Перейти к контенту

Рекомендуемые сообщения

Ищу любую информацию о предках и потомках рода Эмме...Хочу восстановить генеологическое древо .

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Светлана, в книге "Вся Москва" за 1901 год есть такая информация =

 

= ЭММЕ Анна Пет., Ново-Васильевскiй, д.Садикова...

 

источник = http://www.msk1901adres.narod.ru/1/518.htm

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Светлана, в книге "Вся Москва" за 1901 год есть такая информация =

 

= ЭММЕ Анна Пет., Ново-Васильевскiй, д.Садикова...

 

источник = http://www.msk1901adres.narod.ru/1/518.htm

 


Спасибо большое, для меня все это только начало...любая информация важна!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Светлана, удачи Вам в этом нелегком, но очень приятном деле... :)

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Светлана, удачи Вам в этом нелегком, но очень приятном деле... :)

 


Спасибо :rolleyes::rolleyes::rolleyes:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

На мемориале есть Эмме Иосиф Константинович 1911 года рождения Киевской области д.Мироновка служил в 4 западном стрелковом полку в 1942 году дали 8 лет ИТЛ

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Эмме Константин Густафович

 

1878 г.р. Место рождения: Ленинград.; русский; образование: высшее; Ижстальз-д, инж.
Арест: 18.12.1937
Осужд. 24.12.1937 .
Приговор: 10 лет.
Реаб. 20.08.1956 , основание: реабилитирован

 

Источник: Книга памяти Республики Удмуртия

 

Скорее всего дело в Ижевском архиве должно быть

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Татьяна, спасибо большое за информацию! Не могли бы Вы дать ссылку где это можно посмотреть?

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Здравствуйте, Светлана. В книге Е.Ф. Шумилова "Завод заводов" (Ижевск, 2007) есть о Константине Густавовиче Эмме.

 

Константин Густавович Эмме (1878-1938) родился 14 марта 1878 года в Санкт-Петербурге. Отец его служил там заместителем начальника станции Балтийской железной дороги, а до того был начальником станции в Крыму. Умер он в 1879 году и заботу о сиротах взял на себя брат отца – пакгаузный надзиратель сухопутной таможни Санкт-Петербурга.
Представители этого шведского рода начинали служить в России ещё при Петре I. Прадед нашего героя был на военной службе и состоял в нескольких военно-учебных заведениях. Дед преподавал математику. Фамилия Эмме была известна и на оружейных заводах империи. Например, в Туле с 1819 года служил “директором по искусственной части” (что-то вроде главного инженера) Карл Иванович Эмме. Позже он перейдёт на работу в столичный Корпус инженеров путей сообщения. Другой Эмме трудился на Сестрорецком оружейном заводе. Дойдёт очередь и до Ижевского…
Как “особо одарённый” мальчик и потомственный дворянин Константин был выдвинут в 1890 году классической гимназией Императорского человеколюбивого общества на учёбу в знаменитый Лицей. Как вы понимаете, со времён Пушкина там воспитывалась российская элита. Но в 1843 году Царскосельский лицей был переведён в Петербург и переименован в честь императора Александра I, по указу которого в 1811 году и открылось это закрытое учебное заведение для детей потомственных дворян. Среди 1919 выпускников Лицея наш К.Г. Эмме, окончивший его с золотой медалью, отнюдь не последняя фигура. Кстати, возглавлял Лицей в те годы барон датского происхождения, крупный гидрограф и метеоролог Фердинанд Врангель.
Константин Эмме учился “на казённый кошт”, а потому должен был отработать шесть лет на казённой службе. Что он и сделал, работая воспитателем Лицея с 1900 года (за что позже будет награждён орденом святого Станислава), но одновременно также образцово трудился в Главном управлении по делам местного хозяйства, занимаясь земским и городским самоуправлением. В 1904 году молодой чиновник участвовал в ревизии по Вятской губернии. Возможно, уже тогда побывал и в Ижевске.
Постепенно почему-то происходит сближение К.Г. Эмме с боевиками-эсерами. Летом 1907 года его арестовали вместе с женой и отправили в казематы Петропавловской крепости “за предоставление своей квартиры для сбора членов боевой организации эсеров”. В августе того же года состоялось заседание Военно-окружного чрезвычайного суда. Группу лиц обвинили в “покушении на государя императора Николая II, великого князя Николая Николаевича и председателя Совета министров П.А. Столыпина”.
Было ли это в реальности? Какова роль в “покушении” К.Г. Эмме? Что привело его к боевикам? Материалов суда 1907 года я не читал и рассказ веду только на основе протоколов допросов 1937 года. Революционное прошлое инженера, кстати, не обеспечило ему тогда никаких поблажек… А за тридцать лет до того Константина Густавовича всего только лишили прав, лишили звания прапорщика запаса и отправили в пятилетнюю ссылку на Ангару.
Уже через год наш герой сумел бежать оттуда вместе с женой – учительницей Антонией Магнусовной. Помогла её мать – жена железнодорожного мастера из Симферополя Эмилия Густавовна Нерман. Она послала в Сибирь два изготовленных эсерами паспорта на чужие фамилии. С супругами Эмме бежал и некто Цявловский. Маршрут троицы был таков: Тюмень – Екатеринбург – Тамбов – Англия – Австрия – Франция… Затем супруги отправились в Льеж, что в Бельгии, на реке Маас. К своему гуманитарному, юридическому образованию Константин решил добавить техническое. Он поступил в электротехнический институт. Учился в Льеже в основном на те средства, что присылал из Петербурга его старший брат Г.Г. Эмме, работавший архитектором Балтийского судостроительного завода.
Получив в 1913 году диплом с отличием, Константин Густавович начал работать инженером по монтажу на бельгийских предприятиях Биско и Калиновского. Когда разгорелась война и немцы оккупировали Брюссель, инженера и его русских коллег лишили права выезда. Более того, К.Г. Эмме как иностранцу пришлось трижды ходить на регистрацию к немцам. И уж наши чекисты затем отыграются на этом! Протокол допроса: “Будучи в Бельгии, вы были завербованы германской разведкой и направлены в Россию. Признаёте это?”
Февральская революция 1917 года была встречена К.Г. Эмме с восторгом. В брюссельской библиотеке сразу же состоялось общее собрание политэмигрантов, которым руководили бывшие депутаты Государственной думы от социал-демократов Татаринов и Романов. Они выхлопотали у оккупационных властей разрешение на проезд русских революционеров через Германию до Швеции.
Естественно, сразу вспоминается знаменитый запломбированный вагон с Лениным. Он примерно так же выезжал из Швейцарии. Пути беспартийного К.Г. Эмме и вождя большевиков, судя по всему, никак не пересекались. Иначе бы инженер обязательно сослался на вождя при допросах.
В июне 1917 года Константин Густавович уже прибыл в Петроград, поселился у старшего брата и стал работать на авиационном заводе Григоровича. Октябрьский переворот Эмме, по собственным словам, встретил “несочувственно”. “Он сопровождался зверствами, и не было оснований предполагать, что этот переворот лучше обеспечит переход к новому социальному строю, чем путь эволюции”.
“Я всегда сочувствовал социализму. Идеальным строем считаю анархический коммунизм, охарактеризованный Кропоткиным, но в силу сложившегося у меня взгляда на неизбежность эволюции считал практически более соответствующей моменту программу социалистов-революционеров”.
Вот ещё штрих и к политическому портрету нашего героя в историческом развитии. В феврале 1921 года на вопрос о политическом настроении он отвечает: “Подавленное, так как надежда на социальную революцию на Западе не находит достаточных подкреплений, а вера в способность советской власти построить новый мир путем диктатуры подрывается постоянными неудачами”. Через три года К.Г. Эмме выскажется и о программе РКП(б). “С программой вообще согласен, но классовое человеконенавистничество мне претит. Надеюсь, оно будет изжито, как уже изжиты террор и комиссарский произвол”.
Естественно, такой человек рано или поздно должен был попасть в лапы ЧК. Первый раз они “пощекотали” К.Г. Эмме в июле 1919 года в Петрограде. Что-то там не выполнил вовремя… Пришлось посидеть несколько дней, а в августе полудобровольно отмобилизоваться на “прорыв” – для кадрового укрепления Ижевского оружейного завода.
10 октября 1919 года инженер пишет родным: “Приехал в Ижевск. 140 вёрст от станции Чепца ехал на лошади по тарифу 10 рублей с версты. Наладил на заводе электросварочный аппарат для спайки колец для ружей. Здесь голод. В столовой к моему приходу часто каши уже нет и суп без мяса. А сегодня остался с одной селёдкой. Звания “красноармейца” я ещё не получил и связанных с ним привилегий не имею. В Народном доме веду вечерние курсы для рабочих: арифметика, механика, алгебра…”.
Надо заметить, что всех инженеров на тогдашнем оружейном заводе можно было пересчитать на пальцах одной руки. Вся техническая элита, в том числе лучшие мастера-оружейники, отступила летом с армией Колчака в Сибирь. Специалистов же по электротехнике вообще не было. Поэтому Константина Эмме можно было считать по степени “экзотичности” чем-то вроде космонавта для современного Ижевска.
Классный специалист европейского уровня, знающий четыре языка, огорчался, было дело, из-за единственной доставшейся ему селёдки… Но позже и порадовался. 9 августа 1922 года он пишет: “Мое жалованье увеличили – 30 миллионов рублей в месяц. Мука на базаре – 9 миллионов за пуд. На днях удачно купил у одного монтёра 10 фунтов яблок за 2 миллиона, а на базаре за фунт просят 350 тысяч рублей”.
Подобных сочных житейских деталей много в упомянутой связке писем. Но вернёмся к делам производственным и научным. Главное детище инженера в начале 1920-х годов – “рубаночные наварные железки”. Прежде их ввозили из Англии. Успешный эксперимент К.Г. Эмме по наварке углеродистой стали дал огромную экономию. “Ижевская правда” назвала даже эти “наварные железки” “гордостью нашего Союза”.
В первую пятилетку К.Г. Эмме создал на заводе Научное инженерно-техническое общество электриков из 52 энтузиастов технического прогресса. Хрустальная печатка с вырезанными на ней витиеватыми инициалами “К.Г.Э.” штемпелевала в те годы немало чертежей с важнейшими разработками. Это и электрокраны для мартеновского цеха, и система управления блюмингом, и полуавтомат электросварки, и даже первая в Удмуртии радиовещательная станция, заработавшая 5 ноября 1932 года.
Коллеги доверяли Константину Эмме. В мае 1922 года он был избран делегатом на Всероссийский съезд инженеров, а в декабре 1924 года – на Всесоюзный. И уже от имени того съезда, в особой делегации, он ездил на Волховстрой. Размах начатого там поражал всех. Но не менее величественные дела назревали и на Иже.
Весной 1936 года инженер опубликовал в заводской газете замечательные “Мои предложения против скуки”. “Лучшее средство – краеведческие, этнографические, изобразительные кружки, далекие прогулки и чтение. Должны существовать также технико-любительский и естественно-научный кружки. Такую организацию для всякого желающего я нашёл в Париже при естественно-историческом музее. На выбор там несколько циклов практических занятий”.
В указании на Париж есть некоторая наивность. Но все же следует признать, нашего инженера отличала яркая “общественная жилка”. Он всегда всех тормошил, объединял, вдохновлял, а когда надо – и стыдил… Константина Густавовича можно, пожалуй, считать эталоном чести в той непростой ситуации, когда на заводе и в Ижевске в целом шла бесчестная, циничная, изматывающая травля старой интеллигенции и инакомыслящих. Но схватить К.Г. Эмме сразу чекисты побаивались. Все же он член Общества политкаторжан и ссыльнопоселенцев (билет № 2326).
Но досье на подозреваемого в шпионаже все пополнялось и пополнялось доносами от сексотов, кишевших вокруг него. В июле 1929 года К. Г. Эмме, например, пытался защитить группу арестованных инженеров: “Вредители не те, которых арестовали, а те, которые арестовывали”. В декабре 1936 года на обсуждении сталинской Конституции К.Г. Эмме сказал: “Пользуясь свободой слова, я думаю, мы теперь можем свободно критиковать тяжёлое положение с хлебным вопросом в деревне”. А через год, на собрании к годовщине этой самой конституции инженер, можно сказать, подписал себе приговор, заявив: “Были и другие хорошие конституции. Конституция 1848 года… К сталинской Конституции мы пришли без борьбы…”. В кулуарах же Константин Густавович начал выяснять у одного пропагандиста-сексота: “Почему столь низок процент избирателей по отношению ко всему населению СССР – 55 процентов, а в Германии – 71 процент?”
В НКВД решили: пора брать! Наш герой числился в качестве фигуранта агентурной разработки “Диверсанты”. В ночь на 18 декабря 1937 года “злодея” повязали. На квартире его нашли по одной книге Бухарина, Зиновьева, Рыкова, пять записных книжек с адресами, папки с заводскими чертежами… Валюты и инструкций от немецкой разведки почему-то не нашлось. Но и прежней “клеветы на сталинскую Конституцию” хватило для того, чтобы “тройка” НКВД УАССР без всякого суда отправила замечательного инженера на десять лет в концлагерь. Но скончался он уже в июле следующего года в пересыльной тюрьме Можги. До родственников же доходили слухи, будто К.Г. Эмме погиб в 1942 году где-то на Колыме, якобы от рук уголовников.

 

Если это "Ваш" Эмме - оставьте или вышлите в личку свой электронный адрес, я вышлю Вам его фото.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ищу любую информацию о предках и потомках рода Эмме...Хочу восстановить генеологическое древо .

Добрый день Светлана. Меня зовут Бабенко Александр. Мой дед - Эмме Адольф Адольфович. Прадед Эмме Адольф Егоровчич (георгевич). Прапрадед - Эмме Егор Карлович. Его отец Эмме Карл Иванович. Если у Вас есть интерес или информация по этой ветви давайте обменяемся

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Добрый день Светлана. Меня зовут Бабенко Александр. Мой дед - Эмме Адольф Адольфович. Прадед Эмме Адольф Егоровчич (георгевич). Прапрадед - Эмме Егор Карлович. Его отец Эмме Карл Иванович. Если у Вас есть интерес или информация по этой ветви давайте обменяемся

Здравствуйте, Александр! да у меня есть информация по вашей ветке....может мы обменяемся аськами или скайпом для более удобного общения.
моя аська: 413312550, SKYPE: Svetlana Ribina (домашний) или рабочий: karnaval68

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Светлана! К сожалению Бабенко на заходил сюда давно Зайдите в его профиль и отправьте ему сообщение по электронной почте

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Светлана! К сожалению Бабенко на заходил сюда давно Зайдите в его профиль и отправьте ему сообщение по электронной почте

 


Татьяна! я уже отписала ему в профиль.... и он уже меня нашел.Так что будем общаться! :rolleyes: Спасибо вам за то, что вы рядом! :rolleyes:

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Уже через год наш герой сумел бежать оттуда вместе с женой – учительницей Антонией Магнусовной. Помогла её мать – жена железнодорожного мастера из Симферополя Эмилия Густавовна Нерман. Она послала в Сибирь два изготовленных эсерами паспорта на чужие фамилии.

 

Спасибо, Андрей, очень интересная информация про моего двоюродного деда. Могу только добавить, что жена Константина Густавовича Эмме - Антония Магнусовна - была его двоюродной сестрой, т.е. его тёща Эмилия Густавовна Нерман (урождённая Эмме) была его родной тётей, сестрой его отца - Густава Густавовича Эмме.
Кстати, своего первого ребёнка супруги назвали в честь Эмилии Густавовны Эмилией.

 

Моё родовое древо в фотографиях можно посмотреть на сайте: http://litmystica.narod.ru/rodoslovnaja.html Там всё наглядно показано.

 

Шарин Константин Александрович

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ищу любую информацию о предках и потомках рода Эмме...Хочу восстановить генеологическое древо .

Вот кое-что нашел в своих архивах:
«Эмме 4-й, Карл Иванович - подполковник, директор Тульских оружейных заводов по искусственной части; происходил из обер-офицерских детей. Родился Э. в 1786 г. и 8-ми лет от роду был отдан кадетом в Императорский сухопутный шляхетский корпус, по окончании которого в 1803 г. поступил в чертежную департамента водяных коммуникаций. В марте 1805 г. в должности помощника шлюзных дел Э. был послан на Ладожский канал для работ по устройству нового устья в Шлиссельбурге. За удачное исполнение возложенного на него поручения Э. удостоился денежной награды. Произведенный в губернские секретари в декабре 1806 г., Э. в следующем 1807 г. был назначен учителем в Шлиссельбургскую школу и в том же году назначен шлюзных дел мастером в ведомство Вышневолоцкой конторы. В 1809 г. Э. был командирован для устройства бечевника реки Тверцы от Емховского порога до реки Осуги. Переименованный в гидравлического инженера, Э. был послан в марте 1810 г. для надзора за прорытием Обрадовского колена реки Тверцы и вскоре после этого был назначен инженером 2-го класса в 1-й округ корпуса инженеров путей сообщения. В 1814 г. он был определен к начальнику названного корпуса для исполнения различных поручений. В 1815 г. Э. был назначен на должность инженера 1-го класса. 1-го марта 1820 г. по Высочайшему повелению Э. был пожалован подполковником и определен преподавателем военных наук в институт путей сообщения. 20-го июня того же года Э. был определен директором (по искусственной части) Тульских оружейных заводов, с переводом в артиллерию. Найдя некоторые упущения и несовершенства на заводах, управлявшихся в то время генералом Штаденом, Э. написал начальству донос, указывая на большое количество брака в ружейных стволах, на неудовлетворенные денежные претензии оружейников и на злоупотребления казенными деньгами при постройке, нужной для личного пользования г-на Штадена. Однако доносу Э. не было дано хода, неудовольствия его были отнесены на счет его личных столкновений с Штаденом, и он по Высочайшему повелению был присужден к заключению в Бобруйскую крепость на 2 месяца. 14-го февраля 1823 г. Э. был снова переведен в корпус инженеров путей сообщения. Отделение архива Главного Штаба в Москве. Формулярный список о службе директора искусственной части артиллерии подполковника Эмме 4-го. (И. Н. Артамонова). {Половцов}
«Второй род Эмме (Oehme), родоначальник — Карл Иванович (Карл Балтазар Вильгельм Иоганн) (1786—1846), подполковник (1820). Окончил Сухопутный шляхетский корпус (1803), служил на Ладожском канале, с 1815 — инженер 1-го класса. Директор («по искусственной части») Тульских оружейных заводов (1820-23), из-за конфликта со своим свояком — управляющим Тульскими оружейными заводами Е. Е. фон Штаденом был по Высочайшему повелению заключен в Бобруйскую крепость на два месяца, в 1823 переведен в Корпус инженеров путей сообщения, в 1830-х гг. состоял классным инспектором в Технологическом институте в С.-Петербурге, в 1858 внесен с детьми во 2-ю часть дворянской родословной книги С.-Петербургской губ., был женат на Вильгельмине Августе, урожденной фон Штаден (?-?).
Из их детей наиболее известны:
Георгий (Егор) Карлович (Георг Александр Карл Густав) (1811—1875), генерал-майор (1865), в ходе Крымской войны 1853-56 в 1854 командовал Невской батареей на берегу Балтийского моря, устроенной для защиты от англо-французского флота, а в 1855 — фортом Кроншлот в Кронштадте, командир форта «Император Павел I» (1856-60), командир Кронштадтской крепостной артиллерии (1860-65), с 1865 в отставке, был женат на Елене Христиановне, урожденной Тимпер (?-?), имел 6 детей;
Густав Карлович (Густав Александр) (1814—1875), статский советник, учитель математики при Павловском институте, был женат на Софье Христиановне, урожденной фон Вилькен (1820—1896), имел 8 детей. Потомком К. И. Эмме от незаконной связи являлся В. Г. Эмме.
Известны внуки Георгия К. Эмме:
Виктор Евгеньевич (1889—1938), военный инженер 1-го ранга, окончил Морской кадетский корпус (1909), направлен в Кронштадт в специальный минный класс, участник 1-й мировой войны 1914-18, после Октябрьской революции 1917 служил в РККФ, в 1918 сумел провести через заминированные воды Балтийского моря суда из Ревеля в Кронштадт без единой аварии, в 1931 арестован и сослан в пос. Медвежья гора, однако в 1933 освобожден и назначен начальником минно-торпедного отдела Адмиралтейства, в 1937 снова арестован и позднее расстрелян, реабилитирован в 1957 благодаря содействию адмирала И. С. Исакова, служившего у него в подчинении, был женат, имел двоих детей.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ищу любую информацию о предках и потомках рода Эмме...Хочу восстановить генеологическое древо .

 

Я тоже ищу сведения о своих предках Эмме. Но вопрос в том, что как я поняла написание фамилии Эмме разное. Мои ЭММЕ были немцами с польскими корнями и фамилия их писалась через букву О умляут. Жили они в Самарской области в Кошкинском районе. Вдруг есть люди, которые знают что-нибудь об этом роде. И еще меня интересует род КИЦМАН.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ищу любую информацию о предках и потомках рода Эмме...Хочу восстановить генеологическое древо .

 

Светлана, извините, а какая информация у Вас уже есть?
Спрашиваю потому, что когда что-то находишь, переводишь, сопоставляешь все данные, а потом выясняется, что этой информацией человек уже владеет.
И как то не хочется зря время тратить.
Люба

 

PS про род Эмме есть информация в интернете, хотя конечно не совсем полная и точная.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Густав Карлович (Густав Александр) (1814—1875), статский советник, учитель математики при Павловском институте, был женат на Софье Христиановне, урожденной фон Вилькен (1820—1896), имел 8 детей. Потомком К. И. Эмме от незаконной связи являлся В. Г. Эмме.

 

Изучая историю собственной семьи, мы читали письма, написанные в 1929 году нашим родственником горным инженером Владимиром Александровичем Беляевым (1880, Воронеж - 1958, Ташкент) своей молодой жене Ие Николаевне Бухтеевой (1903, Москва -1980, Калуга). Вот отрывок из рассказа, который я написала для членов нашей семьи. В нем упоминаются представители фамилии Эмме.

 

"Вообще, очень много интересного можно узнать, читая письма Владимира Александровича к Ие Николаевне. В них он рассказывает о своей жизни до знакомства с ней, часто всплывают имена людей, ставших впоследствии известными личностями. Вот примеры:

 

«…. К сожалению, я не знаю о чем ты спрашивала. Что могла рассказать про меня Роттер ума не приложу, да и о ней самой я имею самое смутное представление, помню только из слов Ковригина (они её знали в Нерчинске), что у неё длинный язык и что ею Вл. Вл. Ковригин любил дразнить свою жену Мар. Влад. (Мария Владимировна Эмме), которая его почему-то к ней ревновала, а Влад. Влад. потом рассказывал мне и хохотал, что он способен влюбиться скорее в черта, чем в Роттершу…..»

 

«.. Когда ты приедешь по Шилке будет цвести багульник, все горы будут от него красные…Знаешь ли, когда-то в тяжелое Семеновское время у меня в комнате в Чите жил с семьёй В.В. Ковригин, бывший окружной инженер Западн.-Забайк. Горного округа, только что выпущенный из тюрьмы. Время было тяжелое, мы варили с ним мыло, делали пластилин и краски, словом в поте лица своего добывали средства к существованию. Было у нас что-то вроде коммуны, деньги во всяком случае были общие. Одно время в нашей кассе осталось всего 2 керенки, по 20 р. каждая, и на них надо было кормить 2 семьи до следующей получки. Каково же было моё изумление, когда я, вернувшись домой, застал Ковригина в созерцательном настроении, сидящем перед картиной Сверкунова «Багульник в цвету», которую он купил на выставке на последние 40рубл! Но я так люблю Забайкалье, что не только не упрекнул его за этот поступок, но ещё одобрил эту покупку, и мы после этого часто, в тяжелые минуты, зимою, садились перед этой картиной и любовались ей впредь до того момента когда Ковригину пришлось бежать из Забайкалья от Семенова в Иркутск ( у него жена и сын коммунисты), я ему тогда сам упаковал и отдал эту картину, теперь она висит у него в Кабинете (он теперь начальник Иркутского горного управления)….»

 

Меня заинтересовала личность Владимира Владимировича Ковригина, я поискала сведения о нём и выяснила много интересных подробностей.
Владимир Владимирович Ковригин (1875—1951) — российский горный инженер в четвертом поколении. Эта династия служила на благо отечества около 170 лет. Владимир Владимирович в 1900г. окончил Горный Институт и служил в Приамурье и Забайкалье - помощником окружного инженера Амурского (1903), Зейского (1907) г.о., окружной инженер Восточно-Забайкальского г.о. (1911), нс (1913). Будучи потомком такого мощного рода, Владимир Владимирович прекрасно разбирался в своей профессии, доказывал это на практике и писал научные труды, к которым, правда относился не очень серьезно. Потому, что натура у него была артистичная и сердце его тянулось к творчеству. Он увлекался фотографией (и "заразил" этим сына, Ковригин Вадим Владимирович(1901-1962) впоследствии стал профессиональным фотографом, имевшим разрешение на личное фото Сталина), был шутником и "хулиганом", устраивал домашние постановки и розыгрыши, увлекался театром (его старшая дочь Ольга (1909 -??), впоследствии, стала актрисой в театре Мейерхольда ) и даже рисовал (его младшая дочь Коновалова-Ковригина Татьяна Владимировна(1915-2008) стала заслуженным художником России). Так случилось, что свои таланты он смог развить и приумножить в детях подарив миру сразу трех личностей. Своим же профессиональным, инженерным навыкам, он тоже давал творческий ход, он постоянно мастерил, как Левша, какие-то невероятные вещицы, замочек в виде собачки, раскрыть который было возможно, зная только тайную кнопочку, или огромные настенные часы, В 1916 году выпустил газету "Нерчинский шепот"

 

" Газета ежедневная, только на один день 20 февраля 1916 г.
В пользу Дамского комитета при Нерчинском местном управлении
Российского общества Красного креста.
Издана в г. Нерчинск Забайкальской области в 1916 г.
Редактор-издатель: В. В. Ковригин.
Формат издания: 51 см., 4 страницы."
и многое, многое другое...Его творческая натура притягивала к нему бесконечное множество талантливых людей. В их доме часто бывали художник Михаил Михайлович Черемных с сестрой, захаживал и Родченко и ставшая с давних времен традицией дружба интеллигенции творческой и технической продолжалась.

 

Жена Владимира Владимировича Мария Владимировна Эмме была дочерью революционера-народника Владимира Георгиевича Эмме и сестрой художника Владимира Владимировича Эмме, который под псевдонимом Эмиров нарисовал портрет В.И. Ленина

 

 

 

Татьяна Владимировна Коновалова-Ковригина вместе с мужем выполняла роспись станции метро «Киевская» на Арбатско-Покровской линии.


Забегая вперед скажу, что летом 1937 года Владимир Александрович Беляев встречался с живущим в Москве Владимиром Владимировичем Ковригиным
Что касается художника - автора картины, о нём тоже есть сведения. Его тоже репрессировали. Просто удивительно, сколько людей в окружении Владимира Александровича подверглось незаслуженным обвинениям.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Читая информацию о роде Эмме, увы, не нашла своих предков. 

Уважаемые форумчане, может быть, встречали информацию о Паулине Степановне Эмме (после замужества Трубникова), Степане Эмме, Аделаиде Адамовне Эмме?

Известно, что  Паулина римо-католического исповедания, в 1910 году родила сына Михаила от Трубникова Бориса Михайловича.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!

Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.

Войти

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования