Перейти к контенту
koteyka

Дорога в Ильинский - родину бабушки...

Рекомендуемые сообщения

В моём Путевом Дневнике использованы не только мои фотографии, но и фото, сделанное моим братом Валерием. фотографии из семейного архива Субботиных-Поспеловых. А также, фотографии и материалы из открытых опубликованных работ краеведов Симонова В.И и Кабанова Н.Н., путеводителей по п. Ильинский и статей по истории Пермских городов.

 

Я еду на восток...

 

Еду на восток...Поезд тронулся и душа как-то сразу затихла...появилась внутренняя улыбка... Я еду на прародину моих предков в Пермский край... там уже ждут , найденные мною родственники, о существовании которых я не знала ещё год назад. Впереди встреча в музее Пермского Университета , который основал и был первым его ректором брат моего дедушки - Покровский Константин Доримедонтович. Везу им в подарок материалы, которые нашла о его трагической судьбе...Пришло время отдавать...

Я еду навстречу ночи на восток. Поезд тронулся… Душа как-то сразу раскрылась и затаилась… Как же я люблю эту творческую тишину умиротворения… За спиной остались шесть тяжёлых лет, особенно последние три года.
Душа скукожилась от боли, сердце исплакалось без слёз, крик и стон зацепился где-то в горле…
Замкнутое пространство квартиры удавом обвило всё тело…
И вот… я еду на восток…полечить свою истерзанную душу, зализывать раны новыми впечатлениями и дорогой… Тело, сердце вспоминает то состояние тихой радости, когда моя жизнь проходила в дороге по путям и весям наших просторов…встречи с друзьями, любимое дело и ощущение свободного вдоха.
Люблю поезд, смотреть в окно. На самолёте совсем не то: раз и ты уже как из пламя в полымя за шкирку… А где этот трепет ожидания, эти бесконечные леса, кто-то машущий проходящему поезду – мне, да, именно мне… А ещё загадывание желаний и подсчёт вагонов товорняка, как ответ…
Жаль, что на перронах уже всё тоскливо цивильно и нет суетящихся бабушек и тётечек с кулёчками ягод и с пушистыми, румяными, жареными, опасными, но до одури аппетитными пирожками…
Ностальгия…
Как здорово, что я еду в поезде на восток…не в отпуск, а в неизвестность, в ожидании и предчувствии... Прочь таблетки, микстуры…дорога – вот живица для душевных ран…
Вот ведь интересно: когда раньше приезжала на Урал, то сразу возникало это чувство тихой радости – МОЯ земля… И, говорите после этого, что кровь не подсказывает сердцу, где родной дух предков живёт до сих пор.
Я еду на восток….
Леса за окном бесконечные. Сколько ж у нас земли расчудесной. Конечно, зырится на наши просторы заграница, втиснутая, как кильки в бочку… А кто мешал раньше в холод и болота? Селились туда, где потеплее…
Ну, это я так…от распирающего необъятья просторов русских…Как та соседка пошустрее, что успела занять в предквартирном холле углы поудобнее для свалки своего бесчисленного барахла …
Заглянула в себя: и что это я вдруг…? А-а-а-а, понятно: леса, леса, леса… поля заброшенные и хибарки обходчиков путей вдоль дороги, как и двадцать лет и сорок лет, и шестьдесят лет назад…Обидно… Вот и квакаю из болота…
Ну, да, ладно…. Сейчас не о том… Никакого пессимизма – кыш из меня, змея!
Леса-леса-леса, зелень-зелень-зелень такая, что всегда казалось, это зелёная кучерявая перина. Вот как выскочу на ходу из окошка и нырну в эту перину – мягкая, пахучая… и никаких тебе кровососущих и веток-царапок там вовсе нет…Одни птички чирикают…
А на днях мой попугай Маркуша, прогрыз сетку на балконе и, дурашка, отправился в путешествие прямо на улицу… Глупый, глупый птах… Он к нам так же прилетел голодный и измотанный на подоконник, и так же улетел через двенадцать лет сытой жизни в клетке…
Сестрёнка мне как-то сказала: «Птичка в клетке – это абсурд!»
Согласна…Маркуша хоть и родился в клетке, но душа просила свободы и полёта, балкона ему мало…
Вот и я так: лучше один раз взлететь в высь без оглядки, чем всю жизнь ползать по земле носом вниз… Ну, и наплевать, что потом хлопнусь об землю! Зато небо видела!
Я лечу на поезде на восток…

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Красная шапочка или куда мы едем?

 

Почему мелкокалиберные люди всегда так серьёзны, строги и даже суровы? И если уж они выбирают себе собаку, то непременно огромную и даже две или три… Если выбирают партнёра, то обязательно такой высоты и размера, что, если их двоих соединить и перемешать, а потом снова разделить, то должно получиться две весьма внушительные персоны. Ну, а уж коли галстук повязать, то всенепременнейше с огромным узлом и в руках большой двухзамковый портфель…

 

Крохотная дощечка-проводница своей неприступной серьёзностью приводила всех обитателей вагона к стойке «смирно!». Кукольная серая с красненькими вкраплениями униформа, и без того безобразно, по нашему обыкновению, сшитая, смотрелась на этой девочки-былиночке, ну, совсем как старый, потерявший форму, мешок. Чувствовалось, что проводница изо всех сил, вероятно, на руках, пыталась хоть как-то подогнать китель под свой размерчик. Завершала же этот живописнейший образ огромная красного фетра шапка, в виде перевёрнутой скороварки, только без ручки, непонятно, каким образом удерживающаяся на ушах. Вот именно эта шапка и вызвала неописуемый интерес и восторг у пассажиров, когда толпа вывалилась на станции подышать свежим воздухом. Люди не разбежались, как обычно, по киоскам, а окружили наше чудо полукругом и с нескрываемым любопытством пытались разгадать, как это шапка умудряется оставаться на месте, а канопущатое личико проводницы вертится под скороваркой то налево, то направо. Шапка парила отдельно, а голова отдельно…Кио отдыхает…

Подъезжаем к станции. Раздаётся строжайший голос нашей дюймовочки по микрофону: «Граждане пассажиры! Наш поезд прибывает на станцию НОВГОРОД. Стоянка пятнадцать минут!» Объявление для глухих было повторено трижды. И это не вызывало сомнения, что мы подъезжаем именно к Новгороду. В рядах граждан пассажиров прошёлся робкий ропот, переходящий в панику: «Куда нас везут? Едем ли мы на восток или поезд свернул на север?» Кто-то разумно вставил: «Ну, что вы, товарищи-господа! Просто проводница знает только этот маршрут и только один Новгород. А Нижний он или в Верхний, или просто Новгород, какая разница?!»
Довершил процесс успокоения голос проводницы: «Наш поезд Москва-Екатеринбург отправляется из Нижнего Новгорода в Екатеринбург…»
Мы едем на восток…

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Привет, Пермь или, как выкурить засидевшихся гостей!

 

Поезд, выматывая последние нервы ожидания, шёл до станции пешком… Казалось, что стрелки часов идут не вперёд, а назад, и никогда уже не появится этот долгожданный перрон…
Глаза мгновенно выцепали в толпе встречающих четве-юродного брата – опять сработала родная кровь, хоть не видела его ни разу. О его существовании узнала только четыре года назад, когда забросила своё объявлении о предках Субботиных на Уральский генеалогический форум. Первый, кто поймал меня там за хвост, был Валера. Потом мы почти два года искали документальные доказательства, что мы одной крови. И вот первая встреча! Он признался, что тоже мгновенно высчитал меня в толпе пассажиров.
Позже присоединились наши троюродные тётушки, которых мы уже вдвоём с Валерой нашли год назад среди моря уральских Субботиных.
Было видно, что брат бесконечно рад нашей встречи. По-мужски, безоговорочно приказал: «Берём машину и едем ко мне. Там мама уже режет торт!»
q52OoQvHm.jpg D3qHLMwm.jpg
Мама оказалась восьмидесятилетней озорной девчонкой, которая ежеминутно подскакивала то за тарелкой с пирожками, то за тортиком, то за мерзавцем-тараканом- лазутчиком из магазина, что основался недавно в подвале дома.
Имя её было таинственное и сказочное – Маина…Почти , как Наина в "Руслане и Людмиле". На вопрос, что это за необычное имя такое, она хихикнула: «Да, Майка я, но тогда была мода на всяких ОктябрИн и СталИн, вот и стала я МаИна»

 

Брат трепетно счастливым голосом рассказывал и рассказывал, всё, что знал, нашёл по нашему роду. Рассказ его был сумбурным, перемешанным, как будто он боялся, что вот уедут мои уши и больше никогда не приедут, а других просто не будет. Приходилось втискивать уточняющий вопрос, о ком конкретно идёт сейчас речь. Иначе потом не смогу разобраться в диктофонных записях. Да важно-то даже не что рассказывал, а как! А рассказывал он, с плохо скрываемым, счастьем )))

 

Наши пять голов зависли над генограммой обширной родословной, пытаясь разобраться, кто кому кем приходиться и по какой ветке.
Маине тоже нужны были наши уши, чтобы сообщить (а, может быть, и пожаловаться), как она «выкуривала», засидевшихся за полночь, приятелей сына.
Комната-то проходная, спать уже пора
- Ребята, вот этот стол надо переставить…
- Ребята вот это шкаф надо разобрать….
- Ребята, диван надо выбросить…
- А когда, тётя Маина? Время час ночи! Давайте, потом?
- Нет, ребятки, нет! Только сейчас! Сейчас же выбросить!
До выбрасывания мебели среди ночи дело так и не дошло. Полуночные посиделки постепенно растворились к удовольствию Маины.

 

Вот такие милые впечатления от первой встречи с роднёй

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Протяни мне руку через столетие.

 

Вдруг Маина встрепенулась открытием: «Так ты – внучка Марии Фёдоровны Субботиной?! Ах! Ща!» и исчезла в закромах дома. Через минуту выбежала с махонькой хрустальной пепельницей, на дне которой был штампик-гравировка: «От Марии Фёдоровны Субботиной 1904 год»
- А это реликвия нашего рода – Мария Фёдоровна подарила пепельницу на десять лет свадьбы Валериной прабабушке Ольге Петровне – своей тётушке!
Что со мной творилось, описать трудно. Мария Федоровна умерла в 1920 году от тифа. Я ещё недавно даже не знала её имени. Только портрет очень красивой женщины всегда стоял у меня на полочке. Я любила свою бабушку априори, в мыслях залезала к ней на колени, целовала и обнимала с раннего детства. А тут в моих руках вещичка, которую она сама выбирала, сама держала и дарила. Как будто рука моей бабуленьки коснулась моей руки.
Маина, поняв моё состояние, бережно положила в пепельничку славянские писанки (пасхальные яйца), расписанные моей рукой и полученные от меня в подарок. Так встретились два дара из руки в руку почти через столетие - бабушки и внучки…

 

yRRWmCckm.jpg XwN9Q4k3m.jpg

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«Посикунчики» или тётушки-террористки.

 

Вот даю голову на отсечение, что никто не знает, что такое «Посикунчики» и, вероятно, подумали, что я совсем сошла с ума, если озорую так словами.
Так вот, «Посикунчики», в моём случае, оказались предметом террора. А мои новоявленные тётушки – террористки.

Уральский говор всегда приводил меня в тихий восторг и полный релакс. Я, вобщем-то, весьма неплохо умею имитировать говоры. Не раз замечала ещё в детстве, как только куда-то приезжаю, мгновенно сползаю на местный диалект. Как это происходит, объяснить не могу. Вероятно, срабатывает музыкальный слух, и язык воспринимается, как мелодия – просто сольфеджирую на слух. Когда училась в музыкальном училище, англичанка дивилась: «Покровская, я не понимаю, читаете Вы с таким идеальным произношением и интонацией, как будто это Ваш родной язык, но не понимаете ни бельмеса! И как это у Вас так получается?» Прошли годы, целая жизнь, я так и не понимаю ни бельмеса не только в английском языке. Но произношение…ммм….даже на французском отменное, про русские диалекты вообще молчу…

 

Так вот, возвращаюсь к уральскому говору. Уловить его особенности и, тем более, объяснить, оказалось крайне сложно. Сегодня попробовала прислушаться и понаблюдать.
Урал говорит не то, чтобы ярко «окая», но вся речь как будто собрана в букву «О» и идёт откуда-то из груди, а не из горла. Круглый звук, фразы, предложения даже, когда человек кричит. Никаких острых углов. Интонация намёка на вопрос слышится даже в утвердительных и повелительных предложениях. Окончания фраз и предложений не опускаются, а как бы чуть-чуть поднимаются на крохотную долю тона.
Этот извечный «вопрос» нарастает тем больше, чем дальше наш народ уходит в Сибирь, и своего апогея достигает на Байкале, когда каждое предложение, почти всегда, начинается или заканчивается словом «однако» с интонационным подъездом вверх уже на несколько тонов. Этот музыкальный вопросительный скачок как бы приглашает к продолжению диалога.
Москва звучит совсем не так: звук хоть и растянутый, но плоский, акающий, как будто рот постоянно пытается впихнуть все звуки в промежуток между открытым «А» и «И». Это так же, как сравнить, например, звучание: «ГлубОта – окиян море» и «ГлубИна – АкИАн море». В первом случае образ могучей стихии, глубОту которой невозможно измерить ничем. А во втором - какая-то лужица, глубИну которой можно изменить плоской линейкой.
Ну, это, конечно, моё субъективное восприятие, и никакой говор не хочу обидеть. О вкусах не спорят. Я люблю и балдею от закрытого «О». Вероятно, потому что выросла на Севере. А может, опять же, так реагирует моя Уральская и Нижегородская генетика.
Но это только вступление!!! Непосредственность и точность местных слов моё озорное начало приводит в неописуемый восторг!

 

И так, мои тётушки-озорницы подкинули мину, замедленного действия: «А ты знаешь такое слово уральское «Посикунчики»?»
После хохота до колик от самого звучания слова, возник вопрос: «Так что же это такое?»
«Посикунчики», как дурацкая песенка, застряли в мозгах, и с этого момента сопровождали меня на протяжении двух дней, даже на приёме в Пермском Университете. «Посикунчики» не дали мне покоя.
И вдруг я увидела вывеску «Уральские Посикунчики». Дальше больше: «Домашние Посикунчики», и самые разные вариации на тему этих загадочных «Посикунчиков» на каждом углу.
Насладившись досыта моими мучениями и своим терроризмом, тётушки, наконец, раскололись, что «Посикунчики» - крохотные жареные пирожки с мясом, обалденно вкусные и обязательно истекают соком, когда их ешь.
Это «обалденно вкусные» доконало меня окончательно. Я решила, что не уеду с Урала, пока не попробую эти самые «Посикунчики».
Правда, реально «обалденно вкусно», и чем-то похоже на хорошие чебуреки, только крохотные.
Моя душа после поглощения «Посикунчиков», вроде бы успокоилась. Да не тут-то было. Не успокоились тётушки и подкинули следующую мину: «А ты знаешь, что такое «Пяльнянь»?»….
0n3hoT82m.jpg YSKFCowvm.jpg HO4lfKBNm.jpg
Мои троюродные тётушки Воробьёва (ур. Субботина) Людмила Витальевна (приехала из Латвии - по центру) и Елена Витальевна ур.Поспелова (живёт в Перми). Про разницу в урождённых фамилиях особый будет рассказ. он того стоит, как отражение истории нашей страны.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Время отдавать.

 

Наконец-то, наступил день визита в Музей Пермского Университета. Приготовила заранее диски, распечатки для передачи музею материалов о судьбе брата моего дедушки, основателя и первого ректора Пермского Университета, большого учёного и достойного человека – астронома Покровского Константина Доримедонтовича.

 

Его судьба - отражение судьбы целого поколения интеллигентов, учёных, светлых русских умов.
Вся жизнь этого человека была посвящена науке и просвещению. Директор Швабской Обсерватории в Москве, профессор Юрьевского Университета, наблюдатель Пулковской обсерватории, основатель и первый ректор Пермского Университета, профессор Томского Университета, Директор Одесской Обсерватории, Член-корреспондент АН СССР.
По его учебникам учился весь мир начала двадцатого века. Человек, далёкий от политики, полностью погружённый в науку и преданнейший служитель этой науки. Он, по природе своей не умел кривить душой, говорил то, что думал, что в дальнейшем сыграло роковую роль в его судьбе, когда написал статью о трагических днях в истории Пулковской Обсерватории, которую, по сути, разгромили большевики.
С началом войны, по старости и по болезни своей жены и её сестры, Константин Доримедонтович не смог эвакуироваться из Одессы. Жили они прямо при Обсерватории. В город вошли Румыны. Университет и Обсерватория перешли под управление Румын, среди которых было большинство коллег, учеников и друзей Покровского К.Д. ещё по мирным дням. Они, в знак глубочайшего уважения к своему учителю и коллеге, поставили охрану, разрешили продолжать обучение и изучение неба.

 

Авторитет Покровского сохранил жизни многим учёным и профессуре Одесского Университета, сохранил оборудование Обсерватории в таком состоянии, что после войны можно было безболезненно продолжать работу. Единственным условием новых властей было требование читать лекции в переименованном на новый лад Университете. Причём, отказ был чреват гибелью учёных и их семей.
После ухода румын из Одессы, нашлась паршивая овца среди персонала Университета, которая написала ложный донос на Константина Доримедонтовича и целую группу профессоров. Последовали аресты, унижения и допросы с пристрастием в застенках Киевского Особого Отдела. Не выдержав таких издевательств, унижений, в тюремной больничке, не дождавшись суда, скончался великий учёный Покровский К.Д. в возрасте 73 лет. Имя учёного было вымарано из учебников и печатных изданий. Только в архивах каким-то чудом сохранились обрывки дел, документов.

 

Судьба учёного тяжелейшим образом отразилась на жизни его детей. Только в 1993 г. сыну удалось добиться пересмотра дела и реабилитации отца.
Пермский Университет сохранил об этом человеке, не смотря на эти события, самую добрую память. Даже была назначена стипендия его имени.
Материалов у музея о Покровском К.Д. немного. Моё предложение о передаче музею копий документов и сведений, которые удалось найти о жизни моего родственника, встретили с радостью.

 

И вот, я уже в ПГУ. Меня ждут улыбчивые хранительницы музея. Оживлённая беседа о судьбе учёного, его семье, судьбе детей, родословной, судьбах его братьев, среди которых были примечательные личности, такие как младший брат Константина – Александр. Он больше известен под сценическим псевдонимом - Александрович Александр Дмитриевич – певец-тенор, солист Мариинского театра, партнёр Шаляпина по Дягилевской труппе.
Я передала документы не только на Константина Доримедонтовича, но и сведения о его братьях (в том числе моём дедушке Покровском Н.Д. –юрисконсульте правительства Колчака), отце Доримедонте Васильевиче – священнике, описанном у Горького в повести «В людях» и детях самого учёного.

 

В благодарность мне скопировали все документы, которые были в распоряжении музея. Было видно, как сияет от радости директор музея, Мария Владимировна Ромашова – милейшая женщина. Я улыбнулась: «Что, Мария Владимировна , Ваша душа внутри хлопает в ладошки, как ребёнок, получивший долгожданный подарок?» Она засмеялась – я попала в точку, отгадав её состояние – закивала головой и сказала: «У меня сегодня такой счастливый день, так давно не было такого состояния радости. Я всё не знаю, чего бы Вам ещё в ответ подарить!». В ответ я увезла не только ценнейшие копии документов, которых у меня не было, но и три солидные книги по истории ПГУ, где были и статьи Покровском К.Д.

 

В документах музея оказались снимки некоторых страниц личного архива Покровского К.Д. НО, увы, снимки были сделаны не профессионально и многое невозможно прочитать. История самого личного архива трагична. Когда скончался сын Покровского К.Д. - Владимир Константинович, то архив оказался на помойке. Прослышав об этом, кто-то из знающих, видимо, успел что-то ещё найти на свалке. Но в основном, архив пропал. Невосполнимая утрата. наследников у Покровского В.К. не осталось
3w5M2cFlm.jpg DyNSvsbDm.jpg
Покровский Владимир Константинович - филолог, библиограф.
Остались вырезки его статьи в газетах.
Для меня провели экскурсию по музею и по Университету:
tOgenkL0m.jpg
Юная хранительница музея Елена Тарарухина делает для меня копии.
oX86EMrem.jpg
Две хранительницы музея и директор музея (в розовой кофточке) Мария Владимировна Ромашова
Мемориальной доски на Университете не оказалось. Директор музея мне полушопотом сообщила, что её нет в связи , ка раз, с тем. что Покровский К.Д. был репрессирован. Я показала ей документ о реабилитации первого ректора ПГУ, где было написано, что в его поведении не было состава преступления. Надеюсь, что Университет сможет теперь открыто отдавать дань памяти своему основателю.
vhDX9ycqm.jpg
Старое здание ПГУ
ctpP923om.jpg
Покровский К.Д. Одесский период.

 

Я ходила по этому старому зданию Университета и понимала, что в этих стенах, по этим лестницам и аудиториям ходил мой двоюродный дед. Здесь столько сделано по его идеям и под его руководством. Ощущала чуть ли не физически его присутствие рядом с собой.
Мария Владимировна всю нашу встречу всплёскивала руками и причитала: «Ну, как же так? Вы столько собирали, искали. Такой труд и так вот просто отдаёте безвозмездно нам?» А я недоумевала, почему это «сокровище» должно оставаться только в моих руках? Написать книгу, я просто не успею. Амбиций у меня таких нет. Почему об этом человеке может узнать только узкий круг родственников? Человек отдал свою жизнь миру, и Университету. В ПГУ, пройдёт много ещё поколений студентов, которым хорошо бы знать правду и подробности судьбы человека, который не просто был, а участвовал в создании их альма-матер.
Пришло время отдавать…

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Призрак прошедших времён

 

Когда заочно занимаешься географией (а в родословной это просто неизбежно), то возникает определённый образ города, деревни и даже местности. И, пока не увидишь воочию, так и живёшь сама и «поселяешь» в этот образ-призрак своих предков.

 

Образ Перми для меня и для моих родословных персон представлялся городом-мечтой. Своеобразным центром Уральской Вселенной, который притягивал и манил к себе необъяснимыми столичными чертами. Одно только Пермское Балетное Училище, из стен которого вышли блестящие таланты с мировыми именами, не говоря уже об Университете, порождало в моей душе и воображении некий трепет-ожидание какого-то необычного города.
И вот я в Перми. По началу мой образ никак не хотел соединяться с реальностью. Ничто не вызывало даже намёка на мои ожидания.
Вот говорят, если человек не оправдывает ваши ожидания, то это именно ваша проблема, а не того человека. Он совсем не обязан соответствовать вашим фантазиям и желаниям.

Так и с Пермью - она совсем не обязана была походить на ту Пермь, которую я себе придумала. Нет, она не разочаровала, просто никак не сливалась с моим образом. Сначала это несоответствие очень мешало моему погружению в родословные переживания. Пермь – это смесь времён, которая очень ощущается совсем не в сочетании старинных церквей и современных домов-стекляшек, а в контрасте этих стекляшек с множеством почти разрушенных бревенчатых, почерневших от времени домов и домишек. Удивительно, но именно эти дома притягивали духом эпохи прошлого. Усиливалось это чувство тем, что в окнах отгадываются признаки жизни – занавески, какой-то домашний скарб. Таксист рассказал, что старые дома облюбовывают маргиналы и туда соваться не безопасно. Это соседство прошлого и настоящего создаёт какое-то неуловимое ощущение призрака ушедшего времени, которое никак не может угомониться. Как ни странно, но усилили это ощущение и современные скульптуры «Пермяк - солёные уши» и «Медведь»

 

Это выражение я слышала ещё в детстве. Почему «уши», да ещё «солёные»? На соляных копях мешки носили на горбу, соляная пыль высыпалась на уши сквозь мешковину и разъедала кожу. Уши становились опухшими, раздувались и краснели. По этим ушам сразу можно было определить пермяка-рабочего, связанного с соляным делом. Сейчас это забавная скульптурная группа фотографа и пермяковых солёных ушей, которые все стремятся потереть, загадывая желание. Но думаю, что пермяку с солёными ушами было бы не до смеха, от таких прикосновений.
Медведь тоже сияет затёртым до зеркального блеска носом, ушами и лапой. Намечаются попытки потереть и хвостик.
Всё-таки люди – странные создания. С одной стороны не во что не верящие отвергатели всего и вся, с другой – как дети, до самозабвения натирают до дыр всякие места у скульптур и статуй, с невероятной надеждой на помощь кого-то потустороннего. При этом все убеждены, что именно после этого действия «обязательно сбудется».
И я тёрла и в Париже, и в Праге и в Костроме, и, конечно же, в Перми… Иногда эта традиция приводила меня в полный восторг нестандартностью места, попавшего под звание предмета свершения сокровенных желаний. Ну, судите сами, внимательно разглядев блестящие потёртости на фотографиях из разных мест мира.
D5F19oStm.jpg Париж Монмартр
rNn6r1AYm.jpg Париж Сорбона
fGTDrcfOm.jpg Прага Карлов мост
rvs2okqvm.jpg Прага Пражский град
Os3twnyWm.jpg Пермь Медведь - символ края
9ZxL1Kdxm.jpg Пермяк-солёные уши . Уж, простите. не удержалась созоровать ;-)
(Продолжение следует)

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«По живой семье да вострым ножичком…»

 

Год назад нашлись на просторах Интернета мои тётушки – аж, пять штук, и, аж, троюродные! Вот как! Чему я безмерно обрадовалась.
Правда, они меня все, кроме одной, называли на «Вы». Тётушки на самом деле были почти мои ровесницы. А получилось это , потому что у предков наших семьи были большие.

Наш общий предок, Субботин Пётр Михайлович – где кровь ещё не разбежалась по руслам его семерых детей, вышел из крепостных графини Строгановой. Он получил образование, ещё, будучи крепостным, и всю жизнь, верой и правдой, служил учителем в имении Ильинское. Дослужившись до высшего чина, возможного для его сословия – чина 12 класса, имел орден Святого Станислава 3 степени, получил звание «Почётный гражданин» был губернским секретарём. В школе, помимо учительствования, Пётр Михайлович заведывал столовой. Его семейство жило прямо при школе. Так что, до работы ходить далеко не приходилось, как по нынешним временам.
Надо сказать, что графское семейство Строгановых чрезвычайно бережно относилось к своему «имуществу». Крепостные имения Ильинское были образованы, здоровы и редко кого по зиме в трескучий мороз встретишь с закутанной шеей – всё нараспашку. Так чего ж не быть здоровыми, ежели Строгановы детей своих крепостных служащих каждое лето вывозили «подлечиться» в Крым на два месяца? Рачительные, дальновидные были хозяева. А потому и славилось Ильинское образованными, талантливыми людьми. Из среды Строгановской крепостной интеллигенции вышло много выдающихся учёных, художников, архитекторов, краеведов и прочих деятелей, которыми гордилась Россия.

 

Субботин и его дети играли в Ильинском театре, который был лучше Пермского.
А детей у Петра Михайловича было восемь человек. Только вот беда, один ребёнок умер в младенчестве, а младшая дочь Мария, ушла из жизни, прожив, примерно, четыре-пять лет. Что уж случилось доподлинно неизвестно. Только дьячок записал в метрической книге: «Объелась гороху…» Вот как хочешь, так и понимай про этот самый «горох»...
Мой прадед был старшим сыном Фёдором Петровичем Субботиным. Тоже учительствовал, как и отец. Ушёл прадед из жизни рано. Всего двадцать пять стукнуло. Сгорел в один день с двумя своими крохотными детьми от тифозного жара.

 

Тётушки мои - потомки Семёна Петровича Субботина – священника, репрессированного второй волной борьбы большевиков «с попами».

 

А мой четве-юродный брат – потомок младшей дочери Петра Михайловича – Ольги Петровны Субботиной, в замужестве Смородской.

 

Именно эти ветки Субботинского рода и встретились сейчас в Перми. Есть сведения ещё по одной ветке, но с ними мне встретиться не удалось.
Вот так и получилось, что я от старшего брата потомок, а мои вновь найденные родственники, от младших детей Петра Михайловича Субботина. Потому мы все почти равны по возрасту, хоть и из разных поколений.
Это был небольшой экскурс в историю рода Субботиных, чтобы легче понять, кто есть кто в сегодняшнем дне.
На самом деле, завела я этот рассказ, чтобы поделиться семейной историей ветки Семёна Петровича Субботина – священника.

Жизнь всего трёх поколений одной семьи вобрала в себя судьбу целого слоя нашего общества и отзеркалила всю жестокость большевистской власти.
Большевики прошлись двумя основными волнами по духовенству. Но отголоски этого политического шторма ещё долго расходились во времени.
Семён Петрович Субботин, после разгрома церкви, в которой служил, вынужден был уехать в другую деревню, где на пропитание своей семьи стал зарабатывать починкой обуви. Но и там им не было покоя. В 1938 году Семёна Петровича арестовали за контрреволюционную деятельность.
Эта самая деятельность, судя по протоколам допросов следственного дела, состояла в том, что «…совсем непролетарская коза попа Семёна Субботина, регулярно топтала колхозные посевы, что сорвало не только выполнение плана по сбору урожая зерновых, но и подорвало экономику пролетарского государства в целом…».
Вокруг этой самой «контрреволюционной козы» односельчанами-доносчиками было навалено до кучи три–четыре примера контрреволюционного поведения попа и его приближённых, мол: « … молятся они, не хотят работать в колхозе, высказывают недовольство против мудрого решения Партии и Правительства (соответственно , товарища Сталина – отца всех народов…»
Предполагаю, что так вполне «пролетарские» местные колхозные власти, надеялись скрыть своё собственное разгильдяйство, и срыв того самого плана по сбору урожая.

 

Читая протоколы допросов разных репрессированных в разных городах, разными следователями, меня поражал чёткий трафарет допросов. Первый день человек отрицает всё, и говорит, что невиновен. Второй допрос - ещё идет какое-то слабое сопротивление и путаная речь. А на третьем допросе человек во всём сознаётся, хотя это полностью противоречит не только тому, что он говорил на первом допросе, но и лишено всякой элементарной логики…. Подписи под протоколами становятся невнятными, как будто писавший стал паралитиком всего за несколько дней. Формулировки признания всегда и везде писаны, как под копирку.
Столкнувшись с этими документами, никак не могла представить простого сельского священника, который дальше околицы-то никуда не выходил и еле передвигал ногами от старости, в роли шпиона Английской разведки…
Так Семен Петрович попал под политические жернова и сгинул в ГУЛАГе в Архангельской области. На тяжёлых работах, будучи уже в весьма преклонном возрасте, он отморозил руки и умер от гангрены. Впоследствии реабилитирован.

Семён Петрович оставил четверых детей: Юлию – болевшую эпилепсией, Петра, Екатерину и Виталия. Юлия жила в семье брата Виталия. О Петре ничего не известно. Екатерина стала актрисой с красивым псевдонимом «Екатерина Снежинская» и дожила до глубокой старости, оставив потомство.
Виталий пошёл по стопам отца - стал священником. Крепко же аукнулось это решение семье Виталия Семеновича Субботина. Был он к тому времени уже женат и имел детей. Однажды пришли за Виталием власти, забирать его в Армию и приказали жене Вере (в девичестве Поспеловой) немедленно развестись с мужем, потому что он священник. А если она не подчинится, то её раскулачат и что-то там ещё сотворят ужасное и с ней и с детьми… Раскулачивать-то там на самом деле было нечего. Но сопротивляться было бесполезно.
Увы, тётушки мои в ту пору были маленькими, и знают эту историю только по рассказам старших, и то многое перепуталось за жизнь в их памяти. Чем уж грозили их маме эти «страшные злые дядьки», вряд ли удастся вспомнить доподлинно. Главное, что семью развели насильно. «Мамка Вера» осталась с детьми без мужа, без жилья, без средств к существованию, и без кормильца…
Отслужив Армию, Виталий вернулся к семье. Так они и прожили долгие годы венчанные, но разведённые злой волей власть имущих. Народилось у них всего девять детей. Первую шестёрку записали на отца - и стали они Субботиными. А дальше опять власть решила, что много на попа уже записано детей, хватит, и велела «остаток» младших сестёр вписать под фамилией матери. Так стали они Попеловыми с прочерком вместо имени отца в свидетельствах о рождении. «Будто и не было у нас папки никогда…» - грустно завершила рассказ тётушка Елена…
Слушала я эту историю и не понимала «ЗАЧЕМ?» Никакие объяснения про политико-идеологическую борьбу с чуждыми властям элементами не дают мне ответа на этот вопрос. Почему-то вспомнилась «непролетарская коза»… Какой-то театр абсурдов…. «По живой семье да вострым ножичком…»

 

На фото из семейного архива Субботины-Поспеловых: Субботин Семён Петрович, Субботин Виталий Семёнович, Поспелова Вера Николаевна
Ss34TnM5m.jpg Kko4oYgCm.jpg NGupSYK3m.jpg

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Замечательные зарисовки. А пепельницу могли бы и подарить..., хотя, я бы тоже не подарил - и для них это реликвия!

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Конечно, реликвия - она же подарена их прабабушке. Мне даже в голову такое не пришло бы - просить отдать мне ))) Подержала, повздыхала, потрепетала и будя )))

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Алена, просто так вкусно

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

я была в Пермском университете дважды- в советское время и в 90-е годы.
Пермь помню, в основном, по экскурсии по городу. Помню, что люди приветливые.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Люди уральские и северные мне всегда нравились )))

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Моя земля – Ильинский (предистория и фамилия)

 

В посёлок Ильинский (основная цель моего путешествия) я ехала с особым трепетом.
Папина ностальгия по родине его матери, Марии Фёдоровны Субботиной, передалась мне с детства. Вряд ли папа знал Ильинский, ведь родился он в Уфе, в 1915 году, а в четыре года уже был вывезен в эвакуацию в Сибирь вместе со своим отцом, который, будучи юрисконсультом в правительстве Колчака, уезжал в Иркутск. Девятнадцатый год унёс отца, двадцатый забрал мать – началось сиротство моего папы.
Я думаю, что Ильинский, папа называл его «Ильинское», просто был воплощением образа его матери. Отсюда и такая тоска по этому месту. Он всю жизнь буквально бредил поездкой в этот край, но так и не собрался. Сегодня мечту воплощаю в жизнь я.

В начале своего поиска понятия не имела, где это самое Ильинское. Наивно полагала, что, если папа родился в Уфе, то и Ильинское должно быть где-то рядом. Действительно, Ильинское было и рядом с Уфой, и чуть ли не на каждом километре по всей карте России. Пока не нашла первый архивный документ с папиной анкетой, так и прибывала в географическом заблуждении.
И так, мы с роднёй едем на север от Перми, на реку Обву в посёлок Ильинский, которому исполнилось 437 лет. Это бывшая вотчина графского рода Строгановых,

Позволю себе небольшой экскурс в историю этого края, почерпнутых из замечательной книги, которую подарил мне, оторвав от сердца, мой пермский брат - Валерий Львович Москальков. «По мнению археологов, изученные остатки древнего Ильинского кладбища относятся скорее к первой половине XVII – началу XVIII века на месте сегодняшнего посёлка Ильинский располагался погост Обва, который во второй половине XVIII века в связи с постройкой храма Ильи Пророка был переименован в погост Ильинский.
До XVII века земли Обвенские населяли коми-пермяки. А ещё раньше обитали в этих краях финны и ещё множество племён с разных сторон.»
Вот и закралась у меня крамольная мысль: а не от тех ли финнов прибежала в моё ДНК аж 19% их кровушки? А что? А может быть! Может быть, не случайна у обитателей моей семьи такое нежное отношение к русскому Северу и Финляндии? Может быть, эти 19% тоскуют и не дают забыть, откуда пришли наши предки?
«Русские пришли в эти края поздно. Усиление православных традиций в среде жителей погоста Обвы начинает происходить во второй половине XVII века. Так что, переход коренного населения к христианству не был скоротечен. Коми-пермяки, принимая новую веру, ещё долго сохраняли свои языческие обычаи.
После перевода в 1771 году в село Ильинское Главного правления пермской вотчины Строгановых и возведения на месте церкви каменного храма Ильи Пророка о старом кладбище уже никто из местных жителей не помнил.
С 1771 года Ильинское стало культурным центром «строгановского» региона на Обве: здесь были живописные мастерские, театр, библиотека, школы, где крепостные получали профессиональное образование, Здесь находился вотчинский архив. »

В самой ранней писцовой книге по Перми Великой, составленной в 1579 году писцом Иваном Яхонтовым отмечены самые ранние именования людей, образованные (как современные фамилии) с помощью суффикса «-ов, -ев»: «в деревне Кривая Наволока (близ погоста Обва, ныне Кривец) крестьяне Субботка Худяков…»

 

Вот и приехали! Первое упоминание прародителя нашей фамилии: «Субботка Худяков». Так что, изначально-то мы «Худяковы» оказывается. А Субботка – имя, которое дадено-то, потому как дитё народилось в субботу!

 

«Худяковы – нельзя назвать полноценной фамилией, так как в те времена это были отчества, образованные от прозвища отца».
Видно, не отличался округлыми формами наш предок. А может, просто жили худо, отсюда и «Худяков».

«В следующей писцовой книге по Перми Великой (1623-1624) писца Михаила Кайсарова в деревне Кривец (бывшая деревня Кривая Новолока) сын Субботки Худякова именуется Офонькой Александровым сыном Субботиным. Александровым сыном он назван потому, что его отец наряду с некалендарным именем Суббота (Субботка) имел и календарное (христианское) имя Александр: наличие двух имён человека (крестильного и домашнего-бытового) было нормой того времени. Таким образом, от некалендарного имени Суббота (неполное уменьшительное – Субботка) образовано новое прозвищное отчество – Субботин, но нет именования по деду – Худяков. А далее новое прозвищное отчество Субботин уже передавалось по наследству и закреплялось как фамилия, существующая до настоящего времени»
Передача одного прозвища-фамилии по наследству делало удобным делопроизводство, так как было видно, кто является наследником и для сбора податей и повинностей.

11370738.jpg


Интересно то, что известные мне фамилии моей родни по браку тоже имели древние корни именно в этих местах (Поспеловы-поспевший; Старковы – старый; Гилев – Гиль –буйство, мятеж).
История фамилий, найденная в этой бесценной книге «Ильинский -425» коллективного авторства, настолько занимательная и говорящая, что невозможно оторваться от увлекательнейшего чтения. Я и впредь буду немного обращаться к этой книге с интересными фактами. Именно здесь были найдены и некоторые сведения о моих предках п. Ильинский.
А пока, дабы не утомлять читателя, делаю паузу для написания следующего кусочка впечатлений от моего путешествия в земли предков Субботиных.

 

qC2kUfH1m.jpg kks290099l.jpg38251804.jpg

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Продолжение "Путевого дневника - путешествие на родину предков Ильинское"
Моя земля – Ильинский (неоглядность)

 

Три часа на автобусе от Перми с одной коротенькой остановочкой, и мы в Ильинском.
Такие знакомые по исследованию названия на развилках дороги: Добрянка, Соликамск, Филатенка… Всего и не упомню сейчас. Чувство удивительное, как будто мне взяли и положили на руку всю эту географию – можно пощупать. Но заочно – это было так далеко и так давно, что сейчас никак не могу ощутить реальности – вот она эта земля, существует, живёт…Будто всё это мне снится…

Так ждала, когда появится Ильинский. Боялась какого-то непонятного разочарования, не стыковки с моими образами этого места. И вот…ОН –ИЛЬИНСКИЙ.
Сразу захватило дух от простора, воздуха, широты, бескрайности и красоты места… Охватить одним взглядом эти дали было просто невозможно! А, главное, это неровность земли, чудо как хороша! Взгорки, долины, скаты, подъёмы и река. Вернее не река даже, а водохранилище своего рода, которое образовалось после постройки Камской ГЭС. Во времена моих предков тут протекала тихая Обва и пейзаж был иной. Большая часть посёлка ушла под затопление. Жаль, очень жаль… Местные жители говорили нам, что эти преобразования принесли больше вреда, чем пользы краю… Судить не могу, им виднее.
А пока, я вдыхаю, вдыхаю всеми лёгкими, всеми порами, всем сознанием и душой этот край, дух моих предков!
Да, он такой, как я его представляла, именно такой! МОЯ ЗЕМЛЯ!!! В каких тайниках ДНК или сознания хранится эта память чувства «моя земля»? не знаю – загадка… Я бы хотела здесь жить, не оглядываясь на какие-то там инфраструктуры, условия социальные и прочую бытовую суету… Просто вот так, по чувству – хотела бы дышать этим воздухом, умиротворением, широтой и неоглядностью… МОЯ ЗЕМЛЯ…
HjvgvuvASwA.jpg
0bcfbfb279_3460791_18804668.jpg
ВТОРАЯ - КАРТИНА, НО ОНА КАК НЕЛЬЗЯ ЛУЧШЕ ПЕРЕДАЁТ ТО, ЧТО УВИДЕЛА И ЧУВСТВУЮ

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Продолжение "Путевого дневника - путешествие , родину предков Ильинское"

 

Вконтакте - социально сети - в группе Музея ПГУ увидела запись которая как эхо догнала меня уже дома. Очень приятно было прочитать тёплый отзыв от директора музея.
"Музей истории Пермского университета
8 июн в 8:20
В понедельник в университете был особый гость - двоюродная внучка первого ректора Пермского университета Константина Доримедонтовича Покровского Елена Николаевна Савина. Она показала нам уникальные документы, связанные с юностью Покровского, а именно: фотографию его отца, самого Покровского в год выпуска из гимназии, его паспорт и многое другое. Мы, в свою очередь, показали ей "детище" ее деда - Пермский университет. Встреча была очень радостной и эмоциональной. P.S. Замечательная Елена Николаевна оставила нам копии документов. Кому интересно, приходите посмотреть.
3oCNOKRlm.jpg

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Хорошо, возьму. Только мои или их? Они тут разумно умолчали, что немножко мне дали - скопировали. Их ведь, вероятно, за это могут наказать? Думаю, если бы я не дала свои находки, вряд ли могла бы получить что-то от них."Не по-ло-жн-но..." наверно ;-) В Ильинском в музее ничего не дали, даже сделали вид, что не получали моё письмо, хотя мы им передали старую семейную фотографию Субботиных. Всё, что получили в Ильинском - это от краеведов было

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Алена, это Вам решать какие документы показывать. Думаю ничего секретного в них нет.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Валерий, да у меня нет проблем ))) Просто мои документы все в электронном виде есть, а их на ксероксе. Вот и спросила, какие больше интересуют? Свои я частично выкладывала в теме Покровские. "Чумадан тяжёлый" всё распечатывать ;-)

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Моя земля – Ильинский (История собора – история села)

Как и положено, главная площадь посёлка окружена остатками собора (правда, работающего и даже что-то там со спорами, кто будет священником), монументальным зданием бывшего Управления Строгановской вотчиной (ныне краеведческим музеем), магазинчиком, школами, автостанцией.
10840399.jpg
Площадь сейчас
10873153.jpg
Площадь в старые времена Собор Пророка Илии
10822979.jpg
Остатки собора сейчас

Привлекло же сразу наше внимание весьма интересное сооружение, Стелла роду Строгановых в виде больших часов с огромным механизмом.
10849601.jpg

 

Я, конечно, увы, не запомнила точное значение символики каждой детали этих часов. Но общий смысл таков: «Как много и плодотворно на благо Отечества, сотворили Строгановы», а далее шла расшифровка в подробностях, чем же они были талантливы и в какой детали это отражено. Тут были задействованы и философские образы вечности времени и бесконечности пространства. Колёса-шестерёнки можно было повертеть, правда, не без усилий. Что мы и непреминули сделать. Ну, как без этого? Ведь русский человек не может пройти спокойно мимо спящего медведя, обязательно надо ткнуть его в нос и посмотреть, что будет дальше…. Так и мы, четыре солидных пожилых и вроде бы интеллигентных человека, а как малые дети, увидевшие новую игрушку, тут же начали вертеть колёсики, дёргать за стрелочки, и нажимать кнопочки. Тем более, что время было раннее, и дождливое, а деваться нам особо было пока некуда. И, конечно же, надо запечатлеть свои портреты на фоне этих необыкновенных часов.

 

10857792.jpg

 

Сначала мы решили, что это старинное сооружение. Узнав же, что это современная дань памяти, несколько разочаровались, но ненадолго – ведь всё-таки «памяти!». Мы же тоже приехали, движимые памятью о былом…
Пока было время, решили осмотреться.

 

Остатки храма Святого Пророка Ильи, в честь которого, собственно, и назван был посёлок, как затухающее эхо, напоминал всю известную историю села. В первом упоминании об Ильинском (перепись Яхонтова 1579) сказано: «Погост Обва на реке Обва, а в нём церковь деревянная во имя Святого Пророка Ильи». В те времена названия поселений обычно образовывалось от названия, расположенных в них, храмов. Поэтому в следующей переписи (Кайсарова, 1623-1624) погост Обва уже именовался погостом Ильинским и являлся одним из самых крупных поселений в бассейне реки Обвы: «дворов пашенных крестьян 37, беспашенных 1, бобыльских 4, пустых 2 и нищих келий 5…».

 

В 1678 году к погосту Ильинскому вместе с погостом Сретенским (бывшая деревня Вотчина) приписаны 51 деревня и 72 починка, в которых было 551 двор и проживало 2076 человек мужского пола.

 

22 мая 1702 года специальным Указом Пётр I утвердил за Григорием Дмитриевичем Строгановым земли на Обве, Иньве и Косьве «с сёлами, деревнями, крестьянами и разными угордьями…». К моменту кончины Г.Д Строганова (1715) в переписи села Ильинское указано уже 2 деревянных храма – Пророко-Ильинский и Богоявленский. О последнем почти не сохранилось сведений. Только известно, что упоминание о ней было аж в 1700 году, а в 1715 храм уже действовал. В обоих храмах служили одни и те же священники и служки.

 

Мне же было интересно то, что уже в те далёкие времена упоминается, вероятно, моя родня, а может быть и предок – просвирня - вдова Акилина Васильева Неклюдова. Из рода Неклюдовых происходила моя пра-прабабушка по женской линии. Род Неклюдовых на её уровне соединился с Мокрушиными, и родилась моя прабабушка - Афанасия Егоровна Мокрушина, ставшая женой Субботина Фёдора Петровича. А у них, в свою очередь, родилась моя замечательная бабушка - Субботина Мария Фёдоровна – мать моего папы - Покровского Николая Николаевича.

 

Вот такая цепочка из рода в род переходивших женщин: Неклюдовы – Мокрушины – Субботины - Покровские. Вероятно, упомянутая ранее, просвирня Акилина Васильева Неклюдова тоже пришла из какого-то, пока неизвестного мне, рода, потому что была вдовой, и, наверняка, носила фамилию мужа.

 

К фамилиям прихожан, упоминаемых в конце ХVII – начале ХVIII века, добавилась фамилия ещё одних возможных моих родственников Старковых, которые были в родстве с Мокрушиными. Но Старковы прямого отношения к моему рождению не имели. Это уже некая «юродная» ветка, с которой ещё предстоит разбираться.

 

Итак, возвращаюсь к храмам, т.к. вокруг них творилась история. Строгановы не только заботились об убранстве храмов, но и несколько столетий содержали храмы и монастыри, расположенные на их землях, на собственные средства.
В 1775 году ветхий деревянный храм перестроен в каменный. Вторая церковь, Богоявленская, была разобрана в 1779 или 1782 годах (доподлинно неизвестно). В 1833 году Ильинская церковь имела 6110 прихожан обоего пола.

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Я ничего особенного не приметила ))) Но закатила глаза - якобы чувствую биение времени ;-)

Поделиться этим сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Создать аккаунт

Зарегистрировать новый аккаунт в нашем сообществе. Это несложно!

Зарегистрировать новый аккаунт

Войти

Есть аккаунт? Войти.

Войти

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования