Перейти к контенту

Правнук Пушкина в Кургане


Рекомендуемые сообщения

Правнук Пушкина служил в Кургане

 

10 февраля исполнилось 180 лет со дня смерти великого русского поэта

 

На моем репортерском пути встречались герои, так или иначе связанные с самыми величайшими личностями двух минувших веков. Всматриваясь в их лица, я и не подозревал о том, что когда-нибудь отчаянно ухвачусь за длинную жизненную ниточку, что связывала меня с Ее Величеством Историей. А ведь это так здорово — проследить жизнь великих людей, чтобы потом рассказать о ней своим читателям.

 

Сколько таких событий было на моем пути! Попытаюсь вспомнить одно из них. Оно связано с родословной Александра Сергеевича Пушкина и ведет к нашему современнику — правнуку «солнца русской поэзии» Григорию Григорьевичу Пушкину.

 

Биография этого человека всеми корнями уходила в историю 18‑го века. Он гордился родством со своим знаменитым прадедом. Его родственная ветвь до удивительности коротка: Пушкин родил сына Сашку; у того, в свою очередь, родился Гришка (поэт с любовью их так называл). А уже дальше на свет божий появился тот самый — Григорий Григорьевич Пушкин. Все просто — короткая, на первый взгляд, ниточка, никаких пра-пра-пра. Ему задавали вопрос: «Не может быть, что вы правнук Александра Сергеевича! Ведь та эпоха так далека от нас». Григорий Григорьевич просил интересующихся обратиться к биографии своего знаменитого прадеда. Тогда все встанет на свое место.

 

Летом 1988 года, когда я находился в Москве, репортерская дорожка привела меня к нему в гости. Супруга Григория Григорьевича, радушная Мария Ивановна, угощала меня чаем. Был ранний вечерний час. Изящные настольные часы 18‑го века неспешно отбивали время. Под их музыку я слушал рассказы Григория Григорьевича и расспрашивал о житье-бытье его сына Александра — последнего потомка по прямой пушкинской родословной.

 

И вот тогда, в Москве, Григорий Григорьевич неожиданно сказал:

 

— Я бывал в вашем городе…

 

Неужели?! В Кургане? Мои руки так и впились в подлокотники кресла. Григорий Григорьевич спокойно продолжал:

 

— На войне я хлебнул! Сначала партизанил в Подмосковье, а с 42-го года служил в действующей армии на Западном и 2‑м Украинском фронтах. Вокруг меня постоянно шли какие-то разговоры, которые меня раздражали: надо, мол, меня сберечь как единственного правнука Пушкина. Меня, к слову, опекал и сам Ворошилов. Я обычно огрызался: «Все воюют, и я на печке отсиживаться не хочу!» Почти в конце войны вызвал меня командир дивизии: «Ты что, не понимаешь? А если сложишь голову!» Он так поэтически произнес эти слова, что у меня, кажется, навернулись слезы. И в заключение комдив так сказал: «История мне не простит».

 

Не слушая возражений Пушкина, комдив откомандировал его на курсы младших командиров. И куда вы думаете? В Сибирь, в Курган!

 

Был конец 44‑го. Война катилась к концу. Григорий Пушкин отправлял командованию рапорт за рапортом: «Хочу встретить Победу в действующей армии!» Бесполезно. Курганская жизнь затягивала: утром занятия по тактике боя, днем — строевая, потом на увальском полигоне отрабатывались приемы боя в составе танковой бригады.

 

В редкий выходной правнук Пушкина с любопытством заглядывал через забор, где на окраине села шла бойкая торговля. Особенно манил вкусный запах сибирских шанежек с толченым картофелем. Высокий забор для будущих командиров не был преградой. Покупали шанежки — и обратно.

 

На четвертый месяц учебы Григория Пушкина отправили в Москву. А там и война подошла к концу. Знал ли он, что в Кургане жил опальный друг его прадеда — декабрист Кюхельбекер? Нет, откуда же! Но было в той курганской жизни что-то таинственное. Григорий Пушкин не раз слышал такие разговоры: в курганский край ссылали людей, неугодных царскому режиму.

 

…При встрече в московской квартире семьи Пушкиных неожиданно пришла идея пригласить Григория Григорьевича в Курган. Правнук согласился.

 

Этот пожилой человек, повидавший многое на своем долгом веку, гостил весной 1989 года у нас в Кургане по приглашению городского клуба книголюбов. Мы встречали его на железнодорожном вокзале, тут же повели в привокзальный ресторанчик и угостили котлетой «по-киевски». И все дни в квартире дорогого нашему сердцу Бориса Карсонова кормили едва не с ложки (ввиду малого количества зубов потомок Пушкина мог питаться только кашей с маслицем), вечером вместе с ним выпивали «по граммульке» водочки — для доброго настроения (Борис Николаевич Карсонов с любовью описал эти встречи в своих воспоминаниях). Григорий Григорьевич рассказал нам удивительную историю. Его мать сохранила для России один из рукописных дневников Александра Сергеевича. В самое трудное время прятала на чердаке обернутые плотной тканью старые тетради великого поэта — берегла как святыню. Сейчас эти раритетные рукописи хранятся в мемориальном музее Александра Сергеевича Пушкина, адрес которого известен всему миру: Санкт-Петербург, набережная Мойки, 12.

 

Мы возили правнука по школам и библиотекам. На встречах ему задавали один и тот же вопрос: не пишет ли тот стихов? На что Григорий Григорьевич отвечал: «Сам Пушкин в одном из писем просил своих детей не писать стихи. Да и все родственники Пушкина считали: сочинять стихи, как Пушкин, они никогда не смогут». О гибели своего прадеда говорил неохотно. Для него это была тяжелая тема. Но неожиданно напомнил нам с Карсоновым о том самом подметном письме, появление которого в конце 1836 года Пушкин воспринял очень тяжело. Как настоящий мужчина Александр Сергеевич вызвал на дуэль Дантеса. А потом тяжелое ранение в живот и — смерть. Такая вот беда…

 

В Кургане Борис Николаевич Карсонов показал Григорию Григорьевичу дом друга своего прадеда декабриста Вильгельма Карловича Кюхельбекера. В архивах краеведа сохранилось фото той самой встречи.

 

…Прошло время. Все пушкинские родственники один за другим ушли из жизни — оголилась единственная в стране прямая ветвь рода Пушкина. Сначала неожиданно скончался праправнук Александр Григорьевич. От безысходной тоски по сыну умерла матушка Мария Ивановна, вслед за ней вознеслась на небо душа Григория Григорьевича. В память о том времени у меня остался миниатюрный томик «Евгения Онегина» с коротким автографом: «Славе Аванесову от Григория Григорьевича Пушкина, правнука А. С. Пушкина».

 

http://kikonline.ru/2017/02/13/pravnuk-pus...zhil-v-kurgane/

Ссылка на комментарий
Поделиться на других сайтах

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Гость
Ответить в этой теме...

×   Вы вставили отформатированный текст.   Удалить форматирование

  Допустимо не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически заменена на медиа-контент.   Отображать как ссылку

×   Ваши публикации восстановлены.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

  • Недавно просматривали   0 пользователей

    Ни один зарегистрированный пользователь не просматривает эту страницу.

×
×
  • Создать...

Важная информация

Пожалуйста, прочитайте Условия использования