Перейти к контенту
.
                                                                                                                                                  

Рекомендуемые сообщения

Носители ностратических и индоевропейских языков: палеолингвистический, археологический и расовогенетический аспекты изучения.

 

После распада Советского Союза, в бывших советских республиках получили широкое распространение различные националистические и ксенофобские теории. Многие продажные "ученые" с пеной у рта доказывают превосходство своего "титульного" народа над другими, якобы пришлыми, якобы недоразвытыми и неполноценными. Особенно комические формы это явление приняло на Украине, где местные националисты пытаются доказать свою исключительность по сравнению с русскими - народом, с которым у обетателей Малороссийского края общая генетика, вера и традиции. Очевидно, политические партии и отдельные лица, разжигающие национальную вражду на Украине, не понимают: человек, взявшийся доказать неполноценность происхождения своего родного брата, сам является неполноценным...

 

Одной из отраслей гуманитарного знания, призванной повлиять на формирование национально адекватного мировоззрения, авляется ностратистика, наука, изучающая язык, нравы и материальную культуру представителей ностратической цевилизации, являющихся предками украинцев и других современных народов Европы. В наше время изучение ностратической этноязыковой общности является актуальным вопросом европейской палеолингвистики, генетики и археологии. Сведения, полученные ностратистикой, дают возможность комплексного и системного изучения языковых и культурных универсалий, что является важным для фундаментальной науки. Знания, полученные в ходе научных исследований в данной области, позволяют частично реконструировать язык и культуру древних народов - предков большинства современных этносов, населяющих планету Земля.

 

Гипотеза о существовании обширной группы родственных языков Европы и северных районов Азии и Африки была впервые выдвинута в 1903 году датским ученым Хольгером Педерсеном. Педерсен привел некоторые аргументы в пользу наличия отдаленного родства между индоевропейскими, семито-хамитскими и так называемыми урало-алтайскими языками, названными им в совокупности ностратическими (от латинского "noster" -"наш").Однако, приведенные им доказательства не представляли собой стройной системы. Большинству представителей научного мира они не показались убедительными, поэтому широкого распространения не получили.

 

Гепотеза о ностратических языках была признана широкой научной общественностью благодаря русскому лингвисту В.М. Иллич-Свитычу, активно занявшимуся изучением и разработкой данной темы. Иллич-Свитыч значительно расширил рамки ностратической надсемьи (включил в неё картвельские - в частности, грузинский - и дравидийские языки, к алтайским языкам причислил корейский), глубже исследовал языковые связи и универсалии внутри неё. Благодаря его усилиям ностратическая гипотеза превратилась в теорию.

 

Советские ученые В. В. Иванов и В. А. Дыбо расширили рамки ностратической надсемьи. В настоящее время к ней относят также японский (к алтайской семье, в одной группе с корейским языком), юкагирский (принадлежащий к уральской семье) и эскимосо-алеутские языки. Существует предположение о принадлежности к ностратической надсемье индейских языков пенути, а также о наличии ностратических элементов в чукотско-комчатских и нивхстком языках. Делалось предположение о принадлежности к этой надсемье северокавказских языков, однако оно оказалось ошибочным.

 

Как видно из всего вышесказанного, большинство языков Северной Евразии и Северной Африки относятся к ностратической макросемье. Благодаря великим географическим открытиям и интенсивному переселению европейцев в Америку, Австралию и Океанию, одна из ностратических семей, индоевропейская, широко распространилась также и в этих частях света. Сейчас на языках ностратической макросемьи говорит 61% всего населения земного шара, в том числе, на языках индоевропейской семьи - 45%, алтайской - 6%, семито-хамитской (или афразийской) - 5%, дравидийской - 4%, уральской - 0,5%, картвельской - 0,1%.

 

Очень важным является вопрос о том, когда и где распалась ностратическая этноязыковая общность, давшая начало языкам, на которых говорит 3/5 всего человечества. Данные глоттохронологического анализа позволяют предположить, что это произошло самое раннее в 15 тысячилетии до нашей эры. По уточненным данным дивергенцию ностратической надсемьи можно отнести к 12-11 тыс. до н.э. Многие сторонники данной теории считают местом распада ностратической надсемьи Юго-Западную Азию (во время своей дивергенции эта общность занимала, вероятно, и некоторые соседние области), однако более точная пространственная локализация ностратической Айкумены пока невозможна.

 

Распад ностратической общности произошел, по-видимому, на рубеже палеолита и мезолита. Носители праиндоевропейского языка занимались охотой, собирательством и рыболовством. Впрочем, ностратическая лексика содержит ряд слов (глиняная посуда, урожай и др.), которые косвенно указывают на неолитический характер культуры носителей ностратического этноязыкового единства.

 

Огромный интерес представляет вопрос об их расово-антропологической принадлежности. Как известно четкой корреляции между языком и рассой у современных народов не прослеживается. Такое положение вещей - результат расового смешения, происходившего между людьми на протяжении десятков тысяч, и даже сотен тысяч лет. Если же говорить о времени возникновения современных человеческих рас и о более позднем времени, когда существовала ностратическая Айкумена, то можно констатировать, что человеческие популяции в расовом отношении были достаточно однородны. С большой долей вероятности можно считать, что носители праиндоевропейского языка были людьми европеоидной расы. Об этом свидетельствуют палеоантропологические артифакты, найденные в районе ностратической прародины и имеющие соответствующую временную локализацию.

 

Особенно быстро (в 11-10 тысячилетиях до н.э.) подверглась дивергенции Афразийская этноязыковая общность, которую многие исследователи связывают с Натуфийской мезолитической культурой в Палестине. Если время дивергенции её самой и ее отдельных частей лингвисты определяют довольно уверенно, то пути миграций, которыми следовали отдельные племена и народности, составлявшие афразийское единство, пока во многом не ясны. Если придерживаться более вероятной с позиций современной науки концепции, что афразийская общность разделилась на отдельные ветви в Юго-Западной Азии (а не в Африке, как допускалось некоторыми лингвистами), то придется заключить, что имеются только два возможных пути их продвижения в Африку, где в настоящее время сосредоточена большая часть носителей афразийских языков: Суэцкий перешеек и Баб-эль-Мандебский пролив. Вполне допустимо, что оба эти пути были использованы переселенцами, являвшимися белыми предками носителей современных кушитских, берберских и чадских языков (семитские языки, преобладающие сейчас на большей части Северной Африки, проникли сюда позже: в Северо-Восточную Африку лишь в середине 1 тыс. до н.э., а в северо-западную - только в ходе арабских завоеваний 7 века нашей эры). Сейчас совершенно понятно, что все этноязыковые общности, образовавшиеся из афразийского единства, были в момент своего проникновения на африканский материк европеоидными по своему расовому типу (или в основном европеоидными, если допустить возможность раннего проникновения каких-то небольших групп негроидов на Аравийский полуостров). Мигрируя по "черному" континенту, потомки носителей ностратических языков растворились в автохтонном негроидном населении Африки (но передали ему свой язык): кушиты, например, в меньшей степени, чадцы - полностью. "Чадский" антропологический тип является классическим негроидным. Существует, правда, мнение, что эфиопский тип, к которому относятся кушиты и эфиосемиты (амхара, тиграи, тигре и др.), представляют собою не смешанную группу в строгом понимании этого слова, а недифферинцированную переходную расу, находящуюся между европеоидами и негроидами. В пользу такой точки зрения отчасти свидетельствует то, что многие из морфологических признаков эфиопской расы не носят "промежуточного" характера. Одни из них сходны с аналогичными у европеоидов (например, форма носа и строение лицевого скелета), другие же - близки к негроидным (кожа у эфиопов не намного светлее, чем у чистокровных негроидов). Однако, подобное сочетание признаков можно объяснить и тем, что в данном случае смешение европеоидов и негроидов произошло в весьма древние времена, когда наиболее ярковыраженные признаки этих рас еще не были окончательно сформированы.

 

Явление митисации ярко проявилось у представителей алтайской языковой семьи, которая также происходит от ностратической этноязыковой общности. В ходе своего постепенного продвижения на Восток, "алтайцы", или, точнее, их отдельные ветви, все более поглощались в антропологическом отношении представителями монголоидной расы. Утратив европеоидные черты, они, в тоже время, передали монголоидам свой язык и культуру. Тунгусо-маньчжуры и манголы полностью утратили европеоидные признаки, тюрки - частично. Среди тюркоязычных народов встречаются как почти чистые европеоиды (турки и азербайджанцы), так и практически чистые монголоиды (якуты, тувинцы). Видное место среди тюркоязычных этносов занимают татары, являющиеся "классическими" монголоидами. Большинство же представителей тюрской языковой группы - это расово смешанные народы.

 

По вполне понятным причинам внимание большинства американских и европейских ученых, работающих в рамках ностратической теории, приковано к изучению индоевропейской языковой семьи. С помощью глоттохронологического анализа было установлено, что распад индоевропейской семьи произошел в 5-3 тысячилетиях до н.э. Что же касается пространственной локализации индоевропейской прародины, то различные исследователи определяют ее по-разному. Так, одни ученые считают, что индоевропейская этноязыковая общность существовала в Центральной Европе, другие располагают индоевропейскую прародину в Северном Причерноморье, третьи - в степях от Волги до Енисея, четвертые - на Балканах и в бассейне Дуная. Из всех вариантов пространственной локализации прародины индоевропейских народов, наиболее убедительными представляются следующии:

 

защищаемый Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Ивановым, согластно которому ареал первоначального распространения индоевропейского праязыка находился в области от Закавказья до Верхней Месопотамии и соотносился с рядом древних археологических культур Юго-Западной Азии типа Чатал-Кююкской и Халавской, а также культур происходящих от них - Убейдской и Куро-Аракских;

 

большинство исследователей предполагает, что праиндоевропейская Айкумена находилась в Центральной и Восточной Европе в 4-3 тыс. до н. э. В таком случае место и время распада индоевропейского единства совпадают с местом и временем существования ряда европейских археологических культур, таких как Среднестоговская, Михайловское поселение, Ямная, Лука Врублевецкая 2, Трипольская, Михильсберская, Воронковидных кубков, Дунайская, Колоколовидных кубков, Шнуровой керамики. В доказательство правильности именно такой локализации можно привести по меньшей мере два аргумента.- 1). Хотя археологические данные прямо не указывают на индоевропейскую принадлежность выше перечисленных культур, однако известно, что их прямыми (а в некоторых случаях и косвенными) потомками являются племена и народности, чье индоевропейское происхождение у подавляющего большинства исследователей сомнения не вызывает. Так, например, от культуры Шнуровой керамики ведут свою родословную (через посредство Комаровской и Белогрудовской культур) Фатьяновская и Чернолесская культуры. Первая из них учеными признаётся прото-славяно-германо-балтийской общностью имеющей некоторые угрофинские элементы, а вторая - протославянской. 2). Сопоставив лексику общую для современных и древних письменных индоевропейских языков, ученые-лингвисты пришли к выводу, что их общий предок - индоевропейский язык содержал слова, обозначающие те природные и культурные реалии, которые были частью повседневной жизни носителей археологических культур, упомянутых выше.

 

Индоевропейцы, в отличие от многих других потомков ностратического этноязыкового единства, в значительной степени сохранили свой исходный европеоидный облик. Исключение составляет индоарийская группа, в состав которой, после ее проникновения в Южную Азию, влился заметный австролоидный элемент; и западная группа, распространившаяся на обоих американских континентах среди смешанного европеоидно-американоидного, европеоидно-негроидного и даже, среди чисто негроидного населения.

 

Эскимосо-алеутская этноязыковая общность, относимая рядом лингвистов к ностратической макросемье, сформировалась в тесной взаимосвязи с уральской общностью (некоторые ученые эти группировки объединяют даже в единую языковую семью). В настоящее время носителями эскалеутских языков заселены северные районы Северной Америки, а также прилегающие острова, в том числе Гренландия. Современные алеуты и эскимосы относятся к особому типу большой монголоидной расы - к "арктическому", однако, их отдаленные предки - носители эскалеутского языка, являлись осколками ностратической этноязыковой общности и являлись представителями европеоидной расы.

 

С ностратическими языками иногда связывают одну из языковых семей американских индейцев - пенути, к которым, кроме малочисленных собственно пенути, относятся достаточно большие народности: знаменитые своей иероглифической письменностью, майя, а также, какчикель, кекчи, киче и др. Все они обитают либо в Мексике, либо в Центральной Америке. Многие ученые связывают языки пенути с чукотско-камчатскими, отрицая при этом их генетическую близость к ностратическим языкам.

 

Из данного сочинения можно сделать несколько лаконичных выводов.-

 

Носители ностратических языков принадлежали к европеоидной расе и обитали более 12-10 тысяч лет до н.э. в Юго-Западной Азии. Примерно на это же время приходится распад ностратической этноязыковой общности на несколько менее крупных группировок, распространившихся на Север, Запад и Восток от своей первоначальной прародины. Из осколков ностратической общности возникли: Индоевропейская, Семито-Хамитская, Угро-Финская, Алтайская, Картвельская, Тюркская, Афрозийская, Эскимосо-Алеутская и Пенути языковые семьи.

 

Сопоставление диахронной лингвистической классификации индоевропейских языков с данными археологии позволяет предположить с той или иной степенью вероятности, что индоевропейский язык изначально не был монолитен. Он состоял из многих диалектов, носителями которых были представители различных археологических культур 5-3 тысячилетий до н.э.

 

Распад индоевропейской этноязыковой общности произошел примерно между 5-3 тысячилетиями до н.э. скорей всего на территории Центральной и Восточной Европы. Временная и пространственная локализация этого процесса позволяет установить его соотносимость с некоторыми европейскими археологическими культурами: с Ямной, Лукой Врублевецкой 2, Трипольской, Михильсберской, Воронковидных кубков, Дунайской, Колоколовидных кубков, Шнуровой керамики. Некоторые из этих археологических культур (а также потомки культуры Шнуровой керамики: Комаровская, Фатьяновская, Балановская, Белогрудовская, Чернолесская, Тшенецкая и Лужицкая) расположены на територии Украины. Такие культуры , как скажем, Фатьяновская и Чернолесская, бесспорно являются славянскими. Это с большой долей вероятности свидетельствует о том, что Украина является прародиной индоевропейской цивилизации, а славянские народы, проживающие на Украине, являются автохтонными для данной территории.

 

Изучение истории индоевропейских племен европейского неолита и энеолита позволяет утверждать, что на протяжении последних нескольких тысяч лет в Европе практически не существовало генетически и культурно "чистых" этносов. Подавляющее большинство археологических культур за время своего существования постоянно развивалось и изменялось, подпадало под прямое или косвенное влияние чужих или родственных народностей. Из этого можно сделать вывод: ностратическая и индоевропейская этноязыковые общности являются результатом сложнейших эволюционных изменений, протекавших в человеческом обществе и в сознании людей. Языковое и генетическое происхождение индоевропейцев не ограничивается только, так сказать, "прямой мужской нисходящей линией". Все гораздо сложнее и запутаннее.

 

10.12.2007. Херсон. Павел Иванов-Остославский

 

Список использованной литературы

 

Советская историческая энциклопедия, М. "Советская энциклопедия", 1976г.,т.7, стр.506; т. 14, стр.968, 969;т.16, стр. 307, 308, 887, 888, 889.

 

"Исчезнувшие народы", д.и.н. П.И. Пучков, М. "Наука", 1988г., стр. 5, 6, 8, 9, 10, 11.

 

Журнал "В мире науки", №6, 1991 г., стр. 74, 75, М., "Мир", Госкомпечать СССР, ГСП.

Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вы вставили отформатированный текст.   Удалить форматирование

  Допустимо не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически заменена на медиа-контент.   Отображать как ссылку

×   Ваши публикации восстановлены.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования