Перейти к контенту

Рекомендуемые сообщения

Сретенская церковь Нижний Новгород. фонд 570 опись 4 дело 1621лист17 28.09.1895 жених Пуаре Александр Яковлевич 27 состоящий в штате кан ниж губ ППГ 2 брак есть указание, что придавалась выпись из Воронежской управы
невеста Хомская Мария Ядвига 21 дочь дворянина в Катунках Балахнинского выпись из Виленской Р-К церкви

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Вот что выдал Интернет

http://svyato.info/2008/09/02/iscelenija-u-istochnika-batjushki-serafima.html

После кончины старца тысячи паломников устремились в Саровскую пустынь, и каждый паломник обязательно приходил на ближнюю пустыньку старца Серафима, чтобы омыть здесь свое тело струей целебной саровской воды. Воду уносили с собой в бутылочках, изготовленных в монастырской мастерской. Вода эта хранилась долгие месяцы. Замечательно и то, что вода из источника, будучи холодной, не холодила. После обливания бросало в жар, делалось тепло. Православные люди особенно полезным считали принимать омовение на праздник Богоявления (19 января), и никто при этом не заболевал.
Часто исцеления на источнике происходили после явлений людям преподобного Серафима. Вот один из таких случаев.

...1902 год. Утром 12 января Александр Яковлевич Пуаре, пристав 1-й Кремлевской части Нижнего Новгорода, был поражен внезапным параличом. Попытавшись встать с постели, он упал. Левая рука и нога «были недвижимы и висели как плети, язык был парализован, рот искривлен». Врачи определили паралич левой стороны всего тела и предупредили, что вскоре может произойти повторный удар. 10 февраля к Пуаре зашел его друг П. А. Большаков и принес ему пузырек воды из источника преподобного Серафима и книжку о нем. Впоследствии сам Пуаре вспоминал: «Прослушав чтение о жизни старца, я спокойно уснул и ночью во сне видел отца Серафима; жена моя, по вероисповеданию католичка, также видела старца во сне. 11 февраля утром я принял чайную ложку принесенной мне воды, а 12 февраля я принял вторую ложку этой же воды; перед принятием воды я молился по правилу отца Серафима и молитву заканчивал словами: „Преподобие отче Серафиме, моли Бога о мне". Тут я внезапно почувствовал, трудно сказать, какое-то радостное, вдохновенное чувство и уверенность, что я могу встать с постели, и действительно встал с постели, и хотя слабо, но прошелся по комнате, а на другой день я уже без помощи палки мог ходить; силы мои настолько стали возобновляться, и я настолько поправился, что 13 апреля ездил в Саровскую пустынь помолиться на могилке преподобного Серафима. Прожил в Сарове два дня и два раза становился под ледяную струю воды источника преподобного старца Серафима Опасения врачей не оправдались. Я здоров».

 

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

http://www.vilavi.ru/sud/120108/120108-1.shtml

Я ехала домой, душа была полна

Неясным для самой, каким-то новым счастьем.

Казалось мне, что все с таким участьем,

С такою ласкою глядели на меня.

Я ехала домой… Двурогая луна Смотрела в окна скучного вагона.

Далёкий благовест заутреннего звона

Пел в воздухе, как нежная струна…

Раскинув розовый вуаль,

Красавица заря лениво просыпалась,

И ласточка, стремясь куда-то в даль,

В прозрачном воздухе купалась.

Я ехала домой, я думала о Вас,

Тревожно мысль моя и путалась, и рвалась.

Дремота сладкая моих коснулась глаз.

О, если б никогда я вновь не просыпалась… (1901)

1.jpg

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Жила в Москве мечтательная девушка — наполовину француженка, но с мятежной русской душой. Грезила сценой — стала актрисой Императорских театров, благо, ни талантом, ни голосом Бог не обделил. Как играла? А кто знает — не осталось упоминаний об этом. Писала стихи, и где-то в библиотечных хранилищах сохранились подшивки газет, в которых они были напечатаны. Ещё замечательно исполняла русские и цыганские романсы, но те, кто её слышал, не оставили серьёзных воспоминаний — так, вскользь, мимоходом, среди других имён и событий. И стихотворений ей поэты не посвящали. По-настоящему, на всю Россию, прославил её громкий судебный процесс, в котором оказались замешанными очень известные в России люди, вершители судеб империи.

А потом следы её и вовсе потерялись — как жила, чем жила, кто был рядом?..

Её послереволюционная жизнь уложилась в нескольких архивных документах, даже год смерти точно не установлен.

Много чего случилось в российской истории за девять десятков лет, с того сентября 1916 года, когда трагически взорвалась и угасла звезда Марии Пуаре — именно так звали женщину, актрису, о которой я хочу рассказать читателям журнала.

Много чего произошло и в музыкальном мире России — менялись жанры, менялись вкусы. Одно осталось неизменным — любовь к русскому городскому романсу. И в репертуаре многих известных и не очень известных исполнителей занимали своё место романсы «Я ехала домой…» и «Лебединая песнь» — без упоминания авторов. Ведь старые, ещё дореволюционные, сборники с их текстами и нотами в большинстве своём не сохранились, сметённые из книжных шкафов и полок любителей музыки различными трагическими событиями в истории страны.

Но, как оказалось, именно Мария Пуаре была автором слов и музыки этих двух романсов.

Более того, если внимательно прочитать стихотворения и историю жизни актрисы, то выходит, что ими она сама себе предрекла судьбу, предугадала её.

Что ж, самое время приступить к рассказу.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Всё, написанное о Марии Пуаре, по объёму можно разделить на две неравные части.

Как ни странно, документальных свидетельств и свидетельств очевидцев, упоминающих её в своих мемуарах, практически нет. Прославилась она написанием нескольких романсов и громким судебным процессом. Отсюда, наверное, и диспропорция в источниках. Документов, подтверждающих достоверность того или иного факта биографии Пуаре, фактически нет.

Несколько дореволюционных сборников романсов упоминаются в небольшой статье«Пуаре М. Я.», написанной для энциклопедии «В мире цирка и эстрады».

Остальное — косвенные «литературные» источники.

Подлинные документы, связанные с именем певицы, находятся в Государственном центральном театральном музее им. А. А. Бахрушина в Москве. Это, согласно описи, рукописи М. Я. Пуаре: автобиография (1928), черновики стихотворений (1905-1906), стихотворение на смерть М. Н. Ермоловой (1928), стихотворение, посвящённое В. Ф. Комиссаржевской (1928).

Там же хранятся материалы к биографии: заявление с просьбой о персональной пенсии и ходатайство артистов государственных театров (1928), письма-ходатайства Ю. М. Юрьева (1929), В. Э. Мейерхольда (1933), Л. В. Собинова (1933); решение о предоставлении пенсии М. Я. Пуаре (1933); справки и др.

В музее находится также письмо Марии Пуаре (1890-е) к Виктору Людвиговичу Форкатти, актёру, режиссёру в театрах М. В. Лентовского и Ф. А. Корша, антрепренёру провинциальных театров.

Мария Пуаре — автор книги «Сицилия. Путевые заметки» // Москва. 1910г. Заметки относятся к 1898 году.

Хорошенько порыскав в дебрях Интернета, я кое-что всё же обнаружила — материальные следы существования в России семейства Пуаре, упоминания современников об отдельных представителях этого рода, а также о людях, так или иначе связанных с Марией.

Этими сведениями я буду сопровождать биографию героини моего эссе.

Итак, Мария Яковлевна Пуаре (по сцене Марусина), артистка театра М. В. Лентовского (1880–1890), Александринского (1890–1898), Малого (1898–1900) театров, родилась в Москве в 1863 году. В журнале «Люди и песни», № 1, указывается точная дата рождения — 4 января — и место — Петровка, 17, а также говорится, что в семье было семеро детей (Мария — младшая). Мама Марии — Юлия Андреевна Тарасенкова, дочь богатых суконных фабрикантов.

Её отец, Яков Викторович Пуаре (1826–1877), содержатель гимнастического заведения в Москве. В 60-х годах XIX столетия дед Марии, В. Я. Пуаре — француз, оставшийся в России после Отечественной войны 1812 года, открыл в Москве гимнастический зал и перевёл на русский язык руководство по гимнастике. «Старика Пуаре» упоминает в книге «Мои скитания» писатель Владимир Гиляровский, а также Булат Окуджава («Похождения Шипова, или Старинный водевиль»).

На сайте «Москва в журнале «Наука и жизнь» опубликована статья почётного члена Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, члена общества «Старая Москва», библиографа В. Сорокина «Памятные места Неглинной улицы».

О доме № 23 по левой стороне Сорокин пишет следующее:

Сюда выходил угол длинного двухэтажного строения, принадлежавшего князьям Касаткиным-Ростовским, где в 1830-х годах жил В. Г. Белинский. После ремонта Пуаре и Билье открыли школу гимнастики и фехтования, которую посещали Л. Н. Толстой, А. В. Сухово-Кобылин и др. Вход в эту школу был со стороны Трубного бульвара (так называли нынешний Неглинный бульвар).

О В. Я. Пуаре (дедушке Марии) и Билье упоминает в своём дневнике за 1951 год Л. Н. Толстой.

На сайте «Памятные толстовские места России» говорится, что «Л. Н. Т. часто посещал гимнастический зал Пуаре на Большой Дмитровке».

По словам В. Сорокина, один из сыновей Якова Пуаре служил в российском флоте, а сестра Марии Александра вела классы гимнастики в Московском Екатерининском и Александровском институтах и в Усачёвско-Черняевском женском училище. Сорокин также утверждает в своей статье, что Мария Пуаре в 1901 году пела в московском театре «Аквариум» на Садовой улице.

А на этой странице сайта «Москва в журнале «Наука и жизнь» есть упоминание о доме № 17 на Петровке (левая сторона), в котором в середине 19 века жил Яков Викторович Пуаре. Здесь с большой долей вероятности и родилась будущая актриса и автор романсов, что подтверждает информацию журнала «Люди и песни».

Старший брат Марии Эммануил родился в Москве в 1858 году. Он мечтал учиться военному делу и вернуться во Францию. На родину деда он попал, когда ему исполнилось 19 лет, но стал там известным художником-карикатуристом под именем Каран д'Аш. Кстати, в Швейцарии есть известная компания по производству канцелярских принадлежностей Caran d'Ache. Как гласит легенда, основатель компании, тогда карандашной фабрики, Арнольд Швейцер в 1924 году при покупке назвал её в честь любимого художника своей жены.

С 1880 года Каран д'Аш стал публиковать свои рисунки в «Парижской хронике» (La Chronique Parisienne). С 1895 года он — постоянный автор издательского дома «Фигаро». Каран д'Аш известен также книгами рисунков «Рассказы без слов».

Он умер в Париже в 1909 году.

Совершенно в неожиданном месте нашлась информация о третьем брате Марии, к сожалению, без указания имени — в очерке Максима Горького «Палач» («… полицейский пристав Пуаре, бывший повар губернатора Баранова, хвастун и пьяница — он называл себя родным братом известного карикатуриста Каран д'Аша…») и в романе «Жизнь Клима Самгина»:

— Пуаре? — переспросил он неестественно громко и неестественно оживлённо начал рассказывать: — Он — брат известного карикатуриста Каран д'Аша, другой его брат — капитан одного из пароходов Добровольного флота, сестра — актриса, а сам он был поваром у губернатора, затем околоточным надзирателем, да…

— Беспутнейший человек этот Пуаре, — продолжал Иноков, потирая лоб, глаза и говоря уже так тихо, что сквозь его слова было слышно ворчливые голоса на дворе. — Я даю ему уроки немецкого языка. Играем в шахматы. Он — холостой и — распутник. В спальне у него — неугасимая лампада пред статуэткой богоматери, но на стенах развешаны в рамках голые женщины французской фабрикации. Как бескрылые ангелы. И — десятки парижских тетрадей «Ню». Циник, сластолюбец…

— Пуаре. Помните — полицейский, был на обыске у вас? Его сделали приставом, но он ушёл в отставку, — революции боится, уезжает во Францию.

Эдакое чудовище…

Примечание. Прямые указания на работу над «Жизнью Клима Самгина» содержатся в письмах М. Горького к разным лицам, начиняя с марта 1925 года.

«Пуаре, пристав» действительно существовал и указан в Сводном перечне имён в Российских архивах.

Кроме того, на странице в Интернете «Библиотека преподобного Серафима Саровского» среди документов 1903 года под № 72 значится «Пуаре А. Я., пристав. Заявление на имя его Преосвященства, Преосвященнейшего Назария, епископа Нижегородского и Арзамасского. // Н. Новгород, 1903 г., 10 с. (из «Нижегородских епархиальных ведомостей», 1903 г., № 11)».

Мария Пуаре начала писать стихи, увлеклась музыкой и театром после смерти матери.

В 16 лет она вышла замуж за 46-летнего инженера Павла (?) Свешникова (умер в 1913-м году в Троице-Сергиевой лавре). Муж протестовал против увлечений жены, в семье начались ссоры, и в результате нервного срыва Мария попала в психиатрическую лечебницу, откуда она вырвалась благодаря известному режиссёру и антрепренёру Михаилу Лентовскому. По некоторым сведениям, Пуаре была дружна с младшей сестрой Лентовского, Анной, актрисой труппы Малого театра с 1882 по 1883 г., позже выступавшей на сцене под псевдонимом Рюбан. После Малого театра Анна Лентовская принимала участие в спектаклях московского театра «Эрмитаж», организованном её братом Михаилом.

В записках А. Чехова «Осколки московской жизни» (1884 год, 17, 18 февраля) читаем: «Г-жа А. Лентовская тягается с коммерческим судом, причём выдает себя за «девицу, живущую при матери», а не за антрепренёршу. (Театр М. и А. Л.)».

О Лентовских можно прочитать в воспоминаниях Владимира Гиляровского «Люди театра».

После десяти лет работы в антрепризах Михаила Лентовского, Мария Пуаре перебирается в Петербург и становится актрисой Александринского Императорского театра, а в газете «Новое время» появляются её стихи. В Александринке она была занята в водевилях и лёгких комедиях с пением, но большего успеха у публики она добилась исполнением цыганских романсов.

По возвращении в Москву, с 1898 по 1900 г., Пуаре состоит в труппе Малого театра (книга «Малый театр. 1824-1974»). Позже начинает карьеру исполнительницы русских и цыганских романсов. Свой знаменитый романс «Лебединая песнь» она в качестве автора слов и музыки написала к спектаклю по комедии А. Плещеева о жизни актёров «В своей роли». В статье из энциклопедии «В мире цирка и эстрады» автор относит написание романса к 1907 году:

В 1907 П. вновь в Петербурге. Пытается создать свой собственный театр наподобие кабаре; к одному из представлений пишет знаменитую «Лебединую песнь».

По другим источникам, слова и музыка написаны не позднее 1901 года.

Отчасти это подтверждают записи на пластинку замечательной исполнительницы романсов Вари Паниной — фирма «Патэ» (Петербург, 1905 г., 24163); фирмы «Граммофон» и «Зонофон» (Москва, 1905 г., 2-23010, 63570).

Проработав два сезона в Малом театре в Москве, Мария в 1901 году попыталась создать свой собственный театр. Об этом факте упоминает Екатерина Николаевна Рощина-Инсарова (1883–1970), русская драматическая актриса, в биографическом интервью «Непричёсанные воспоминания», записанном на плёнку 9 ноября 1965 года. Интервью это предназначалось для Радио Свобода и было частью огромного проекта воспоминаний участников и свидетелей русской революции:

На следующий год мой дядя, артист театра Корша, устроил меня к Коршу, где я пробыла год, потом открылся в Москве театр Пуаре, где я тоже пробыла год, но этот театр закрылся, и я уехала опять в провинцию…

В 1904 году Мария Пуаре с согласия А. С. Суворина, издателя газеты «Новое время», в качестве корреспондентки побывала на Дальнем Востоке. Шла русско-японская война, и певица участвовала в благотворительных концертах, а также писала для газеты очерки и стихи.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Интересно, что и здесь Горький верен себе. На то время, что описывается в романе Пуаре был женат на Холмской. А Горький пишет холост. Такое чувство, что ему пришлось столкнуться с этим Александром Яковлевичем. И по своей любимой традиции, он искажает факты. Наверное встреча была неприятной.

Цитата

 

овершенно в неожиданном месте нашлась информация о третьем брате Марии, к сожалению, без указания имени — в очерке Максима Горького «Палач» («… полицейский пристав Пуаре, бывший повар губернатора Баранова, хвастун и пьяница — он называл себя родным братом известного карикатуриста Каран д'Аша…») и в романе «Жизнь Клима Самгина»:

— Пуаре? — переспросил он неестественно громко и неестественно оживлённо начал рассказывать: — Он — брат известного карикатуриста Каран д'Аша, другой его брат — капитан одного из пароходов Добровольного флота, сестра — актриса, а сам он был поваром у губернатора, затем околоточным надзирателем, да…

— Беспутнейший человек этот Пуаре, — продолжал Иноков, потирая лоб, глаза и говоря уже так тихо, что сквозь его слова было слышно ворчливые голоса на дворе. — Я даю ему уроки немецкого языка. Играем в шахматы. Он — холостой и — распутник. В спальне у него — неугасимая лампада пред статуэткой богоматери, но на стенах развешаны в рамках голые женщины французской фабрикации. Как бескрылые ангелы. И — десятки парижских тетрадей «Ню». Циник, сластолюбец…

— Пуаре. Помните — полицейский, был на обыске у вас? Его сделали приставом, но он ушёл в отставку, — революции боится, уезжает во Францию.

Эдакое чудовище…

 

 

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Брат Александра Яковлевича-Эманнуил

https://ru.wikipedia.org/wiki/Каран_д’Аш

Каран д’Аш (фр. Caran d’Ache; настоящее имя Эммануил Яковлевич Пуаре, фр. Emmanuel Poiré; 6 ноября 1858, Москва — 25 февраля 1909, Париж) — французский художник-карикатурист.

Родился в Москве в 1858 году, в семье известного спортсмена, тренера и учителя физкультуры Я. В. Пуаре. Закончил гимназию и в 1877 решил эмигрировать во Францию. Для скорейшего получения гражданства поступил на военную службу, где работал художником-баталистом и делал эскизы нового обмундирования. Первые его рисунки появились в «Chronique Parisienne», затем в «Tout-Paris», «Vie parisienne», «Vie militaire», «Chat Noir», «La Caricature» и др.

Эмануэль Пуаре взял себе аристократично звучащий на французский манер псевдоним Caran d’Ache (вариант французской транскрипции русского слова «карандаш»), которым стал подписывать свои работы.

В области политической карикатуры одним из наиболее совершенных его произведений считается «Comédie politique» с текстом Альбера Мильо (Millaud). Большой успех имели две его пантомимы в «Chat Noir»: «l’Epopée» — история походов Наполеона I, и «la Tentation de saint Antoine» — по поводу одноименного произведения Густава Флобера, во время «Панамы» — его карикатурные книжки чеков и т. д. Позже его карикатуры появлялись еженедельно в газете «Journal» с текстом его самого или Люсьена Декава.

Эмануэль Пуаре считается одним из родоначальников жанров комикса и мультипликации. В 1894 он сообщал Le Figaro о создании «романа в рисунках» на 360 листах. Но при жизни Пуаре комикс не издавался. Только в 1999 году Международным центром комиксов и изображений в Ангулеме (Франция) были опубликованы первые 120 рисунков.

В 1924 году в Женеве была создана компания Caran d'Ache, выпускающая эксклюзивные пишущие инструменты и аксессуары. Основатель компании Арнольд Швейцер был большим поклонником творчества Эммануэля Пуаре и выбрал его псевдоним для названия своей компании и торговой марки.

Carandache_1860.jpg

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я сама удивлена. Она находилась в центре города, где жила многие известные люди

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!

Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.

Войти

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования