Перейти к публикации

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'купцы'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Объявления форума
    • Объявления форума
    • Просим помощи
    • Услуги частных исследователей
    • Онлайн встречи
  • ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЙ ПОИСК
    • Фамилии
    • Общие вопросы генеалогии
    • База данных "Московское купечество"
    • Центральные архивы
    • Родина предков
    • Войны и военное дело
    • Военное дело
    • Фалеристика и униформистика
  • КНИЖНЫЙ МИР
    • Интересные книги
    • Могу посмотреть в книге
    • Пишем книгу сами
  • РЕГИОНАЛЬНАЯ И НАЦИОНАЛЬНАЯ ГЕНЕАЛОГИЯ, КРАЕВЕДЕНИЕ, ИСТОРИЯ (фамильные темы открывать запрещено)
    • Общие темы краеведения
    • Москва
    • Дальневосточный федеральный округ
    • Приволжский федеральный округ
    • Северо-Западный федеральный округ
    • Северо-Кавказский федеральный округ
    • Сибирский федеральный округ
    • Уральский федеральный округ
    • Центральный федеральный округ
    • Южный федеральный округ
    • Украина
    • Польша и поляки
    • Другие государства
    • Российские немцы
    • Еврейская генеалогия
  • РАЗНОЕ
    • Гостиная
    • Советуем посетить
    • Генеалогия в СМИ
    • Технические подробности работы на форуме
    • Дискуссионный клуб
  • Проекты СВРТ
    • Всероссийская генеалогическая выставка в Твери или Владимире, 2024 г.
    • 15 Всероссийская генеалогическая выставка в Нижнем Новгороде
    • Из жизни наших предков
    • Первая Мировая война
    • Геральдика
    • Газета "Память рода"
    • Наше родословие - Ташкент
    • Московские проекты
    • Подготовка к выставке
    • Некоторые on-line проекты
    • Популяризация СВРТ
    • Общественный совет при при Федеральном архивном агентстве
    • Марки СВРТ
    • Пишем вместе книгу-справочник "15 лет СВРТ"
    • Пишем вместе книгу «Мы им обязаны жизнью»
    • Проект Нижегородского отделения СВРТ- метрические книги Нижегородской синагоги
    • Андрей Андреевич Файт и его близкое окружение
    • Россия - Дальний Восток: 400 лет вместе. Связь времен и народов.
  • СВРТ
    • Вопрос - ответ
    • Реализованные проекты СВРТ

Искать результаты в...

Искать результаты, содержащие...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Страна


Область


Город


Немного о себе


Ваши генеалогические интересы


Сайт


ICQ


Skype

Найдено 6 результатов

  1. О родословии известного кинорежиссера Якова Александровича Протазанова напечатана в 2015 году статья, за подписью его двоюродного правнука Дмитрия Семеновича Аглицкого Аглицкий Д.С. Семейные хроники не горят // Независимая газета. 23 сентября 2015. Меня история этого рода заинтересовала в связи с тем, что в XVIII веке в городе Коломне упоминаются прихожане коломенской церкви Рождества Христова крестьяне дворцовой волости Бронницы Протозановы. Поиск их корней привел к интересным, на мой взгляд, находкам. Изначально, Протозановы - крестьяне села Бронниц Коломенского уезда, затем купцы города Бронниц Бронницкого уезда. Прямой предок кинорежиссера, его прадед Яков Иванович, родился 19 апреля 1797 года по старому стилю у купца Ивана Ивановича Голубева. Почему эта ветвь Протозановых с 1780-х годов сменила фамилию на Голубевых, предстоит выяснить. Данная родословная схема лишь обозначает направление дальнейшего поиска ко всему роду Протозановых.
  2. Материал, который мы собрали для первого тома книги "Тайны якутских фамилий" Ворыпаевы (Воропаевы) Ворыпаевы (Варыпаевы) – представители одной из крупнейших служило-торгово-промышленной корпорации 17-го столетия в Сибири. И, прежде всего, это были отважнешие мореходы. Вот, что сообщал доктор исторических наук М.И. Белов: «Андрей Варыпаев принадлежал к известной семье колымских торговцев-мореходов. Его братья, племянники и дяди неоднократно ходили по «студеному морю». Например, летом 1657 г. с Лены на Колыму совершил морской поход Матвей Ворыпаев, в 1658 г. Алексей Ворыпаев предпринял плавание с Колымы на Лену, в 1660 г, Никифор Ворыпаев ходил по морю из Жиганска на Колыму, в 1663 г. Григорий Ворыпаев с устья Лены отправился на море, стремясь достичь реки Колымы, летом 1668 г. Дмитрий Ворыпаев прошел на коче от устья Лены на Яну». Ворыпаевых в Сибири было так много, что не грех и запутаться. Была и самостоятельная казачья линия в Тобольске: «После Смутного времени и захвата Польшей западнорусских уездов (прежде всего Смоленска) далеко не все местные помещики могли вернуться в свои имения и некоторые из них стремились попасть в Сибирь в ратную службу. Часть служилых и приказных людей, не имея материального достатка, также переселялась в Сибирь. В 1628 г. беспоместный малоярославский новик Филат Посников Воропаев, отец которого еще в 1606 г. погиб в полку И. М. Воротынского под Ельцом, добивался поверстания в службу по Тобольску» [Власть и общество, Сибирь в 17-м столетии, Новосибирск, 1991 г.]. Он был поверстан в дети боярские: «Почти в то же время, осенью 1628 г., в Москву поступила челобитная из Тобольска от служилого подразделения «тобольской литвы и литовского списка казаков». После смерти выбранного и много лет командовавшего ими ротмистра Бартоша Станиславова служилые люди, «излюбя из свое братьи из иноземцев», выбрали в ротмистры «рядового литвина» Григория Иванова Черного и просили утвердить его в этой должности. Рассмотрев это дело, служилую челобитную, приказные справки и отписку тобольского воеводы кн. А. Н. Трубецкого, начальник Сибирского приказа кн. Д. М. Черкасский в начале лета 1629 г. утвердил Г. Черного ротмистром, а на его «выбылое» место поверстал в дети боярские уже упоминавшегося беспоместного малоярославского новика Ф. Воропаева» [там же]. Но якутские Воропаевы (Ворыпаевы) – это совершенно отдельная тема и, судя по тому, что Никиту Федоровича Ворыпаева звали еще и Лалеча, мы предполагаем, что якутский клан Воропаевых (Ворыпаевых) был лалетинским – то есть они были выходцами с реки Лалы. Позже мы находим информацию о том, что Матвей Ворыпаев был из Сольвычегодского уезда. И читаем: «…Из трёх северо-восточных уездов Вологодской губернии Сольвычегодский уезд был самым населённым. Основная масса населения расположена по левому берегу Северной Двины и по её притокам, затем по берегам реки Вычегда и к югу от неё по реке Виледь и верховьям реки Лалы». Первым из Ворыпаевых М.И. Белов называет Андрея. Но не он был на самом деле первым из Ворыпаевых в Якутии. Первыми были Матвей Яковлевич (Матюшка, отец Андрея) Емельян Яковлевич и Федор Яковлевич (отец Ивана и Никиты) Воропаевы (Ворыпаевы). Август 1642 (7150). «Роспись мягкой рухляди, посланной из Якутского острога в Россию с приказчиком московского торгового человека Кирилла Босова -- Федором Воропаевым» 1642 г. (7150). Дела … по челобитной промышленных людей Терентия Петрова с товарищами о возвращении им соболей, украденных тунгусами и проданных торговым людям Федору Воропаеву с товарищами. 1642—1643 гг. (7150—7151). Роспись денег данных торговым человеком Иваном Федоровым Воропаевым служилому человеку Григорию Константинову на покупку товаров. Май­-июнь 1643 г. (7151). Проезжие памяти, данные енисейским воево­дой Осипом Герасимовичем Аничковым торговым и промышленным людям: Федору Иванову, приказчику торгового человека Михаила Ерофеева, Ивану Иванову Кузнецову, Матвею Воропаеву и другим с их покрученниками, идущим с хлебными запасами и товарами на реку Лену. «челобитные торгового человека М.Я. Ворыпаева и С.С. Самойлова о разрешении построить кочи в Якутском остроге» [РГАДА, Справочник, т.1] 1654 год [Челобитная] «торгового человека Емельяна Ворыпаева о взыскании с пашенного крестьянина Корнила Алексеева ржи за взятый им товар» [РГАДА, Справочник, т.2] В 1647 году в мирской челобитной Матвей Ворыпаев был отмечен как «ушник» (осведомитель, доносчик или близкий человек, единомышленник) воеводы П.П. Головина. Но при воеводе Францбекове «ушником» был уже Ерофей Павлович Хабаров, который в знаменитом Амурском походе успел ограбить не только служилых людей и собственных «покрученников» (нанятых им на промысел людей), но и покрученников других торговых людей: ««Промысел у Ярофея был на всякую ужину по 2 сорока по 4 соболя. И нам довелось у тех ужин наших покрученников на 12 человек 16 сороков 32 соболя», – писали торговые люди. Таким образом, каждый из покрученников от добытых им 84 соболей оставлял себе 28 соболей, или 1/3, а 56 соболей, или 2/3, отдавал Хабарову. Вся же добытая промысловиками партия составила 1008 соболей. Из них Хабаров получал 672, а покрученники – 336 соболей». «Промышленный человек Матвей Ворыпаев требовал с Хабарова уплаты убытка на 5481 рубль 12 алтын 2 деньги [РГАДА, СП, ст. 344, л. 83]. Но и сами Ворыпаевы не прочь были поживиться за чужой счет. И не случайно они создали крупнейшую сибирскую торгово-служило-промышленную семейную корпорацию, в которой одни добывали пушнину, другие ей торговали, а третьи проторяли пути-дороги к новым промысловым районам. И вели они себя также в соответствии с веяниями того времени. 1651 года после марта 11. Отписка казачьего десятника Пантелея Мокрошубова якутскому воеводе Дмитрию Франсбекову о путешествии из Якутска до Алазейского зимовья и др. … В прошлом во 157 году посланы мы, холопи государевы, из Якуцкого острогу на государеву службу на Индигирку, а с Индигирки на Алазею, и запоздом мы, служилые люди, зимовали в Жиганех; и во 158 году, судом божиим, на море льды задержали, и до Индигирки реки не дошед, меж Индигирским устьем и Хромой реки во льдах замерзли в Иванов день честные главы усекновенье. И суды во льдах испроломало, а государевы хлебные запасы, и товары, и судовые снасти, и служилых людей запасы ж и всякие борошни, не хотя государевы службы поставить, по великой нуже волочили от судов верст десять и больши на берег по росольному льду; и ничего на судах не оставили, только во льдах остались суды да карбасы, голая щепа; и, поделав лыжи и нарты, с места от запасов пошли сентября в 24 день, и на устье первое с русково конца в покров пречистой богородицы 159 году; и шли вверх по Индигирке до усть Уяндины реки до ясачного зимовья больше пять недель. И живучи до Филипова заговенья, заняли муки с великою докукою у торгового человека у Степана Семенова Лалетина по нуже, по семи пуд муки, а за пуд на нас имал по 12 рублев за пуд; и без вожа и за безлюдством пятью человека и без лыжницы... иттить не смели и жили на Индигирке до Стретьньева дни; и для вожа мы, холопи государевы и ковымские, что на Ковыму посланы служилые люди, Тимофей Булдаков с товарищи, от усть Осетровки, в ясачное зимовье, вожа, чтоб не поставить государевых служеб, приходили, и о воже Фоме Кондратьеву с товарищи били челом словесно. И не хотя государевых служеб поставить, Фома Кондратьев собрал всех торговых и промышленых людей в ясачное зимовье. И торговые и промышленые люди не ослушались, для государевых служеб пришли в ясачную избу. А Степан Семенов да торговой ж человек Микита Федоров Ворыпаев Лалечи с покрученики в зимовье своем заперлися и на пищалях лежали и в сенях и в нагородне, а вызывали их трижды, и они не вышли» [ЛОИИ, Якутские акты, карт. 12, ст. 3, сст. 25- 26]. В 1668 году нечто подобное повторилась снова из жалобы Семена Сорокоумова с реки Яны: «...А ясачные зимовья и амбары все целы, а что в них каких статков было или нет, тово не ведаем же, потому, что пришли на Янгу в ясачное зимовье преж нас сын боярской Родион Кобелев с товарищи, да служилые люди Иван Симанов с товарищи, да таможенной целовальник Никита Ворыпаев. А мы, Семейка, пришли от моря зело нужны и голодны и холодны. А тот служилой человек Иван Симанов с товарищи ясачное зимовье и лутчие амбары с сеньми он занял под свои животы. А меня, Семейку, с товарищи в ясачное зимовье не пустил и с великою бранью отказал. Да оне же служилые люди, Иван с товарищи, своим самовластьем под казну великого государя соболиную амбаров не дали. Я, Семейка, с товарищи с торговыми и промышлеными людьми взяли под казну пометное амбаришко худое, потому что новых амбаров ставить невчем, близко ясачного зимовья нет лесов, а сами безкормны, безхлебны и нужны. А нынеча мы, Семейка, по осени великого государя соболиного казною итти в Якуцкой острог не поспели, потому что в иноземцах шатость большая и вестей никаких нет, хто на Янге служилых людей побил» [ЛОМИ, Якутские акты, карт 22, ст. 15, сст. 39–41]. Но в комментариях к этому документу М.И. Белов сообщает следующее: «Торговый человек Никита Ворыпаев - один из крупных колымских промышленников XVII в., выдающийся полярный мореход и землепроходец. Нам известны его походы: в 1650 г. от Жиганска на Индигирку (ЯА, к. 12, ст. 1), в 1654 г. от Колымы до Жиганска (ЯА, к. 15. ст. 8), в 1660 г. от Колымы до Жиганска (ЯА, к. 17, ст. 11), в 1664 г. от Колымы до Бузина острова (Яна) (ЯА, к. 20, ст. 3), в 1685 г. от Колымы на Лену (ЯА, к. 37, ст. 5). Он принимал участие в открытии Камчатского полуострова и побывал там с торгами раньше Морозки и Атласова, как косвенно подтверждает сам Морозко». 1654 год «Книга сбора десятой пошлины (соболиная) таможенного головы Андрея Курдюкова и новых целовальников Емельяна Яковлева Ворыпаева и Никифора Клементьева, 10 июля — 31 августа 1654 (162) г.» 1658 год «Книга сбора оброка и явчей пошлины в Якутской таможне таможенного головы Андрея Курдюкова и таможенных целовальников Ивана Федорова Ворыпаева и Потапа Титова Хозова, 1 сентября 1657 — 31 августа 1658 (166) г.» 1659 год «Книга сбора новой десятой пошлины с имущества служилых, торговых и промышленных людей в Индигирском Подшиверском острожке и Подшиверском Верхнем зимовье служилого человека Лазаря Савина Аргунова и целовальника Творогова, 5 января — 15 июня 1659 (167) г. Скрепил за Творогова — Андрей Матвеев Ворыпаев». 1660 (168) г. не позднее марта 30. — Челобитная промышленных и торговых людей с р. Колымы в Якутскую приказную избу с жалобой на погрузку в их коч моржовой кости, добытой Семеном Дежневым. Царю, государю и великому князю Алексею Михайловичю... (т.) бьют челом твои, государевы, сироты торговые людишка и промышленные: Андрюшка Егоргиев Косицын, Омелька Яковлев Ворыпаев, Карпушка Яковлев Вологжемец, да промышленной человек Пятунка Иванов Лобанов, Осташко Васильев Курсов, Ивашко Осипов Пинега, Осташко Ларионов, Ларька Андреев, оба пинежане, Ивашко Яковлев Шульга, усолец, Васька Михайлов Гулызинской, устюжанин, Пашко Федоров Унжак, Максимко Агапитов Непряха, Матюшка Ларионов Репа, мезенец, Васька Тарасов Пермяк, Фадюшка Борисов Колмогорец, Гришка Антонов по прозвищу Бурко, Терешка Нестеров Вымитянин, Кирюшка Васильев Усолец. В том в нынешном во 168-м году отпущены мы, твои государевы, сироты, с Колымы реки ис таможни в Якутцкой острог. А приняли мы, сироты твои, торговые и промышленные людишка твою, государеву, казну соболиных трех рек: колымскую и алазейскую, ясачную и десятинную, и перекупную, и Федора Чюкичева збору с Омолону реки. А сверх той, государевы, соболиной казны кладут к нам, сиротам твоим, на кочишко наше твою ж, государеву, казну костяную збору целовальника Семена Дежнева 80 пуд, да ево Семена, своей кости 50 пуд весом, а тот наш кочишко худо и гнило, конопати не держит. И мы, твои, государевы, сироты, по нужде ради на том кочишке сево году пошли, а что купити негде иново коча. Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович... (т.), пожалуй нас, сирот своих, не вели, государь, той костяной казны на то наше кочишко класти и ево, Семена Дежнева, кости, чтобы тою костяною казною и Семеновою твою, государеву, казну соболи не утопити и порухи не учинити, сиротам твоим, от той соболиной... в конец... На л. 5 об. рукоприкладства: К сей челобитной Андрюшка Косицын руку приложил. К сей челобитной вместо Карпа Яковлева, да Ивана Осипова, да Максима Агапитова, да Лариона Андреева по их велению Емельянко Яковлев и за себя руку приложил. К сей челобитной Яков Иванов руку приложил. К сей челобитной вместо Василья Гулызинсково, Ивана Шульги, Фадея Борисова, Василья Тарасова, Остафья Курсова, Остафья Ларионова, Павла Федорова по их веленью Андрюшка Юрьев Косицын руку приложил. К сей челобитной вместо Терентья Нестерова да Матфия Ларионова, да Григорья Онтонова по их велению промышленой Ивашко Василиев сын Усолец руку приложил» [РГАДА, ф. Якутская приказная изба, ст. № 28, лл. 5, 6] 1661 год «169-го году сентября в 23 день подал книги торговой человек Омелка Ворыпаев». [РГАДА, Справочник, т.3] 1662 год «росписной список индигирских таможенных целовальников торговых людей М.П. Мутных и И.Ф. Ворыпаева, с приложением росписи долгов в таможенную казну, числящихся на М.П. Мутных» [Отписки] «таможенного целовальника Ивана Ворыпаева о приеме им таможенных дел на Индигирке реке у прежнего таможенного целовальника Максима Парфентьева Мутных 1665 год [Отписи] «торгового человека Семена Иванова Ворыпаева в получении денег за взятый у него в казну струг» [РГАДА, Справочник, т.2] 1663 «Книга сбора ясака за 1662—1663 (171) г. с юкагиров по Индигирскому острожку (Нижнему зимовью) сына боярского Андрея Афанасьева Булыгина и таможенного целовальника Ивана Федорова Ворыпаева» [РГАДА, Справочник, т.3]. «Книга сбора ясака за 1663—1664 (172) г. с юкагиров по Индигирским Верхнему (Верхнему Среднему Подшиверскому) и Нижнему зимовьям служилых людей Архипа Аршина и Андрея Булыгина и целовальника Ивана Ворыпаева». «Книги сбора десятой соболиной пошлины по Зашиверскому и Индигирскому (Нижнему) острожкам таможенного целовальника Ивана Федорова Ворыпаева, 9 — 11 апреля 1664 (172)296 г.». 1668 год «Память приказчика торгового человека Андрея Матвеева Ворыпаева — Луки Степанова Чюхломина торговому человеку Василию Петрову Курочкину и промышленному человеку Савве Федотову о передаче ему пая «на кочевое место с судовою снастью» для плавания с Яны реки до Якутского острога через Нижнеянское зимовье». [РГАДА, Справочник, т.2] 1669 год [Памяти о]« таможенных сборов чечуйского целовальника С.П.Ворыпаева за 7177, 7188 гг.» «Книга сбора записной пошлины с продажи мягкой рухляди на р. Колыме таможенного целовальника Никиты Федорова Ворыпаева, 15 декабря 1668 — 25 июля 1669 (177) г. Скрепил за Никиту Ворыпаева — сын его Михаил» [РГАДА, Справочник, т.3]. «Книга сбора десятой соболиной пошлины на Чечуйском волоке таможенного целовальника Семена Петрова Ворыпаева, 3 ноября 1668 — 20 августа 1669 (177) г.». 1670 год [Дело о взыскании] «торговым человеком Григорием Ворыпаевым со служилого человека Федора Краснояра с промышленного человека Харитона Иванова» [РГАДА, Справочник, т.2] «выписи о счете целовальников Якутской съезжей избы, о приеме таможенных доходов, сборе … колымского таможенного целовальника Никиты Ворыпаева за 7178—7181 гг.»[РГАДА, Справочник, т.2] Книга сбора записной пошлины на р. Колыме таможенного целовальника Никиты Федорова Ворыпаева, 2 февраля — 19 июля 1670 (178) г. Скрепил за Ворыпаева — сын его Михаил Никитин Ворыпаев» [РГАДА, Справочник, т.3]. 1671 год «Книга сбора оброка, явчей и отъезжей пошлин с промышленных людей в Жиганском и Оленском зимовьях целовальника Василия Курочкина, 2 февраля 1671 (179) г. Скрепил за Курочкина — торговой человек Андрей Ворыпаев». «В период между 1661 и 1674 годом (вероятно, в 1671 году) казак Никифор Малгин совместно с торговым человеком Андреем Воропаевым (Ворыпаевым) совершил плавание из Лены в Колыму» [Визе В.Ю., Русские полярные мореходы из промышленных, торговых и служилых людей XVII-XIX вв.]. «Дело о ложном «извете» (доносе) на торговых людей в вывозе ими из Якутского острога в Москву «животов» (имущества) воевод Михаила Лодыженского и Ивана Голенищева-Кутузова («вывоз де Матюшка Ворыпаева с сыном своим Андрюшкою в два выезда у Михаила Лодыженского сто сороков соболей, а в тех де соболях взял на них кабалу», «он же Андрюшка Ворыпаев вывез Ивана Голенищева животов денег пятьсот рублев серебряных, да тридцать сороков соболей»), и о торговле их на Собачьей реке воеводскими: вином, картами и хмелем. Ложный «извет» был подан во 176 году казачьим десятником Федькой Заплетаевым по наущению жильца Федора Охлопкова присланного из Москвы*(*Можно предполагать, что он был прислан из приказа тайных дел т.к. в столбце №145 на 705 листе есть ссылка – «и по грамоте из приказа тайных дел, какову явил в съезжей избе мне холопу твоему жилец Федор Охлопков») со специальной целью, «что будто велено ему Федору про Михайлову животины Лодыженского и про Ивановы животы Голенищева сыскивать», дело велось воеводою князем Я.П. Волконским и состоит из допросных речей, челобитных, списков с кабал, описей имущества некоторых торговых людей, оценок этого имущества, наказных памятей и отписок воеводы в Москву» [РГАДА, Справочник, т. 1] 1672 год «Книга сбора ясака за 1671—1672 (180) г. по Колымскому Среднему зимовью служилого человека Якова Степанова Кузнеца. Скрепил за Кузнеца — Михаил Никитин Ворыпаев» [РГАДА, Справочник, т.3]. «Кабала служилого человека Фед. Макс. Творогова торговому человеку Ив.Фед Ворыпаеву о займе соболей, подьячего Ивана Григорьева сыну боярскому Ивану Крыжановскому о займе денег, данная о передаче Иваном Крыжановским своих долговых кабал на якутских служилых людей подьячему Варфоломею Аврамову» [РГАДА, Справочник, т.2] 1673 год «память денщику о доправке в казну на квасном и банном откупщике Андрюшке Болдакове половины годовых откупных на 1673 г. —130 р., 2 алт., да «по выбору» за колымского таможенного целовальника Никиту Ворыпаева – 14 р. 28 алт.3 д. и за Чечуйского таможенного целовальника и Максима Парфеньева — 6 р.5 алт.» [РГАДА, Справочник, т.1] 1674 год «Грамотки к торговому человеку Ивану Федоровичу Ворыпаеву: Андрея и Василия Ворыпаевых,), Петра Антоновича Ворыпаева. Грамотки торгового человека Андрея Ворыпаева торговому человеку Петру Антоновичу Ворыпаеву; «приятеля» Якова Курилова к Петру Антоновичу Ворыпаеву. Грамотки: Никиты Федоровича Ворыпаева к Авдотье Семеновне; сына Михаила Никитича Ворыпаева к отцу Никите Федоровичу Ворыпаеву, Василия Ивановича Батурина Петру Родионовичу (грамотка подписана Михаилом Никитичем Ворыпаевым) «Отпись (память) об уплате соболей за товар ясачным юкагирам Котко Мих. Никит. Ворыпаеву». 1675 год [Отписи] «торгового человека Никиты Ворыпаева в приеме у прежнего колымского приказчика Семена Сорокоумова судовых снастей» [РГАДА, Справочник, т.2] 1677 год «иск торгового человека Ив.Фед.Катаева к торговому Ив. Фед. Ворыпаеву по двум кабалам в 330 рублях [РГАДА, Справочник, т.1] «запись о приеме от торгового человека Андрея Ворыпаева таможенных денег, собранных в 7177 г. бывшим колымским целовальником Никитой Ворыпаевым» 1678 год «Отписи служилых людей в получении у приказчика Мих. Никитина Ворыпаева на Янской корге парусины с разбитого коча». [РГАДА, Справочник, т.2] «Книги прихода и расхода судов и судовых припасов приемщика Семена Прибылого, целовальников Василия Жданова и Ивана Новгородца, 31 мая — август 1678 (186) г. Скрепили Иван Бибиков, Михаил Ворыпаев и Семен Прибылой» [РГАДА, Справочник, т.3]. «Приказчиком Чендонского зимовья до 1673 г. был Андрей Щипунов. В 1673 г. его сменил в этой должности Василий Бурлак, однако из-за плохого обращения Щипунова с аманатами юкагиры отошли от зимовья, не являлись к Бурлаку и не платили ему ясака. К концу 1676 г. Василий Бурлак, проведя три года на Пенжине (за это время аборигены так и не подошли к зимовью и не платили ясака), бросил зимовье и вместе со своими людьми ушел в Якутск, куда прибыл летом 1677 г. Ему на смену на Пенжину из Якутска немедленно отправили Василия Тарасова Пермяка (авг. 1677) с приказом разыскать местных юкагиров и взять с них ясак, а в 1678 г. на смену Пермяку - Михаила Ворыпаева. Ворыпаев получил также приказ совершить с Пенжины экспедицию в Анадырский острог и передать туда ряд припасов» . Михаил Никитин Ворыпаев (послан на смену Василию Пермяку в 1678 г., сменил его ок. начала 1679 г., приказчик в 1679 - мае 1681 г.) [Немировский А. А., Материалы по истории юкагиров и русской власти на Пенжине и Анадыре во второй половине 1670-х - середине 1680-х гг.]. 1680г. - первая половина 1681 г.– Отписка Михаила Ворыпаева с р. Пенжиной якутскому воеводе Ф.И. Бибикову Царя государя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, воеводе Фоме Ивановичю , с Пенжины реки, казак Мишка Ворыпаев челом бьет. В прошлом во 186 году [сент. 1677 - авг. 1678], послан я Мишка, с служилыми людьми из Якуцкого острогу на государеву службу на Пенжину реку, для ясачного сбору, на перемену казака Васки Тарасова Пермяка, и его Васку Пермяка нашел на Омолоне реке, под Пенжинским волоком, в прошлом во 187 году [сент. 1678 - авг. 1679], и у него Васки аманатов и никакой государевой казны не объявилось; и я Мишка с служилыми и промышлеными людми с Омолону на Пенжину реку в том же во 187 году перешел, дал Бог, поздорову, и дорогою идучи иноземских признак никаких не видали, и пришед на Пенжину реку зимовье поставили у Часовишные речки. Да в прошлом во 187 году, июля в 30 числе [30.07.1679], казак Тимошка Васильев Пермяков, стакався с Корятскою крещеною девкою Анюткою, великому государю изменил, сбежал в Корятцкую землю, и его Тимошку в Корятцкой земле Коряки убили; и того ж 187 году, августа в 29 числе [29.08.1679], приходили Коряки с низу Пенжины реки, и на рыбной ловле промышленого человека Петрушку Дмитриева убили, а ясыря его и сына Гришку в полон взяли. Да в прошлом во 188 году [сент. 1679 - авг. 1680], я Мишка с служилыми и с промышленными людми и торговой человек Васка Ворыпаев, с покрученики, на Чушанских Юкагирей в поход ходили 4 недели, иноземских признак их не нашли. Да мне ж Мишке велено [было в Якутске] с служилыми людми с Пенжины реки проведывать про Анандырский острожек и про государеву казну, и про аманатов, и приказных людей, и про служилых, и послано со мною из Якуцкого острогу в Анандырский острожек полпуда пороху да полпуда ж свинцу, и я Мишка с служилыми и промышлеными людми в Анандырский острожек ходили, и в Анандырском, дал Бог, все поздорову, и приказному человеку Ивану Потапову порох и свинец с роспискою отдал. Да в прошлом же во 188 году, маия во 2 числе [2.05.1680], неясачные иноземцы Коряки приходили войною под ясачное зимовье, и под зимовьем казака Ивана Баева убили; и я Мишка с служилыми и торгового человека Андрюшки Ворыпаева с подкрученики и с промышлеными людми за ними Коряки в погоню ходили и убили у них двух человек. Да я ж Мишка того ж 188 году августа в 6 числе [6.08.1680], с служилыми и торгового человека Андрюшки Ворыпаева с подкрученики и с промышлеными людми на низ Пенжины реки в поход на судах плавал, ниже Алдану реки, и неясашных Коряк под царскую высокую руку в вечное холопство ласкою призывал, и те Коряки учинились великому царю непокорны; и я Мишка с служилыми и промышлеными людми и с подкрученики торговых людей смирял ратным боем и побил их, и что в полон взял, всяких людей человек с 50. Да того же 188 году, августа в 30 числе [30.08.1680], приходили Коряки войною под ясачное зимовье и к зимовью приступали и на приступе мужика убили, а другого уволокли раненого. Да в нынешнем во 189 году октября в 15 числе [15.10.1680] ходил я Мишка в поход с служилыми и торговых людей с подкрученики и с промышлеными людми на Чювадских Юкагирей три недели [вторая половина октября - начало ноября 1680], и тех иноземцов найти не могли, потому что те Чювадские Юкагири от Пенжины реки отошли на иные далные реки, для того что наперед сего на Пенжине реке, при казаке Андрее Щипунове, Чювадские Юкагири аманаты были 6 человек, и [из] тех аманатов в ясачном зимовье казак Андрей Щипунов аманат в колодке ушел, и того аманата весною по речке в колодке ноги принесло, а третьего аманата в зимовье ножом зарезали, а четвертого аманата, как Андрей Щипунов пошел с Пенжины на Омолон, и на дороге живого оставил, а двух аманатов отдал в Омолоне Василью Бурлаку, и тех аманатов Бурлак голодною смертью заморил. Да в прошлом во 188 году Чювадские Юкагири увидели на Пенжине казачьи лыжни, которые [Юкагири] наперед сего на Пенжине реке платили великому государю ясак, при Андрее Щипунове, и те прежние ясачные и неясачные Юкагири, увидя казачьи лыжни, побежали с Пенжина-реки в Анандырский острожек и посадили аманатов и ясак великому государю платить стали, и сказывают, что де-мы с Пенжины бежали для того, что-де у нас на Пенжине аманаты наши где делися, и про них у нас в ведомости нет [= неизвестно], потому-де мы от Пенжины отошли и [там] жить не смеем; а те Юкагири при Андрее Щипунове на Пенжине сами к зимовью приходили и аманатов давали» [Дополнения кактам историческим, т.8, 44:ХVІІІ]. «…в августе 1679 сменить Ивана Потапова в должности приказчика Анадырского острога из Якутска был направлен сын боярский Тит Богомолов; «вожем» при нем и его людях был Никита Ворыпаев [отец Михаила Ворыпаева], хорошо знавший маршрут на Анадырь вокруг Носа (мыса Дежнева). Однако Тит Богомолов так и не смог добраться до Анадыря [Немировский А. А., Материалы по истории юкагиров и русской власти на Пенжине и Анадыре во второй половине 1670-х - середине 1680-х гг.]. 1679 г. августа 3. – Челобитная казака Никиты Ворыпаева Федору III об отсрочке ему уплаты долга ввиду его отправления в Анадырь Царю, государю и великому князю Феодору Алексеевичю... (т.) бьет челом холоп твой казак Микитка Ворыпаев. Бил челом тебе, великому государю, на меня, холопа твоего, по кабале в долгу в четырехстах рублех торговой человек Иван Федоров сын Катаев, а мне, холопу твоему, ныне сказана твоя, великого государя, служба — итти морем за Нос [=в Анадырский острог] вожем. Милосердый государь, царь и великий князь Феодор Алексеевич... (т.), пожалуй меня, холопа своего, вели, государь, мне в том ево иску дать сроку, как я, холоп твой, приду с твоей, государевы, з заморские службы. Царь, государь, смилуйся, пожалуй» [РГАДА, ф. Якутская приказная изба, ст. 2398, л. 9 ]. 1681 год Холостые рядовые казаки: Микитка Воропаев Мишка Ворыпаев «отпись колымского казака Д.Спиридонова в получении долга с торгового человека И.Ф.Ворыпаева и память казака С.Олисова о займе у него денег» [РГАДА, Справочник, т.2]. 1681г. исход – первая половина 1682 г. – Отписка Ивана Исакова с р. Пенжиной. Великого государя царя и великого князя Феодора Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержца, столнику Ивану Фомичю Пенжины реки приказной казак Ивашко Исаков челом бьет. Послан я Ивашко из Якуцкого острогу великого государя на службу на Пенжину реку приказным человеченком на перемену, казаку Михайлу Воропаеву, и велено у него Михайла принять мне Ивашку служилых людей и казну великого государя; и приехав я Ивашко в прошлом во 189 году маия в [пропуск] день [май 1681], принял я Ивашка у него Михайла служилых людей и казну великого государя товарную и куяки великого государя, и сколко чего принято у него Михайла, и в том с ним Михайлом росписался, и росписной список послан под сею отпискою в Якуцкой острог, и велено отдать в съезжей избе тебе столнику Ивану Фомичю; да мне же Ивашку велено у него Михайла принять аманатов и книги ясашные, и у него Михайла я Ивашко на Пенжине реке аманатов не заехал ни единого человека, и казны великого государя ясашные и книг нет, потому что он Михайло ходил в походы и иноземцов в походах не нашол, потому что те иноземцы от реки прочь отъехали от Пенжина, послышали его Михайлово войское; и при мне Ивашке на Пенжине реке никакие ясашные иноземцы не бывали, потому что река голодная, корму на реке нет, и мы холопи великого государя на службе на Пенжине реке голодом помираем, и впредь нам служилым людем жить не у чего, и промышленые люди и торговые с Пенжина-реки розошлись, потому что на Пенжине реке соболей не стало и корму нет. … А [эту] отписку и розыскной список послал [я] с казаком с Михайлом Ворыпаевым и велел отдать в съезжей избе тебе столнику Ивану Фомичю» [Дополнения к актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссиею. Т. VIII, 44:ХХІV, СПб., 1846-1875.] 1682/1683 гг. «Отписки выборного колымского приказчика Якова Кузнеца о неотдаче ему ясачного зимовья служилым человеком Андреем Кузиковым, об угрозах нападения неясачных иноземцев на русских людей, об отсылке в Якутский острог собранных им соболей и имущества умерших казаков Ворыпаева и торгового человека Петра Антонова» [РГАДА, Справочник, т.2] Не позднее лета 1683 г. Михаил Ворыпаев был отправлен из Якутска в Анадырский острог с назначением новым его приказчиком на Колыму … В начале 1684 г. в Анадырский острог прибыл и взял его под власть Михаил Ворыпаев… Михаил Никитин Ворыпаев (назначен приказчиком Анадырского острога между февралем и августом 1683 включительно, прибыл в Анадырский острог в начале 1684 г., сменен Василием Пермяком 9 января 1685 г. [Немировский А. А., Материалы по истории юкагиров и русской власти на Пенжине и Анадыре во второй половине 1670-х - середине 1680-х гг.]. «В сентябре 1684 г. новый якутский воевода (с мая 1684 г.), М.О. Кровков, отправил в Анадырский острог на смену Михаилу Воропаеву Василия Пермяка (которого когда-то сам Воропаев сменил в качестве приказчика Чендонского зимовья, теперь заброшенного). В январе 1685 г. Василий Пермяк прибыл в Анадырский острог и принял его под свою власть, а после года управления, проведенного «с великим бережением», был сменен в Анадырском остроге Андреем Цыпандиным (янв. 1686 г.)» [Немировский А. А., Материалы по истории юкагиров и русской власти на Пенжине и Анадыре во второй половине 1670-х - середине 1680-х гг.]. 1684 год «Книга сбора ясака за 1684—1685 (193) г. с юкагиров по Анадырскому острожку приказчика казака Михаила Никитина Ворыпаева» [РГАДА, Справочник, т.3]. 1685 год «Заемная кабала колымского юкагира Березы торговому человеку И.Ф.Ворыпаеву на три соболя» [РГАДА, Справочник, т.2]. 1686 год «Книга сбора ясака за 1686—1687 (195) г. по Анадырскому зимовью приказчика десятника Андрея Иванова Цыпандина. Скрепили Кровков и за Цыпандина — Андрей Ворыпаев» [РГАДА, Справочник, т.3]. . 1687 год «сказка торгового человека Андрея Ворыпаева о смерти ясыря казака Данилы Хрелова» [РГАДА, Справочник, т.2]. 1692 год Служилый Гришка Михайлов Ворыпаев [РГАДА.Ф.214.Оп.5.Д.330.Л.59]. А далее следуют еще более интересные события, связанные с открытием и освоением Камчатки: Вот, что писал М.И. Белов о походе на Камчатку Луки Старицына Морозки: «Уходя с Опуки, Морозко оставил там небольшой отряд казаков и, очевидно, юкагир. В число казаков входил известный в те годы полярный мореход Михаил Ворыпаев. Перед Ворыпаевым с товарищами были поставлены задачи, во-первых, держать связь с опукскими коряками с тем, чтобы им «итти с ваших великих государей ясачным платежом в Анадырский острог без боязни», во-вторых, стараться призывать под «великих государей самодержавные царские руки в ясачный платеж» соседние племена, иными словами расширять русское влияние на Камчатке». 1696 год «Л. Морозко в конце 1695 или в начале 1696 г. отправился во второй поход на Камчатку (среди участников этого похода называют также И. Голыгина и И. Енисейского). Приказчик Анадырского острога М. Многогрешний дал Морозко задание объясачить коряков на р. Апуке. Численность отряда определяется в литературе по-разному: 16 казаков; 11 казаков, 7 промышленных людей и 40 чуванских и ходынских юкагиров; 13 русских и 40 иноземцов. Из Анадырска отряд вышел на Пенжину, затем двинулся далее на юг вдоль Пенжинского залива. Потом повернул на северо-восток, пересек хребет и вышел в район р. Апуки, где заложил зимовье, в котором оставил небольшую группу казаков, промышленников и несколько юкагиров во главе с Михаилом Ворыпаевым. С Апуки Морозко двинулся вновь на Пенжинский берег к р. Тигиль. По дороге, как сообщали в челобитной участники похода, взяли «с оленных опуцких коряк и с олюторов и с камчатцких первых людей пластину чернобурую лисию, да двадцать осемь соболей красных, да шесть лисиц сиводушных, да на погроме взяли с олюторов лисицу черную». Где-то на Пенжинском берегу (возможно, на р. Иче) отряд взял штурмом «камчатский острожек» (кому он принадлежал, непонятно: то ли корякам, то ли ительменам). Не дойдя одного дня пути до р. Камчатки, Морозко повернул назад. В Анадырский острог казаки привезли двух ясачных князцов «коряк Эвонту и Инону» и «неведомо какие письма», взятые у «камчадалов» (возможно, письма с разбившихся японских судов) [Зуев А.С., Хроника присоединения крайнего Северо-Востока Сибири к России в XVII – первой четверти XVIII вв.]. В других случаях оставшегося на Опуке Ворыпаева называют (в том числе и сам М. Белов) Никитой. Правда, по возрасту, это, вряд ли, мог быть тот же самый Никита, о котором шла речь впереди. По всей видимости, если это был Никита --то ли еще один сын, или уже внук. Владимир Атласов, вероятно, намеренно не встретился с этими людьми во время своего похода и не привлек их к участию, чтобы не делить ни с кем будущую славу первопроходца. Впрочем, это его право. Хотя, называя имена участников похода В.В. Атласова Б.П. Полевой упоминает некого безымянного Ворыпаева. А в 1703 году в Нижнекамчатском остроге погибает казак Григорий [Михайлов сын] Ворыпаев (почему его имя есть в списках 1692 года и отсутствует в списках якутских казаков за 1706 год). А в 1731 году на реке Ука во время заготовки рыбы для членов экипажа бота «Святой Гавриил» погиб вместе с женой и сыном служилый человек, толмач Евдоким Ворыпаев. Но и это еще не все – та чернобурка, которую искали у Владимира Атласова, взбунтовавшие в 1707 и 1711 гг. казаки, была якобы ему отдана новокрещеным камчадалом Иваном Ворыпаевым (а крестили в ту пору обычно холопов, ясырь – взятых в плен детей погибших корякских или камчадальских воинов). В 1706 году в Якутском казачьем полку служил Петр Ворыпаев (первая пятидесятня). 1698 год «о розыске по челобитью строителя Якутского острога Спасского монастыря статков умершего в Жиганах монастырского вкладчика торгового человека Ив. Ворыпаева, захваченных сыном боярским Аф. Пущиным» [РГАДА, Справочник, т.1] 1706 год Первой пятидесятни: Десятник Никита Салдатов; - рядовые: Яков Козлов, Иван Буторин, Иван Ерговской, Петр Ворыпаев, Яков Решетников, Иван Устинов, Василий Михайлов с. Пепко, Михайло Сирянин, в пр. 705 г. за старостью от службы отставлен, а в его место и оклад авг. в 3 д., нын. 706 г., по указу вел. гос. и по помете на выписке стольника и воеводы Михаила Юрьевича Шишкина), приверстан в казачью службу в его Михайлово место и оклад новокрещен Григорий Васильев, Петр Звягин. Дальнейшую судьбу этого рода нам пока проследить не удалось, но фамильный след в Якутии нам обнаружить удалось:. Воропаев Михаил Яковлевич (1923), Якутская АССР, г. Якутск Орден Отечественной войны I степени 06.04.1985
  3. ВЫХОДЦЕВЫ В 1803 году на смену генерал-майору, командиру Камчатского гарнизонного батальона и коменданту Камчатки Сомову прибыл генерал-майор Павел Иванович Кошелев. Будучи еще в Охотске он столкнулся со всеми теми безобразиями, которые творили здесь комиссионеры Российско-Американской компании, пользуясь своим монопольным правом на торговлю на Камчатке и в Русской Америке: «Новый камчатский комендант Кошелев 10 июля 1802 г. прибыл в Охотск, где, ознакомясь с положением охотских и камчатских дел, донес Государю, что охотское начальство не заботится о доставке провианта в Камчатку. "На казенных судах, - писал он, - перевозятся преимущественно грузы Российско-Американской Ко, а провиант и купеческие товары остаются не отправленными. Компания же, не имея на Камчатке конкурентов, продает предметы продовольствия по самым высоким ценам; например: пуд масла по 60 руб., а флягу водки, около 3-х ведр, от 700 руб. до 1 000 руб.!" "Так что, - писал он, - я вынужденным нашелся написать вице-адмиралу Фомину, что если и на будущий год он отправит товары компании, то я их конфискую и на эти деньги куплю оленей у коряк для продовольствия нижних чинов. В Охотске компанейские суда строятся казенными людьми в один год, а казенные транспорты по три года". «Кошелев, приняв должность коменданта, открыл, что Сомов и большая часть его офицеров занимались казнокрадством и грабили солдат и обывателей. Принадлежащий нижним чинам провиант выписывался в расход и продавался частным лицам чрез посредство прикащиков Российско-Американской Ко. Все книги и счета были с фальшивыми расписками. Продавали казенный порох компании, которая сбывала его туземцам по баснословно высоким ценам. Кошелев конфисковал у компании весь порох и записал его на приход казны, арестовал прикащика компании Хлебникова за его мошенничество (Г. Тихменев говорит, что будто бы Кошелев стеснял торговлю компании, арестовал Хлебникова за то, что он не хотел понизить цен на товары. Мы имели возможность проверить этот факт и потому считаем обязанностию восстановить истину. - Авт.)». Автор – Александр Степанович Сгибнев, написавший на основе архивных материалов, хранившихся до пожара в Иркутском архиве «Очерк главнейших событий в Камчатке.1650-1855 гг.». Против Кошелева был организован заговор. И в числе заговорщиков А.С. Сгибнев называет купца Выходцева – комиссионера РАК: «Будучи сам честным человеком, он был чрезвычайно строг с чиновниками и офицерами, предававшимися от бездействия пьянству, взяточничеству и разврату. Крутые меры, принятые Кошелевым противу их бесчинств, вооружили всех его подчиненных, которые составили заговор о тайном убийстве его. Во главе заговора стоял баталионный командир полковник Сибиряков, бывший вестовой Биллингса. Соучастники его были: майор Маников, капитан Батюшков, поручики: Соломка и Хитрово, прапорщик Хомяков, подпоручик Росторгуев, исправник Донин, купец Выходцев, мещанин Барнашев, отставные, выгнанные из службы Кошелевым: майор Козельский и подпоручик Ермолинский; аудитор Савинский и квартирмейстер Шелашников. Всего с нижними чинами 37 человек. Кошелев, будучи предупрежден об этом бунте преданными ему людьми и, убедясь в справедливости слухов о заговоре, арестовал всех заговорщиков, а Козельского, Шелашникова, Ермолинского, Расторгуева, Савинского, Выходцева заковал в кандалы. В комнатах, где заключались преступники, приказал заколотить окна, строго запретить впускать к ним посетителей, и сам приступил к производству следствия, донеся в то же время о всех своих распоряжениях генерал-губернатору». Купцу Выходцеву генерал Кошелев давал самую нелицеприятную характеристику: «…был много раз за мошенничество и злоупотребления под судом, приговорен к лишению купеческого звания и исключению из числа добрых людей, к тюремному заключению и неоднократно приговорен к публичному бесчестному наказанию, дурного поведения и подлого характера, всегда уклоняющийся к мошенничеству, делал в торговле всегда злоупотребления". Но следствие обернулось против самого Кошелева. Ему на смену прибыл генерал Петровский, который арестовал Павла Ивановича и освободил арестованных им заговорщиков: «Время управления Камчаткою Петровским ознаменовалось прежними грабительствами и притеснениями туземцев. Сам Петровский под благовидным предлогом водворения порядков объехал весь полуостров, кроме олюторских острожков, и везде собирал соболей и лисиц. Сибиряков, исправник Донин и полицмейстер Расторгуев грабили также всех беспощадно. Кроме того, Сибиряков выводил солдат на частные работы и деньги брал себе. Донин же пускал в оборот солдатский провиант. По всей Камчатке перевозились купеческие клади без прогонов, потому что Петровский участвовал в торговле с купцами. Петровский отдал с подряда купцу Выходцеву перевозку казенного провианта из Петропавловской гавани в Нижнекамчатск по 10 руб. с пуда, тогда как камчадалы брались перевозить по 7 руб. Впоследствии открылось, что Выходцев за эту сделку должен был купить провиант Петровского и Сибирякова, хранившийся в Нижнекамчатске, по 10 руб. за пуд. Кроме того Выходцеву предоставлено было под видом почты доставить на обывательских байдарах разные товары с Курильских островов, выгруженные там с разбитого судна». Но и Петровскому со всей его «братией» не повезло – все они также представли перед судом и понесли различные наказания. В этом, наверное, и состоит главная причина, почему рыльский купец, комиссионер РАК Федор Алексеевич Выходцев (1767 г.р.) вынужден был остаться на Камчатке и в 1824 году указан уже не купцом, а нижнекамчатским мещанином. У Федора Алексеевича было три сына. Близнецы Петр и Степан (1797 г.р.) и младший – Федор Федорович. Нам удалось проследить только судьбу Петра Федоровича Выходцева, который служил на Аляске, где оказался за какие-то служебные злоупотребления под следствием и был сослан… на Камчатку. Его внук – Павел Федорович Выходцев (1830) в 1852 году числился уже нижнекамчатским государственным крестьянином. А его дети и внуки породнились с местными уроженцами: Выходцев Федор Павлович (1857), Нижнекамчатск, крестьянин Ж. (с 1877 г.) Ощепкова Варвара Васильевна, дочь камчадала с. Камаки Выходцева Ирина Павловна (1851) М. (с 1871) Портнягин Епифаний Федорович (1852), крестьянин с. Нижнекамчатск\ Выходцева Прасковья (Параскева) Федоровна (16.10.1885), дочь крестьянина, с. Нижнекамчатск М. (31.08. 1903) Кузнецов Гавриил Петрович (1881), камчадал с. Камаки О рыльских купцах Выходцевых. Основателем этого рода считают Герасима Никитина сына Выходцева, появившегося на свет в Рыльске в 1667 году: «....1722 года октября по его императорского величества указу в канцелярии ведомства свидетельства душ в расположение на полки от кавалерии Нижегородского полку господина полковника Андрея Ивановича Чернышева города Рыльска посадский человек Герасим Никитин сын Выходцов сказал по заповеди святого евангелия: живет он Герасим в приходе церкви Преображения Господня в своем дворе, в городе Рыльске имеет промысел: покупает на продажу рыбу и мед и продает в Рыльске...». В 1769 году Яковом Борисовичем Выходцевым была построена в центре города каменная двухэтажная Преображенская церковь вместо сгоревшей во время Рыльского пожарища 1720 года деревянной церкви, построенной князем Василием Шемякой. Перед церковью располагалась Административная площадь. Позже, в 1769 году, в стороне от этой площади Федор Александрович Выходцев построил великолепный двухэтажный дом, с колоннадой со стороны фасада и двора, с хозяйственными постройками, с высокой каменной оградой. В этом здании сейчас находится Дом детского творчества и детская библиотека. Николай Павлович Выходцев в 1895 году стал главой Рыльска. Он был инициатором строительства мостов и переправы от Рыльска до Боровской слободы, а также возведения памятника Г.И.Шелихову. Родные братья Александр и Владимир Выходцевы, отличившиеся на военном (Александр) и гражданском (Владимир) поприще, за что и были возведены в потомственное дворянство. Александр со старшим братом Иваном участвовал в Бородинском сражении и был ранен. Оба служили в лейб-гвардии Гренадерском полку – Иван числился как Выходцев 1-й, а Александр – Выходцев 2-й. Имена погибших и раненных в Бородинском сражении увековечены на мраморных досках в Галерее воинской славы храма Христа Спасителя в Москве. На одной из досок и имя подпоручика Выходцева 2-го, раненного в том сражении в ногу. Как сообщает автор книги «Выходцевы», «сегодня известно около четырехсот потомков Герасима Никитича»: в писательском сообществе известно имя Андрея Красильникова, с 1992 года и по настоящее время – первого секретаря правления Профессионального союза писателей России. Кстати, в старину одна из центральных улиц Рыльска называлась Выходцевской. Можно предположить, что такой чести Выходцевы удостоились не только за свою деятельность на благо города, но и за дела во имя России. А в известное время Выходцевскую улицу в Рыльске переименовали в улицу… Карла Либкнехта Газета «Курская правда», 07 декабря 2017 г. Герасим Выходцев и его потомки Недавно Рыльск облетела весть: в город приезжают потомки купцов Выходцевых! Однако никакого ажиотажа среди рылян новость эта не вызвала – вот если б Бабкина приехала… Удивляться не стоит: вспомните, какой образ купцов вынесли мы из школы… Добавьте к этому и то, что число рылян значительно приросло перебравшимися на ПМЖ в Рыльск многими обитателями сел и деревень Рыльского и соседних районов, которые вряд ли когда слышали фамилии здешних купцов, в том числе и Выходцевых. Да и многие из горожан последних поколений никогда не задумывались над вопросом: как «плутоватые, неграмотные, радевшие только о кубышках с деньгами люди» (в основном так рисовали нам образ купцов старого времени) могли построить такой город? Какой из сохранившихся в Рыльске храмов ни возьми – его строил купец. А вот величественные, с колоннадами, дворцы: Дом детского творчества, одно из зданий агротехникума, административный корпус авиаколледжа – их тоже возвели купцы. И этот список можно продолжить – рыльские купцы много оставили в городе в память о себе. Можно не сомневаться: они знали толк не только в торговле, потому и так велико их наследие.В числе старейших и известных был и род купцов Выходцевых, основателем которого считают Герасима Никитича сына Выходцева, появившегося на свет в Рыльске в 1667 году, ровно 350 лет назад. Такая дата – разве не повод для поездки на родину предков?! Что знают рыляне о Выходцевых? Из материалов краеведов известно, что исторический памятник в Рыльске – домик Петра I – сохранился благодаря заботам одного из Выходцевых – Ивана Александровича. В этом старинном небольшом доме царь останавливался в 1709 году, когда возвращался в столицу после победоносного Полтавского сражения со шведами. В последнее время приходится встречать в прессе отрицание этого факта: нет, дескать, документального подтверждения тому, что Петр I был в Рыльске. Рыляне пока в прения не вступают, считая, что не ведают оппоненты о великом пожаре в Рыльске в 1720 году, когда сгорели все бумаги… А потомки Герасима Никитича Выходцева, вероятно, о пребывании царя в Рыльске знали из предания, которое как реликвия передавалось от основателя рода (очевидца событий) из поколения в поколение. Рылянам, интересующимся историей своего города, известно, что представителю этого купеческого рода Николаю Павловичу Выходцеву принадлежит инициатива установки в Рыльске памятника мореходу Григорию Шелихову. Николай Павлович, родившийся в 1846 году, занимает в истории рода особое место – он, считай, всю свою жизнь посвятил родному городу. Восемь четырехлетий кряду избирался гласным (депутатом) городской думы, а последние три срока в этом ряду ему доверяли и должность городского головы. И в это же время он участвует в работе многих городских советов и собраний. За активную деятельность на благо Рыльска Николай Павлович дважды был удостоен правительственных наград. Эти и другие сведения о потомках Герасима Никитича Выходцева можно найти в книге «Выходцевы», автор которой – Андрей Красильников, потомок основателя рода в десятом поколении. Он тоже приезжал в Рыльск в числе родственников из разных городов России и украинского Харькова. Свою книгу он представил рылянам на встрече с ними в межпоселенческой библиотеке. Приезжал и праправнук Николая Павловича – Михаил Выходцев, московский предприниматель. К слову, дом, в котором жил городской голова, сегодня занимает Дом детского творчества. А центральной фигурой делегации Выходцевых был известный журналист-международник, профессор Российского университета Дружбы народов Георгий Зубков. Представители старшего поколения хорошо помнят телепередачи Центрального телевидения «Международная панорама», «Сегодня в мире», которые вел Георгий Иванович. Заслуживает уважения и возраст его – 92 года. И Андрей Красильников, и Георгий Зубков являются представителями аристократической ветви рода Герасима Выходцева. Ее основали родные братья Александр и Владимир Выходцевы, отличившиеся на военном (Александр) и гражданском (Владимир) поприще, за что и были возведены в потомственное дворянство. Александр со старшим братом Иваном участвовал в Бородинском сражении и был ранен. Оба служили в лейб-гвардии Гренадерском полку – Иван числился как Выходцев 1-й, а Александр – Выходцев 2-й. Имена погибших и раненных в Бородинском сражении увековечены на мраморных досках в Галерее воинской славы храма Христа Спасителя в Москве. На одной из досок и имя подпоручика Выходцева 2-го, раненного в том сражении в ногу. Как сообщает автор книги «Выходцевы», «сегодня известно около четырехсот потомков Герасима Никитича. Важно отметить, что, во-первых, род не угас, во-вторых, даже девятиюродные братья и сестры, живущие в разных городах Российской Федерации и Украины, сумели найти друг друга». Словом, перед нами пример того, как надо знать свой род и его представителей, поддерживать память о них в потомках, готовящихся прийти на смену старшему поколению. В роду Выходцевых много интересных людей. Среди них – военные, журналисты, писатели, заслуженные деятели театра, строители, инженеры, учителя… Одни были известными людьми в старой России, других хорошо знали в Советском Союзе, а кого-то знают сегодня. Например, в писательском сообществе известно имя Андрея Красильникова, с 1992 года и по настоящее время – первого секретаря правления Профессионального союза писателей России. Кстати, в старину одна из центральных улиц Рыльска называлась Выходцевской. Можно предположить, что такой чести Выходцевы удостоились не только за свою деятельность на благо города, но и за дела во имя России…»
  4. Сибирская судьба Косыгиных находилась в их собственных руках -- они были отменными плотниками и в Усть-Куте рубили отличные ленские кочи, которым не страшны были ни шторма Северного Ледовитого и Тихого океанов, ни льды... Именно на таких кочах Иван Меркурьев Рубец Бакшеев совершил беспримерное, но совершенно забытое соотечественниками, плавание с устья реки Лены до реки Камчатки, превзойдя все то, что называется в истории "плаванием Дежнева". Хорошо зарабатывая на плотницком мастерстве, Косыгины начали и свой бизнес, почему одного из них и занесло сначала в Охотск, а потом и на далекую Камчатку, где, обрастая сыновьями, Косыгины расселились, открывая свои торговые точки, по всей Камчатке -- и сегодня это огромный род, значительная часть родственников которого даже не знает (даже не подозревает) о своем кровном родстве. И наша задача -- помочь им...
  5. Купцы Шевлягины начинали как кирпичники. Во второй половине XVIII века - это уже богатый купеческий род. родословная схема выполнена генеалогом Кириченко В.Ю.
  6. Авторская программа, в которой Татьяна рассказывает о семье купца Озерова. Рекомендую посмотреть, очень познавательно и хороший образец представления своих исследований.
...
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования