Перейти к публикации

Рекомендованные сообщения

 

            Удивительное дело – в один и тот же день я получил запросы о Лазаревых от двух разных людей и из разных мест – Владивостока и Германии.

 

Сергей Иванович, добрый день!

Меня зовут Стехова Юлия Владимировна. 

Исследование родословной семьи привело меня к вашей потрясающей книге "Камчатка - Россия - Мир. Петропавловская оборона 1854 г".

В ней упоминается мой пра-пра-пра-дед Коноплев Василий Мартынович из крестьян Вологодской губернии.

 

Совсем недавно, благодаря документам из архива ВМФ мы узнали, что он участвовал в обороне Петропавловска-Камчатского 1854 г, а также в кругосветном плавании Невельского на транспорте "Байкал". Эта информация позволила продвинуться на три поколения. Нашлась также метрическая запись Василия Мартыновича в архиве Вологды и данные о семье до 1744 г.

Василий Мартынович был женат на ительменке Анне Ивановне Лазаревой, а их сын (мой пра-пра дед) Иоанн (Иван) Васильевич Коноплев был кафедральным протоиереем в Благовещенске, а затем во Владивостоке преподавал в Восточном институте. Мой отец рассказывал, что Василий Мартынович трагически погиб на службе, но что именно случилось и в каком году нам не известно. Также мало известно о его жене из ительменов.

Знаю, что вы давно исследуете камчатские родословные. Возможно вам попадались ительмены с фамилией Лазаревы?

Или вы сможете подсказать как лучше исследовать это направление? в каких архивах искать информацию?

А также, может у вас есть дополнительные сведения об экипаже транспорта Байкал?

Заранее благодарю.

 

            И второе письмо.

 

Сергей, добрый день. В историко-географическом проекте "Пути великих свершений", в списках низших чинов команды Сахалинской экспедиции Константиновского поста фигурирует имя Иосифа Лазарева, казак.

Я разыскиваю предка, прапрапрадеда. Данные о месте службы и проживании его семьи.

 

История такая: примерные события относятся ко второй половине 19 века, (1850 — 1880/1890 г.г.)


Мой прапрадед Алексей Сафонов (уроженец с. Карам Иркутской губернии), служил на Дальнем Востоке, близ мест реки Амур, матросом. Во время крушения корабля матрос Алексей Сафонов спас жизнь на воде некому офицеру, гос. служащему, или командиру экипажа корабля. За спасение своей жизни, этот человек пообещал отдать матросу Сафонову свою дочь в жены. Умысел был корыстный, так как обещанная дочь была глухонемой. Вскоре, узнав о намерении отца, девушка повесилась (28 лет отроду)! Обещание нужно было сдержать, замуж за матроса Алексея Сафонова (40 лет отроду) была отдана младшая дочь Александра Лазарева (в 19 лет).

 

Что бы вы могли подсказать в поиске данной информации.? Не исключаю, что Иосиф Лазарев имеет какое-то отношение к Александре Лазаревой, моей прапрабабке.

 

С уважением, Артем Ветров.

 

            Начнем по порядку.

            Коноплев Василий Мартынов сын (1817) – матрос 2-й статьи, из крестьян Вологодской губернии и уезда, деревни Прокунино. Таких деревень в уезде было несколько -- в Борисовской, Братковской, Ватлановской и Сычевской волостях.

Но есть важное уточнение для вологодских краеведов – Василий Мартынов сын Коноплев был из крестьян помещицы Анны Александровны Ефимовой.

Прибыл он на Дальний Восток в составе экипажа транспорта «Байкал» под командованием Геннадия Ивановича Невельского и, по всей видимости, был в числе участников великого географического открытия о том, что Сахалин – это остров, отделенный от материка Татарским проливом, а не заливом, как считалось ранее.

Напомним, что благодаря этому открытию – была спасена Камчатская флотилия в мае 1855 года, уходя от преследования объединенной Тихоокеанской эскадры англо-французов, полагавших, что они «намертво» заперли суда Камчатской флотилии в Татарском заливе, а они прошли Татарским проливом в устье Амура, которое также, благодаря экипажу «Байкала» было «распечатано» для судоходства, ибо со времен Крузенштерна  в России считалось, что это устье настолько мелководно, что путь в Амур для морских судов закрыт – запечатан мощными выносами Амуром песка.

Василий Мартынович не только был участником великих географических открытий, но и -- военного сражения, которое потрясло американское и европейское (не говоря уже о русском) обществ, -- ставшее разгромным для английского и французского морского десанта, попытавшегося высадиться на Камчатке, захватить Петропавловский порт и уничтожить находившие там суда – фрегат «Аврору» (имя которого впоследствии унаследовал крейсер – символ Великой Октябрьской социалистической революции) и транспорт «Двину».

В 1841 году Василий Мартынович набран в Вологодском уезде в число рекрутов партии поручика Леснина и доставлен в Свеаборг (Великое Княжество Финляндское), где был определен в матросы 2-й статьи 7-го флотского экипажа. В 1842 году служил на фрегате «Александр Невский». Затем на брандвахтенном фрегате «Кастор». В последующие годы на пароходе-фрегате «Отважном». В 1847 году стал матросом 1-й статьи. В 1849 году переведен в 46-й Камчатский флотский экипаж, совершив кругосветное плавание на транспорте «Байкал» (историю этого плавания мы рассказали во втором томе книги «Камчатка-Россия-Мир. Петропавловская оборона 1854 г.».     

Экипаж транспорта «Байкал» не участвовал в обороне Петропавловского порта, выполняя другие задачи, но Василий Мартынович был участником этого сражения, так как в 1852 году его перевели из матросов в мастеровые, поэтому в его формулярном списке имеется следующая запись:

«В 1854 г. был в действительном Сражении противу Англо-Французской Эскадры бомбандировавшей (так в тексте – С.В.) Петропавловский порт с 18 по 23 августа».

Но в этот же год с ним случился и неприятный казус – по причине (вероятно) празднования Победы

«Сентября 29 дня по приказу Командира Петропавловского порта за №407 за пьянство во время военного действия разжалован в матросы 2-й статьи» [РГА ВМФ, ф. 406, оп. 5, д. 803, л. 356 об.].

И вот, что главное – «женат в крестьянстве на Александре Егоровой, находится на родине», то есть на... Вологодчине.

Почему это главное?

Потому, что, как сообщает нам Юлия Владимировна ее пра-пра-пра-дед Василий Мартынович Коноплев был женат на ительменке Анне Ивановне Лазаревой.

Вполне вероятно, что по этой самой причине он и не вернулся на родину, так как в Приамурье у него родился сын – Иван Васильевич Коноплев -- будущий протоиерей в столице Камчатской епархии того времени – городе Благовещенске.

Уточним, что до 1926 года такого этнонима – ительмены – в исторической литературе не существовало. Коренных жителей Камчатки называли камчадалами и в настоящее время этот этноним восстановлен наравне с «ительменами». Ительмены – это небольшая группа камчадалов в Тигильском районе Камчатского края, сохранивших свой язык, и поэтому она была выделена в особую группу КМНС.

Лазаревы – фамилия очень распространенная, потому что церковное имя Лазарь в те давние времена встречалось весьма нередко.

И, кстати, природные камчадалы (ительмены) и коряки, вступая в православие, также носили эту фамилию, полученную ими при крещении.

Первым официальным священником на Камчатке был иеромонах Тобольского Знаменского монастыря Иосиф Лазарев:

«В 1716 году для исполнения духовных треб в Якутск и камчатские остроги из Тобольского Знаменского монастыря был послан иеромонах Иосиф Лазарев с сыном. Ему был положен очень значительный по тем временам оклад в 40 руб. [годовой оклад казак – 5-7 рублей – С.В.], 96 пудов хлеба и 5 пудов соли».

Из Якутска путь отца и сына Лазаревых лежал через Охотск, морем на Камчатку.

«В Охоцком остроге

Разночинцы

2444 Еромонах Иосип [Иеромонах Иосиф Лазарев]

2445 у еромонаха Иосифа сын Андрей» [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194. Л.88об.].

            На Камчатке к тому времени не один уже год (а точнее -- с 1713 года) ожидала священника Лазарева до тех пор не освященная церковь в Нижнекамчатском остроге, построенная казаками в память Николая угодника – покровителя землепроходцев.

            Но быть настоятелем Николаевской церкви отцу Иосифу пришлось недолго:

            Из «доношения» о допросах камчадала Федора Харчина, вождя камчадалов реки Еловки, руководителя Харчинского бунта 1731 года: ...«И прибыв под острог ношным временем июля 20 дня, иермонаха Иосифа двор зажгли таким умыслом: как де побегут служилые на пожар и тут стрелять, и выбежал его ермонахов сын Андрей Лазарев бить в набат в колок[ол], и тут де его подстрелили и почали казаков бить и убили Алексея Чурина [с]сыном, Ивана Обуховского с пасынком, Дмитрея Новогородова с женою и двух сынов и две дочери, Ивана Буторина с тремя сыновьями, Александра Русанова да новокрещена Якова [с]сыном. И в острог мы зашли, а дворы казачьи сожгли, а острог мы хотели переносить на сопочку пониже острогу, а монастыри повыше над рекою, а церковь и двор государев хотели перевесть и сжечь на дрова» [Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке, М.-Л., 1935].

            В 1736 году умер и священник Иосиф Лазарев.

            Но его место впоследствии занял внук – Максим Андреев сын Лазарев, который был в 1758 году рукоположен в сан священника епископом Иркутским Софронием [в 1777 году его сменил, после смерти, священник Григорий Коллегов].

            «Особые успехи начала деятельности проповеднической свиты [Камчатской Духовной Миссии архимандрита Иоасафа Хотунцевского, прибывшего на Камчатку в августе 1745 года – С.В.] связаны со священником Ключевской [Троицкой] церкви [построенной на месте сгоревшей Николаевской церкви] Максимом Лазаревым (родился на Камчатке от Андрея, сына покойного иеромонаха Иосифа Лазарева). Он знал все туземные языки и наречия, в 1760 г. начал крестить на р. Караге, прошел в Олюторские острожки, на Карагинский остров. А в 1764 г. «заронил искру от света Христова и на гряду Алеутских островов через окрещение завезенных на Камчатку промышленниками шестерых алеутов. Тойонам ближайших пяти Олюторских острожков – Кичигинского, Вышнеутского, Тиличинского, Ветвейского и Култушного – он оставил фамилию Лазарев, в память, что был восприемным отцом их».

            Нам удалось проследить примерную родовую цепочку церковно- и священнослужителей Лазаревых:

            Дети Максима Андреевича:

            Лазарев Дмитрий [Максимов сын], пономарь Троицкой церкви в 1774 г.

            Лазарев Георгий Максимович (1775 – 1827), служил в церкви Верхнекамчатского острога

            Лазарев Максим Максимович, пономарь Петропавловской церкви, умер до 1813 г.

                Его внуки:

                Лазарев Иван Дмитриевич (1788), сторож Нижнекамчатской церкви, 1812 г.

           

Лазарев Дмитрий Георгиевич

Лазарев Иван Георгиевич, пономарь Богоявленской церкви, в 1831 году определен дьячком Ключевской Троицкой церкви

            Лазарев Иван Георгиевич (1806), пономарь Мильковской Богоявленской церкви, в 1831 году назначен в Ключевскую Троицкую церковь дьячком.

 

            Правнуки:

            Лазарев Герасим Максимович (1804), 1820 г., Петропавловский порт, Камчатское духовное училище

            Лазарев Ефим Максимович (1806), 1821 г., Петропавловский порт, Камчатское духовное училище; 1846 г., живет на Горячих (Паратунских) Ключах, коллежский регистратор, первый агроном Камчатки (вместе с Егором Черных)

            Лазарев Иван Максимович (1812), 1820 г., Петропавловский порт, Камчатское духовное училище; с. Тигиль, 1831 г., «школьник».

            О Ефиме Максимовиче Лазареве в академическом втором томе «Истории Сибири» очень лестный отзыв:

            «Делались настойчивые попытки внедрения хлебопашества и на Камчатке. В первом десятилетии XIX в. в различных местах посевы производили солдаты Камчатского полка, переведенные в военных поселян; во втором десятилетии — добровольные поселенцы из военнослужащих расформированного полка; в четвертом десятилетии — акционеры Камчатской земледельческой компании и чиновник из местных уроженцев Ефим Лазарев, окончивший Московскую сельскохозяйственную школу» [М. Наука, Л., 1968].

            Пра-правнуки:

            Лазарев Георгий Иванович (1790), пономарь Нижнекамчатской церкви, 1812 г.      

Лазарева Марфа Ивановна (1819)

            Лазарев Василий Иванович (1823), в 1830 г. поступил в Камчатское духовное училище.

Лазарев Георгий Иванович (1831)

Лазарев Федор Иванович (1832)

Лазарев Александр Иванович (1834)

Теоретически, в этой семье пра-правнуков Иосифа Лазарева могла быть и Анна Ивановна Лазарева. И это не факт, что ее мы не находим – по какой-то причине она могла быть не записана в Исповедальных росписях и не попасть в нашу базу данных.

Но важно другое -- священниками Лазаревыми эта фамилия на Камчатке не исчерпывалась: ительмены и камчадалы Лазаревы своей фамилией как раз обязаны не священнику Лазареву, а казаку Матюшке (Матвею) Лазареву, который участвовал в крестовых миссионерских походах священника Ермолая Иванова в 1738-1740-х годах [РГИА, фонд 796, опись 23, дело 106].

Вполне вероятно, что полное имя Матюшки – Матвей Яковлев сын Лазарев, так как по розыску о причинах Харчинского бунта, жертвою которого стал Андрей Иосифович Лазарев, было «учинено телесное наказание вместо смерти биты кнутом ... толмачи и служилые люди ... Яков Лазарев ...» [РГАДА. Ф. 199. Оп. 2. № 481. Ч. 7. Л. 358—367].

Судя по итогу его деятельности – холопам (ясырю), которых мы чуть ниже представим, он служил на Камчатке не один год и участвовал в целом ряде военных походов, превращая пленных камчадалов в своих холопов:

Камчадальского острогу служилые

2744 Яков Лазарец

2969 Якова Лазареца дворовые некрещеные Кенега

2970 Дынеч

2971 Чарагач

2972 Чагага

2973 Ничика

2974 Чирек» [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Л.98 об., л. 106].

 

            Пусть нас не напрягает разница в написании фамилии: Лазарец – это может быть сын Лазаря, а может и сын – Лазарева старшего.

            И к этой теме мы еще вернемся.

            Но пока постараемся разобраться с родословной линией потомков Якова.

            Его собственная жизнь обрывается в 1746 году в результате бунта коряков:

            ««Во оной измене от тоена Умьевушки [Дранки – С.В.] и родников ево и олюторов первым тоеном был и ясашных сборщиков Стефана Шапкина с товарищи я с Умьевушкою и протчими кололи, а имянно: я, Лазуков, служилого Семена Минюхина да новокрещена Демьяна; Карагинской тоен Экча служилого Якова Лазарева; Умьевушкин племянник Хале да олюторской мужик Апле Стефана Шапкина; Умьевушкин племянник Таннехлавол Дмитрея Обухова; Умьевушкин родник Лехта новокрещена Варлама Иконникова; олюторской мужик Аталан новокрещена Ивана Черепанова до новокрещена Прокопья Околтышева; Умьевушкин родник Умьеву новокрещена Петра Лазарева; Умьевушкин родник Амгыта новокрещена Алексея Перевалова; олюторской мужик Апле служилого Зосима Гуторова. А кололи де мы их без всякого резона и обиды на дворе по приезде их во острог к Умьевушке, когда стали собак выпрягать» [Колониальная политика царизма на Камчатке и Чукотке, М.-Л., 1935].

            Из детей Якова на известен только его пасынок Семен [РГАДА.Ф.350.Оп.2. Д.4194.Л. 96].

            Если Матюшка и был сыном Якова, то в 1738 году он уже самостоятельный служилый человек, имя которого уже не указывается в числе детей.

            А вот далее мы, вероятно, сталкиваемся с определенной казачьей традицией, когда имя отца и деда передавалась по наследству:

            Лазарев Петр Яковлевич (1760), Нижнекамчатская казачья команда 1815 г., казак; в 1819 г. отставной военный в 1819 г., Петропавловский порт

            Лазарев Яков Яковлев (1778), унтер-офицер Камчатского гарнизонного батальона, 1812 г.

                И тогда вполне вероятно, что и отчество нижнекамчатского казака-морехода Максима Лазарева – Яковлевич. И он тоже, как и Матвей, не внук, а сын Якова Лазарева-Лазарца.

               

 

 

            Имя Максима Лазарева золотыми буквами вписано в историю освоения Русской Америки:

   «1753. В сем году отличнейшие и предприимчивейшие торговцы того времени московский купец Андрей Михайлов Серебренников, тотемский Федор Холодилов и тульский Семен Красильников, построя по кораблю, решили отправить оные для открытия новых островов и описания большой землицы: сим именем называли в те времена матерый берег Америки.

Серебрениково судно с 34 человеками экипажа и посланным для сбора ясака козаком Максимом Лазаревым, находясь под командою архангелогородца Петра Башмакова, вышло в море в июле месяце и, направя путь свой к востоку, прибыло к островам неизвестным».

«1760. Теперь следует путешествие селенгинского купца Андреяна Толстых, упомянутое в вышеприведенном указе.

Андреян Толстых говорит в рапорте своем: "В силу Указа Ея Императорскаго Величества Императрицы Елисаветы Петровны из Камчатской Большерецкой Канцелярии от 4 Августа 1760 года, и ордера от находящаго в Нижнекамчатске при предосторожности Прапорщика Василия Шмалева, позволено мне выступить в море, с прикомандированными козаками, Петром Васютинским и Максимом Лазаревым".

... Толстых, Лазарев и Васюткин доставили начальству об открытых ими шести островах подробное сведение, а посему и называлися они впоследствии Андреяновскими. Но замечательно, что острова сии были уже прежде известны: Башмаков зимовал на оных с помянутым козаком Лазаревым в 1757 и 1758 годах: подобным образом приписываются нередко деяния одного другому.

... Между бумагами бывшего сибирского губернатора Дениса Ивановича Чичерина найден рескрипт премудрой императрицы Екатерины на счет сего путешествия. Читателям предложу я из онаго краткую выписку: "Денис Иванович! Реляцию вашу о сыскании и приведении Мне в подданство неизвестных доныне шести островов, так как копии с рапорта от козака Васюткина, с товарищи, читала Я с удовольствием, и сие приобретение Мне весьма приятно: жаль только, что обстоятельное всему описание и жителям переписанныя книги пропали (от разбития судна. - Авт.). Что вы купцу Толстых обещали, пожалованную от Меня, преждевышедшим из таковаго ж морскаго вояжа, компании десятую часть, ему возвратить, оное Я апробую, и прикажите то самым делом исполнить. Также козаков Васюткина и Лазарева, для поощрения их, произведите в тамошние дворяне. Дай Бог, чтоб они и предприемлемый ими нынешнею весною вояж окончили благополучно, и с добрым успехом.

Промышленникам подтвердите, чтоб они ласково и без малейшего притеснения и обмана обходились с новыми их собратьями, тех островов жителями. 1766 года, Марта 2 числа. Екатерина" [Берх В.Н., "Хронологическая история открытия Алеутских островов, или подвиги российского купечества", Спб, 1823 г.].

Сибирские дворяне – это личный, не передаваемый по наследству, титул, который иерархически представлял высшую ступеньку в казачьем послужном списке, следуя после чина сына боярского.

А казак-мореход продолжал бороздить просторы Тихого океана:

«В 1780 г. было отправлено на Алеутские острова несколько судов. Купцы сольвычегодский Василий Посельский и тотемский Иван Рыбников, приказчики купцов Пановых, перекупили судно «Евпл» у владельцев его купцов Буренина, Трапезникова и Серебренникова и снарядили его на пушной промысел. Дмитрий Панков исполнял обязанности и морехода и передовщика.. Сборщиком ясака был назначен Максим Лазарев» [Макарова Р.В, Русские на Тихом океане во второй половине XVIIIв., М., 1968].

                Из детей Максима Лазаревы мы знаем только одного:

                В 1815 году, в возрасте 23 лет (1792 г.р.) он – Иван Максимович Лазарев -- записан в гарнизоне Тигильской крепости, как «школник».

                Судя по времени, месту службы, казачьему сословию и возрасту, Петр и Яков Яковлевичи, являются его двоюродными братьями.

                И не только они.

                В той же Тигильской крепости в 1812 году служит в казаках еще один Лазарев -- Дмитрий Иванович (1796 г.р.), а в Нижнекамчатске – рядовой Камчатского гарнизонного батальона Лазарев Василий Иванов (1773 г.р.) [РГИА ДВ, ф. 1009, оп.2, д. 4, л.6 об., 10].

                То есть у Максима с Яковом, возможно, был еще брат Иван.

                Но и это еще не все:

                В Петропавловском порту в 1813 году служит в казачьей команде казак Лазарев Петр Алексеевич (1760 г.р.).

                То есть, судя по возрасту и сословию, был еще один брат – Алексей.

                А вот далее начинается самое интересное в отношении наших поисков родственников Анны Ивановны Лазаревой-Коноплевой.

            В Тигильской крепости в 1815 году служит, как мы уже указывали выше, в казаках Лазарев Дмитрий Иванович (1796 г.р.), в 1820 году он переведен в Нижнекамчатск, где служит его брат Василий Иванович. Вполне возможно, что Нижнекамчатск -- и есть Малая Родина Лазаревых.

                                   

            Но, вряд ли, является их братом, еще один Иванович, проживавший в окрестностях Петропавловского порта. Возможно, он внук Петра Васильевича, служба которого проходила в Петропавловском порту. Но это пока предположение.

 

Лазарев Александр Иванович, крестьянин, с. Озерновское (на Паратунских ключах)

Ж. Агриппина Васильевна (1865), впоследствии вдова, жена петропавловского мещанина Иванова Александра Ивановича (1873).

И Анна Ивановна Лазарева-Коноплева, родственников которой мы разыскиваем, могла быть его сестрой.

 

Но вот, что узнаем мы об этом человеке, с которым в середине XIX столетия познакомился чиновник по особым поручениям при губернаторе Камчатской области Карл фон Дитмар

 

«К 8 часам вечера мы достигли горячих Паратункинских ключей и остановились в большом доме, построенном для приезжающих на воды. Купаясь для освежения поздно вечером, я нашел температуру в большом бассейне ключей в 34 1 /2 -- 35 °R, a y самого места истока воды -- в 38 °R. День был пасмурный, и по небу неслись тяжелые тучи, не предвещавшие ничего доброго. Рано утром 17 июля хлынул ужасный дождь, сделавший дальнейший путь совершенно невозможным, и наступил дождливый период, продержавший меня в доме целых 5 дней. К счастью, здесь находился некто Лазарев, сын сосланных когда-то сюда родителей, теперь состоявший сторожем этого, принадлежавшего казне дома. Он много разъезжал по Камчатке и, благодаря своим охотничьим походам, хорошо знал страну. Я сейчас же залучил его себе в проводники и старался, в продолжение дней моего заключения здесь, извлечь для себя пользу из его путевой опытности и знания края, что, впрочем, к сожалению, дало менее результатов, чем я надеялся сначала. Прежде всего Лазарев дал мне довольно полную картину системы Паратунки, -- картину, которую я, насколько простирался мой собственный опыт, нашел совершенно верной.

... Бывал много раз Лазарев и на Курильских островах; при этом доезжал даже до 13-го. По его рассказу, острова эти состоят лишь из высоких вулканических гор и скал, покрываются долго не стаивающей массой снега, а в отношении растительности или совсем голы, или покрыты редким кустарным кедровником. Медведи попадаются только на двух первых островах, как редкость. Айны, населявшие прежде все острова, прогнаны, по словам Лазарева, японцами с северных островов и оставлены на южных» [Дитмар К. Поездки и пребывание в Камчатке в 1851--1855 гг.: Часть первая. Исторический отчет по путевым дневникам. -- СПб., 1901.].

                Если у Александра Ивановича была сестра Анна Ивановна – то, конечно же, она могла быть супругой Василия Мартыновича, но у нас нет фактов, подтверждающих или отрицающих эту версию. Но версия рабочая.

                А вот сообщение о том, что паратунский Лазарев много ездил по Камчатке наводит нас еще на одну мысль – не занимался ли он торговлей. В Петропавловске в 1846 году был отмечен камчатский купец Василий Лазарев (1823 г.р.), который также мог быть из казачьих детей, разбогатевших на пушном промысле в Русской Америке.

                Что же касается той истории, которую нам поведал Артем Ветров, то с этой семейной легендой пока разобраться не представляется возможным, потому что у нее нет документального первоисточника. Это то, что в семье передается из уст в уста, не имея никакого документального подтверждения.

                Служил ли Иосиф Лазарев на Амуре. Да, служил.

                ««4 (16) августа 1853 года в бухте Постовой Императорской гавани

Г. И. Невельским был выставлен Константиновский пост из 11 человек во главе с урядником Д. Хороших. 7 октября в залив Великого Князя Константина, находящийся в гавани, вошел транспорт Российско-Американской компании «Николай—I», на котором в качестве начальника Константиновского поста прибыл Н. К. Бошняк, назначенный на эту должность Г. И. Невельским. К тому времени в бухте Постовой поставили небольшой дом для проживания постовой команды и амбар. Бошняка встретили бравый унтер-офицер Дмитрий Хороших и казаки Иркутского полка Перфил Толмачев, Никифор Челпанов, Николай Молдаванов, Осип Лазарев, Николай Дроздов, Григорий Толмачев» [Сеселкина Н., Трагическая зимовка в Императорской гавани].

            Но недолго:

            Тот же 1853 год: «Вышли из Сахалинской команды по приказу генерал-губернатора Восточной Сибири

Казаки

Лазарев Иосиф» [РГАВМФ, Ф. 906, оп. 1, Д. 42, Л. 14].

                В следующем письме в ответ на мою просьбу поделить хоть какими-либо подробностями, Артем написал:

«Информация передается из уст в уста. Семейная легенда. Имеются данные о датах рождения предков последующих поколений. Все указывает на то, что Лазарева Александра была с мест Амура, дочерью какого-то начальника. Была грамотной. Впоследствии, в замужестве "бабничала" - принимала роды. Ее звали "Бабушка матросика". В списках жертв политических репрессий Иркутской области имеются данные на двух людей, предположительно братьев, - так указано на сайте. Не исключаю, что это дети той самой Александры. В ответе на обращения в госархив иркутской области по воду прояснения информации, касательно матери предполагаемых родственников, дедов-братьев, сказано, что ответ возможен при подтверждении родства копиями документов или личном присутствии. В настоящий момент я проживаю в Германии и мне не совсем удобно заниматься поисками предков». 

Но Осип (Иосиф), которого мы назвали, был Иркутским казаком, а не матросом.

Хотя переход из казаков в солдаты или в матросы был обычным для того времени.

В Гижигинской крепости в 1766 году служит казак Григорий Васильевич Лазарев [РГВИА, фонд 14808, опись 1, дело, 13, лист 9]. Он же указан и в ведомости Гижигинской крепости за 1781 год [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88,л. 21 об.]

            И одновременно с ним в 1781 году служит, возможно, его сын, но он солдат:

            «Ведомость Гижигинской крепости за 1781

Солдаты       

Иван Лазарев» [РГВИА, фонд 14808, оп. 1, д. 88, л. 20]/

            Кстати, сибирские казаки с большой охотой переходили на службу в регулярные войска (в солдаты или в матросы), так как там служба определялась сроком в 25 лет, а казачья сибирская служба была бессрочной – до кончины или увечья.

            Хотя, история появления солдата Ивана Лазарева может быть и не связана с казаком Григорием Васильевичем Лазаревым.

            Дело в том, что, начиная с 1748 года, после гибели на Чукотке Дмитрия Ивановича Павлуцкого, в Анадырский острог, Гижигинскую и Тигильскую крепости были направлены солдаты и драгуны из Тобольского драгунского и Енисейского пехотных полков.

            Мы наши Ивана Лазарева в «Смотровоом списке Сибирскаго Гарнизона Пехотнаго батальона штаб обер ундер афицерам капралам рядовым и другим чинам. Учинен при осмотре брегадира и Таболского обер коменданта Павлуцкаго апреля 1 дня 1754 года»

Солдат

Иван Лазарев [РГВИА, Фонд 490, Оп.1, Дело 478.Л. 41 об.].

Правда, в этом списке были только его имя и фамилия.

Но параллельно мы нашли доказательства того, что из этого батальона направлялись солдаты на Чукотку, так что и наш Иван Лазарев мог попасть в Анадырский острог из Тобольска, где дислоцировался Сибирский гарнизонный батальон:

«Леонтей Попов - 27л, с 740г марта 16 дня, из драгунских детей Царева Городища; холост; в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22 числа» [Лист 84об-85].

«Ивана Белскаго служитель Марко Кондратев - в командировании в секретной партии в Анадырску при оном порутчике Белском 748г марта с 28 числа» [Л. 97 об.].

«Осип Ефремов - 31г, в службе с 738г, ис казаков г. Тоска, холост, в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22го дня» [Л. 7 об.]

«Андрей Черкашенин - 30 лет, в службе с 740г, из казачих детей г. Тоболска деревни Пановой, холост, в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22го числа» [Л. 13 об.].

«Иван Завьялов - 33г, с 742г, из рекрут ис крестьян Ялуторовскаго дистрикту Погорелской(?) слободы, женат детей мужска полу нет, в командировании в секретной партии в Анадырску 748г марта с 22 числа» [Л. 38].

Не исключено также, что солдат Иван Лазарев мог быть семейным человеком, и появление в Тигильской крепости казаков Василия и Дмитрия Ивановичей Лазаревых, связано с ним.

Такие факты, когда солдатские дети записывались в казаки, нами тоже выявлены.

Какой же окончательный вывод следует из всего написанного, когда мы фактически не ответили ни на один из поставленных перед нами вопросов?

Следует ИСКАТЬ дальше, отрабатывать версии. Только на основе фактического материала можно делать какие-то окончательные выводы, которые помогут установить степень того или иного родства. У нас пока все строится на предположениях. Конечно серьезных, обоснованных, но... но... но...

Поэтому предлагаю искать.

Помните, как в «Двух капитанах» у Вениамина Каверина: «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

 

 

           

               

 

 

 

 

               

               

 

                 

 

               

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Изменено пользователем Вахрин
Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Конечно надо искать! Главное, что есть потомки, которые заинтересовались судьбой предков, живших более 250 лет назад.

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в теме...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

 Поделиться

  • Сейчас на странице   0 пользователей

    • Нет пользователей, просматривающих эту страницу.
...
×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования