новокрещен Иван Леденцов Максим Перевалова Василья дворовые Тихон Купа Сыроегин Семен Итого семь душ А вот именной список Анадырской секретной экспедиции за 1761 год, который добавляет еще некоторое количество лиц, имеющих отношение к будущим историческим событиям на Дальнем Востоке [ГВИА, фондРГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 3, л. 276] Тобольского полка 1. Кошигин Иван 2. Зубарев Иван 3. Черепанов Яков 4. Дудин Иван 5. Глатков Тимофей 6. Соколов Михало Енисейского полка 7. Завьялов Сергей 8. Будылдин Данило 9. Червяников Михайло 10. Шестаков Михайло 11. Киселев Степан 12. Агадонов Андрей 13. Краснояров Кирило 14. Корнилов Еким 15. Глатов Андрей 16. Колл…Петр 17. Угольцов Семен 18. Саламатов Яков Бедной Иван – 759 г. Мая 4 дня умре 19. Белкин Григорий 20. Бичинин (Бачинин) Максим Шлыков Иван – умре 1760. Писарь Шихарев Дмитрий. В 1768 году начинается эвакуация гарнизона Анадырского острога. А.С. Сгибнев сообщает: «На Пересыпкина была возложена Пленеснером и перевозка команды в Ижигу. В 1768 г. он отправил туда 53 человека, а 15-го ноября 1769 г. с письменными делами, артиллерийскими припасами и другими вещами выступил из острога сам, с 38 человеками команды, на собаках и оленях, нанятых у коряк, оставив в остроге для охранения церкви священника Трифанова с 51 челов. команды. Но когда 30-го марта 1770 г. получено было разрешение на счет упразднения анадырской церкви, остававшийся в остроге прапорщик Перевенский выжег острог и с остальною командою и церковной утварью отправился также в Ижигу на 62 нартах. Таким образом был уничтожен Анадырский острог, не принесший во время своего существования никакой пользы». Список 1768 г. переведенных из Анадыря в Гижигинскую крепость [РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело 28, Л. 18] 1. Капрал Александр Парфентьев. Жена Евдокия. Сын Семен 2 месяца – 1768 г.р. Дочери – Офимия, Марфа (6) 2. Солдат Илья Окулов. Жена Орина Никифоровна. Пасынки: Кибирев Гаврило – 17 (1751), Кибирев Афанасий – 11 (1757) Сыновья: Егор – 8 (1760), Тихон – 2 (1766). Дочь Анна – 4 (1764) 3. Солдат Иван Куклин. Жена Евдокия Даниловна. Сын Яков – 3 (1765) Дочь Настасья – 11 (1757) 4. Сотник Андрей Багулин. Жена Анна Андреевна. Сыновья: Прокопий --- 11 (1757), Андрей – 6 (1762). Дочь Наталья – 13 (1755) 5. Сотник Иван Огибалов. Жена Марья Михайловна. Внучка Пелагея. 6. Пятидесятник Федор Корюкин. Жена Марья Васильевна. Сыновья: Иван – 17 (1751), Петр – 6 (1762) Дочери: Анна – 3 (1765), Наталья (1768) 7. Пятидесятник Петр Курилов. Жена Меланья Федоровна. Сын Иван – 7 (1761) Дочери: Анна – 4 (1764), Марья – 2 (1766) КАЗАКИ 8. Пастухов. Жена Ульяния Сергеевна. Сын Степан – 7 (1761). Дочь Марья – 2 (1766) 9. Софонов Никита. Ж. Марья Григорьевна. Сын Иван – 9 (1759). 10. Худеров Алексей. Жена Меланья Никитична Сыновья: Данило – 17 (1751), Дмитрий – 14 (1754), Иван – 10 (1758), Петр – 7 (1761). Дочь Матрена – 2 (1766) 11. Нижегородов Афанасий. Ж. Евдокия Федоровна Брат Иван – 16 (1752) 12. Аржаков Петр. Ж. Марья Федоровна. Сын Федор – 6 (1762) Дочери: Прасковья – 11, Настасья – 2, Наталья – 1 Пасынок Филип Хлестунов 13. Степан …егов. Ж. Прасковья Гавриловна. 14. Иван Баишев. Жена Анна Семеновна. Казачий сын Евдоким Кибирев – 13 (1755) 15. Куркуцкий Трофим. Жена Мария Ивановна. Сын Александр – 3 (1865) Братья Афансий – 11 (1757), Гаврило – 16 (1752) 16. Петр Муромцов. Жена Настасья Никитична. Сын Степан – 5 (1763) Дочери: Евдокия – 7, Мелания – 1 17. Трифон Анкудинов. Жена Варвара Прокопьевна. Сыновья: Семен – 13 (1755), Тимофей – 10 (1758), Афанасий – 6 (1762) Дочери: Настасья – 16 (1752), Анна 18. Елисей Нижегородов. Жена Анна Ивановна. Сын Логин – 10 (1758) 19. Козьма Нагибин. Жена Евдокия Алексеевна. Дочь Анна – 4 20. Герасим Львов 21. Григорий Крснояров. Жена Аграфена Ивановна. Брат Евдоким – 7 (1761) Дочь Мавра – 4 22. Федор Красовский. Жена Федосья Афанасьевна. Сыновья: Андреян – 3 (1865), Аврам – 12 (1756) Дочь Матрена – 16 23. Тимофей Красовский. Жена Анна Ивановна. Сыновья: Сава – 13 (1755), Мартын – 1 (1767) Дочери Федора – 15, Параскева – 4 24. Афанасий Гилев. Жена Анна Васильевна. Сыновья: Иван – 10 (1858), Петр – 7 (1761), Григорий – 4 (1764) Дочь Анна – 13 25. Кирило Долгих. Жена Марфа Михайловна. Дочь Анна – 3 Мать Татьяна Ивановна Брат – казачий сын Яков Курилов – 18 (1750) 26. Петр Котельников. Сын Тимофей – 16 (1852) Дочь Евдокия – 20 (1748), Орина – 18, Агафья – 8. Мать Вера Моисеевна. 27. Иван Долгополов. Сыновья: Матвей – 15 (1753), Василий – 16 (1752), Афанасий – 10 (1758) Дочери: Парасковья – 13, Офимия – 8 28. Иван Чертовский. 29. Петр Алабышев. Жена Пелагея Петровна. 30. Григорий Кармалин. Жена Анна Елисеевна. 31. Иван Попов. Сын Иван – 2 (1766) 32. Тимофей Трухнин. Жена Евдокия Афанасьевна. 33. Матвей Репин. Жена Параскева Васильевна. Сын Афанасий (1767). Дочь Варвара. 34. Отец отставного казака Ивана Русанова. 35. Тимофей Долгих. Жена Евдокия Афанасьевна Сын Максим – 6 (1762) 36. Отставной казак Прокопий Чертовский. Жена Устиния Андреевна. Сын Евсевий – 17 (1751) Дочери Дарья – 12, Орина – 9 Разночинцы: 36. Григорий Краснояров. Жена Мавра Степановна. Мать Елена Васильевна. Дочь Настасья – 2 37. Федор и Осип Баклановы. Какая-то часть гарнизона Анадырского острога была переведена в Тигильскую крепость. Какая – то часть – в Нижнеколымскую крепость. Анадырский острог прекратил свое существование…
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования